Главная страница

Королев. Скандинавская мифология. Энциклопедия. 5Содержание


Скачать 8,11 Mb.
Название5Содержание
АнкорКоролев. Скандинавская мифология. Энциклопедия.pdf
Дата10.04.2018
Размер8,11 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKorolev_Skandinavskaya_mifologia_Entsiklopedia.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#43623
страница14 из 31
Каталогid17275610

С этим файлом связано 37 файл(ов). Среди них: Mestnoe_obezbolivanie_v_ambulatornoy_stomatologii_-_Kononenko_Yu, Karl_Sagan_Kosmos.pdf, Karl_Sagan_-_Kontakt.pdf, Karl_Sagan_Golubaya_tochka_Kosmicheskoe_buduschee_chelovechestva, Pat_Averill_Sylvester_Hickmon_Debra_K_Yaun_-_Colored_Pencil_Step и ещё 27 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31
О великанах и карликах
Как свидетельствуют саги и другие письменные источники, в незапамятные времена в Швеции жил народ, называвшийся. Это были люди огромного роста,
дикие и жестокие. Местность, которую они населяли, вокруг Финского залива и к северу от него — именовалась, или Jattenhem. Однако, когда более просвещен
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iный народ из Азии, чьим главным божеством был Все- отец-Один, пришел в Швецию со стороны ее восточных границ, то между этим народом и йотенами вспыхнула война, продолжавшаяся не одно столетие. И, как Давид низверг самонадеянного и высокомерного великана Голиафа, таки новые азиатские переселенцы, благодаря своим умениями высокому интеллекту, победили варваров-або- ригенов, которые постепенно отступали все глубже и глубже в дремучие леса, пока наконец не обосновались в горных пещерах и норах. С этих времени ведут свое начало всенародные предания о троллях, великанах игорных жителях. Считается, что они обладают огромными запасами золота и других сокровищ. Их описывают как злых, но туповатых и легковерных существа их женщин — как уродливых и безобразных.
Особой разновидностью берг-троллей (или горных троллей) являются карлики. Они слыли хорошими ремесленниками и обладали многими тайными знаниями рассказывают также, что их жены и дочери наделены неземной красотой. Можно предположить, что племя карликов ведет начало от народа, переселившегося на Север из восточных стран в более поздний период, нежели асы. На такую мысль наталкивает тот факт, что гномы были знакомы с рунами и использовали их в своих магических заклинаниях, сопровождая последние игрой на арфе, о чем можно прочитать в старинной балладе о рыцаре Тинне:
То Ульфва была, юная карлика дочь,
И служанке своей она молвила так:
«Принеси сюда мою золотую арфу,
И рыцарь Тинне полюбит меня,
Ибо рунами я в совершенстве владею
ПОД СЕНЬЮ МИФА iСхожим искусством очаровывания и привораживания лапландцы обладают и посей день, и можно с некоторой степенью вероятности предположить, что азиатский народ,
который в сагах упоминается под именем карликов, был некем иным, как предками восточных лапландцев. Ряд источников говорит о том, что финны произошли от великанов,
и, таким образом, они являются древнейшей расой, населяющей Швецию в наши дни. У этих народов не было единодушия и взаимопонимания, как не было и общего правительства и законов, и поэтому они послужили легкой добы-
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИ Ячей для асов, пришедших на Север под предводительством своих вождей-дроттов.
Во времена, когда самооборона была первейшей необходимостью, а победа почиталась за великое счастье, и даже на небеса после смерти можно было попасть, лишь заслужив это право доблестью и добрым мечом, было вполне естественно, что хорошо закаленное, на славу сработанное оружие считалось одним из самых ценных приобретений.
Про искусного оружейника говорили, что он обучался своему ремеслу у эльфов или карликов. Определение это работа карлика служило высшей похвалой для надежного гибкого клинка из хорошо закаленной стали. Другие драгоценные вещи, в частности, золотые наручи доспехов, инкрустированные драгоценными каменьями или переливающиеся красками неземной красоты, иногда называли эль- фийскими украшениями, а иногда — украшениями карликов. Считалось, что великаны игорные жители постигли все тайны кузнечного ремесла. В горах иногда встречаются небольшие скалы, стоящие особняком простые люди называют их наковальнями великанов — по преданиям, именно на этих скалах великаны ковали свои удивительные поделки.
Сон короля Эрика
В свое время люди свято верили, что король Эрик был величайшим магом и волшебником, исключительно сведущим в тайных науках, а также что знания о вещах, скрытых от простых смертных, он получал от самого Одина. После победы при Фюри ни один враг больше несмел оспаривать право Эрика безмятежно властвовать над своими законными владениями. Он наблюдал затем, как христианство рас
ПОД СЕНЬЮ МИФА iпространяется все дальше и дальше во всех направлениях,
и вдруг осознал, что остался последним языческим королем на Севере. И тогда он принес жертву Одину, чтобы узнать от него, сколько еще королей после смерти самого Эрика будет царствовать на шведском престоле. Во сне ему пришел ответ он должен взломать скалу Сверкера, в камне которой найдется табличка, долженствующая пролить свет на грядущую историю шведов. Эрик исполнил все, о чем говорилось во сне кто такой был Сверкер и где находилась его скала, хроники умалчивают. Когда скала была расколота, в ней нашли каменную дощечку, украшенную по краям золотыми пластинками и драгоценными камнями. На одной ее стороне была изображена продолговатая четырехугольная табличка, окруженная коронами, под каждой из них было написано имя короля и было их трижды по девять. Табличка с другой стороны была треугольной, а корон было трижды по семь. Все эти короны различались также и цветом:
синий цвет обозначал шведов, зеленый — норвежцев, красный датчан, а желтый — германцев. Эта дощечка долгое время хранилась среди сокровищ Шведского королевства в государственной сокровищнице — до тех пор, пока архиепископ Густав Тролле не увез ее в Данию, где вынул из камня все самоцветы и оставил ее на хранение некоему священнику в Роскилле. Этот священник взял дощечку с собой в
Севде, что в Скании, и там занес ее в опись церковной утвари. Здесь дощечку и нашел Нильс Хвиде, епископ Лундский.
Священник из Скании по имени Мастер Якоб сочинил памфлет в стихах, обвиняющий епископа в краже, ноне смог доказать свое обвинение, вследствие чего был приговорен к смерти и казнен в Копенгагене. Говорят, что его последними словами на месте казни были
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iПусть нынче мастер Якоб расстанется с жизнью
Раньше, чем петух пропоет,
Но вором останется жить епископ,
Ибо камень украл все же он.
Эти же слова высечены и на надгробии мастера Якоба.
В книге, принадлежащей церкви Фрезунда в Рослагене,
записан этот рассказ о сне короля Эрика, и там же приведено изображение таблички в скале Сверкера.
О Бьерне Шведе, Ульфе Ярле и Кнуте Великом
Когда-то давным-давно жил в Швеции один богатый человек, и подрастала у него юная дочь неописуемой красоты.
Недалеко от городка, в котором они жили, находилось уютное местечко, утопавшее в зелени, в которое местная молодежь часто любила наведываться в поисках развлечений.
И вот однажды случилось так, что, когда девушка играла там со своими друзьями, из леса вышел медведь, ворвался в толпу перепуганных юнцов и, схватив девушку передними лапами, помчался вместе с ней в свою берлогу. Медведь всячески выказывал девушке свою привязанность, каждый день добывал для нее дичь и фрукты и заботился, чтобы она нив чем не нуждалась. Но так как он убивал слишком много скота для собственного пропитания, люди в конце концов объединились, все вместе вышли на охоту и застрелили медведя. Тогда-то девушку и нашли снова, и вскоре после этого она родила сына, которого назвала Бьерн (Медведь. Мальчик рос, становился сильнее других людей и гораздо сообразительнее. В этом, вероятно, он пошел в своих предков,
согласно старинной поговорке о том, что медведь в двенадцать разумнее человека ив шесть раз его сильнее. Внуком
ПОД СЕНЬЮ МИФА iтого самого Бьерна был Ульф Ярл из Скании, который, вопреки воле ее брата, женился на Эстрид, сестре Кнута Великого. Именно Ульф помог королю Кнуту, когда флот последнего чуть не попал в руки врага возле острова Helge. Однако, несмотря на помощь, Ульфу таки не удалось стать другом короля, который обошелся с ним крайне несправедливо.
На следующий день после битвы при Хельге король Кнут и Ульф Ярл сидели и играли в шахматы в Роскилле. Кнут сделал ход пешкой, но затем захотел вернуть ее обратно на место. Это так возмутило Ульфа, что он перевернул шахматную доску, скинув с нее все фигуры, и выбежал из покоев. Король в гневе окликнул его Ты убегаешь, трусливый
Ульф?» Ульф откликнулся Когда б не я, ты бежал бы быстрее моего и трусом ты меня не называл, когда шведские собаки рвали твою шкуру. Вассалу неблагоразумно слишком вольно говорить со своим сеньором, что и не замедлило подтвердиться. Наследующее утро королю доложили, что ярл укрылся в церкви Святой Люсии. Король послал своего человека, который убил ярла прямо перед главным алтарем. После пресечения рода Кнута по мужской линии датский престол унаследовал Свенд, сын Ульфа Ярла и Эст- рид; последней из потомков Свенда была знаменитая королева Маргарет.
Языческие и христианские обычаи, связанные
с троллями и подобными им существами
Первый огонек христианства был слишком слаб, чтобы в одночасье рассеять всю тьму язычества. На проезжих дорогах и на полях сохранялись маленькие часовенки, возведенные над тем или иным языческим идолом, для удобства путешественников и крестьян, занятых полевыми работа
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iми. Из таких часовенок, или скурдов, каких еще называли,
христиане изымали изображения языческих богов и заменяли их ликами святых, и не было редкостью, что многие новообращенные могли водном и том же месте в один день молиться Деве Марии, апостолу Петру и другим христианским святым, а на другой день — Тору и Фрейе. Христианам, таким образом, пришлось изо всех сил бороться, чтобы подавить в людях веру в языческих божеств. Языческие демоны, тролли и эльфы, заодно с духами тех, кто умер во времена идолопоклонства и нашел упокоение под курганами,
были объявлены бесами. Встреча с кем-либо из злых духов, особенно ночью, сулила множество неприятностей, а избавление от оных требовало значительных затрат. Люди щедро платили монахам, ведуньям и знахаркам за чудодейственные средства, часто представлявшие собой ритуальные священнодействия с благовониями и заклинаниями, проводившиеся на перекрестках, в церквях и у так называемых эльфийских камней. В этих местах звучали диковинные молитвы, в которых имена языческих божеств употреблялись вместе с именами Иисуса и христианских святых. Эти молитвы, большая часть которых сочинялась в монастырях,
иногда слагались ив стихотворной форме.
Об эльфах
И в христианскую, а уж тем более ив языческую эпохи эльфы занимали и продолжают занимать самое видное место среди скандинавских сверхъестественных существ. Все,
о чем мы уже говорили в отношении языческой веры в эльфов, передавалось преданиями извека ввек и дошло и до наших дней, правда, с немалой примесью христианских легенд и сюжетов. До сих пор можно встретить эльфийские
ПОД СЕНЬЮ МИФА iалтари (elf-altars), где устраивают жертвоприношения, если кто-то заболевает. Так называемые ведуньи — Horgabrudar натирают алтарь свиным жиром, что характерно для языческого жертвоприношения, и читают молитвы, по их словам, таинственные и мистические после чего на алтарь (alf-
qvarn или, как его еще называют, alf-gryta) кладут какой- либо металлический предмет, который больной носил при себе или на своей одежде — достаточно маленькой монетки или даже булавки, — а затем кладут крест (залог того, что сила Спасителя здесь тоже мистическим образом присутствует. Эти колдуньи (signerscor), когда их зовут к больному, обычно начинают с того, что льют расплавленный свинец вводу и по тем формам, которые принимает жидкий металл, выносят вердикт, что болезнь была вызвана эльфами. Получив оговоренную плату, они затевают новый обряд, называемый натирание для эльфов, на закате следующего за вызовом четверга. Некоторые сельские жители натирают жиром эльфийские алтари, не прибегая к помощи ведуний; они не читают над камнем никаких молитва только произносят со вздохом Господи, помоги мне!»
Одним из старейших преданий об эльфах может считаться то, текст которого выбит на руническом камне в Лагно в
Седерманланде. Среди плавно изгибающихся линий рун сидит, вытянув ноги, высеченный из камня эльф, в руках у него головы двух змей. Руны сообщают нам, что «Гислог приказал начертать эти знаки в память о Торде, а Слоди велел запечатлеть истинное свидетельство об эльфах и других троллях, которых он видел возле скалы».
Среди людей ходят различные предания об эльфах,
согласно которым их можно разделить натри группы,
принадлежащие, соответственно, стихиям земли, воздуха и воды
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iiО Горном народце
Среди эльфов, принадлежащих стихии земли, или, точнее говоря, среди подземных эльфов, Горный народец) занимает самое выдающееся место. Кажется вполне возможным, что христианское сострадание к тем,
кто умер во времена язычества, не получив всех благ, обещанных в Писании и будучи захоронен по языческому обряду в неосвященной земле, послужило основанием безрадостному убеждению в том, что эти бедные люди, в страхе ожидающие в своих покрытых зеленью курганах великого дня всеобщего искупления грехов, мучимы чувственными желаниями, как и прежде, при жизни что они хотят любви христиан и общения сними, однако, как только вступают в контакт со смертными, наносят им урон, за которым,
если вовремя не подоспеет помощь, нередко следует и смерть
ПОД СЕНЬЮ МИФА iПо своему телосложению эльфы почти не отличаются от людей, они только более стройные и хрупкие. Юных эль- фийских дев описывают как изумительно красивых, изящных, как лилии, белых, как снег, и обладающих чарующими голосами. Их время для игр и танцев — от захода солнца до первых петухов, но как только пропоет петух, эльфы немо- гут более оставаться на поверхности. Обо всех существах потустороннего мира говорится, что если они не удалятся на покой к моменту, когда петух прокричит трижды, то окаменеют на том самом месте, где их застиг третий крик петуха. По-шведски такая окаменелость носит название считается недоброй приметой случайно наткнуться на такой невидимый «dagstand» на своем пути.
Многие верят, что подхватили свою боль или болезнь как раз на таком месте. Если путник летним вечером приляжет отдохнуть у подножия эльфийского холма, вскоре он услышит звуки арфы и сладкоголосое пение. Если он пообещает эльфам избавление от страданий и искупление грехов, то услышит самые радостные мелодии, повторяемые на все лады многочисленными струнными инструментами но если он скажет Не будет вам спасения, тогда с криком, плачем и громкими рыданиями эльфы разобьют свои арфы в щепки, после чего в холме настанет тишина. В зеленых лесах и долинах, на лугах и на холмах каждую ночь эльфы устраивают свой stimm, то есть игры и танцы, отчего трава в этих местах буйно растет, образуя темно-зеленые круги, называемые «ведьминскими кольцами, в которые смертным нив коем случае нельзя вступать.
Практически во всех наиболее известных и прославленных семействах Швеции в качестве семейных реликвий хранятся драгоценности или украшения, связанные с преданиями о троллях и эльфах. Так, о жене государствен-
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iного советника Харальда Стейка рассказывают, что однажды летним вечером к ней пришла эльфийка и попросила свадебное платье, чтобы покрасоваться в нем на эль- фийской свадьбе. После некоторых раздумий добрая женщина решилась исполнить просьбу. Через несколько дней платье вернулось, каждый шов его был расшит золотом и жемчугами, а навороте висел золотой перстень, украшенный драгоценными каменьями впоследствии этот перстень передавался в семье Стейков по наследству как фамильная драгоценность.
Среди деревенских жителей бытует страх перед завистью эльфов. Верным средством против последней считается следующий способ невеста вдень свадьбы должна зашить в свой наряд сильно пахнущие травы, такие, как побеги чеснока или валериану. Наиболее опасными для свадеб считаются перекрестки и различные ворота. Если спросить жениха, для чего он принимает многочисленные меры предосторожности, он непременно ответит От зависти эльфов».
И нет жениха более несчастного, чем тот, чья невеста вдень свадьбы усомнится в зависти окружающих — если уж нелюдей, то хотя бы эльфов.
Здесь следует упомянуть о наиболее распространенном в скандинавском фольклоре свадебном сюжете.
Невеста сидит в светлице, одетая и причесанная, окруженная своими подружками. Жених седлает серого жеребца и, облаченный в рыцарский доспех, с соколом наперчат- ке, выезжает из материнского чертога, чтобы привезти невесту к себе домой. Нов лесу, где он обыкновенно охотится со своим соколом и собакой, его ожидает эльфийская дева,
уже давно приметившая миловидного юношу ей не терпится заключить его в объятия или хотя бы пройтись с ним в танце, рука об руку, под завораживающие звуки эльфийских
ПОД СЕНЬЮ МИФА iскрипок. Когда юноша приближается к эльфийскому холму или собирается проехать в ворота замка, до его ушей доносится самая дивная музыка, какую он когда-либо слышал.
Он видит, как ослепительной красоты девушки, взявшись за руки, танцуют удивительнейший танец, и из их круга выходит дочь короля эльфов, ликом прекраснее всех прочих, вместе взятых, и, как говорится в старинной балладе:
Протянула девица снежно-белую руку:
«Вступай в наш хоровод, будем танцевать».
Если рыцарь позволит себя околдовать и дотронется до очаровательной руки, то его увлекут в эльфийскую страну,
где чертоги неописуемо красивы, а сады таковы, что их прелести не передаст никакое описание. Рука об руку он будет бродить со своей эльфийской возлюбленной среди лилий и роза если и вспомнит ненароком о своей скорбящей суженой и если эльфы, которые никогда предумышленно не желают зла смертным, согласятся отвести его обратно в мир людей, то он снова может увидеть родной дом, однако не замедлит выясниться, что юноша отсутствовал целых сороки даже больше лет. Никто не будет узнавать его, он просто чужак, на которого все смотрят с удивлением. Старики с трудом вспомнят, что был когда-то молодой рыцарь, который пропал сорок лет назад, когда поехал за своей невестой А что же невеста Она умерла от горя.
Согласно другому повороту сюжета, рыцарь отвечает на приглашение эльфийской девы потанцевать с ней следующим образом:
Не могу я в твой танец вступить,
Меня ждет невеста в светлице своей
СКАНДИНАВСКАЯ МИФОЛОГИЯ iЭльфы вынуждены отпустить его, ион, смертельно бледный, возвращается к матери, которая с тревогой спра- шивает:
«Скажи мне, милый мой сын,
Щеки алые твои почему так бледны Да, щеки мои смертельно бледны,
Ибо видел я эльфов. А что мне ответить невесте твоей,
Когда она спросит, что стало с тобой Скажи, на оленя охочусь в лесу,
С собакой и соколом, среди листвы».
Но все ж он вернется,
Пока листья в лесу зеленеют.
Молодая невеста ждала долгих два дня,
Поскакала затем в дом жениха.
Но все ж он вернется, и т.д.
И лили там меди лили вино.
«Но где же жених мой, твой юный сын Но все ж он вернется, и т.д.
«Жених твой оленя гонит в лесу,
Собаку и сокола взял он с собой».
Но все ж он вернется, и т.д.
У невесты, однако, возникает предчувствие, что жених не вернется уже никогда. Она идет в его спальню и видит бездыханное тело. Сердце девушки разрывается от горя;
утром из свадебного чертога выносят три тела, так как мать юноши также умирает, не пережив потери.
В старинной датской балладе «Elveskud» эльфийская дева на отказ Улофа танцевать с ней молвит
ПОД СЕНЬЮ МИФА iЕсли в танец со мной тыне вступишь,
То болезнь и смерть тебя преследовать будут».
Затем она сильно бьет его между лопаток, сажает на коня и отправляет домой к суженой, и т.д.
У шведов есть схожая баллада, а бретонскую балладу
«Сеньор Нанн и фея отличает поразительное сходство со скандинавской.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31

перейти в каталог файлов
связь с админом