Главная страница

Андрей Левонович ШляховДоктор Данилов в госпитале мвд


Скачать 0,58 Mb.
НазваниеАндрей Левонович ШляховДоктор Данилов в госпитале мвд
АнкорShlyahov_Doktor_Danilov_8_Doktor_Danilov_v_gospitale_MVD.fb2
Дата13.06.2018
Размер0,58 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=4441911&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#41051
страница1 из 5
Каталогdental_books

С этим файлом связано 29 файл(ов). Среди них: Bolezni_parodonta_Posobie_dlya_patsientov.pdf, ?art=6060720&format=a4.pdf&lfrom=241867179, ?art=5806136&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Pathways_of_the_Pulp.pdf, ?art=4896609&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Farmakologia_na_ladonyakh.pdf, ?art=4441916&format=a4.pdf&lfrom=241867179, ?art=4896651&format=a4.pdf&lfrom=241867179 и ещё 19 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5

Андрей Левонович Шляхов
Доктор Данилов в госпитале МВД
Серия «Доктор Данилов»
Серия «Приемный покой»
текст предоставлен правообладателем
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4441911
Андрей Шляхов. Доктор Данилов в госпитале МВД: Астрель; Москва; 2012
ISBN 978-5-271-43905-6
Аннотация
Госпиталь МВД – это не обычная больница. Это закрытый мир, недоступный для непосвященных. Здесь нет ситуаций, есть только проблемы. Слишком необычны пациенты и их диагнозы! Если бы Данилов мог знать, чем обернется для него работа в госпитале МВД,
он бы держался подальше от этого ведомственного учреждения. Тогда бы ему не пришлось срочно покидать Москву и скрываться в провинции…

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
3
Содержание
Глава первая
4
Глава вторая
10
Глава третья
16
Глава четвертая
22
Глава пятая
30
Глава шестая
36
Конец ознакомительного фрагмента.
41

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
4
Андрей Шляхов
Доктор Данилов в госпитале МВД
«Если человеку по утрам скверно, а вечером он бодр и полон
надежд, он дурной человек, это верный признак. А если наоборот –
признак человека посредственного. А хороших нет, как известно».
Венедикт Ерофеев, «Бесполезное ископаемое»
«В больнице медленно течет поток времен, так медленно, что
мнится беспредельным. Его волной доставленный урон не выглядит
ни скорбным, ни смертельным. На новый лад судьбу не перешить.
Самодовольство – горькое блаженство. Искусство все простить и
жажда жить – недосягаемое совершенство».
Булат Окуджава, «В больнице медленно течет река часов…»
Глава первая
Федеральный клинический госпиталь МВД
– Ваш пропуск?
Данилов посмотрел на свой пропуск и увидел, что вместо него показал усатому прапор- щику карту фитнес-клуба. Когда в кармане лежат два совершенно одинаковых на ощупь пла- стиковых прямоугольника, перепутать их нетрудно. Полугодовой абонемент в фитнес-клуб
Данилову подарила Елена, объявив, что хватит сутулиться и отращивать пузо. Данилов долго простоял перед зеркалом, никакого пуза у себя так и не нашел, но подарку все рано порадо- вался, ведь покрутить велотренажер или поплавать в бассейне – оно всегда хорошо.
– Извините… Вот! – Данилов предъявил пропуск.
– Проходите, – разрешил прапорщик, нажимая кнопку управления турникетом.
Если театр начинается с вешалки, то госпиталь начинается с проходной – встроенного в сплошной забор белого домика с красной крышей. Как войдешь, прямо – турникет, а слева
– окошечко выписки разовых пропусков, настенный телефонный аппарат, подключенный к внутренней сети, и тамбур для ожидания.
Впрочем, проходные – это в обычных больницах, а в госпиталях – КПП, кон- трольно-пропускные пункты. В названиях, собственно, и состоит главная разница между госпиталем МВД и многопрофильной городской больницей. КПП вместо проходной, началь- ники вместо главных врачей и заведующих отделениями. Ну и подчинение, конечно, разное
– госпитали МВД подчиняются не Департаменту здравоохранения и не Министерству здра- воохранения и социального развития, а Управлению медико-социальной защиты Департа- мента тыла МВД. А так, медицинское учреждение – оно и в Африке такое. Те же белые халаты, те же хирургические пижамы, те же специфические запахи (правда, сейчас в госпи- тале шел поэтапный ремонт и поэтому среди ароматов доминировал запах краски), те же пациенты, большей частью не очень довольные тем, как их лечат.
– Госпиталь – это уникальное место в системе, – шутил непосредственный начальник
Данилова Роман Константинович, – только здесь сержант может без помех высказать майору все, что он о нем думает. Если, конечно, сержант лечится у майора.
Сам Роман Константинович, заведующий, то есть начальник первого реанимационного отделения, звания не имел, то есть был старшим лейтенантом запаса, но в госпитале не слу- жил, а работал.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
5
Отделений реанимации в Федеральном клиническом госпитале МВД было три. Пер- вое, оно же «общее»; отделение анестезиологии и реанимации, не имевшее номера, или
«хирургическая реанимация», куда госпитализировали тех, кто подлежал оперативному лечению, и отправляли после операций «для пробуждения и наблюдения»; и БКР – блок кардиореанимации при отделении неотложной кардиологии. Почему отделение, в котором работал Данилов, называлось «первым», а более крупное отделение анестезиологии и реани- мации номера не имело, не знал никто. Шутники утверждали, что сделано это в интересах секретности.
– Старший врач БКР будет подбивать к вам клинья, сманивать к себе, – предупредил
Данилова в первый же день работы Роман Константинович. – Имейте в виду, что переходы из отделения в отделение администрация особо не приветствует. Другое дело, если сами переведут по производственной необходимости.
– Вы мне льстите, – улыбнулся Данилов, – не такой уж я ценный кадр, чтобы меня сманивать.
– Я не льщу, а предупреждаю. Дело в том, что в отделении неотложной кардиологии существует антагонизм между начальницей Нонной Тимофеевной и старшим врачом блока
Денисом Кирилловичем. Тимофеевна предпочитает сотрудников-женщин, считая, что они работают лучше, а Кириллыч задыхается в своем розарии и мечтает разбавить его хотя бы одним врачом мужского пола. Только вот доступа к «кандидатам в доктора» у него нет,
потому что набор сотрудников ведут начальники отделений. Вот Кириллычу и остается только сманивать.
– Разве переводы не утверждаются начальниками отделений?
– Утверждаются, но если есть место, то сотруднику госпиталя в переводе отказать трудно, нужно иметь какие-то веские основания. А в БКР сейчас как раз открывается вакан- сия – одна из врачей на пятом, кажется, месяце. Пока еще работает днем, но скоро уйдет в декрет…
Денис Кириллович, невысокий коренастый живчик с бородой, похожей на многоднев- ную небритость, взял Данилова в оборот сразу же после первой конференции-пятиминутки.
Нагнал в коридоре, ухватил под руку и увлек подальше от Романа Константиновича.
– Нам с вами придется много взаимодействовать, поэтому лучше сразу познакомиться поближе. Я – Бритвин, старший врач БКР, зовут меня Денис Кириллович. А вы Данилов
Владимир Александрович, я запомнил.
– Очень приятно, – Данилов на ходу пожал протянутую ладонь, – будем взаимодей- ствовать.
– Вы с кардиологией в каких отношениях? – Денис Кириллович явно решил начать
«перевербовку» прямо сейчас, руководствуясь принципом не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.
– В удовлетворительных, – ответил Данилов, – синдром ВПВ от синдрома КЛК худо- бедно отличаю.
– Учились по кардиологии?
– Нет, не довелось.
– А что вас привело в реанимацию к Максимушкину?
– Стечение обстоятельств, обычно именуемое судьбой, – ответил Данилов.
– В общей реанимации работать нелегко, – посочувствовал Денис Кириллович.
– Можно подумать, что у вас легче, – «закинул крючок» Данилов.
– В какой-то мере да, – заглотнул наживку Денис Кириллович. – Все-таки один про- филь, всю «некардиологию» мы просто переводим к вам. Кстати, у нас вскоре освобожда- ется ставка…

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
6
Некоторое время шли молча, но в переходе между хирургическим корпусом, где нахо- дился конференц-зал, и терапевтическим, в котором располагались первая реанимация и неотложная кардиология, старший врач БКР, так и не дождавшись реакции Данилова, про- должил:
– Вы не хотели бы перейти к нам?
– А смысл?
– Ну, формально условия работы и оклады одинаковые, но у нас, как я уже сказал,
работа поспокойнее, к тому же у вас будет возможность пройти специализацию по кардио- логии, а это дает большие возможности…
– Какие, например?
– Занятие частной практикой! Кардиология – одна из наиболее востребованных спе- циальностей. – На скуластом лице Дениса Кирилловича появилось снисходительное выра- жение. – Гипертония, стенокардия, инфаркты, аритмии – это дает хороший кусок масла на хлеб…
Денис Кириллович закатил глаза, сменил снисходительное выражение на мечтатель- ное и покачал головой, подтверждая, что кусок масла, о котором идет речь, действительно хорош.
– Я рад за вас, – ответил Данилов, всеми силами стараясь удержаться от улыбки.
– Так подумайте насчет перехода, – предложил Денис Кириллович. – Пойдемте, я покажу вам наш блок!
– Спасибо за предложение, но я еще свое отделение толком не рассмотрел. – На слове
«свое» Данилов сделал ударение. – И переводиться я как-то не намерен, если честно.
– Вы подумайте, – настаивал Денис Кириллович. – Такая возможность предоставля- ется не каждый день. Ну и что с того, что вы пришли в первую реанимацию? Вы же не при- носили вассальную клятву и не писали расписку кровью.
– Хуже, – вздохнул Данилов, – я писал расписку не кровью, а желчью.
– Дело ваше, – насупился Денис Кириллович и, не желая ехать в одном лифте с не оценившим щедрое предложение Даниловым, отправился к себе по лестнице.
«Отсутствие чувства юмора не лечится», – подумал Данилов, чувствуя себя немного неловко. И не хотел ведь обидеть Дениса Кирилловича, даже пошутил, чтобы несколько
«смягчить» свой отказ, а вышло еще хуже.
– Как госпиталь? – поинтересовалась Елена после того, как Данилов отдежурил три дежурства. – Уже сложилось впечатление или еще нет?
Данилова, задремавшего под скучноватый фильм о непростой судьбе простой нью- йоркской девушки (Еленин выбор не всегда совпадал с его вкусами), вопрос застал врасплох.
Он открыл глаза, посмотрел на лежавшую рядом Елену, перевел взгляд на потолок и ответил:
– Почти сложилось. Вроде как нормальное место. С лекарствами проблем нет, со всем остальным тоже, чистенько, пристойно, в коридорах никто не лежит, не только двенадцати- местных, но и семиместных палат нет, кормят прилично, постельное белье без дыр и пятен…
Твердая четверка, короче. С плюсом. Плюс можно поставить за то, что допуск к наркотикам мне сделали за полторы недели благодаря крепким дружеским связям между ведомствами.
Допуск к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами оформ- ляется при каждом новом трудоустройстве, и до получения этого допуска врач не имеет права назначать эти самые препараты. Обычно процедура оформления разрешения довольно длительная и иногда может затягиваться более чем на два месяца. Врач приносит в отдел кадров заключение о возможности работы с наркотическими средствами и психотропными веществами из наркологического и психоневрологического диспансера, заполняет анкету,
после чего сотрудник отдела кадров направляет в территориальное подразделение ФСКН
(Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
7
веществ) запрос и ждет, пока оттуда придет разрешение на допуск. «Там же сплошь и рядом наши люди, поэтому все решается быстро, – сказал о ФКСН Роман Константинович. – Да и кадровики у нас дотошные – позвонят, напомнят, подошлют кого-нибудь за документами.
Ответ обычно бывает готов быстро, но вот пока его отправят…» Данилов еще «дорабаты- вал» на старом месте работы, в кожно-венерологическом диспансере, а запрос на него уже был отправлен.
– А почему не пятерка?
– Потому что ремонт со всеми сопутствующими факторами – шум, пыль, запахи. Вот закончится ремонт, тогда можно будет и пятерку поставить.
Первое реанимационное отделение по окончании ремонта из шестикоечного должно было «расшириться» вдвое – стать двенадцатикоечным. Начальник Роман Константино- вич расширение приветствовал, старшая сестра Любовь Дмитриевна – не очень («платить больше не станут, а хлопот прибавится»), а Данилову было все равно. На двенадцать коек в реанимации положено два дежурных врача. С одной стороны, хорошо дежурить с умным и приятным в общении коллегой. И время быстрей идет, и две головы лучше, чем одна. С
другой стороны, коллеги бывают разные. Попадаются среди них не очень умные и не слиш- ком приятные в общении. С такими дежурить тяжко, порой даже очень. Так что все зависит от обстоятельств.
– Максимушкин не достает?
С Романом Константиновичем Елена вместе училась в институте, вернее – доучивалась после академического отпуска, взятого по причине беременности и родов. Благодаря этому знакомству Данилов и узнал о вакансии реаниматолога в госпитале.
– Нет, нормальный мужик твой Максимушкин, во всяком случае – на первый взгляд.
– Это когда он успел стать моим? – удивилась Елена. – Вот уж никогда…
– Ну ты же меня с ним познакомила, – напомнил Данилов, – значит, употребление местоимения «твой» вполне уместно.
– А как верховное начальство?
– Да никак, как везде.
При устройстве на работу Данилов имел пятиминутную беседу с начальником меди- цинской части госпиталя полковником Саватеевым. Беседа была обычной, можно сказать –
канонической. «Расскажите вкратце о себе… Мы – Федеральный клинический госпиталь, а не какая-нибудь там девятьсот тринадцатая замкадовская больничка… Желаю успеха!»
– Никаких «поворотов кругом», «упал-отжался», «есть» и «так точно»? – прищурилась
Елена, намекая на кое-какие недавние опасения Данилова.
– Ехидна ты, – укорил Данилов, – теперь каждый день вспоминать будешь?
– Нет, только по нечетным! – пообещала Елена. – Но если серьезно, то я очень рада тому, что тебе нравится в госпитале. Руки-то как, еще не забыли, как трубку вставлять и как
«подключичку» ставить?
– Это ж как на велосипеде кататься – приобретенный навык сохраняется на всю жизнь.
– А вот я, после того как ушла с «линии», все забыла, – призналась Елена.
– Это только так кажется, – заверил Данилов, – вот попробуй кого-нибудь заинтубиро- вать и сама удивишься, откуда что взялось.
– Кого же мне интубировать, если я на вызовы не езжу?
– Кого-нибудь из подчиненных, – серьезно ответил Данилов. – Кто провинился. Если слабо так провинился – то только интубация, если сильно – то еще и «подключичку» поста- вить, а тем, кто проштрафился по самое не могу, можно и трахеостомию провести.
– Интересное предложение, – одобрила Елена. – Надо бы обсудить его на Центре.
Определенно послужит к укреплению дисциплины.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
8
– А заодно и тренировка навыков – двойная польза! Только предлагай не на Центре, а сразу в департаменте, тогда тебя точно главным врачом назначат!
– Ох, и натворю тогда я дел! – мечтательно зажмурилась Елена.
– Кто бы сомневался, – сказал Данилов. – И сотрудники десять раз подумают, прежде чем нарушать. Пункционная игла в дрожащих от гнева руках начальства – это страшно!
Никакого сравнения со строгачом с занесением!
Они немного посмеялись, а потом Елена спросила:
– А что не нравится в госпитале? Не может же все нравиться?
Данилов призадумался, пытаясь систематизировать несколько разрозненные впечатле- ния. Что не нравится? Ремонт? Ну, ремонт дело преходящее – был, и нет его…
Героиня фильма тем временем успела уехать из Нью-Йорка в глухую американскую провинцию, не иначе как на родину, и сейчас изливала душу цветущей девице породы «кровь с молоком», не то младшей сестре, не то школьной подруге. Девица лучилась счастьем,
имела несколько килограммов лишнего веса и время от времени ласково трепала по голо- венкам подбегавших к ней ребятишек, то есть олицетворяла собой простое человеческое счастье, исконно-посконное, без всяких там городских и карьерных заморочек.
– Как ты можешь смотреть эту нудятину? – вслух удивился Данилов. – Ведь все и так ясно! Где-то с полчаса она будет пытаться привыкнуть к сельской жизни, но так и не сможет этого сделать и рванет обратно в Нью-Йорк. А по дороге или же прямо на пороге своей квартиры встретит этого лощеного хмыря, который водил ее по ресторанам…
– Он же умер от лейкемии! – Елена оторвалась от экрана и обернулась к Данилову.
– Ошибки быть не может? Дура-медсестра позвонила не по тому телефону…
– Так похороны же показали!
– Похороны я проспал, – признался Данилов. – Значит, встретит другого, еще лучше прежнего… Тот, который помер, был адвокатом?
– Брокером.
– Один черт. Значит, новый будет простым парнем – каким-нибудь дальнобойщиком или сантехником. Он подарит ей море душевного тепла и всего остального, что ей требуется,
тоже… Короче, все будет хорошо.
– Спи дальше, – разрешила Елена, – а я, с твоего позволения, досмотрю до конца.
– Я не сплю, а думаю над твоим последним вопросом, – поправил Данилов. – Впрочем,
уже могу ответить. На сегодняшний день в госпитале мне не нравится только то, что к нему нужно привыкать. Надоело, знаешь ли, привыкать к новым местам, хотя в этом месте, если,
конечно, моя интуиция не врет, я могу задержаться надолго. Во всяком случае, мне там нра- вится и вроде как никто изначально не имеет на меня зуба.
– Осталось только постараться, чтобы ни у кого этот зуб не появился, – уколола Елена. –
А то ведь ты умеешь провоцировать негативное отношение к себе, что называется, на ровном месте.
– В моей жизни был всего один начальник, у которого я провоцировал негативное отно- шение к себе, да и то не совсем осознанно. В итоге… – Данилов сделал маленькую паузу и закончил фразу: – …мне пришлось на нем, то есть на ней, жениться, чтобы загладить свою вину.
– Ах, вот как! – возмутилась Елена. – Значит, я вышла замуж за раскаявшегося прово- катора? Вот так новость! Слушай, а зачем ты меня провоцировал?
– Сам не знаю. Возможно, хотел убедиться в том, что я тебе небезразличен.
– Убедился?
– Почти да.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
9
– Вот тебе за «почти»! – Елена локтем ткнула Данилова в бок. – Вот тебе за провока- ции! – Данилов ожидал еще одного толчка, но вместо этого его лягнули ногой. – За что бы тебе еще вломить?
– По логике вещей третьим номером должна идти твоя загубленная жизнь, – опромет- чиво подсказал Данилов.
– Да, именно так! – Елена села, схватила подушку и с размаху приложила ею по голове
Данилова. – Получай за мою загубленную жизнь!
– Вот это – настоящие чувства! – одобрил Данилов, отбирая подушку, чтобы избежать повторного удара. – Какая экспрессия, какой темперамент! Совсем не то, что в этом унылом кино.
– С тобой невозможно смотреть серьезные фильмы! – Елена взяла с тумбочки пульт и нажала кнопку ускоренной перемотки назад.
– Ставь сначала, – посоветовал Данилов, возвращая Еленину подушку на место, – под него так славно спится.
Самое главное впечатление от работы в госпитале Данилов озвучивать не стал, уж очень неожиданным и непривычным оно оказалось. Впервые в жизни ему не нравились все коллеги по работе. Все три врача первого реанимационного отделения. Причем не просто не нравились, а вызывали раздражение чуть ли не с первой минуты знакомства.
Неприятные личности попадаются везде, в любом учреждении, взять хоть доктора
Бондаря с шестьдесят второй подстанции Скорой помощи, хоть физиотерапевта Лагонину из одиннадцатого кожно-венерологического диспансера. В семье, как говорится, не без урода.
Но когда к «уродам» тянет отнести весь врачебный коллектив отделения, то это насторажи- вает, если не заставляет задуматься – уж не слишком придирчиво начал ты относиться к людям?

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в госпитале МВД»
10
  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов
связь с админом