Главная страница

Андрей Левонович ШляховДоктор Данилов в морге, илиНевероятные будни патологоанатома


Скачать 0,53 Mb.
НазваниеАндрей Левонович ШляховДоктор Данилов в морге, илиНевероятные будни патологоанатома
АнкорShlyahov_Doktor_Danilov_3_Doktor_Danilov_v_morge_ili_Neveroyatnyie_budni_patologoanatoma.fb2
Дата26.05.2018
Размер0,53 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=4896609&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#41661
страница2 из 5
Каталогdental_books

С этим файлом связано 29 файл(ов). Среди них: Bolezni_parodonta_Posobie_dlya_patsientov.pdf, ?art=6060720&format=a4.pdf&lfrom=241867179, ?art=5806136&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Pathways_of_the_Pulp.pdf, ?art=4896609&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Farmakologia_na_ladonyakh.pdf, ?art=4441916&format=a4.pdf&lfrom=241867179, ?art=4896651&format=a4.pdf&lfrom=241867179 и ещё 19 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5
Глава вторая
Первая секция
– Пойдемте в малую секционную, там вас ждет сюрприз, – сказал ассистент Ерофеев ординаторам, ждавшим его в коридоре.
Никто не стал уточнять, какой именно. В секционном зале, то есть в зале для вскрытия трупов, их мог ждать только мертвец.
За два дня ординаторы успели познакомиться с кафедрой, прослушать одну лекцию,
побывать на парочке практических занятиях и получить «научное задание». Им нужно было подготовить материалы для научных статей. Сами статьи писали аспиранты и ассистенты, а профессора с доцентами подписывали их и «продвигали» в журналы – так обеспечивалась преемственность в работе кафедры. В перечне авторов указывались все – от профессора до ординатора; а каждая опубликованная статья подтверждала авторитет написавшего, будучи хоть и небольшой, но научной работой.
Ассистент Ерофеев был человек-ртуть. Он ни секунды не стоял спокойно, без дела:
если руки его внезапно оказывались свободны, но начинал дергать себя за бороду или про- тирать стекла очков. Передвигался он так быстро, что ординаторы едва за ним поспевали.
Сюрпризом оказался труп мужчины, на вид лет шестидесяти – шестидесяти пяти.
– Вот вам задание на сегодняшний день! – сказал Ерофеев, перебирая фартуки, висев- шие на стене. – Так… перчатки тоже есть… Все есть! Можете облачаться и приступать.
Ваша задача – установить причину смерти и при этом не изуродовать труп. Когда закончите
– позовете. При поступлении все вы показали себя людьми сведущими, пора посмотреть,
как вы умеете применять знания на практике.
– Дмитрий Алексеевич, а где история болезни? – спросила Ирина.
– А зачем вам история болезни? – Ерофеев изобразил крайнее удивление. – Только зря время терять. Мало ли, что там написали лечащие врачи? Может быть, они дилетанты и профаны, которые пытаются навязать вам свое мнение? Привыкайте рассчитывать только на себя.
– Но мы хотя бы должны представлять, где и что нам искать… – сказала «отличница»
Алена, но Ерофеев не дал ей договорить.
– Разумеется – должны! Непременно – должны! Значит так, на вопрос «где?» отвечаю
«здесь!», – ассистент указал правой рукой на труп. – А на вопрос «что?» отвечаю «причину смерти!». Еще вопросы будут?
Ординаторы молчали.
– Тогда – нож в руки и вперед! – подбодрил их Ерофеев. – Хотите – с песнями, хотите
– без. А мне пора.
– Такой молодой и уже такой вредный! – высказалась Ирина, когда Ерофеев ушел.
– Одно от другого не зависит, – заметил Денис. – Ты что, вредных детей не видела?
– Давайте займемся делом! – ответственная Алена уже надевала фартук.
Спустя пять минут ординаторы стояли вокруг стола. Как-то само собой вышло так, что скальпелями вооружились Алена и Данилов. Резать не спешили – обменивались мнениями.
– Скорее всего – онкология, – предположил Денис. – Истощение налицо.
Покойник и впрямь был из тех, про кого говорят «кожа да кости». Рот слегка приоткрыт,
глаза закрыты, губы синие, правое плечо немного ниже левого. Вот и все данные внешнего осмотра.
– Давайте-ка перевернем его, – предложил Данилов.
Илья и Денис помогли ему перевернуть труп на живот, но осмотр тыла ничего не дал.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
14
– Почему обязательно онкология? – возразила Ирина. – Почему, например, не тубер- кулез?
– Туберкулез можно исключить, – сказал Данилов. – Сразу.
– На каком основании? – Ирине явно хотелось поспорить. – Или ты ясновидящий экс- трасенс? Тогда, может, скажешь сразу диагноз?
– Действительно, а почему не туберкулез? – заинтересовалась Алена.
– Потому что туберкулезные трупы сюда не попадают, – объяснил Данилов. – Для них есть свой морг, при седьмой туберкулезной больнице.
– Знаем такую тут неподалеку, – сказал Денис.
– Меня вообще Сокольники как район не впечатляют, – отвлеклась от темы Ирина. –
Туберкулезная больница, городской противотуберкулезный диспансер, кожно-венерологи- ческий диспансер и тюрьма!
– Поверь, нефтезавод гораздо хуже всего перечисленного, – сказал Илья, снимавший квартиру в Капотне.
– Но ведь здесь городской патологоанатомический центр, – возразила Алена. – И труп могли по каким-то соображениям привезти сюда.
– Навряд ли, – покачал головой Данилов.
– А где подушка? – вспомнил Денис.
Твердая «подушка» в клеенчатой наволочке лежала под столом. Данилов поднял ее и положил под шею трупа с таким расчетом, чтобы было удобнее вскрывать черепную коробку.
– Предлагаю работать не всем сразу, а в обычном порядке, – сказал Данилов. – Жела- ющие поработать с головой есть?
– Начинай, а я буду ассистировать, – предложил Илья.
Покойник был лыс, что облегчало задачу. Стараясь вести скальпель плавно, Данилов сделал на голове трупа длинный разрез – от правого уха к левому. Вышло неплохо. Пока
Данилов осматривал взятую со стола с инструментами рамочную пилу, похожую на обыч- ную ножовку, Илья подготовил поле: натянул кожу на лицо и затылок. Данилов зафиксиро- вал голову трупа левой рукой, а правой стал пилить – очень осторожно, даже почтительно,
стараясь не повредить мозг. Слишком ретивый пильщик мог сорвать крышку черепа вместе с содержимым.
Остальные ординаторы молча ждали, пока Данилов закончит.
Распил получился ровным, почти образцовым. Отложив пилу, Данилов взял долото,
вставил его в распил и покачал. Раздался негромкий хруст. Илья подал молоток. Данилов переместил долото туда, где щель была уже, и коротко, но сильно стукнул по нему молотком.
Снова захрустело.
Молоток был не простой, а анатомический. Небольшой, цельнометаллический, хро- мированный. Внизу рукоять заканчивалась крючком, предназначенным для окончательного вскрытия черепной коробки. Как только Данилов вставил крюк в щель, Илья взял труп за руки и налег на него всем телом, чтобы покойник не свалился со стола. Данилов нажал на молоток. На сей раз раздался не хруст, а громкий звук, прозвучавший в тишине, словно выстрел. Свод черепа упал на стол, сверху вывалился мозг.
Данилов взял в правую руку «мозговой» нож – обоюдоострый, с длинным плоским и закругленным на конце лезвием, – затем схватил мозг левой рукой, потянул его и перерезал черепные нервы.
С мозгом и ножом в руках Данилов перешел к малому столу, предназначенному для работы с органами. Положив мозг на стол, Данилов перерезал ножом мозолистое тело,
соединяющее оба полушария, и мозг распался на две половины.
– Чувствую я, что здесь мы что-то найдем! – сказал Данилов и принялся нарезать мозг тонкими пластинками. Каждый срез внимательно осматривался всей компанией до тех пор,

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
15
пока в левой височной доле не обнаружились признаки кровоизлияния. Обширного, явно ставшего причиной смерти.
– Быстро мы управились! – обрадовался Денис.
– Какое там – управились, – осадил его Данилов. – Мы только начали. Или ты уверен,
что наш друг больше ничем не болел?
– Да нет, не уверен, – Денис пожал плечами.
– Тогда пойдем дальше! – сказал Данилов, возвращаясь к столу.
Илья приподнял труп за плечи, давая Данилову возможность переложить «подушку»
под спину, так, чтобы покойник расправил плечи и слегка выгнулся вперед. В таком поло- жении удобнее делать вскрытие и извлекать органы.
Данилов снова взял в руки скальпель и разрезал кожу от кадыка до лобка. На пару с
Ильей они завернули кожу книзу – на профессиональном жаргоне это называлось «снять куртку». Настал черед другой, ножевой, пилы. Данилов аккуратно пилил ребра, вырезая гру- дину, а закончив, уступил место Илье. Тот довольно быстро извлек внутренние органы и выложил их на столе рядом с мозгом.
– А теперь предлагаю разделиться! – распорядилась Алена. – Так будет быстро и не скучно. Я возьму себе печень. Нет возражений?
Возражений не было. Данилову, как уже много сделавшему, достался желудок –
пустой, практически без содержимого, с небольшим рубцом на слизистой оболочке.
– Язвенная болезнь желудка, ремиссия, – сообщил коллегам Данилов.
– А тут метастазов ку-у-уча, – протянула Ирина. – Ищите источник…
К часу дня секция была закончена. Дениса отправили за Ерофеевым. Тот пришел, долго копался в органах, долго рассматривал в микроскоп препараты, которые приготовили Алена с Ириной, и наконец, сказал:
– Вроде как все верно! Молодцы!
– А теперь-то покажете нам историю? – спросила Ирина.
– Конечно, – рассмеялся Ерофеев. – Вам же секцию оформлять, как же тут без истории болезни… Сейчас принесу. А вы пока посмотрите вот это. Интересно – сумеете опознать?
Он достал из кармана стеклышко с каким-то препаратом и положил его предметный столик микроскопа под зажимы.
– Возможно, что ваши мнения разделятся, – улыбнулся Ерофеев и скрылся за дверью.
– Какой-то день загадок, – поморщился Денис. – До экзаменов, кажется, еще далеко…
– Чувствую я, что вся ординатура будет одним сплошным экзаменом, – сказал Дани- лов. – И не могу сказать, что мне это не нравится. Так интереснее.
Алена уже сидела за микроскопом и рассматривала препарат. Через пару минут она поднялась и уступила место Ирине.
– Узнала? – спросил Илья.
– Пусть все посмотрят, а потом обсудим, – ответила Алена.
– Можно сделать иначе – пусть каждый запишет свой вариант ответа, а потом срав- ним, – предложил Данилов.
Идея всем понравилась.
Вернувшийся с историей болезни Ерофеев тоже не имел ничего против. Собрав все пять листочков, он бегло просмотрел их, скомкал и швырнул в урну.
– Сначала порадовали, а потом немного разочаровали! – Ерофеев погрозил орди- наторам пальцем. – Все пятеро написали полную чушь, причем каждый – свою. Что ж,
закономерно. Это правда бывает одна, а глупость вариабельна и многогранна. Предлагаю посмотреть препарат еще раз. Обратите внимание на крупные полигональные клетки с эози- нофильной цитоплазмой.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
16
– Саркома! – Алена в расстройстве хлопнула себя по лбу. – Какая же я дура! Это же саркома!
– Да, это саркома мягких тканей, – подтвердил Ерофеев. – Ладно, как оформите секцию,
так можете разбегаться. Сейчас пришлю санитара.
Согласно правилам, каждый труп после вскрытия должен быть соответствующим образом подготовлен к выдаче для захоронения. Хлопотное это дело – подготовка трупа.
Трудоемкое.
Первым делом, для того чтобы труп не «потек», чтобы из него не вылились никакие жидкости, нужно было тщательно высушить все полости. Затем следовало зашить задний проход, а у женщин еще и влагалище.
Ненужные патологоанатомам органы, не взятые для учебных или научных целей, сле- довало положить внутрь тела. Никто не заботился о соответствии естественному расположе- нию – незачем; селезенка могла оказаться в черепной коробке, а мозг – в брюшной полости.
Оставшиеся пустоты следовало заполнить гигроскопичным материалом – ватой, опилками или хотя бы газетами.
Отвисающую нижнюю челюсть нужно было подпереть чем-нибудь со стороны шеи.
Можно было сделать и лучше – сшить губы вместе незаметным швом.
Шить вообще приходилось много: надо было ушить все разрезы. Шили не хирурги- ческой, а обычной большой иглой; некоторые патанатомы предпочитали изогнутую. И все шили хирургическим шелком, дешевым и прочным.
Спиленную черепную крышку закрепляли гвоздиками, после чего возвращали на место кожу и зашивали разрез. Недостающие кости или суставы заменяли деревянными вставками или гипсовыми муляжами согласно правилу, гласящему, что твердое должно быть твердым, а мягкое – мягким.
Собранный и зашитый труп обмывали под проточной водой с мылом, обтирали и «шту- катурили»: брили, причесывали, гримировали. Тут были очень кстати прижизненные фото- графии покойника. В конце труп одевали и укладывали в гроб – и тогда только отдавали родственникам покойного.
С сегодняшнего дня Данилов начинал работать. Накануне он звонил Юрию Юрьевичу,
и тот сказал, что все равно проторчит на работе до вечера, поэтому сам представит Данилова коллективу и введет в курс дела. После занятий Данилов наскоро перекусил в «Макдонал- дсе» и спустился в метро. Ехать было удобно – без пересадок. И время хорошее – до часа пик еще далеко. Можно было почитать или подумать.
Данилов был очень удивлен тем, как его мать отреагировала на крутой профессиональ- ный вираж. Против ожидаемого Светлана Викторовна не ужаснулась и не бросилась отго- варивать сына. Наоборот – выдержала паузу и сказала:
– Что ж, может быть так и надо.
– Вот уж не думал, что ты со мной согласишься, – признался Данилов.
– Вова! – с укоризной сказала мать. – Во-первых, это твое собственное дело. Тебе решать, тебе жить. Во-вторых, не исключено, что это твое призвание. Может, ты наконец возьмешься за ум и по примеру Игоря сядешь за диссертацию. В-третьих, в жизни каждого мужчины наступает момент, когда бес пинает его в ребро…
– Хватит, мам, – Данилов поднял обе руки в жесте безоговорочной капитуляции.
– Нет, я уж докончу, раз начала. В-четвертых, твоя работа на «скорой» мне никогда не нравилась! Бомжи, аварии, всякие опасности… Я каждый раз ждала тебя с дежурства, как с войны. Особенно после того, как тебя чуть ли не убил этот проклятый китаец! И анестезио- логия – не самый лучший выбор. Я же знаю, что все анестезиологи постоянно дышат газами,
которые дают своим больным. А тут хоть тихая спокойная работа…
– Никаких дежурств.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
17
– Да, именно – никаких дежурств. Да и ординатура тебе не помешает. В наше время врач без ординатуры – это и не врач вовсе.
– Тут ты не права, – возразил Данилов.
– Зато я права в главном – к середине жизни ты наконец взялся за ум!
Данилов не раз убеждался в том, что жизнь просто обожает устраивать сюрпризы. Уве- рен в чем-то? Получи совершенно противоположный результат! Ждешь одного? Получай другое! Выстроил четкий план действий? Забудь о нем! Данилову казалось, что Елена согла- сится с ним, а мать будет против, но вышло наоборот. Или почти наоборот.
Елена была настроена критически. Патологоанатомия в ее представлении была скуч- ным, унылым занятием – ни для ума, ни для сердца. Еще больше она не могла смириться с тем, что Данилов словно перечеркнул свой чуть ли не десятилетний опыт врачебной работы и начал карьеру с нуля, да еще и нашел сомнительную подработку на фельдшерской долж- ности. Данилову несколько раз казалось, что вот сейчас Елена не выдержит и скажет что-то вроде: «Лучше бы ты в охранники или в дворники пошел!»
Елена говорила другое:
– Вовка! Вся твоя проблема, извини меня, конечно, не стоит и выеденного яйца! Тебе бы сходить к нормальному психологу, выговориться, снять стресс, проветрить мозги и про- должать работу. На фиг тебе сдалась ординатура по патологоанатомии? Ты же там от тоски подохнешь! Тебе же всегда нравилась живая работа с людьми!
– Да, нравилась, – в сотый, наверное, раз подтвердил Данилов. – А теперь не нравится.
Так вот вышло. Ты еще некрофилом меня назови!
– Ты не некрофил, ты – подросток! Упрямый, не желающий прислушаться не только к добрым советам, но и к самому себе!
Хорошо хоть, что у обоих хватало ума окончить разговор, не доводя до ссоры. Всякий раз Данилов надеялся, что Елена не станет больше возвращаться к этой теме, но напрасно.
Достаточно было маленькой искорки, чтобы тут же разгоралось пламя.
Юрий Юрьевич выдал Данилову халат и ключ от одного из шкафчиков в раздевалке,
затем представил его коллективу в лице дежурного санитара Валеры, лысого флегматичного толстяка, а затем показал, где находятся нужные кабинеты. Их было немного – бумажный архив, где хранилась медицинская документация и чистые бланки; архив для микропрепара- тов и биопсийного материала; лаборатория для приготовления препаратов; кладовка с реак- тивами и дезинфицирующими средствами.
– Вообще-то дезсредства положено хранить вместе с инвентарем для уборки, – зачем- то сказал заведующий, – но у нас повелось так.
Данилов не возражал, ему было все равно. Он думал, что заведующий некоторое время будет рядом контролировать процесс, но тот показал неотработанный материал и ушел к себе.
Данилов начал работать. На неделе он проштудировал литературу по специальности,
освежил в памяти методы и пропорции и уже через пять минут почувствовал себя настоящим лаборантом-гистологом. Небольшая заминка вышла с бланками, но Данилов запорол всего два, после чего уже не ошибался с графами.
Разок в дверь заглянул Валера. Встретив взгляд Данилова, успокаивающе махнул рукой
– мол, работай, не буду мешать. Данилов так и не понял, что это было – контроль или слу- чайность.
В девятом часу Владимир закончил с последним препаратом, отнес отработанный материал в архив, подивился тому, что и здесь на дверки холодильников принято лепить раз- ные сувенирные магнитики. В следующий заход принес в архив готовые микропрепараты и сложил их в отдельную ячейку вместе с бланками. Затем вернулся в лабораторию, убрал за собой, осмотрел для порядка микротом (прибор для получения срезов животных и рас-

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
18
тительных тканей, залитых в парафин), нашел, что тот работает исправно, и отправился в раздевалку.
В коридоре Данилов встретил Валеру.
– Уже отстрелялся? – спросил тот.
– Да.
– Тогда пошли.
Думая, что какое-то дело осталось несделанным, Данилов развернулся и пошел за
Валерой. Дойдя до двери с пластиковой табличкой «Комната отдыха», Валера толкнул ее и отступил в сторону, одновременно сделав приглашающий жест рукой:
– Прошу!
– Спасибо, – поблагодарил Данилов и вошел внутрь.
Там было на удивление уютно. Удобный, не старый еще раскладной диван, стол,
покрытый чистой клеенкой, три металлических винтовых стула, небольшой телевизор, под- вешенный на кронштейне к потолку, тумбочка в углу, раковина у двери, небольшой кактус на подоконнике.
– Садись на диван, – распорядился Валера. – Выпьем по сто пятьдесят за знакомство,
и пойдешь домой.
– А удобно ли? – как и положено новичку, усомнился Данилов.
– Более чем! – заверил Валера, доставая из тумбочки две стопки и полупочатую бутыль молдавского коньяка.
Следом за выпивкой на столе появилась закуска – плитка горького шоколада. Валера определенно знал толк в сочетании напитков и закусок. Данилов поймал себя на мысли о том, что санитару больше бы подошла бутылка водки и граненые стаканы вместо хрупких стопок.
– По чуть-чуть, чисто символически, ведь мы на работе, – сказал Валера, неверно истолковав улыбку Данилова.
Сев на один из стульев и разлив коньяк по рюмкам, санитар провозгласил традицион- ное:
– За знакомство!
Выпили, закусили шоколадом.
– Юю сказал, что ты раньше на «скорой» работал, а теперь в ординатуре учишься, так ведь?
– Так, – подтвердил Данилов, не любивший рассказывать в подробностях свою био- графию.
– У нас хорошо, – сообщил Валера. – Сам не пойму, чего отсюда все сваливают. Можно подумать, что в других местах лучше.
– Хорошо там, где нас нет, – вставил Данилов, чтобы не показаться невежливым.
– Я здесь уже шестой год, – Валера отломил от плитки очередную дольку и, сунув ее в рот, зачмокал от удовольствия. – Люблю сладкое, по мне это видно.
Данилов почувствовал расположение к Валере. Причиной тому был не коньяк и не шоколад – ему всегда нравились люди, умеющие смеяться над собой.
– Я ведь тоже когда-то учился на врача, – поведал Валера, – в Саратове. Отчислили с третьего курса – завалил летнюю сессию. Пересдать тоже не удалось, пришлось идти слу- жить. Вот так…
Валера разлил оставшийся коньяк.
– А после армии? – поинтересовался Данилов.
– А после армии женитьба, поиски хорошей работы, и как видишь! – Валера обвел рукой вокруг, словно демонстрируя свои достижения. – Вот такие пирожки. Ну, давай за все хорошее!

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
19
После того как коньяк был выпит, мужчины минут десять поговорили «за жизнь» – обо всем и ни о чем. Беседу прервал звонок.
– Привезли кого-то, – Валера не торопясь вымыл стопки, убрал их в тумбочку, отправил пустую бутылку и обертку от шоколада в корзину для мусора, стоявшую под раковиной, и только тогда пошел открывать.
По дороге из раздевалки Данилов заглянул в приемную. Валера разговаривал с незна- комым мужчиной в форме парамедика.
– Всего хорошего! – сказал он Данилову. – Будем считать, что знакомство состоялось.
– И тебе не кашлять!
На выходе Данилов попрощался с угрюмым усатым охранником и поспешил домой,
предвкушая горячие бутерброды с кофе, душ и прочие радости жизни.

А. Л. Шляхов. «Доктор Данилов в морге, или Невероятные будни патологоанатома»
20
1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов
связь с админом