Главная страница

Доклад-Английские-корни-немецкого-фашизма. Английские корни немецкого


Скачать 1,59 Mb.
НазваниеАнглийские корни немецкого
АнкорДоклад-Английские-корни-немецкого-фашизма.pdf
Дата07.10.2018
Размер1,59 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDoklad-Angliyskie-korni-nemetskogo-fashizma.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#55762
страница2 из 36
Каталогid192492530

С этим файлом связано 64 файл(ов). Среди них: 26. Политико-экономическая ИСТОРИЯ СССР и России.docx, MedBooks-Medknigi_Lanshakov_V_A__Gyunter_V_YE_Plotkin_G_L_i_dr__, Skulte_V_I__Angliyskiy_dlya_malyshey_Metodicheskie_ukazania_i_kl, Doklad-Angliyskie-korni-nemetskogo-fashizma.pdf, 25. О потерях и приобретениях при Горбачёве-Ельцине..docx, 24. О методе изложения мысли по спорному вопросу.docx, B_Kandidov_-_Legenda_o_Khriste_v_klassovoy_borbe.pdf, Topografia_silovykh_napryazheniy_v_kostyakh_pri_trav.pdf и ещё 54 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
* Крайним проявлением этого убеждения стал религиозный англо-израильский культ, отождествлявший англосаксонскую расу с потерянными коленами Израиля прим.
автора)
XXVIII
.
15
ство избранности Богом исключительно в целях безжалостной империалистической эксплуатации»
XXXI
Морализм Гладстона также сыграл серьезную роль в преодолении мещанских тенденций в обществе, ориентированном на денежные ценности, и лицемерных заявлений о моральном долге. Это был период, когда предоставление свобод стало считаться особой миссией Британии — речь шла о предоставлении свободы рабам (после того как Англия перестала быть мировым лидером в работорговле. Борьба с рабством и работорговлей продемонстрировала британский гуманизм в действии. Таким образом, право на власть было связано с моральными установками англичан
XXXII
Однако наделе эти установки были направлены скорее против работорговли, которой занимались арабы, а не сами англосаксы (например, североамериканские южане. Хрупкое равноправие. между белым охотником и африканским вождем, британским торговцем и его африканской любовницей, или миссионером и потенциальными новообращенными было в значительной степени нарушено. расовыми установками. И с тех пор, как империя стала прочной, британцы оказались неспособны относиться к африканцам как к человеческим существам, — утверждали авторы Прелюдии к империализму. Отношения африканских племен друг к другу затмевали этноцентризм отдельных британцев. В результате, африканская жизнь обесчеловечивала и доводила до звероподобного состояния чувствительность людей»
ХХХIII
В подобном же духе высказывался и полковник Бедфорд Пим (в третье десятилетие правления королевы Виктории) в Лондонском антропологическом обществе Англии еще предстоит учиться тому, как следует править чужеродными расами. И последовавшая затем резня британского гражданского населения индийскими мятежниками в 1857 г, ставшая предпосылкой для паники из-за вымышленного негритянского бунта на Ямайке в 1865 г. (страха перед неграми, пьяными от крови и спятившими от возбуждения, даже в большей степени, чем страхи, связанные с освобождением рабов в Соединенных Штатах, повлекла за собой господство расистской идеологии в викторианскую эпоху
XXXIV
(Расизм англосаксов не в последнюю очередь был направлен и против кельтов. Так, Томас Карлейль спрашивал Разве это невеликое благословение — избежать участи родиться кельтом большинство ирландцев были, по его мнению, свиньями в человеческом обличье (1849). В голодные годы 1846—
1848 гг. стало ясно, на какие крайние меры готова была пойти Англия, чтобы очистить Ирландию от коренных жителей. Послабления, которые давало
16
ирландцам английское правительство. осмотрительно сохранялись на уровне, обеспечивавшем соответствующие демографические перемены. приветствуемые лидерами английского общества и правительства Смертность от голода и эмиграция. очистили земли от нерентабельных производителей и освободили

место для более совершенного сельскохозяйственного предприятия, — напоминал Ричард Рубинштейн. Кг. эдинбургский профессор анатомии Роберт Нокс не только стал приписывать ирландцам целый ряд качеств, несовместимых с чертами среднего класса. Он научно доказывал, что источник всех бед Ирландии кроется в расе, кельтской расе Ирландии. Следует силой изгнать эту расу с земель. они должны уйти. Этого требует безопасность Англии. Ведь человеческие качества зависят исключительно от расовой природы».)
Такие установки не в последнюю очередь способствовали изменению представлений британцев о туземцах в 1865 г. Даже те протестанты, которые отказывались принимать доктрины англиканской церкви и считали вначале середине XIX века, что церковь не имеет отношения к мирским делами, следовательно, несильно верившие в божественную избранность Британской империи, стали приобщаться к делу империалистов. Таким образом, ко времени формирования взглядов Гитлера в Британии стало преобладать то течение британской империалистической мысли, которое считало, что колонии существуют исключительно для блага расы господ — вместо предшествовавшего ему британского же представления о колониях как о ниспосланной Богом возможности нести в мир доброе нравственное правление (как писала Кэтрин
Тидрек)
XXXV В результате Гитлер увидел в британском империализме только последнее направление, исключая предшествующее. Однако фюрер немецкого нарда несильно ошибался, усматривая в империализме англичан только одну сторону, отражавшую ту точку зрения, которая превалировала в годы его юности. В то время, когда Гитлер учился в школе, Сесил Родс заявил (1899): Либералы и консерваторы из кожи вон лезут, чтобы показать, кто же из них — самые великие и исполненные энтузиазма империалисты. Один из них — Лайонел Кертис — между 1934 и 1937 гг.) опубликовал трехтомное сочинение «Civitas Dei», призванное доказать. что Британское содружество явилось. высшим воплощением. "нагорной проповеди, переложенной на язык политики. И все же даже в момент наивысшего расцвета империализма англичанин Сидней Болл из Оксфорда утверждал, что империализм является последним прибежищем негодяя (как однажды заметил доктор Самуэль Джонсон по поводу патриотизма)
XXXVI
17
(Вероятно, Англия — единственная в мире великая страна, в которой интеллектуалы стыдятся собственной национальной принадлежности, — заявил как-то Джордж Оруэлл — еще до того, как Германия была запятнана зверствами национал-социализма. В некоторых левых. кругах полагают, что в принадлежности к английской нации есть нечто постыдное...»
XXXVII
)
Еще один оксфордский профессор — Винсент Харлоу — нарушал непререкаемое правило, согласно которому джентельмен никогда не должен выказывать своих чувств он приводил в замешательство будущих колониальных чиновников тем, что не мог без слез говорить о благородной миссии попечительства по отношению к отсталым расам. Стоит вспомнить и Гарфилда
Тодда, который, начиная с х гг., был миссионером в Родезии. После того, как Родезия отделилась от Великобритании, Тодд был арестован за свои выступления против расовых притеснений
XXXVIII
Однако подобные примеры являлись лишь исключением. Не только в дни расцвета Британской империи этос империализма пронизывал буквально все средства массовой информации. В массовой культуре не существовало никакого
антиимпериализма», — утверждал Джон Маккензи. Критика империализма замалчивалась пародии высмеивали сами себя в мюзик-холлах. Даже в е гг. Джон Ю. Норвич вспоминал Империя окружала нас повсюду. она была основой нашей жизни. Тогда мы все были империалистами. Даже после окончания первой мировой войны Британия все еще могла позволить себе смотреть на мир через призму своего особого имперского статуса. расового превосходства и высокого национального самомнения. Давая четкие определения характерных признаков британской расы, создатели книг для юношества решительно отграничивали англичан от представителей других рас. Даже оксфордский профессор истории Джеймс Энтони Фрод высказывался против отмены рабства для африканцев. После 1890 г. в Британии практически перестали ставить мелодрамы о жизни чернокожих рабов, которые раньше играли для рабочих. Мелодрамы в мюзик-холлах больше не настаивали на том, что целью британского правления является освобождение»
XXXIX
Подданные Британии, лишенные в своем большинстве избирательных прав, вынуждены были довольствоваться правлением лучших, тех, кто занимал более высокое положение. Однако и после того, как это большинство получило некоторую возможность участвовать в политической жизни, оно практически не обладало политическим сознанием. Тем не менее консервативные классы считали, что рабочие чувствовали свою отчужденность от основных ценностей, и потому представляли опасность. В результате между двумя войнами в Британии была создана политическая культура среднего класса, построенная на противостоянии угрозе со стороны недовольного рабочего класса. В конце первой мировой войны британский средний класс был мобилизован. перед лицом растущей враждебности к политике, проводимой рабочим классом, — писал Росс Маккиббин. В качестве примера он цитировал слова Ричфорда, опасавшегося бесчисленных людских масс, не признающих ни одного из стандартов человеческого общества и всегда готовых поглотить их. Авторы Тайного сговора Чемберлена и Гитлера приводят воспоминания, касающиеся леди Дианы Мэннерс, которая вовремя всеобщей забастовки 1926 г. слышала скрип тележек и падение отрубленных голов. В ответ на ее взволнованные расспросы, когда же они смогут достойно уехать из страны, ее муж Дафф Купер отвечал не раньше, чем начнется резня. И все это несмотря на то, что избиратели от британского рабочего класса сохраняли почтительное отношение к консервативной элите и придерживались мнения, что она более приспособлена для руководства, чем они сами. (Этого отношения не смогли изменить даже ужасные условия жизни рабочих, например, на рудниках Южного Уэльса, которые описал в своих романах Кронин.) При этом рабочие презрительно или же безразлично относились к остальному миру. Они испытывали чувство искреннего удовлетворения оттого, что являются британцами, а не какими-нибудь иностранцами. Именно такое отношение было свойственно Сесилу Родсу и лучшим представителям британской расы, именно такое отношение ранее стремился привить британцам премьер-министр
Дизраэли. (Посол Его Величества короля Великобритании, сэр Невилл Гендерсон полагал, что все иностранцы невыносимы Financial News» била тревогу, утверждая, что даже собственная политическая машина Британии до такой степени подчинила себе британское человечество (sic), что ей удалось втиснуть в одну десятую избирательных участков британского парламента людей чужой крови в качестве своих
представителей. Чужеродная кровь. из синагоги Каиафы... может просочиться на самые верха британской политической машины. Демократические реформы, проводимые этой политической машиной есть нечто иное, как выковывание новых цепей для нации рабов Мир. реформа — демонические слова, воплощающие настоящее евангелие Синагоги Сатаны. это орудие Дьявола, собирающегося украсть мечу святого Георгия. В этом тексте (Зов Меча) заявлялось, что мир как выгода является доктриной Мамоны, а не Христа. Меч отделит
19
вселенскую правду от вселенской неправды, — настаивал Дж. Кларк, автор памфлета, опубликованного в 1917 г. в издательстве «London Financial News». Кларк утверждал, что Пруссию и Германию населяют не христианские, но иудейские нации. Шейлок — их священнослужитель. В его представлении евреи и немцы были тождественны. Как показал Панаи (Враг среди нас, уже в июле 1918 г. в Британии разразилась паника, связанная с присутствием немецко- еврейской тайной руки. Евреи, нанятые Германией, подрывают мощь Британии при помощи проституции и венерических заболеваний. Германия всегда стремилась заразить чистые нации со свойственной гуннам кротономанией», — писала газета «The Vigilante», предвосхищая тем самым навязчивые представления Гитлера и Юлиуса Штрайхера о евреях. В Британии времен первой мировой войны враждебное отношение к евреям сочеталось с таким же отношением к немцам, а представление о зловещей тайной руке прежде связывали нес евреями, ас немцами. Считалось, что именно немецкие агенты контролируют партию либералов и партию юнионистов, что это они стоят за суфражистками и пацифистами, их же обвиняли в организации забастовок. Об этом заявлял, например, автор Невидимой руки Киртон Варлей. Еще в 1917 гон внес предложение, согласно которому королю, военно-морским силами армии следовало собрать верных представителей нации и наделить их полномочиями править. Новым Государством — после отказа от следования любым партийным интересам — Варлей говорил об этом еще за пять лет до прихода
Муссолини к власти и формирования замысла «Mein Д. С. Льюис в своей книге об Освальде Мосли и фашизме в британском обществе (1987) подтверждал, что фашизм был не чужд Британии. Он не был привезен из-за границы. Фашизм развился на британской почве в соответствии с британскими требованиями. Выступай за сильную империю, английский фашизм придерживался патриотической программы. Высказывать предположения, будто британскому обществу были свойственны какие-то особые уникальные качества, предохранявшие его от фашизма. значит проявлять излишнюю самонадеянность. Лучше обойтись. без популярного мифа, согласно которому фашизм был искоренен такими чертами британского характера, как умеренность и терпимость. Возможно, мы уделяли слишком мало внимания британской "традиции" фашизма и тому, что сформировало ее, — заметил Ричард Терлоу
XLIII
В действительности влиятельная — если не решающая — часть консерваторов была предрасположена в целом рассматривать фашистов как защитников установленного порядка во всех частях света, где существовала угроза социализма, — писала Маргарет Джордж. Росс Маккиббин утверждал, что именно всеобщий страх перед социализмом объединил в х гг. британский средний класс, чье отношение к самому принципу демократического правления было амбивалентным
В Англии насчитывалась не одна тысяча правых, ждавших своего часа. они были очарованы Гитлером и его Новым порядком и были готовы поддержать его не только перед войной. Ядро правых, входившее в состав британского истеблишмента и имевшее, несмотря на свой экстремизм, значительное влияние, с одобрением относилось ко многим начинаниям Гитлера. Страшно даже подумать, что они могли бы предпринять, если бы Гитлер обрел контроль над Британскими островами. у них было очень много общего с врагом, — писал Н. Бетелл в Войне, которую Гитлер выиграл. Сентябрь 1939 г.».)
Ситуация, сложившаяся в Британии того времени, станет еще более понятной, если вспомнить, что именно в этот промежуток — перед 1914 г. и вплоть дох гг. — Англию обычно не называли демократической страной она была "свободной" или же "конституционной, ноне, или пока еще не, демократической. Преподобный Кристофер Уайвилл (1792) был далеко не последним англичанином, обеспокоенным тем, что расширение избирательных прав сделает частную собственность и общественные свободы доступными для неуправляемого и дикого сброда, а народные выборы приведут к чудовищному хаосу. Стэнли Болдуин, трижды становившийся премьер-министром от консерваторов, заявлял (вплоть дог Мы должны ограничить избирательные права вновь. Даже Уинстон Черчилль отмечал, что выборы — ив странах с самой развитой демократией — считаются несчастьем, препятствующим социальному, нравственному и экономическому развитию (и это несмотря на то, что две трети всех членов британского парламента, избранных между 1660 и 1945 гг. происходили всего лишь из 368 семей)
XLV
Последнего британского послав гитлеровской Германии, сэра Невилла
Гендерсона называли представителем упадочного правящего класса, неспособного смириться с преобразованиями в обществе. В межвоенный период британская политическая экономика была целиком подчинена. интересам. среднего класса, предвидевшего, что подобные преобразования могли пойти гораздо дальше в случае, если Британия окажет вооруженный отпор экспансии Третьего рейха. Ведь невозможно было провести перевооружение, избежав при этом чрезвычайного увеличения роли организованного рабочего класса в обществе. Нив коем случае нельзя забывать об этом, говоря о политике умиротворения Гитлера. В результате, странная война продолжавшаяся до тех пор, пока Черчилль не принял на себя руководство страной в 1940 г. и не спас демократию явилась попыткой и после объявления войны сохранить порядок, существовавший в довоенные годы. Порядок, при котором (по словам Невилла Чемберлена, обращенных к королю Георгу VI) Германия и Англия играют роль двух столпов, на которых держится мир в Европе, и являются оплотом против коммунизма. Не только Бетелл отмечал, что Чемберлен, этот борец за мир в наши дни стремился дать Германии возможность начать экспансию на Восток».
(Несмотря на привычные заявления, особенно популярные в годы холодной войны, сегодня уже нельзя отрицать, что Советский Союз предлагал значительную военную помощь своим чешским союзникам. Именно Россия предлагала предоставить чешскому правительству семьсот истребителей. Румыния согласилась. пропустить сто тысяч советских солдат до Чехословакии
Фюрер, в свою очередь, нашел понимающего собеседника в лице Невилла
Чемберлена, когда пожаловался ему на то, что он не почувствует себя в безопасности до тех пор, пока не будет аннулирован договор о взаимопомощи между Россией и Чехословакией. Предположим, что. Чехословакия не будет более связана обязательствами помогать России в случае нападения на нее. решит ли такое положение дел ваши затруднения, — отвечал ему Чемберлен (о чем он сделал запись в дневнике. Таким образом, Гитлер мог расценивать давление Чемберлена на Чехословакию (и ее союзницу Францию) как подтверждение тому, что Британия не станет препятствовать нападению Германии на Россию, а, возможно, даже активно поддержит такую политику рейха. При этом англичане не могли ожидать нападения немцев на Россию от какого-либо не нацистского правительства.
В результате становится понятным, почему в годы проведения политики умиротворения Англия решительно отвергала все предложения со стороны сильной и влиятельной оппозиции внутри Германии. А британское министерство иностранных дел даже в августе 1945 г. сочло крайне опасными послевоенные показания гитлеровского генерала Франца Гальдера о военной слабости Германии на момент передачи Невиллом Чемберленом чехословацких укреплений Гитлеру. Действительно, эти секретные показания подрывали доверие к британской политике умиротворения, ведь Гальдер утверждал, что
21 дивизии Гитлера противостояли 35 хорошо
22
вооруженных чешских дивизий, что на Западном валу стояло лишь 5 дивизий рейха. Таким образом свидетельство генерала Гальдера подтверждало, что Мюнхен. стал чудовищными незаслуженным триумфом гитлеровских методов запугивания. Он [Гальдер] даже рассказало заговоре против Гитлера, провалившемся благодаря неожиданному приезду Чемберлена в Германию. Правоту показаний Гальдера подтверждал, например, офицер Берлинского Штаба британского Главнокомандующего Стил. Более всего министерство иностранных дел Британии было обеспокоено возможностью утечки этой информации. в особенности угрозой ее попадания в американскую прессу и тем, что разглашение этих вредных сведений повлечет за собой. демонстрации, направленные против военных преступлений. Однако, к счастью для Британии и ее престижа, немецкое общество не стало критиковать англичан зато, что они не поддерживали заговоры против Гитлера, — отметил в 1951 г. начальник политического отдела Главного управления британской оккупационной зоны в
Германии
XLVIII
И действительно, немецкие средства массовой информации не только почти не уделяли внимания критике подобного рода — более того, когда британская пресса сравнила левого министра финансов Оскара Лафонтена с гитлеровским гауляйтером (1998), немецкий деятель не стал в ответ напоминать о тайном сговоре Гитлера и Чемберлена. Когда английская «Daily Mail» (та самая газета, которая в свое время более, чем все другие иностранные издания, превозносила
Адольфа Гитлера) развернула массовую кампанию против немецкого министра культуры, социал-демократа Михаэля Нойманна, называя его преемником
Геббельса»
XLIX
, он, тем не менее, не стал в ответ прибегать ник одному из фактов, описанных в данной книге. Так как уже начиная с 1871 г. английские модели стали служить образцами для немецких политиков, а общественное мнение Германии при всех четырех последовательно сменявших друг друга режимах — монархическом, республиканском, нацистском и натовском — относилось к
английскому государству как к высшей политической школе, то напоминания о бесчисленных отсылках Гитлера к британским примерам до сих пор считаются в Германии оправданием нацизма и правым экстремизмом — какими бы антифашистскими они ни были по своей сути.
Одна из причин такого забвения кроется в представлении о коллективной вине всех немцев, признание которой стало чем-то
* Английское искусство управления государством было предметом зависти немцев, — отмечал в 1926 г. немецкий министр-демократ Отто Гесслер прим. автора).
23
вроде пропуска в свободный мир НАТО, и предпосылкой для экономического чуда при Аденауэре. Поскольку в 1944—1945 гг. немецкий народ не восстал против тех, кто привел его к войне и чудовищному поражению (как это отчасти было в 1918 г, то многие бывшие нацисты смогли войти практически вовсе институты власти послевоенной Федеративной республики Германии. Их организаторский талант и умение приспосабливаться оказались незаменимы для восстановления послевоенной Германии и экономического чуда. Одним из следствий приятия бывших нацистов в немецкое общество стало провозглашение коллективной вины всего народа ведь если виновны все, то невозможно уже обвинять отдельных лиц. А поскольку абсолютно все не могут быть виновны, то делался вывод, что невиновен никто. Следование такой логике (которую трудно назвать аристотелевской, довольно часто приводило к различным абсурдным заявлениям. Так, в кругах содружества студентов юридического факультета утверждалось (такие высказывания делались якобы для защиты немецкого народа от обвинений в коллективной ответственности, что коменданту Освенцима Рудольфу Хёссу был вынесен несправедливый приговор. В результате нацистский геноцид очень часто стали рассматривать сквозь призму других несправедливых поступков, совершенных противоположной стороной (или вменяемых ей в вину).
После падения Третьего рейха именно англоязычные победители предложили Западной Германии свои демократические образцы правления. Германия добровольно продолжала зависеть от англосаксонских моделей, игнорируя свои прежние демократические стремления крестьянскую войну 1524—1525 гг., революции 1848— 1849 гг. и Ноябрьскую революцию 1918 г, которая привела к становлению первой современной демократии на немецкой почве. Результатом такого длительного перевоспитания стала безоговорочная вера в то, что немецкая история не смогла сама породить демократическое государство, что она была лишь сплошным отклонением от правильного пути и что нацистский фашизм следует считать исключительно немецким феноменом.
Все это, в свою очередь, способствовало закреплению соглашения, согласно которому понятие о коллективной вине применялось только по отношению к немецкому народу, — по крайней мере, среди западных союзников. И, естественно, ни одной публикации в Германии не полагалось напоминать наставникам немцев о том, откуда к ним пришли расизм и даже геноцид. В то время как 29 марта 1947 г. Хёсс был приговорен в Варшаве к смертной казни и несколько дней спустя казнен в Освенциме.

24
упоминание о любых русских (не говоря ужо сербских или иракских) образцах для Адольфа Гитлера не вызывает никакого негодования, любая отсылка к британским образцам, которым подражал фюрер, подпадает под жестко регламентированное табу — несмотря на подробные описания подобных
образцов в английской историографии и на многочисленные заявления самого Гитлера о том, что же послужило для него моделью.
В результате английский перевод следующего текста из книги Ханны Арендт Элементы и происхождение тоталитарного господства английское общественное мнение. создало самую плодородную почву для. возникновения биологических представлений о мире, целиком ориентированных на расовые доктрины — зазвучал таким образом английское общественное мнение. стало плодородной почвой для различных натуралистических доктрин, возникших в то время. Комментарии излишни. А перевод текста, касавшегося непреодолимой дистанции от туземцев, на которой держались английские колониальные чиновники и которая послужила причиной для ненависти к ним превратился в следующий эвфемизм отчужденность была свойственна всем британским чиновникам. Такой перевод отражал, скорее, представления послевоенной Западной Германии, чем Британии. Надо сказать, что и мой собственный текст был покалечен подобным же образом. Некий мистер Питер П. Борнхаузен, тщательно редактировавший мою лекцию Представление о Третьем Риме и Третьем рейхе для публикации, вычеркнул следующие давно известные цитаты из сэра Чарлза Дилка и Герберта Джорджа Уэллса: голые варвары. спаслись от истребления, потому что европейцы не могли постоянно жить в их климате в Индии единственным разумными логичным решением в отношении низшей расы является ее уничтожение. (Некто иной, как Тойнби напоминал об этом англичанам еще в 1934 г.)
L
Аналогичным образом подробнейшая история немецкого антиинтеллектуализма, написанная Дитцем Берингом
LI
, откровенно опускает фёлькише (прото-нацистское) заявление Фридриха Ланге (1899) о том, что следование британским образцам, усвоение духа джентльменов. приведет к тому. что стечением времени образованных людей среди немцев будет все меньше. Напротив, мы пройдем через все стадии. воспитания, чтобы научиться владеть миром, и станем на равных с нашими заморскими двоюродными Немецкое издание этой книги вышло уже после английской публикации — в 1955 г. под названием "Elemente und Ursprunge totaler Herrschaft" прим. автора).

25
братьями, уже владеющими миром. это произойдет тогда, когда мы станем похожи на них»
LII
Поклонник Англии Эрнст Хэкель (1834—1919) утверждал, что немцы достигли бы гораздо больших успехов в управлении колониями, если бы перестали руководствоваться идеалистическими представлениями. Сам он был очень привязан к Англии и часто посещал эту страну. Эрнст Хэкель в значительной степени способствовал распространению социал-дарвинизма в Германии. Он занимался популяризацией идеи об аристократических принципах устройства природы, ставшей впоследствии частью доктрины Гитлера, и являлся членом прото-нацистского Общества Туле. Хэкель называл англичан и немцев двумя тевтонскими народами и мечтал об их союзе — точно также, как Хьюстон
Стюарт Чемберлен, главная работа которого предвосхитила основные установки
Хэкеля. Однако немец Хэкель так никогда и не смог подняться на одну ступень с англичанином Хьюстоном Чемберленом (1855— 1927) в анналах нацистской истории. Влияние Чемберлена на Гитлера не в последнюю очередь объяснялось псевдовагнерианским освящением понятия фюрер, придуманным этим онемеченным британцем — духовным лидером наследников Рихарда Вагнера. Именно Чемберлен посвятил Гитлера в Спасители германской расы, именно он назвал его посланником богов. В тоже время, преследуя чисто
практические цели, Гитлер видел за расовыми доктринами Чемберлена пример, который давало ему мировое господство имперской расы, мировая гегемония Британской империи.
Тем не менее роли Чемберлена как вдохновителя Адольфа Гитлера не уделялось должного внимания — по крайней мере в той степени, в которой оно действительно было оказано. Так, Чемберлена как теоретика нацистского расизма ставили в один ряд с графом Жозефом Артуром де Гобино*. Возможно, такое сопоставление и является вполне адекватным, когда дело касается хронологии становления общеевропейских идей о превосходстве арийской расы однако такое сравнение представляется совершенно необоснованным в контексте расизма Гитлера. Ведь не графа Гобино, а именно Хьюстона Чемберлена назвал отцом нашего духа, пионером нацизма и первопроходцем Йозеф
Геббельс
LV
. Более того, в 1925 г. газета «Volkischer Beobachter», являвшаяся официальным органом нацистской партии, прославила труд Чемберлена Основы девятнадцатого века как Библию Движения. Гобино же чита-
* Жозеф Артур де Гобино (1816—1882) — французский социолог, писатель и публицист, один из основателей расистской теории и расово-антропологической школы в социологии.
26
ли в Германии гораздо меньше. Таким образом, хотя именно Гобино первым сформулировал теорию расизма во Франции, реализация этой теории на практике не началась там. Напротив. Многие отмечали, а среди них и Арнольд
Тойнби, что ярые англосаксонские расисты. считали, будто "романцы" отлично ладят с "ниггерами"», поскольку «"романцы" — весьма сомнительная категория белых людей. Немецкие расисты вообще относились к французской колониальной империи как к негативному прецеденту, как к примеру расовой дегенерации, явившейся следствием смешанных браков, и потому служившей предостережением. Британская же империя и населявшая ее имперская раса с неизменным постоянством называлась образцом для подражания (который был впоследствии превзойден, она была моделью, которую Гитлер использовал в качестве оправдания.
Исходя из этих соображений, я не стал рассматривать в данной книге влияние, которое французский расизм (Gobineau.
«Essai sur l'inegalite des races humaines».4 Vol. Paris, 1853—1855 (немецкое издание вышло в 1898—1900 гг.);
Vacher de Lapouge. «L'aryen. Son role social». Paris, 1899 (немецкий перевод появился в 1939 г) оказал на становление нацистской идеологии. В этой книге не затрагивается и (пассивная) роль Франции в поощрении нацистской экспансии — так называемая политика умиротворения — поскольку в данном вопросе Франция почти полностью зависела от позиции Британии.
В настоящем издании я стремился сделать факты истории дипломатических отношений того времени, например, факты, приведенные в книге Лейбовитца и
Финкеля Тайный сговор Чемберлена и Гитлера, более понятными, напомнив о некоторых (отнюдь небезызвестных) элементах английской политической культуры. Эта книга не делает никаких открытий, касающихся политической культуры викторианской эпохи и эпохи правления короля Эдуарда VII в Англии. Она лишь указывает нате аспекты британской культуры, которыми восхищался Гитлер и которым он стремился подражать. В этой книге не рассматриваются и те аспекты идеологии Гитлера и нацизма в целом, которые возникли и сформировались вне влияния реальных или воображаемых британских моделей. Было бы излишним говорить о бесконечном количестве чисто немецких предшественников гитлеризма их итак повсюду цитировали в многочисленных изданиях, посвященных Третьему рейху. Но вот настолько же очевидные
примеры влияния идей британского империализма на формирование представлений о себе гитлеровской Германии и ее устремлений почти не анализировались — по крайней мере в той степени, в какой они того заслуживают. Однако
27
необходимо уточнить, что Гитлер радикально «тотализировал» вовсе не тоталитарные британские модели. Таким образом, тематика данной книги практически не затрагивает ту обширную литературу, которая написана о гитлеровском тоталитаризме. Эта книга целиком посвящена влиянию английских образцов на нацистскую идеологию. Ибо, если собрать воедино все немецкие материалы, отражающие только одну эту проблему, получилась бы не такая уж маленькая библиотека.
Я хотел бы поблагодарить библиотекарей Гейдельбергского университета г- жу Филипп и г-на Дитера Кляйна за предоставление дополнительных материалов, д-ра Фрэнка Паза (Нью-Йорк) за возможность работать с некоторыми материалами из США, профессора С. Митра из университета Ноттингема за советы, касающиеся важных источников, о заявлениях Дж. Неру о связи фашизма с империализмом, и д-ра Д. Балза из Гейдельберга, обратившего мое внимание на отрывок о Гитлере и немецкой англофилии в книге Н. Зомбарта «Rendevous mit dem Weltgeist: Heidelberg 1945—1951». А также г-жу Бланку Луз Пулидо за ее неоценимый труд в доведении до ума этой сложной и довольно замысловатой рукописи.
Само собой разумеется, что только я несу ответственность за содержание этой книги, задуманной мной еще в 1948 г.
Мануэль Саркисянц Мерида, Мексика, июль Происходящее в Британской империи всегда интересует нас в первую очередь ведь там. наши наставники..
Карл Петерс*
Я ощущаю, что в английской империи добился положения избранника основательный, медлительный человек с Севера, одной крови со мной.
Ханс Гримм**
* Петерс Карл (1856—1918) — нем. колониальный деятель, основатель колонии Германская Восточная Африка, в 1891 — 1893 г. — рейхскомиссар этой колонии Гримм Ганс (1875—1959) — нем. писатель, автор романа "Народ без пространства, широко использовавшегося в нацистской пропаганде. Долгое время жил в Южной Африке, где занимался коммерцией.
29
...Для этого у нации должна быть счастливая история нации господ, длиной лет в триста—
четыреста — как у англичан.
Генрих Гиммлер
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

перейти в каталог файлов
связь с админом