Главная страница

Библиотека Альдебаран


Скачать 1,97 Mb.
НазваниеБиблиотека Альдебаран
АнкорYugowar.pdf
Дата12.11.2018
Размер1,97 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаYugowar.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#58174
страница6 из 37
Каталогid20878082

С этим файлом связано 7 файл(ов). Среди них: Yugowar.pdf, Nemetskaya_uniforma_1919-2000.pdf, Kabesas_Omar_-_Stanovlenie_Boytsa_-_Sandinista_1987.pdf, Бондаренко- Подлинная история Майора Вихря 2014 г.docx, start_strany_sovetov.doc.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
Олег Валецкий: «Югославская война»
24
казармах ЮНА захваченное хорватскими силами.
Цифры тут были немалые: до 160 танков, 150 БТР и БМП, до 130 зенитных установок и столько же примерно ЗРК, около трех сотен минометов, до двух сотен гаубиц и пушек и пару десятков РСЗО. Все это довольно приблизительные цифры, относящиеся, главным образом, на оружие Вараждинского корпуса, а также частей, выводимых из Словении. Однако, даже эти цифры свидетельствуют о большом поражении ЮНА, и о человеческих жертвах, и никто за это ответственности не понес, а командование Вараждинского корпуса в Белграде позднее было освобождено от уголовной ответственности военным судом.
Впрочем, другого ожидать было нельзя, ибо сам командующий ЮНА, генерал Велько
Кадиевич в своих телефонных переговорах с Туджманом вел себя более, чем либерально, тогда как созданный при его большом участии СК-ПЮ (союз коммунистов — движение за
Югославию), в особенности в офицерской среде вел себя весьма агрессивно.
Конечно, можно предательством объяснить стратегическую ошибку командования ЮНА, двинувшей главные силы на второстепенный приграничный Сербии Вуковар, а не на Загреб, что привело бы к слому всего сопротивления Хорватии, или же, в ином случае — на Задар и
Карлобаг на Адриатике, и на Вировитицу, и Вараждин на венгерской границе, что, кстати, и предлагалось тогда многими югославскими военными и политиками, что привело бы к рассечению Хорватии на три части. При этом, в последнем случае, ЮНА наступала бы линиями наименьшего сопротивления там, где было много местных сербов и гарнизонов ЮНА, что обеспечило бы надежное удержание взятых рубежей. Республика Сербская Краина имела бы столицу не в маленьком провинциальном Книне, а в большом порту Задаре, и этим задержала бы большую часть от почти миллиона хорватских сербов в своих границах.
Впрочем, верх ЮНА судьба сербов Хорватии не слишком волновала, и вопреки провозглашаемой цели ЮНА в защите сербского населения, на практике сербы стали объектом торговли а тем самым и травли, как, якобы, «пятая колонна» оккупантов, и все усилия многих низовых командиров оказывались нейтрализованы политикой армейского верха, видевших в этих местных сербах лишь второстепенный фактор войны. Между тем, именно интересы местных сербов должны были защищаться ЮНА, ибо где местные сербы не закрепили успехи
ЮНА, там они оказались неиспользованными. Однако и это можно отчасти отнести к вине югославских политиков, не желавших признать приоритета сербских национальных интересов в государственной политике, хотя ЮНА, в общем-то, верно служила этим же политикам.
Можно обвинить последних и за противоестественную кадровую политику в ЮНА, когда на верх часто продвигались офицеры низких волевых и профессиональных качеств, тогда как офицеры талантливые намеренно задвигались в угол. Наконец достаточно велика вина была и в самом принципе комплектования ЮНА на основании всеобщей воинской повинности, Не столь важны ее сроки. Двенадцать месяцев, пятнадцать месяцев ранее, отмененные в восьмидесятых годах, или даже 24 месяца, что было одно время при Тито. Восемнадцатилетние люди с неустойчивой психикой, участвовавшие в опасных кровопролитных заданиях, призываемые ныне в армии многих стран, для этого не подходят. Всю историю человечества наилучшими для такой службы считались люди, хотя бы на несколько лет старше, а еще лучше — тридцатилетние. Именно подобный молодой состав в ЮНА послужил причиной недостатка хорошей пехоты, что приводило к большим потерям в бронетанковой технике, отрывавшейся от нее. Объективными можно считать и недостатки пополнения резервистами, призываемых часто без всякого учета их настоящих знаний и способностей и посылаемых на фронт всего на
45 дней, что не давало им ни опыта, ни знаний. Антивоенная компания в Сербии и Черногории, только из которых и призывались резервисты, шла по всем направлениям: от организации антивоенных митингов до многочисленных случаев коррупции и предательства в самой власти, и в том числе и в армии.
Можно отнести к объективным недостаткам и явно неудовлетворительное использование патриотического подъема в сербском обществе, хотя тысячи добровольцев в своих почти единодушных суждениях главной причиной столь неудовлетворительных условий считали как раз существующую военную организацию.
Все это, конечно, объективные причины, хотя столь сильная «объективность» могла быть оправданием для любого поражения в любой войне.

Олег Валецкий: «Югославская война»
25
Но все это могло быть преодолено хотя бы просто тяжестью боевой массы ЮНА, имевшей на вооружении свыше двух тысяч танков и других боевых машин, а также 6-7 тысяч минометных и артиллерийских стволов и реактивных систем залпового огня, до пяти тысяч зенитных артиллерийских установок, до двух тысяч противотанковых пушек и ракетных комплексов несколько сот вертолетов и боевых самолетов в конце 1991 года, то есть и после захватов немалого количества своего вооружения в Словении и Хорватии. Сам факт многократного технического превосходства ЮНА над хорватскими силами уже на самом хорватском театре боевых действий, никем не оспаривался. Конечно, война в Хорватии шла довольно-таки специфическая, и практически она велась главным образом командирами уровня, максимум, до бригады.Разумеется, случалось что и генералы командовали ротами и батальонами в боевой обстановке, но дело не в этом, а в самом масштабе этих боевых действий.
Первое время, главным образом шли боевые действия вокруг казарм и нападали на них как раз хорватские силы, и командовать тут непосредственной обороной могли командиры корпусов, дивизий и бригад. Однако практически в их подчинении было несколько сот или тысяч военнослужащих, а сами боевые действия имели почти исключительно тактическое значение, даже когда ЮНА перешла, пусть в ограниченные наступательные операции. Уже сама цель боевых действий в «деблокаде» казарм ЮНА, в которых вместе с войсками укрывались семьи военнослужащих и местные сербы, не могла обеспечить оперативный размах действиям ЮНА.
Это как раз и требовалось хорватским командирам, сумевшим при большой помощи из—за границы, создать большое количество различных штурмовых и диверсионных групп, как правило, ранга взвод и рота, но которыми оно могло решать лишь тактические задачи, тогда как оперативные действия им были еще не под силу. Уже там,где,как писал в своей работе"Блокада
ЮНА в Хорватии» полковник Драгомир Йованович, командование ЮНА вовремя вывело войска из казарм в полевые лагеря, хорватские силы терпели неудачу. Тем не менее та война позволяет сделать определенные выводы, ибо, как видно ныне, все теснее сплетаются боевые действия и, политические интересы различных группировок, и поэтому югославская война в какой-то мере являлось войной будущего, ныне уже отчасти ставшего настоящим. В этой войне показали свою ненужность многочисленные звенья штабов, ибо максимум необходимого достигался в полнокровных общевойсковых бригадах, усиленных отдельными подразделениями до батальона-дивизиона, как боевой, и тыловой поддержки, так и специального назначения. Думается, что такие бригады должны были быть скорее сводными чем постоянными формированиями, ибо нужды в технике и людях настолько часто различались, что стандартизация была невозможна в таких боевых действиях, так как в казармах войска были одинаково нападаемы, неважно, будь часть бронетанковой, пехотной, артиллерийской или тыловой, и везде им приходилось создавать разнообразные импровизированные ударные и боевые группы, где, как правило, использовались войска поротно и побатарейно.
Создание хорватских вооруженных сил. идеи, организация,тактика
сил специального назначения сторон. городская война.
С общим переходом ЮНА в наступление главным театром боевых действий стала область
Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, граничащая с Сербией, Венгрией и Боснией.
Что касается остальной территории Хорватии, то кроме как под Дубровником, где конечно не могла решиться судьба войны, ЮНА столь полномасштабных боевых действий нигде не вела.
Оценивая войну, нельзя избавиться от ощущения, что для активных наступательных действий был выбран фронт наименее выгодный для достижения победы ЮНА, ибо он был наиболее удален от центров военно-политической мощи Хорватии и имел достаточное количество коммуникаций, связывавших его с этими центрами. Практически до подписания мира между
ЮНА и Хорватскими силами по этим коммуникациям беспрепятственно проводились свежие хорватские силы как из самой Хорватии, так и из Боснии и Герцеговины, что относилось не только на тамошних хорватов, в первую очередь герцеговских, бывших опорой режиму
Туджмана, но и на мусульман, чьи добровольцы по каналам СДА Алии Изетбеговича сотнями

Олег Валецкий: «Югославская война»
26
отправлялись на фронт против ЮНА. Далмация с ее адриатическим побережьем была практически сдана ЮНА, за исключением Задра, но и оттуда силы ЮНА в конце концов ушли, а боевые действия с их стороны заключались главным образом в оборонительных действиях.
Разумеется боевые действия шли по всей линия соприкосновения ЮНА и союзных ей сил местных сербов с одной стороны, и хорватских сил с — другой стороны, но, как уже упоминалось, лишь в Восточной Славонии, Западном Среме и Бараньи, и отчасти в Дубровнике боевые действия достигли хоть какого-то оперативного размаха. Опять-таки этот размах был довольно ограничен самой природой войны, в которой наступления даже на тактическом уровне нередко останавливались как миротворческой политикой сверху, так и «политической осторожностью» снизу. Практически, боевые действия велись ЮНА вокруг населенных пунктов, которые либо оборонялись, если власть в них принадлежала сербам, либо штурмовались, если власть в них принадлежала хорватам. Села, поселки и города в наиболее угрожаемых местах, хорватами готовились к обороне. В первую очередь это относилось к области Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, где узлом хорватского сопротивления и стал Вуковар. Хорватское командование планомерно подводило сюда главную часть своих сил, дабы здесь ЮНА завязла в боях. Основу этих сил составлял ЗНГ(Збор
Народной Гарды — Союз Народной Гвардии), пополняемый сначала из добровольцев, а потом и на основании всеобщей мобилизации, но под довольно жестким контролем ХДЗ. Части ЗНГ, прибывавшие на фронт, усиливались силами МВД Хорватии, а так же отрядами ХОС (Хрватски одбрамбени снаге — хорватские оборонительные силы) националистического движения ХСП
(хрватска странка права — хорватская партия права), считавшей себя продолжательницей традиций хорватских усташей из второй мировое войны, чьи бойцы иногда еще назывались чернорубашечниками. И в ЗНГ и в ХОС, и в МВД было значительное количество иностранцев, делившихся на несколько категорий. Во-первых, это были добровольцы из хорватской эмиграции, в своей большей части проусташски настроенные. Они заняли важное место, как в вооруженных силах, так и во всем госаппарате Хорватии, во-вторых, это были достаточно высокооплачиваемые наемники, в основном западные. Они часто занимали должности советников и инструкторов, прежде всего в различных силах специального назначения, торопливо создававшихся хорватской властью при помощи как хорватской эмиграции, так и западных спецслужб и военных ведомств, прежде всего немецких. Надо заметить, что программа создания хорватских вооруженных сил из ядра, сил специального назначения была вполне разумна и вышла из идей усташской эмиграции, в особенности довольно известного
Анте Росо, имевшего большой опыт службы в иностранном легионе и позднее ставшего командующим вооруженных сил хорватской республики Херцог-Босна. Западные наемники, среди которых было очевидно большое количество сотрудников западных сил специального назначения и усташских эмигрантов в Хорватии, уже нашли достаточно развитую структуру сил спецназначения МВД. Это был во-первых, отряд по борьбе с терроризмом республиканского МВД, а, во-вторых, интервентные отряды в каждом СУП (отделение внутренних дел) Хорватии и то, состоящие и из профессиональных и из резервных милиционеров. Все они готовились во время социалистической Югославии к действиям на
Косово, но с приходом к власти ХДЗ они были переименованы в полицию и пополнены членами последнего, и в соответствии с программой ХДЗ, стали одной из ведущих сил в этой войне.
С января по март 1991 года хорватская, власть создала специальную бригаду при МВД
Хорватии общей численностью в несколько тысяч человек. Эта бригада со штабом в Лучко была главной силой в хорватских наиизвестных нападениях на Борово село, Плитвицы,
Петриню, Костайницу и в прочих наиответственных операциях. Кроме того, в составе ЗНГ была создана «специальная» бригада из трех батальонов, а в Беловаре был создан отдельный
«противотеррористический» отряд «Црни Соколови» (Черные соколы), а в Сплите был создан отряд морских диверсантов. Кроме того, ЗНГ обладала одним парашютным полком
(естественно не имевшим средств высадки) и учебным центром специальных сил. Все это было объединено под командованием штаба специальных сил в Загребе. В ЗНГ роль специальных сил играла и военная полиция, созданная во второй половине 1991 года, дабы навести порядок в довольно хаотичном состоянии ЗНГ. И роты и батальоны военной полиции использовались для

Олег Валецкий: «Югославская война»
27
особо важных задач на фронте, в особенности, для прорывов линий обороны и наоборот, для закрытия этих прорывов в своей обороне, а находящиеся в их составе отдельные
«антитеррористические» роты, взводы и отделения как боролись с неприятельскими диверсантами, так и сами вели диверсионные действия. Кроме того, в составе ЗНГ были и отдельные подразделения, а то и части для выполнения особо ответственных задач, как правило
«юришные» (штурмовые), и их в каком-то смысле тоже можно отнести к специальным силам.
Отдельно здесь стоит ХОС, посылаемый хорватским командованием на довольно ответственные задачи, в особенности по «чистке» местности, внутри которого были многочисленны штурмовые и диверсионные подразделения, в которых присутствовало немалое количество как усташей из эмиграции, так и из Герцеговины, а также западных наемников и добровольцев, в особенности членов различных праворадикальных организаций.
Разумеется, не все иностранцы были высокооплачиваемы, и в особенности это относится на довольно многочисленных курдов, албанцев, румын и прочих выходцев из стран Третьего мира и Восточной Европы, заманиваемых хорватскими вербовщиками сказками о больших деньгах, которые оказывались часто уже вышедшими из потребления купюрами, хотя все же многие из них смогли заработать по несколько тысяч долларов.
Хорватские «специальные» силы к началу боевых действий, под Вуковаром прошли с
1991 года достаточно тяжелые обучение и обкатку. Конечно, «специальными» они были весьма относительно, ибо использовались чаще для выполнения штурмовых, чем разведывательно-диверсионных задач. К тому же, несмотря на приток значительного числа специалистов из заграницы они все равно были недостаточно сильны как в силу большой разбавленности их людьми не просто профессионально плохо подготовленными (это на войне не столь большая проблема), но и не подготовленными психологически и морально. Не случайно, что в нападениях на большие сербские селения, например Борово село (2 мая 1991г),
Мирковцы (22 июня 1991г) они, будучи главной ударной силой хорватской стороны, действовали без особого искусства, без разведки врываясь в сербские села , сразу попадая в засады, оставляя там десятки трупов, не ожидая там, видимо, сопротивления «трусливых», по словам их пропаганды, «агрессоров», защищавших, однако, свои дома с большим упорством.
Большие потери несли хорватские «специальцы» при заброске неприятельский тыл, где они не имели достаточно развитую разведслужбу. зато службы безопасности Югославии имели в их тылу и штабах большое число своих агентов. По большому счету бессмысленны были их акты террора и диверсии в Югославии, ибо требовали больших затрат, сил и средств при еще большем риске ценноми кадрами, а результаты их деятельности ущерба ЮНА практически не наносили. Разумней им было действовать лишь по сбору разведданных, в крайнем случае, наводя на цели свою артиллерию, если это, конечно, было возможно. Это было разумнее и потому, что в ряды хорватских сил влилось немало представителей военного крыла усташской эмиграции, действовавшей в прошлом автономными группами по несколько человек, хотя и это было опасно, зная активную работу служб безопасности старой Югославии за границей. Другое дело было при осаде объектов ЮНА в Хорватии. Провозгласив ЮНА «оккупационной», хорватская власть развернула компанию террора против нее. «Специальным» силам принадлежат заслуги в захвате большого количества средств и объектов ЮНА, а также в уничтожении немалого количества как военнослужащих ЮНА, так и видных местных сербов, и вообще всех «подозрительных» новой хорватской власти лиц. Примеров геноцида сербов предостаточно: случаи «Пакрачка поляна», «Задар», «Загреб», «Вуковар», «мост на Корани», казарм в Беловаре и Марином селе и, наконец, «Госпич», где за один день было перебито более ста местных сербов известной группой Томислава Мерчепа, будущего командира обороны
Вуковара, в которую тогда входил и Агим Чеку, тогдашний капитан ЮНА, будущий хорватский генерал и будущий командующий албанской ОАК (УЧК).
В ходе непосредственных боевых действий против казарм ЮНА «специальные» силы
Хорватии играли роль штурмовых групп, действуя на тяжелых участках, и поэтому из-за больших потерь и спешки в захвате объектов ЮНА обучение было явно недостаточным по времени, качеству, да и отбор людей был менее тщательен. Все же, несмотря на потери и частые неудачи, большое внимание хорватского командования к «специальным» силам следует считать более чем оправданным, ибо эти силы смогли нанести не только существенные потери

Олег Валецкий: «Югославская война»
28
ЮНА, но и создать в ее рядах значительное психологическое напряжение, тормозившее темп наступления их войск, в особенности при командовании в связи. «Специальные» силы эффективно действовали снайперским огнем, минно-взрывными средствами и классическими засадами, часто включавшие два первых вида боевых действий. Засады организовывались не только против тыловых колонн, но против колонн танково-механизированных сил (пример —
«село Бетин двор», где подобная колонна ЮНА попала в засаду на дороге, огражденной по обочине глубокими каналами и полями кукурузы и понесла большие потери).
Организовывались ударные группы в таких случаях классически: две подгруппы били по хвосту и голове колонны, а одна в ее бок. Возможно было и устройство групп прикрытия, резервной группы, подгрупп огневой поддержки и саперов, а также подгруппы уничтожения боевого охранения, и подгруппы взятия трофеев и захвата пленных, ибо все это в той или иной степени предусматривалось правилами ЮНА.
Мне думается, что это нередко было чересчур запутанно подано в учебных пособиях, ибо узкой специализацией определенная подгруппа исключалась на большее время из самого выполнения боевой задачи. Поэтому следовало бы делить и подобные ударные группы в две подгруппы — одна из которых — прикрытия — обеспечивала бы полную подготовку засады в начале и при отходе, и при этом всегда могла бы послужить командиру для маневра силами в ходе самого нападения, которое проводила бы вторая, штурмовая подгруппа. При этом, разведчики бы входили в состав первой группы и открывали огонь лишь при необходимости,с применением бесшумных видов оружия в особенности, малых калибров, а в исключительных случаях, возможно было(согласно данным Слободана Йовича) применение арбалетов с оптическим прицелом, порою, показавших в этой войне, несмотря на редкое применение, большую эффективность (правда это касалось легких складывающихся арбалетов, не мешавших бойцу в ходе боевых действий). Огневое действие обязательно должно было бы сопрягаться с минно-взрывными действиями, служившими не столько для уничтожения, сколько для направления движения противника, или же для его остановки, или наоборот, воспрещения отхода и потому саперов надо было включать в состав штурмовой подгруппы. В идеале засаду следовало проводить с использованием управляемых фугасов и мин (для заграждения непросматриваемых мест, где бы мог укрытся противник, и защиты собственных позиций) чем бы избегался лишний риск.
Особо эффективна была бы подвижная засада, когда группа, находившаяся в определенном районе ожидания, при подходе противника выдвигалась бы на заранее предусмотренные боевые позиции и начинала бы нападение. Такие засады хорватские силы редко, но все же организовывались (примеры: село «Нуштар» и «Бетин двор»), что говорит о наличии в их рядах немалого количества хорошо подготовленного командного кадра. В подвижной засаде, по моему мнению, следует большое внимание уделять разведчикам, чья задача заключалась в том, чтобы находясь на боевых позициях вести наблюдение имея хорошую связь с группой, скрытой в районе ожидания. Особо здесь важно то, что сам район выбирать надо не в соответствии с географической удаленностью от боевых позиций, а в соответствии со временем, за которое группа может быстро и бесшумно достичь боевых позиций, и которое зависело бы, во многом и от времени обнаружения противника. Такие засады возможны и ночью, что и случалось на практике, но это требовало куда более лучшей подготовки личного состава. Засады не обязательно велись для уничтожения противника, но и для замедления темпа его наступления (пример: район села Илок). В данном случае могли действовать группы в несколько человек с парой дистанционно управляемых минно-взрывных устройств, а также пулеметом и снайперской винтовкой, а так же, с винтовочными гранатами-тромблонами (гранатами, насаживаемыми на ствол), либо теми же ручными гранатами, но запускаемыми с чашечки, наворачиваемой на ствол, при использовании холостых патронов. Было отмечено использование ручных гранат, забрасываемых ручными пращами
(пример: село Нуштар, село Богдановцы).
Большое применение, особенно при осаде казарм, имели диверсии и саботаж, дававшие больший эффекта с куда меньшими затратами, сил. и средств, в отличие от прямых нападений, в особенности при действиях на средства связи и мосты, чем почти полностью изолировались силы ЮНА.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

перейти в каталог файлов
связь с админом