Главная страница

Маргит Сандему - Паромщик. Давным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане


Скачать 2,06 Mb.
НазваниеДавным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане
АнкорМаргит Сандему - Паромщик.DOC
Дата25.06.2018
Размер2,06 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMargit_Sandemu_-_Paromschik.doc
ТипДокументы
#10792
страница1 из 27
Каталогid3890469

С этим файлом связано 47 файл(ов). Среди них: Polozhenie_Umy_Peterburga.pdf, Заявка_Умы Петербурга.docx, Климов Тверь.doc, Fantazii_zhenschiny_srednikh_let.fb2, Dom_na_naberezhnoy.fb2, N_V_Gogol_-_Noch_pered_rozhdestvom.fb2, kinosvit_tv_Dark_Shadows_2012_720p_BluRay_Rus_U.torrent и ещё 37 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Маргит Сандему

Паромщик

Давным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане.

Именно от него и пошел род Людей Льда.

Все мыслимые земные блага были обещаны Тенгелю, но взамен по крайней мере один его потомок в каждом поколении должен был служить Дьяволу и исполнять его злую волю. Избранных отличали по-кошачьи желтые глаза, означавшие, что их обладатель наделен колдовской силой. И однажды, согласно преданию, на свет появится тот, кто будет обладать сверхъестественным могуществом, большим, чем мир когда-либо видел.

Проклятие тяготеет над родом до тех пор, пока не будет найден зарытый Тенгелем Злым сосуд, который он использовал для приготовления ведьминского варева, способного вызвать Князя Тьмы.

Так гласит легенда.

Но не все в ней было правдой.

На самом деле случилось так, что Тенгель Злой обнаружил Источник Жизни и выпил мертвой воды. Ему была обещана вечная жизнь и власть над человечеством, но взамен он должен был продать своих потомков злым силам. В те годы обстоятельства не благоприятствовали его восхождению на престол мирового господства, и тогда ему пришлось впасть в глубокий сон, ожидая, пока не наступят на земле лучшие времена. Кувшин с мертвой водой он повелел закопать.

И теперь Тенгель Злой нетерпеливо ждет сигнала, который должен разбудить его.

Но однажды в 16 веке был рожден необычный потомок Людей Льда. Он попытался обратить зло в добро и был за это прозван Тенгелем Добрым. Эта сага повествует о его семье, прежде всего о женщинах его рода.

Одна из них, Шира, в 1742 году вновь обрела Источник Жизни, из которого смогла набрать живой воды, прекращающей действие воды зла. Но никто так и не нашел погребенный кувшин. Все время существует опасность, что Тенгель Злой может проснуться.

Известно, что он скрывается где-то на юге Европы, и что заколдованная флейта может разбудить его. Поэтому-то Люди Льда так боятся любых флейт.

Очень долго длился его сон…

Глубоко внизу в мрачном подземелье, на юге, вдали от жилья Людей Льда, Тенгель Злой открыл свои древние глаза.

Это происходило медленно, ему стоило большого труда приподнять веки, отяжелевшие от старости и покрытые серым прахом.

Наконец, собрав последние силы, он открыл их. Желтые зрачки с трудом привыкали к сырому полумраку, стелившемуся вокруг. Казалось, что Тенгель Злой отвык от света, но на самом деле зрение его было все так же зорко. Он направил свой взор вдаль, к покинувшим его Людям Льда.

Сон его в течение многих столетий не был ровным и одинаково глубоким. Время от времени он бывал потревожен. Кто-то из потомков пытался найти закопанный котел с водой в долине Людей Льда, и тогда приходилось напрягать все силы, чтобы защитить драгоценность. Спящий не мог пошевелиться. Глубокий сон сковал его мозг, неистовый бег мыслей замедлился, поэтому смертельно опасная воля не могла проявиться полностью. Но Тенгелю все же удавалось посылать в долину свой призрак, сотканный из полупрозрачных волокон тумана. Много раз плод его воображения бывал там, отпугивая излишне самонадеянных и дерзких.

Труднее всего пришлось ему в тот раз, когда в долину отправились Хейке и Тула. Хейке, один из могущественнейших потомков, один из тех, кто восстал против Тенгеля Злого, угрожал ему заклинаниями, оставшимися от первых Людей Льда. Это был тяжелый момент, поставивший под сомнение силу Тенгеля к сопротивлению. Но еще хуже стало, когда Тула, эта проклятая девчонка, натравила на него четырех демонов.

Отвратительное воспоминание!

После случившегося Тенгелю Злому пришлось долго отлеживаться в глубоком сне, чтобы снова собраться с силами.

Но разве он совсем не переживал мгновений удачи?

Его гадкие глаза скользили туда-сюда; медленно и с наслаждением устремлялся желто-серый взгляд в темноту в поиске более приятных событий среди мира воспоминаний.

Не все его избранные потомки оказались отступниками. (Тут перед наполненным ненавистью взором Тенгеля Злого снова на минуту предстал Тенгель Добрый, обративший проклятие вспять и поднявший презренных наследников против своего великого предка.)

Да, у Тенгеля Злого был повод для радости. Он многое помнил. Взять хотя бы того красавца, который много лет назад отрезал голову своей жене. Или вспомнить Колгрима, хотя из него ничего так и не вышло. Не считая, естественно, что он убил опасного Тарье, но ведь это сам Тенгель Злой управлял его поступками. Сельве тоже был подходящим человеком для Тенгеля Злого. А Ульвар! О, тот был, наверное, самым многообещающим. Проклятие! Из-за Ульвхедина весь этот лицемерный сброд оказался испорчен! И все же, Ульвар был хорош.

Флейты! Всякий раз, когда какой-либо потомок находил колдовскую флейту, росла сила и мощь Тенгеля Злого. Тула обнаружила одну такую, но помешала та дьявольская свора покойников, противостоявших Тенгелю. Но даже эта ее несовершенная, дилетантская игра на флейте помогла ему. Он взбодрился. Сил прибавилось настолько, что Тенгель начал открывать глаза. Сначала просто попытался слегка, а теперь вот сумел сделать это.

Он мигнул веками всего лишь единственный раз, только чтобы вновь пережить знакомое ощущение, и одно это незначительное движение подняло зловонное облачко пепельно-серой пыли в пустой комнате вокруг него.

Незатейливая игра на флейте разбудила его ровно настолько, чтобы он смог направить одного из своих глупых родственников к Эльдафьорду, где находилась собственная флейта Тенгеля Злого, которую он так постыдно потерял.

Эльдафьорд… Эскиль ведь уже был там. Тогда почти все было подготовлено, чтобы разбудить Тенгеля Злого. Руками самого Хейке, одного из самых сильных его противников. При этой мысли в черной душе Тенгеля заклокотал зловещий смех.

Но теперь пред его взором появилась ОНА . Та, ужасная! Та, отвратительная! Тенгеля передернуло от ненависти при горьком воспоминании. Та, которой удалось завладеть живой водой!

Шира, его смертельный враг.

И флейта, его драгоценная флейта! ОНА испортила ее навсегда.

Злоба резала его тело, словно множество ножей.

Нет, он не должен больше думать о стыде и унижении.

В душе он возрадовался снова. Ибо вспомнил, как у него однажды появился новый потомок. Звали его Ульвар, и был он верным последователем Тенгеля Злого. Ульвар нашел похожую флейту — по совету Тенгеля, конечно, — и даже одно это знание делало злобного праотца сильнее.

Но и та флейта тоже была уничтожена.

И теперь Тенгель не знал больше ни об одной.

Проклятый сброд, испачканный в его крови! Все время, пока он лежал здесь заколдованный, приходилось следить за ними, чтобы не расстроили, не испортили его планы.

Как раз сейчас круг его последователей был ослаблен. Во всем роду был лишь один избранный, единственная девушка — и та была почти ничем. Кажется, ее звали Бенедикте, о, он знал почти все о Людях Льда. Потому что возле черного источника зла Тенгель был наделен вечной жизнью — и властью над человечеством. Полной власти у него еще не было, ибо он был парализован сном. Но из своего тайного логова он мог отслеживать судьбы Людей Льда; особенно судьбы избранных. И все зло в мире было дано ему с помощью земли и воздуха, огня, воды и камня, пяти символов — древних покровителей Людей Льда. Ведь когда он нашел Источник Жизни и выпил мертвой воды, эти стихии тоже стали его рабами, его средством достичь высшего Знания. Однажды он почти было завладел властью над всей землей…

О, как он раскаивался, как он сожалел о пришедшей к нему тогда мысли погрузиться в сон! Ведь он был предан! Предан своими! Сотни раз Тенгель раскаивался, тысячи раз бесновался и неистовствовал, но безо всякой пользы. Он был околдован, и ему предстояло оставаться неподвижным до тех пор, пока не найдут новую флейту с магическим звучанием или какую угодно, лишь бы на ней можно было сыграть нужный сигнал.

Эта не находившая выхода злость отняла у него силы. Тенгель прикрыл свои жуткие глаза и сконцентрировался на происходящем сейчас. Это было несложно, флейта вернула ему способность видеть предметы, находящиеся вдалеке. Только лишь тело все еще оставалось слабым, скованным. Поэтому его опасная для всего живого оккультная мощь не могла быть использована полностью; до сих пор она была лишь слабым предзнаменованием того, что произойдет однажды.

Теперь, даже если сама по себе Бенедикте была нулем, пустым местом, ему надо было бдительно наблюдать за ней. Потому что она была одной из «них», из избранных. Неверные, они пытаются бороться с Тенгелем Злым. В одиночку Бенедикте не сможет сделать ровным счетом ничего, но если ей помогут…

Нет, он должен быть осторожен с этой идиотской девчонкой.

А что, если направить ее по дороге, которая приведет к верной гибели?

Да! Как раз можно будет избавиться и от этого проклятого заточения.

Но все должно свершиться в тайне.

Глаза Тенгеля Злого мерцали в темноте. По телу пробежала дрожь, пронизывая холодом страха. Какое-то место… Откуда-то грозила другая опасность. Шира была не единственной. Он не знал того, другого, потенциально опасного. Тот исчез, спрятался от своего злобного прародителя. Но Тенгель Злой чувствовал, как этот другой силен, адски силен!

Поэтому избавиться от девушки надо тайно. Там, где тот неизвестный и опасный человек не сможет найти ее и прийти на выручку.

Мысли Тенгеля обострились, в сознании как будто что-то копошилось и протягивало длинные, извивающиеся щупальца над миром, обследуя земли на Севере…

Проснулось одно воспоминание.

Верно, он помнит то место, удаленное от человеческого жилья. На редкость скверное, он сам это знал, ведь был там однажды по пути на юг.

Оно было связано с самим злом. Тенгель почувствовал себя хорошо, когда провел там некоторое время.

Он запомнил кое-что… Тенгель сосредоточился, напрягся, чтобы оживить картину давних событий.

Ну да! Паромщик! Конечно, это он.

В нем снова неслышно забулькал зловещий смех. Паромщик, без сомнения, точно он!

Было забавно работать с этим человеком. Тенгель размышлял, как же он мог упустить такое незабываемое воспоминание. После того как он покинул ту местность, уже прошло несколько сотен лет. Было бы интересно разузнать…

Прекрасная деревня в горах Норвегии была осквернена еще задолго до его прибытия туда. Она была так заражена примесью откровенного зла, что по телу Тенгеля снова пробежала невольная дрожь, на этот раз от удовольствия. Итак, это было абсолютно подходящее место, чтобы разделаться с доброй Бенедикте.

Громадная, несокрушимая мысленная сила Тенгеля Злого должна направить девушку туда.

Но все должно произойти как бы невзначай, окольными путями, ведь действовать напрямик сейчас нельзя. Каким же образом ему осуществить этот план?

Словно гигантский паук, он начал плести длинные, тонкие и прочные сети. Приятное развлечение для злейшего существа на свете, воплотившего в себе саму ненависть.

Луна виднелась за темными тучами, которые проносились по небу. Время от времени бледный круг луны показывался между ними и бросал короткий холодный отблеск голубовато-зеленого света на дом, стоявший на гребне холма.

Это был большой двухэтажный особняк со множеством окон, отражавших лунный свет. Может быть, когда-то он и был покрашен, но теперь серая древесина проступала среди полос отслоившейся краски. Черепица заросла мхом, и столбы под верандой прогнили сверху донизу. На первом этаже за старомодными гардинами было заметно слабое свечение; второй этаж выглядел безлюдным, в его окнах висели потрепанные остатки портьер.

Когда луна снова скрылась за облаками, дом предстал во всей своей угрюмости. Но вот внезапно показался мимолетный отблеск в окнах второго этажа — слабый и рассеянный, словно кто-то нес стеариновую свечу за многослойной занавесью паутины.

Луна вышла опять, и свет тут же исчез.

Но не было никого на дороге, ведущей к холмистой гряде, кто бы увидел это. Не было желающих посетить дом, как и тех, кто бы согласился повстречать живущих там, да и не было ни у кого стремления выяснить, почему этот дом пользовался такой дурной славой. Он напоминал дом с привидениями, да и был на самом деле им, как утверждали окрестные жители. Говорили даже о криках в ночи и других не менее странных вещах.

Только луне было позволено любить этот дом. Пришел день, и луна погасла.

Гури Мартинсен ослабила туго затянутый воротник и обмахнула лицо перчатками. Она была полной женщиной тридцати пяти лет, ее красное лицо блестело от пота. На ней была неудобная юбка с турнюром, шляпа сползла на лоб и держалась лишь на заколках.

— Нет, я больше не в силах ступить и шага. Я спущусь вниз к реке и отдохну.

Ее муж слегка раздраженно поставил чемодан перед собой. Ему тоже было жарко.

— Гури, у нас мало времени. Уже поздно, и тетушки ждут нас.

Гури как раз спускалась вниз к реке.

— Ты сказал, что здесь от станции недалеко. А мы уже идем целую вечность!

— Вечность, — пробормотал он. — Всегда ты преувеличиваешь.

Но он должен был признать, что дорога оказалась значительно длиннее, чем запомнилось ему. Как же давно он был здесь последний раз! В то время и железных дорог-то не было.

— Пойдем, Сисель, — позвала жена их восьмилетнюю дочь.

Сисель боязливо ступала по траве, тщедушная маленькая девочка с редкими, светлыми волосами и взглядом, который как будто всегда просил прощения. Ее отец покорно вздохнул и поплелся следом.

— Но нам нельзя надолго задерживаться, — крикнул он. — Время идет, а нам надо идти дальше.

Сисель всунула свою маленькую ручонку в папину ладонь.

— Можно мне остаться с вами? — протянула она жалобно.

— Мы ведь уже говорили об этом. Папа и мама отправляются в первую в своей жизни заграничную поездку. Нам надо немного побыть одним, ты пойми. Тебе придется пока пожить у дедушкиных сестер. Они наверняка добрые, а мы скоро вернемся.

Уве Мартинсен надеялся, что его тетки окажутся приятными. Он не видел родственниц с детства. Тогда он слегка побаивался их. Но это было давно; они наверняка оттаяли на старости лет. Уве было известно об оригинальности тетушек, ведь вся остальная семья с ними не общалась. Но Гури и он планировали разбить лед, оставив Сисель у бабушек (и избавившись от нее на время). Три очаровательные старушки…

Им будет так приятно заполучить малышку к себе в дом! Раз уж они живут в деревне и все такое…

Сисель больше не говорила о поездке. Все равно не поможет.

Вместо этого она начала бегать вдоль берега, пока родители сидели и отдыхали каждый на своем камне. Сисель была такая легкая и худенькая, что жара от палящего солнца не беспокоила ее. Она рассматривала всякие чудесные камешки на песке и бросала изредка какой-нибудь из них в протекавшую рядом воду.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов
связь с админом