Главная страница

Маргит Сандему - Паромщик. Давным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане


Скачать 2,06 Mb.
НазваниеДавным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане
АнкорМаргит Сандему - Паромщик.DOC
Дата25.06.2018
Размер2,06 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMargit_Sandemu_-_Paromschik.doc
ТипДокументы
#10792
страница3 из 27
Каталогid3890469

С этим файлом связано 47 файл(ов). Среди них: Polozhenie_Umy_Peterburga.pdf, Заявка_Умы Петербурга.docx, Климов Тверь.doc, Fantazii_zhenschiny_srednikh_let.fb2, Dom_na_naberezhnoy.fb2, N_V_Gogol_-_Noch_pered_rozhdestvom.fb2, kinosvit_tv_Dark_Shadows_2012_720p_BluRay_Rus_U.torrent и ещё 37 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


Надо было случиться чему-то невероятному, чтобы люди покинули селение с церковью.

Правда, в Норвегии полно захолустных деревень. Одни из них ютились на головокружительных обрывах, другие прятались глубоко в долинах. Из-за урбанизации страны и бурного потока эмигрантов в Америку множество подобных хуторов осталось пустыми. Лес подкрался вплотную и постепенно забрал назад всю ту землю, что люди когда-то отвоевали у него.

Заросшая дорога вдоль водопада была крутой и долгой. Ничего странного в том, что люди в конце концов переселились в долину. Непроходимая дорога была лучшим тому подтверждением.

Но была и другая причина, из-за которой он отправился в путь в одиночестве.

Предание о пустом хуторе, который постигла кара, дразнило его воображение.

Сперва он хотел взять с собой свою невесту, но тяжелые пешие переходы были не для нее. Кроме того, ее пугали эти жуткие народные предания. Нет уж, спасибо, она предпочла остаться летом в городе. Там было так захватывающе интересно! Многие известные лица отсутствовали, но вместо них прибыли новые.

Поэтому он путешествовал один.

Но, может быть, это и к лучшему. Женщины бывают слишком разговорчивыми; или жалуются, если их что-то не устраивает.

Местность постепенно начала выравниваться. Дорога долго шла по густому лесу, но путешественник заметил, как водопад превратился в спокойную реку, и почувствовал, что дышать стало легче.

Внезапно в просвете перед ним замелькала ранее скрытая панорама обжитой земли. Он продрался сквозь мохнатый ельник — и в следующий момент уже вышел на открытый простор.

Было довольно поздно, уже, должно быть, наступил вечер, но как обычно бывает ранним летом, земля освещалась закатом далеко к северу.

Этнограф-любитель и археолог, или как его еще можно было назвать, остановился, как зачарованный.

Да, там было озеро. Но не большое, он бы назвал его горным озером, пусть даже горы находились вдали. Устье реки действительно виднелось у другого, высокого, берега. Вернее, угадывалось, потому что над водой поднималась бледная завеса тумана, скрывавшая противоположный берег.

Юноша улыбнулся слегка, гордый оттого, что его догадка подтвердилась.

Теперь он понял, почему место называлось Ферьеусет. Там, где он стоял, было лишь каменистое бездорожье. Но другой берег был чрезвычайно красив в лучах заходящего солнца, он наверняка когда-то манил к себе первых поселенцев. И туда добирались единственным способом: вдоль заросшего берега вверх до устья реки — там течение было не таким стремительным, — а дальше переправлялись на лодке.

«Немыслимо поселиться тут», — подумал он, в то же время понимая здешних жителей. Домики, которые он мог разглядеть на другом берегу, располагались необычайно живописно на зеленых лужайках, спускавшихся прямо к озеру. Остатки маленькой церкви возвышались над полосой тумана, собственно, церковь была почти невредима; он увидел мельком черно-серые развалины домов, заметил большой полутораэтажный дом — посмотрите, должно быть деревня покинута не так давно! Дом как будто моргал ослепшими окнами, а крыша прогнулась, как спина у дряхлой клячи.

Прямо у церкви находилось кладбище, которое он намеревался посмотреть. Рядом шла узкая полоска земли, взбегающая на высокий холм, поросший ветвистыми деревьями, образовавшими круглую рощицу.

Над озером расстилался туман. Становилось все труднее рассматривать хутор.

Какая невероятная тишина! Все здесь пребывало в печальных воспоминаниях о прошедших днях.

Даже если люди здесь жили совсем изолированно от мира, трудно догадаться, почему они захотели покинуть свой родной край. Что могло случиться? Эпидемия? Или хутор умирал медленно и естественно, с годами постепенно пустел? А может быть, молодежь хотела в город?

Или все-таки есть что-то в этих загадочных легендах о хуторе, одержимом дьяволом? Предание не было особенно древним, оно внезапно появилось, как молния на небе, — так рассказывал ему приятель.

Нет, разумеется, нет, — он горько ухмыльнулся про себя. Конечно, не эти глупые слухи привели его сюда. Ему хотелось исследовать заброшенный хутор, может быть, даже сделать открытие, чтобы блестяще сдать университетский экзамен.

Но как ему перебраться на тот берег?

В худшем случае, ему придется плыть. Вода, наверняка холодная, но устье водопада вверху не казалось бурным. Там не было коварных подводных течений. Нужно попробовать.

Он уверенно начал двигаться через густые заросли вдоль берега, стараясь не сбиться со старой, едва виднеющейся тропинки.

Пройдя чуть больше половины пути, он внезапно остановился. Наморщив лоб, он всматривался в сторону устья. Глаза слезились от напряжения, так как туман стал действительно плотным.

Разве там остались люди?

Кругом все было так спокойно, стояла мертвая тишина. Однако он угадывал какое-то слабое движение внутри молочно-белой, колышущейся массы тумана.

Его сердце забилось быстрее. Этот звук? Шлепающий, скрипучий, ритмичный…

Господи, да это же лодка! Разве не стоит человек на корме? Кажется, он медленно шевелит веслом. Это… паромщик?

Он не мог как следует разглядеть. Лодка и фигура в ней казались только лишь серыми тенями. Деревня теперь целиком скрылась в дымке, даже церковную башенку не видно.

Но поскрипывание и плеск весла на корме слышались отчетливо.

Что ж, теперь он сможет переправиться.

Юноша поспешил вперед, крикнул «Эгей!» и позабыл все те кошмарные истории, которые слышал о Ферьеусете. Было бы чудесно попасть на другой берег сухим, как для него самого, так и для его рюкзака.

Он почти было оказался у кромки воды, когда мысль пронзила его: «Они же все уехали… Паромщик? Но не об этом ли как раз все легенды…»

Он не двинулся с места. Глядя прямо перед собой, не веря собственным глазам, закричал «Нет!» — и… затих.

Далеко отсюда, в южной Норвегии, рыбак выехал поутру на лодке, чтобы вытащить сети. Он умиротворенно прислушивался к крику озерных птиц, раздававшемуся в рассветной тишине, к плеску весел, мягко опускаемых в воду, к каплям, сбегавшим вниз при каждом новом погружении.

Этот утренний час казался ему лучшим временем дня. Сейчас ему не надо было думать о скотине в хлеву, о деньгах, которых вечно не хватало для большой семьи. Здесь он был свободен. Поэтому он никогда не брал с собой в лодку помощников, хотя дело пошло бы тогда быстрее.

Он и сам вытащит свои сети!

Взгляд рыбака скользил вдоль камышовых зарослей. Как раз в это время года лебеди выводят птенцов, поэтому он перестал грести, проплывая мимо гнезд. Невольно зауважаешь лебяжьи парочки, когда они шипят, вытянув шеи и хлопая крыльями.

Он поднял весла на корму. Что это там лежит в камышах? Это ведь не камень! Нет, что-то слабо колыхалось в воде на волнах, расходящихся от лодки.

Рыбак осторожно подплыл ближе, приглушенное тревожное чувство усиливалось.

Он не стал подплывать совсем близко. Потому что там было как раз то, что он больше всего боялся увидеть. Мускулы быстро начали работать, унося лодку прочь от страшного места к берегу, к людям!

Но ведь никого не объявляли пропавшим без вести?

Должно быть, это случилось ночью.

— Нет, это невыносимо.

Пристав Свег — вальяжный, обветренный человек пятидесяти лет — выпрямился и отряхнул свои насквозь промокшие брюки.

— Он долго лежал в воде, — продолжал он ехидным тоном. — Очень долго. Ты видишь это, Ульсен, не так ли? На нем остались явные следы этого пребывания. Но меня на самом деле удивляют несколько другие вещи. Посмотрим, сумеешь ли ты догадаться, какие!

Юный помощник пристава, который, как ему казалось, лучше разбирался во всем, чем этот дубовый Свег, сосредоточенно разглядывал набухший от воды труп на земле.

— Да-а, протянул он неуверенно. — Он с кем-то дрался.

— Да это же совершенно очевидно! Нет, ну ты больше ничего не видишь?

Ассистент чувствовал себя неважно, его тошнило.

— Да-а, — сказал он. — Да-а-а…

— Да снесись же ты, наконец, цыпленок ты этакий, а не кудахтай! — нетерпеливо вспыхнул пристав. — Посмотри на руки, на ноги и горло!

У молодого Ульсена было, очевидно, не так уж много мозгов, чтобы он мог разглядеть хоть что-нибудь. Но, чтобы выглядеть, как подобает человеку с высшим образованием, он все же нагнулся и принялся усердно изучать тело.

Наконец он выпрямился.

— У него рана на шее! Свег продолжил:

— Он, этот человек, был связан по рукам и ногам, это ты видишь? Все еще остались следы от затянутой веревки вокруг щиколоток и на запястьях. И… Запомни хорошенько, это самое странное. Да, да, я вижу рану на горле. Но обрати внимание на другое! Его тело выглядит так, как будто из него выкачали всю кровь!

— Да, точно, я это тоже заметил, — быстро произнес Ульсен. — Но я думал, что это и так хорошо видно.

«Ты думал! Мякинная голова! Если ты более образован, чем я, это вовсе не значит, что ты всеведущий! Господи, что мне сделать, чтобы с меня свалился этот мельничный жернов?»

Но пристав не высказал свои мысли вслух. Родители Ульсена принадлежали к влиятельнейшим кругам волости, они были порядочными людьми. Жаль, что у них такой сын, надутый как пузырь.

Он перевернул мертвеца. Большинство деталей одежды расползлось, но сохранился пояс, на котором болтались темные гнилые лохмотья.

На спине одежды не было. И там Свег обнаружил то, что заставило его обратиться за помощью к экспертам.

Перед ним стоял еще один молодой человек с высшим образованием. Но на этот раз более симпатичный.

Сандер Бринк учился в университете, но, обладая талантом, добился таких успехов, что его профессор, к которому, собственно, и обратился Свег, рекомендовал своего юного ученика. Сам научный руководитель собирался в Италию на раскопки и заодно в отпуск. Он, казалось, не мог обмануть ожиданий своей семьи. Поэтому и пришлось привлечь Сандера Бринка.

Свег осмотрел студента скептически. «Слишком молод и слишком хорош собой», — подумалось приставу. Но у Сандера оказалась мягкая, дружелюбная улыбка и приятный голос. «Женщины, должно быть, так и вешаются на него, — ухмыльнулся Свег. Карие глаза, необычно светлые волосы. Девушки, наверняка, не могут устоять перед его обаянием и предаются любовным грезам».

Но даже Свег должен был признать, что парень знает, о чем говорит. Сандер изучал историю культуры и религии, именно поэтому его и пригласили.

Этот молодой человек — наверняка ему нет еще двадцати трех — легко касался обнаженной спины, стоя у стола. Тело несчастного было прикрыто простыней, виднелась лишь бледно-синяя, сморщенная от воды кожа.

— Верно, это языческий символ, — произнес Сандер Бринк. — Разумеется, весьма примитивно и неуклюже вырезанный на коже, но эти птичьи головы…

— А что? — спросил Свег, который ничего не понимал в этих бессмысленных царапинах на спине.

— Здесь. Два клюва, повернутые друг к другу.

— Ну да, — сказал пристав, который по-прежнему не видел никаких клювов.

— Они были типичными для времени Меровингов.

— Что?

— Шестое — восьмое столетие. В Швеции этот период называется Вендель, после того, как нашли Вендель в Упланде. Здесь мы пользуемся термином «эпоха Меровингов», образовавшимся под влиянием древнего французского государства.

— Понятно. А что они делают на спине у этого человека?

— Вот в этом-то как раз и состоит проблема. Я не считаю причину их появления особенно приятной. Ученые знают очень мало об обычаях жертвоприношения в то время.

— Жертвоприношения?

— Да, но кое-что нам известно. Этот случай — по всем правилам совершенное ритуальное убийство, когда людям перерезают горло и собирают всю кровь в сосуд, который потом приносят богам в жертву. Затем убитых развешивают на деревьях.

— Аппетитно, — промямлил Свег.

Ульсен также присутствовал, но тотчас же вышел вон, как только Сандер Бринк начал рассказывать о языческих обычаях.

— Упсальские жертвоприношения наиболее известны. Это происходило каждые девять лет, и один свидетель рассказывал христианскому монаху Адаму из Бремена, что он собственными глазами видел семьдесят два мертвых тела. Там были лошади, собаки и люди, и все они висели в священном жертвенном лесу возле Упсалы в Швеции, — продолжил Сандер.

— Черт побери, но мы же сейчас в Норвегии 1891 года, — воскликнул Свег. — Вы хотите сказать, что и этот бедняга висел на дереве?

— Может быть, у него ведь остались ясные следы веревки вокруг рук и ног, но точно определить нельзя.

— Вокруг шеи тоже, — сухо добавил Свег.

— Да, сколько лет могло ему быть?

— Во всяком случае, не мальчишка. Рискну предположить, что около шестидесяти. Но теперь нелегко делать выводы, он плохо сохранился. Сейчас у меня мало времени, меня вызывают в один дом, наверху, в долине. Мой округ слишком велик. Вот и там еще одна удивительная история, я не знаю пока точно, в чем дело. На хуторе живут весьма примечательные сестры, и они утверждают, что у них в доме ночью бушевало привидение.

— Разве это дело волостного пристава? — улыбнулся Сандер, и Свег в очередной раз отметил необычайное обаяние молодого человека. Если бы у пристава была дочь подходящего возраста, он бы не преминул мимоходом представить ее. Но дочери не было.

— Собственно, нет, но старухи настаивают на возмещении убытков, и мне надо подняться туда, чтобы оценить ущерб.

Сандер задумчиво смотрел на него.

— А можно ли мне поехать с вами? Мне все равно надо остаться здесь на время, чтобы попытаться выяснить как можно больше о мертвом, и я не начну свою работу раньше завтрашнего дня.

— Да, конечно, — сказал пристав Свег. — Если только вы согласитесь поехать в моей старой бричке в компании с Ульсеном и со мной.

— С удовольствием! Благодарю за любезность! Свег хмыкнул. Уж кем-кем, но любезным человеком он себя не считал.

По дороге вдоль реки, поднимаясь в бричке вверх по извивающимся долинам, Свег подробнее рассказал о трех сестрах.

— Дамы определенно истеричны и агрессивны, они требуют неслыханного возмещения за то, что, очевидно, было сломано заранее.

— А кто должен платить?

— 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов
связь с админом