Главная страница

Маргит Сандему - Паромщик. Давным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане


Скачать 2,06 Mb.
НазваниеДавным-давно, сотни лет тому назад, отправился Тенгель Злой в пустынную землю, чтобы продать душу Сатане
АнкорМаргит Сандему - Паромщик.DOC
Дата25.06.2018
Размер2,06 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаMargit_Sandemu_-_Paromschik.doc
ТипДокументы
#10792
страница6 из 27
Каталогid3890469

С этим файлом связано 47 файл(ов). Среди них: Polozhenie_Umy_Peterburga.pdf, Заявка_Умы Петербурга.docx, Климов Тверь.doc, Fantazii_zhenschiny_srednikh_let.fb2, Dom_na_naberezhnoy.fb2, N_V_Gogol_-_Noch_pered_rozhdestvom.fb2, kinosvit_tv_Dark_Shadows_2012_720p_BluRay_Rus_U.torrent и ещё 37 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


— Это не имеет значения.

Они молчали и ждали. Шли минуты, но дом был спокоен. Сестры Мартинсен, очевидно, пошли спать. Сисель зевала.

Тут пристав Свег увидел, как Бенедикте почти незаметно повернула голову, прислушиваясь, словно она что-то почувствовала в комнате.

Даже Сандер, находившийся вдалеке, тоже обратил внимание на ее реакцию.

Все, не считая Сисель, замерли в ожидании. Но ничего не происходило. Пристав снова расслабился и вытащил свою курительную трубку, чтобы набить ее табаком.

В тот же момент трубка вырвалась из рук и пронеслась наискосок через комнату. С сильным шлепком она ударилась в стену. Куски дерева разлетелись в разные стороны.

Одновременно с этим массивное зеркало приподнялось с подставки и упало на пол со зверским грохотом.

— Бенедикте! — закричал Сандер Бринк. — Это — полтергейст!

— Да, это он, без сомнения! — ее голос едва перекрывал шум. — Выводи девочку наружу, быстро! Нам здесь больше нечего смотреть.

Приближаясь к выходу, они увидели стол, двигавшийся вверх ногами, и сразу же догадались, кто оставил после себя след на стене.

Сисель плакала, и Бенедикте попросила Ульсена немедленно отвезти ее на постоялый двор и оставить там на ночь. Впрочем, он мог вернуться назад, как только выполнит поручение.

Они услышали какое-то жужжание в воздухе за дверью и постучали по стене.

— Полтергейст, — сказал Свег задумчиво. — Я читал об этом, но не имею ни малейшего понятия, что это за штука. «Гейст» означает привидение, не так ли?

— Привидение или дух, призрак, — ответил Сандер. — Но полтергейст не вызван привидением, это физический феномен. Сила.

Они вопросительно смотрели на Бенедикте, которая беспокойно прислушивалась к спектаклю, разыгрывавшемуся внутри.

Все трое подошли ближе к двери.

— Каким же идиотом я был, — сказал пристав. — Не увидел львиные лапы на ножке стола.

— Это было, наверное, нелегко в такой переполненной комнате, подтвердила Бенедикте с отсутствующим видом.

Стол, который как раз стоял тихо возле двери, был круглым, на одной ножке, из которой выходили еще три, заканчивавшиеся необычно украшенными фантастическими лапами с когтями. Присутствовавшие замерили расстояние до отметины вверху на стене.

— Неплохой прыжок для льва, — сказал Свег. — Ты думаешь, что стол сам взлетел на такую высоту?

Он пригнулся, чтобы уклониться от летевшей в его сторону фарфоровой безделушки.

— Это все детские игрушки для полтергейста, — сказал Сандер. — Но что же тебя так сильно беспокоит, Бенедикте?

Она увела их с собой в более спокойную часть комнаты.

— Я не совсем понимаю. Видите ли, когда возникает полтергейст, причиной являются необычно сильные напряжения. На свете существуют отдельные люди, выступающие в роли своеобразных спусковых механизмов, высвобождающих эти аномальные напряжения, витающие, например, в этой комнате. Тогда и возникает так называемый феномен полтергейста.

— Ага! — сказал Сандер и посмотрел на нее блестящими, заинтересованными глазами. — Маленькая Сисель?

— Да. Так, по крайней мере, я думала. Но глядите! Ее больше нет в этой комнате, а буйства продолжаются. Вы понимаете, я все время ощущала здесь какую-то постороннюю силу — и я не имею в виду сам полтергейст.

— Я знаю, сказал Сандер. — Я заметил, что что-то тебя беспокоило.

Бенедикте спокойно посмотрела в его глаза.

— Да. Мне представляется, что именно эта сила вызвала полтергейст, а не сама Сисель. О, Господи! Там летит целая полка с фарфором!

— Наплевать! Мы ведь все равно не сможем остановить погром!

— Поскольку это не прекратилось, когда Сисель покинула помещение, мы должны отыскать источник. Он должен находиться где-то внутри.

— Лучше бы нам поберечься, — пробормотал пристав и стянул куртку. — Но необычные вещи начали твориться вчера ночью, не так ли?

— Верно. Я не думаю, что тетки долго мирились бы с тем, что их фамильные сокровища уничтожаются, — сказал Сандер. — Поэтому, девочка как-то связана с происходящим. Кстати, она забыла в комнате свою курточку, она лежит там на стуле.

— Курточку? — сказала Бенедикте, насторожившись. — Мы должны забрать ее… Ой!

Стул ударил ее по ноге так, что она вскрикнула, как от ожога. Сандер проворно схватил куртку.

— Пойдем, нам лучше выйти на веранду, — сказал он.

Все последовали наружу. Внезапно они услышали, как за их спинами наступила полная тишина.

— Видите! — сказала Бенедикте. — Это она.

— Значит, разгром продолжится, если мы снова зайдем в комнату с этой несчастной курткой?

— Нет, я так не думаю. В той комнате были слишком сильные напряжения, причину этого я не знаю, да это и не имеет значения, — ответила Бенедикте. — Для нас представляет интерес куртка, которая их высвободила.

Они вышли на ветхую веранду и сели на ступеньки лестницы, спускавшейся в запущенный сад. Летняя ночь была завораживающе темна, нельзя было как следует разобрать очертания предметов. Но Свег захватил с собой один из светильников, и в его свете люди принялись рассматривать куртку.

— Обычная маленькая детская куртка, — сказал Сандер. — Хорошего качества, довольно новая, я бы сказал…

Он механически опустил руку в карман. Сначала в один, затем в другой. Его рука на мгновение замерла. Затем он ее вытащил.

— Посмотрите! Что это?

— Большая монета? — сказал Свег. — Хотя подождите, здесь дырка.

Бенедикте протянула руку, чтобы взять монету. Внезапно она отпрянула назад.

— Я обожглась, — прошептала она. Мужчины удивленно посмотрели на нее. Сандер протянул монету, и Свег осветил ее фонарем.

— Выглядит, как будто она была чем-то вроде медальона, — сказал Сандер. — Или амулета. Он перевернул монету.

— Здесь и узор имеется… Что здесь написано? И он, и пристав вздрогнули.

— Сдается мне, что я уже видел этот узор раньше, — зловеще произнес Свег.

— Ну да! Тот же знак, те же символы, что и на спине того мертвеца, — ответил Сандер.

— Значит, здесь имеется связь! Между трупом и привидениями в этом проклятом доме.

— Нет, — сказала Бенедикте. — Появление амулета в доме было лишь случайностью. Вопрос в том, как он попал к Сисель.

— Ты права, — сказал Сандер, и ей показалось почти невероятным то, что он вот так запросто сидит рядом с ней и обсуждает серьезные дела, как будто бы ее мнение тоже берется в расчет! Словно не имеет значения ее беспомощная угловатость и рыхлость фигуры.

— Нам нужно поговорить с Сисель.

— Она уже, наверное, спит, — возразил пристав. — Нам придется подождать до утра.

— Да, — кивнула Бенедикте. — К тому же мне хочется поближе взглянуть на другой загадочный феномен.

— Какой?

— Шаги на втором этаже. И… Она спохватилась и замолчала. Она не могла рассказать о том, что еще услышала Сисель.

— Ты права, — сказал пристав и поднялся с места. — Как ты думаешь, что там у них наверху?

— Я не знаю. Скажу только, что в этом доме необычайно плохая атмосфера.

— Ну, это и я могу заметить, даже не будучи экспертом в этой области. Но каким образом ты собираешься попасть наверх? Взлетишь?

— Нет, в этом нет нужды, — вмешался Сандер. — Я осмотрел дом снаружи, пока все было тихо. Со стороны кухни имеется совершенно непонятное окно, и на втором этаже такое же, наискосок от первого. Я думаю, что там должна быть лестница.

— Если она в том же состоянии, что и первая, я по ней не полезу, — сказал пристав.

Бенедикте вспомнила обвалившийся лестничный пролет, и дрожь пробежала по ее телу.

— Нет, вы должны остаться внизу и отвлечь сестер. В самом худшем случае вам придется их припугнуть. А если мне понадобится ваша помощь…

— Но ты не можешь идти туда одна, ты разве сумасшедшая, девочка? Сандер пойдет с тобой, а я займусь старухами.

— Нет, — начала Бенедикте горячо, ей не хотелось брать с собой молодого человека, ведь там может оказаться нечто… нечто непристойное? Но что может быть непристойного на пустом этаже? Она отступила, внезапно почувствовав, что не хочет подниматься туда одна.

— Но если вам понадобится моя помощь, то кричите, — сказал пристав Свег. — Хотя мне никогда не доводилось арестовывать привидения.

Бенедикте ответила ему едва заметной улыбкой. Ей показалось, что все становится теперь еще более запутанным, ее чувства были в смятении.

А тут еще Сандер неверно истолковал ее неуверенность и ободряюще положил руку ей на плечо.

Этот жест для него был вполне естественным, он вырос в такой обстановке, где объятия, поцелуи и другие знаки внимания были привычными, вошли в повседневность. Бенедикте была не такой.

Дома на Линде-аллее все были глубоко привязаны друг к другу, но выражали это не более чем теплым, понимающим взглядом или дружеским жестом. Домашние редко прикасались друг к другу, только в торжественных случаях: при прощании или выражая глубокую благодарность.

Поэтому жест Сандера поразил ее, словно удар молота, и она потеряла способность отличать спокойные, нормальные мысли от напряженных романтических грез.

«Он прикоснулся ко мне! Его ладонь покоится на моем плече, его рука лежит на моей спине, я даже могу почувствовать ее, через ткань я ощущаю то, что теплотой и искренней любовью разливается по телу. Он обнял меня за талию, он любит меня, наверняка любит!

Или, может быть, нет? Может, он просто жалеет меня, да, так оно и есть. Но ощущение его руки, лежащей на моем плече, никто не отнимет у меня. Оно навсегда останется со мной».

Она попыталась замедлить шальное сердцебиение, но ничего не смогла с ним поделать.

Бенедикте безнадежно, полностью, невероятно влюбилась в человека, о котором мечтали сотни ее сверстниц — и который мог получить любую из них, лишь протянув руку.

Она угодила в безнадежную ситуацию, словно в ловушку.

Они договорились, что Бенедикте, которая обладала способностью чувствовать присутствие оккультных сил и предметов, должна подниматься первой. Сандер же пойдет следом. Но пока он ждал на лестничном пролете — не случится ли чего. Свегу предстояло стоять внизу и следить за лестницей.

Им оставалось только надеяться, что в этот самый момент не ворвется, грохоча башмаками, Ульсен и не испортит все дело.

Дверь в кухню, в это святилище сестер, была заперта, но другого они и не ожидали. Свег, бормоча что-то, порылся в кармане и извлек маленькую удобную отмычку. Пока он стоял и ковырялся в замке, они услышали звук — тот же звук, о котором Сисель рассказывала днем ранее.

Мягкие шаги над головой.

— Господи, только бы нас не услышали, — тихо взмолилась Бенедикте.

— Мне придется пойти за тобой, — прошептал ей пристав.

В замке что-то слабо щелкнуло, и дверь открылась. Бенедикте и Сандер взялись за руки и проскользнули внутрь.

На кухне было темно, им нельзя было зажигать свет. Приходилось полагаться только на собственные чувства. Бенедикте была так взволнована присутствием Сандера в темноте, что ее руки дрожали, и приходилось внушать себе мысль: «Ты — ничто, Бенедикте, тебя нет! Он даже не смотрит на тебя, хотя и очень дружелюбен». И все это отнимало силы и отвлекало внимание от главного. Было необходимо почувствовать, если рядом появится что-либо необъяснимое.

Между тем все шло прекрасно, они добрались до противоположной стены. В темноте они плохо ориентировались. Подумать только, если бы они ошиблись дверью и ввалились прямо в спальню к хозяйкам? Никто не имел представления, где они сейчас находились, должно быть, на своей половине дома.

По ногам Бенедикте тянуло холодом, и она почувствовала дверь прямо перед собой. Здесь не должно было быть спальни; она не могла бы представить Агнес, Герд или Беату спящими с открытым окном. Кроме того, она не ощущала присутствия людей за дверью.

Рука Сандера легла поверх ее руки и сжала ладонь, Бенедикте сильно покраснела. Она благодарила Бога за то, что в темноте не было видно ее лица. Сандер хотел лишь показать ей правильный путь, он тоже обнаружил дверь.

Девушка осторожно взялась за дверную ручку. Дверь приоткрылась, и сразу же вокруг них стало холодно.

Бенедикте могла теперь лишь вспоминать, как самый удивительный мужчина в ее жизни стоял и держал ее за руку. Казалось, она была опечалена.

Они увидели контуры небольшого окна высоко вверху на стене. Комната, в которой они находились, была узкая, с высоким потолком. В следующее мгновение нога Бенедикте наткнулась на лестничную ступеньку.

Хорошо помня ту первую лестницу, они шарили руками наверху, не осмеливаясь сделать и шага. Лестница, однако, казалась весьма прочной.

Бенедикте начала осторожно и медленно подниматься. Она слышала легкий шорох одежды Сандера, шедшего сзади. Он двигался так тихо, что его шаги вообще не были слышны.

Вот и дверь наверху. Открываясь, она издала короткий, визгливый звук, но затем все стихло. Бенедикте услышала, как Сандер остановился прямо в дверном проеме.

Бенедикте сделала пару шагов и замерла неподвижно. До сих пор все удавалось легко. Они двигались прямо к цели, ни разу не совершив ошибки. Теперь она была наверху, на загадочном втором этаже.

Она попыталась почувствовать атмосферу. В темноте наморщила брови.

Бенедикте ощутила перед собой большое пустое пространства, возможно, зал или комнату. Она не смела сделать и шага, поскольку знала, как обманчив может быть лестничный пролет. Но не только поэтому она оставалась на месте, было и нечто другое.

Чувство того, что она не одна на этом темном чердаке. Поблизости от нее кто-то находился — и этот кто-то желал причинить ей зло.

Надо ли ей вернуться под защиту Сандера Бринка? Нет, это выглядело бы глупо.

В попытке немного сориентироваться, она прислонилась к ближайшей стене недалеко от двери. Рукой пошарила вдоль стены. Что-то зашуршало в паутине, которую Бенедикте порвала… Но вот она на что-то наткнулась! Мягкое и податливое.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов
связь с админом