Главная страница

Диагностика в арт-терапии. Метод Мандала . Под редакцией А. И. Копытина спб. Речь, 2005


Скачать 1,26 Mb.
НазваниеДиагностика в арт-терапии. Метод Мандала . Под редакцией А. И. Копытина спб. Речь, 2005
АнкорDiagnostika_v_art-terapii_Metod_mandal.doc
Дата18.06.2018
Размер1,26 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDiagnostika_v_art-terapii_Metod_mandal.doc
ТипДокументы
#21144
страница1 из 12
Каталогid227431055

С этим файлом связано 79 файл(ов). Среди них: Черняева С.А. — «Психотерапевтические сказки и игры».doc, DOGOVOR_poruchenia.doc, DOGOVOR_PEREVOZKI_GRUZOV.doc, ФЕСТИВАЛЬ-пресс-релиз_2016.docx, Filosofia_zhivogo_opyta_pdf.pdf, Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. — «Игры в сказкотерапии».doc и ещё 69 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Диагностика в арт-терапии. Метод «Мандала».


Под редакцией А.И. Копытина

СПб.: Речь, 2005
Данный сборник посвящен диагностическому и психотерапевтическому ис­пользованию мандал — циркулярных изображений, которые могут являться про­дуктом спонтанной творческой деятельности либо создаваться в соответствии с определенной инструкцией. Этот метод с успехом применяется в рамках различ­ных направлений арт-терапии.

Сборник будет интересен для психологов, психотерапевтов, всех, кто инте­ресуется творчеством и творческим самовыражением.
ББК 88.4

© А. И. Копытин, составление и редакция, 2002

© Издательство «Речь», 2002

© П. В. Борозенец, обложка, 2002

ISBN 5-9268-0151-6

ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие составителя....................................................................................... 5

ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................... 9

Как, что и почему.................................................................................................. 12

РИТУАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАНДАЛ В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ............ 14

МАНДАЛА КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОЦЕССА РАЗВИТИЯ И ИЗМЕНЕНИЙ........22

Эффект зеркала...........................................................................................22

Мировое древо.....................................................................................................23

Колесо....................................................................................................................23

Священное место................................................................................................24

Круги.................................................................................................................25

МАНДАЛЫ В АРТ-ТЕРАПИИ...................................................................................27

Создание мандал в качестве психотерапевтического приема...........................27

Мандала в качестве проективного средства.......................................................32

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ФОРМЫ...................................................35

Введение................................................................................................................35

Нулевая стадия: «Чистый свет»......................................................................... 36

Первая стадия: «Пустота».................................................................................. 36

Вторая стадия: «Блаженство»............................................................................ 39

Третья стадия: «Лабиринт, спираль, вихрь»...................................................... 42

Четвертая стадия: «Начало»................................................................................ 45

Пятая стадия: «Мишень»......................................................................................48

Шестая стадия: «Парадоксальное расщепление, единоборство с драконом»... 50

Седьмая стадия: «Оквадрачивание круга»......................................................... 53

Восьмая стадия: «Функционирующее Эго»........................................................ 55

Девятая стадия: «Кристаллизация».................................................................... 57

Десятая стадия: «Ворота смерти»..................................................................... 57

Одиннадцатая стадия: «Фрагментация»........................................................... 60

Двенадцатая стадия: «Трансцендентный экстаз»...........................................63

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАНДАЛЫ В ПСИХОДИАГНОСТИКЕ

И ПСИХОТЕРАПИИ....................................................................................................66

Значение цвета и формы в изображении мандалы...........................................66

Значение цвета в мандале............................................................................67

Значение формы в мандалах........................................................................75

Общие рекомендации...................................................................................77

Мандала как индикатор изменений в ходе психотерапии...............................77

Использование мандал в сочетании с музыкальной терапией................77

Использование мандал в терапии в сочетании с психоделическими препаратами........................................................................................................85

Мандала в качестве инструмента психотерапии: клинический пример........90

Роджер............................................................................................... 92

Заключение.......................................................................................... 101

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СНОВИДЕНИЙ, МАНДАЛ

И МУЗЫКАЛЬНЫХ ОБРАЗОВ: КЛИНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ........................ 102

Клинический пример.......................................................................................... 103

Сведения о пациентке................................................................................. 10З

Психотерапевтический процесс................................................................ 105

Клинический комментарий........................................................................ 113

СВЯЗАННЫЕ С ИСЦЕЛЕНИЕМ ИЗМЕНЕНИЯ: СУБЪЕКТИВНЫЕ И ОБЪЕКТИВНЫЕ ИНДИКАТОРЫ........................................................................... 115

Введение.............................................................................................................. 115

Характеристика групп духовного целительства...................................... 118

Методы исследования........................................................................................ 119

Критерии отбора......................................................................................... 119

Методы оценки............................................................................................ 120

Анализ результатов...................................................................................... 121

Результаты исследований................................................................................... 127

Обсуждение.................................................................................................. 133

Заключение.......................................................................................................... 135

ПОСЛЕСЛОВИЕ........................................................................................ 137

Приложение 1. Инструкция по созданию мандал......................................... 138

Приложение 2. Авторская программа базовой подготовки в области

арт-терапии и других направлений терапии творчеством....................... 139

Литература...................................................................................................... 141

ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЯ
Данный сборник посвящен диагностическому и психотерапевти­ческому использованию мандал — циркулярных изображений, которые могут являться продуктом спонтанной творческой деятельности либо создаваться в соответствии с определенной инструкцией. Само слово «мандала» в переводе с санскрита означает «круг». В словаре Уэбстера приводится следующее толкование данного понятия: «Мандала — цир­кулярный образ, содержащий концентрические геометрические формы, образы или изображения божеств и т. д. и символизирующий в индуиз­ме или буддизме вселенную, единство и целостность». Несмотря на то, что мандала представляет собой весьма интересный культурный фено­мен, в данном руководстве основное внимание все же обращается на ее применение в профессиональной работе практических психологов и психотерапевтов (арт-терапевтов), а также научных исследованиях из­мененных или особых состояний сознания.

Все включенные в сборник материалы так или иначе связаны с работами американской художницы и арт-терапевта Джоанны Келлогг, начавшей активно применять технику рисования мандал в сво­ей работе с пациентами с конца 60-х годов. Благодаря личному общению с нею и обучению на организованных ею курсах, мне в свое время удалось значительно расширить свои представления о симво­лических образах и, в. частности, возможностях мандалы как инст­румента творческого самовыражения и самопознания. Глубоко за­интересовавшись этими возможностями, с конца 90-х годов я стал применять предложенную Джоанной Келлогг технику рисования мандал в своей клинической работе, а спустя некоторое время, нако­пив определенный практический опыт, я также начал обучать дру­гих специалистов данной технике в рамках авторской обучающей программы по арт-терапии.

По прошествии более десяти лет после первого знакомства с ра­ботами Джоанны Келлогг, я избавился от некоторой экзальтации, кото

- 5 -

рая ранее была мне свойственна по отношению к данной технике, но тем не менее решил опубликовать некоторые посвященные ей материа­лы. В значительной мере это связано с настойчивыми просьбами учас­тников проводимой мною программы подготовить методическое руководство по диагностическому и психотерапевтическому использованию мандал или, по крайней мере, перевести на русский язык те статьи Джоанны Келлогг и ее учеников, которые могли бы помочь лучше по­нять и освоить данный метод.

Хотя включенные в сборник материалы не отражают всего богат­ства возможностей мандалы в качестве оценочного и психотерапевти­ческого инструмента, они тем не менее позволяют лучше разобраться во многих вопросах методологического и практического порядка, свя­занных с применением мандал.

Сборник включает в основном статьи американских авторов — самой Джоанны Келлогг и некоторых из ее учеников, использующих технику рисования мандал и созданный на основе разработок Джоан­ны Келлогг карточный тест мандалы в своей психотерапевтической работе и научных исследованиях.

Большую часть сборника составляют пять глав, взятых из мето­дического руководства Джоанны Келлогг по использованию техники рисования мандал (Kellogg, J., 1992), в которых автор описывает пре­дысторию разработки ею этой техники, характеризует философские, культурологические и психологические основы феномена мандалы, дает рекомендации по использованию мандал в психотерапии и, на­конец, приводит оригинальную модель интерпретации циркулярных рисунков.

Следующие две статьи — одна, написанная Джоанной Келлогг в соавторстве с Маргарет Мак Рэ, Хеллен Бонни и Франческо Ди Лео, другая — Кэрол Буш — иллюстрируют применение техники рисования мандал и карточного теста мандалы в клинической практике. Первая из названных статей содержит, в частности, описание процесса музыкаль­ной терапии, в ходе которого нарисованная пациентом мандала исполь­зовалась в качестве инструмента оценки психологических изменений. Кроме того, в этой же статье описываются основные принципы анали­за цветовых характеристик мандал, применение мандал в сочетании с психоделической психотерапией и в аналитически-ориентированной работе.

- 6 -

Вторая статья показывает, каким образом карточный тест манда­лы может использоваться в сочетании с методами анализа сновидений и направленной визуализации и музыки. Статья Деборы Глик отражает одно из наиболее перспективных направлений использования мандал в научных исследованиях, а именно, применение данной техники в изу­чении измененных состояний сознания, в частности, тех изменений, которые характерны для участников разных групп религиозного целительства.

Техника рисования мандал и карточный тест мандалы таят в себе значительные возможности в плане проведения различных исследова­ний, о чем свидетельствуют, в частности, те публикации, в которых пред­ставлены результаты изучения измененных психических состояний в родах (Спивак Д. Л. и Спивак Л. И., 1997), состояний, переживаемых обладающими способностями к целительству лицами (Bigelow, V., 1995), теми, кто перенес операцию в результате онкологического заболевания (Clarke, E., 1995), а также склонными к сексуальному насилию лицами (Kenepp, L., 1995; Douglass, J., 1995). Весьма интересными представля­ются результаты интеркультуральных исследований с использованием мандал (Marshall, F., 1995; Smithman-Brown, V., 1995).

Что касается применения техники рисования мандал и рисуноч­ного теста мандалы в качестве инструментов оценки и диагностики в клинической практике, то среди некоторых направлений их использо­вания Кэрол Кокс (Cox, С., 1989) называет следующие:

• использование этих методик в сочетании с конвенциональны­ми тестами;

• их использование в момент поступления пациентов в психиат­рическую больницу с целью первичной диагностики, в сочетании с кли­ническими оценочными шкалами;

• применение данных методик до начала и в момент завершения психотерапии, а также с целью изучения результатов тех или иных спе­цифических воздействий, например практик духовного целительства;

• применение мандал в гомогенных группах испытуемых для вы­явления устойчивых предпочтений, например с целью определения предпочтений художников.

Все это позволяет считать технику рисования мандал и карточный тест мандалы весьма перспективными и, по сути, не имеющими анало­гов оценочными и психотерапевтическими методиками. Заинтересовав-

- 7 -

шиеся ею в результате чтения данного сборника специалисты могут пройти методические семинары и тренинги по психотерапевтическому и диагностическому использованию мандал в рамках специализирован­ной учебной программы и краткосрочных курсов по арт-терапии, ин­формация о которых приводится в конце книги.

- 8 -
ВВЕДЕНИЕ
Джоанна Келлогг (Joan Kellogg)
Данная статья является плодом внутреннего путешествия автора, воплотившегося в ее исследовании символа мандалы. По первому об­разованию я художница. Я осваивала изобразительное искусство как самостоятельно, так и на частных занятиях. В силу имеющихся у меня способностей, помноженных на потребность в самовыражении и при­знании, я вскоре после начала художественной практики начала экспо­нировать свои работы. Прошло совсем немного времени, и вот уже со­стоялась моя первая персональная выставка. За ней последовало изме­нение акцентов моей деятельности: после наивных, наполненных радостью творчества, занятий изобразительным искусством во мне про­снулся дух соперничества.

Результатом этой актуализировавшейся потребности в самоутвер­ждении и соперничестве, а также сопутствующего им желания обще­ния явилось то, что я начала давать групповые уроки живописи и кол­лажа (моя специализация) для тех, кто, не имея художественной подго­товки, хотел освоить технику изобразительного искусства. Эти уроки вскоре были дополнены другими формами групповых занятий, в част­ности занятиями по развитию креативности пожилых лиц и находя­щихся в летних лагерях детей. В этой ситуации стала очевидна психо­логическая, психотерапевтическая направленность работы таких групп. Мои интересы с техники изобразительного искусства перемес­тились на людей.

В начале 1964 г. у меня появилась возможность проводить анало­гичную работу с пациентами двух больниц. Моя «стажировка» включа­ла работу на базе трех центров для лечения наркомании и пятилетнюю практику в Мэрилендском психиатрическом исследовательском цент­ре, благодаря чему я получила богатый опыт и общалась с самыми раз­ными пациентами — от страдающих психозами до тех, кого можно на­звать практически здоровыми. Мне также удалось собрать и изучить значительное количество выполненных пациентами художественных

- 9 -

работ. Данная статья отражает мою попытку объяснить, насколько я могу, природу того визуального образа, который вызывает во мне наиболее сильный отклик.

Прошло девять лет — с 1969 по 1978 г., — прежде чем я начала предлагать пациентам рисовать в круге. Примарный процесс создания мандал меня захватывал и, казалось, был мне глубоко понятен. Я реа­гировала на визуальную информацию так, словно это было не изобра­жение, а готовый текст. Первоначально я не знала, как его «прочесть», как проинтерпретировать ту или иную линию или цвет. Поэтому моей задачей было, используя литературные источники и опираясь на свои собственные размышления, свести воедино разнообразный материал. Данная статья отражает мою попытку объединить первичные и вторич­ные процессы, связанные с моим собственным восприятием мандал. Она представляет собой глубоко личное описание «путешествия» в себя в надежде найти ответ на вопрос: «Почему из всего многообразия форм мною выбрана форма круга?» Ничто не случайно: мы выбираем из ок­ружающей нас среды те символы, которые затрагивают нас в наиболь­шей степени. В то время моя жизнь, по-видимому, была слабо упорядо­чена, и потому мне требовалась определенная внутренняя консолида­ция. В этих условиях мой выбор пал на круг, мандалу, символ целостности.

Когда я начала свою работу, я воспринимала мандалу вне каких-либо теорий. Я реагировала на циркулярные изображения непосред­ственно-телесно, так, как реагируют на незнакомое растение, живот­ное или человека. Я не знала, как мандалы должны выглядеть и в каком направлении они должны изменяться. Собственно, слово «должны» здесь совершенно неуместно. Я лишь чувствовала, что одна мандала ригидна и закрыта, в то время как другая может изменяться в разных направлениях. У меня не было «поваренных книг», на которые я могла бы опираться в своей оценке мандал; у меня были мои собственные живые реакции на этот символ. Со временем и по мере моего погруже­ния в исследование визуальной продукции я начала осознавать: нет правил, которые позволили бы отнести определенный смысл к опреде­ленной форме. В то же время я понимала, что многие мои заключения сделанные на основе анализа серии мандал, были верны. Верные зак­лючения накапливались как снежный ком, опыт обобщался, и в настоя­щее время я уже могу делиться «секретами», которые помогают понять

- 10 -

значение мандал. Процесс анализа мандал похож на постановку диагноза по справочнику внутренних болезней. Отличие заключается в том, что в случае с мандалой «симптом» заключен не в теле пациента, а в продукте его проективной деятельности.

В некотором смысле субъективный характер моей статьи делает ее схожей с руководством по постановке симптоматического диагноза. Мать больного ребенка может сказать: «Я знаю, что он болен, потому что у него красные уши, и всякий раз, когда у него красные уши, он болеет». Если же вы никогда не обращали внимания на связь между цветом ушей ребенка и состоянием его здоровья, то этот признак не будет иметь для вас диагностического значения. Профессиональный врач ставит диагноз, опираясь на результаты анализов. Но почему он назначил ребенку пройти лабораторный анализ крови? Кто поручится, что причиной такого решения не были определенные ощущения в об­ласти желудка при общении с маленьким пациентом? Возможно, вся­кий раз, когда у этого врача возникают такие ощущения, он «нутром чует», что пациент страдает определенным заболеванием. Грань между субъективными и объективными способами оценки информации на са­мом деле зыбка. Стоявшая передо мной при написании данной статьи задача была очень сложной. Она в чем-то напоминала задачу вышеупо­мянутых матери и врача: объяснить, каким образом они пришли к сво­им выводам относительно болезненного состояния ребенка. Я считаю, что и мать, и клиницист должны были бы в своих объяснениях описать и те ощущения, которые помогли им верно оценить ситуацию. Данная аналогия, я надеюсь, поможет понять то, что мои выводы относительно природы и психологического содержания мандал в значительной мере основаны на переработке моих личных реакций.

Основной моей целью при написании данного руководства было поделиться с читателями моим собственным опытом и знаниями, каса­ющимися мандал. В этой работе я решила отказаться от научного стиля изложения материала; предмету моего исследования в большей степе­ни отвечает метафорический стиль. Когда я работала над своим дип­ломным проектом в Антиохийском университете, у меня впервые воз­никла идея написать книгу для тех, кто интересуется изобразительным искусством и психологией. Теперь, когда она написана, я начала сомне­ваться. Нет общества, свободного от недостатков, и наше общество — не исключение. Насколько этично обучать людей методу, который по-

- 11 -

зволяет проникать в бессознательное? Есть и опасность того, что неко­торые воспримут основанный на интуиции материал слишком прямо­линейно и догматично. Выходит, моя цель — дать знание — была небе­зупречна, поскольку без прочных этических основ и уважения к людям любое знание может быть чревато причинением ущерба.

Конечно, написать статью, книгу или методическое руководство — это далеко не всегда лучший способ передачи идей, связанных с визуаль­ным материалом. Для настоящего понимания было бы ценнее попытать­ся самостоятельно проинтерпретировать большое количество мандал без помощи литературных источников. Подобно лицам, которые мы разли­чаем в толпе, рисунки вскоре начнут раскрывать их заинтересованному исследователю больше информации, чем любое руководство. Однако такой способ постижения нового предмета непривычен для большин­ства людей. Им я адресую свое пособие по работе с мандалами, но вмес­те с тем мне хотелось бы, чтобы они не забывали о существовании аль­тернативных способов освоения нового, которые не только увеличивают количество знаний человека, но и развивают его способность к видению закономерностей в на первый взгляд хаотичном материале.
Как, что и почему
В данной статье я попытаюсь изложить методологию (как?) пси­хотерапевтического и диагностического использования мандал. Я ос­тановлюсь, в частности, на тех визуальных признаках, которые позво­ляют мне проводить оценку личностных свойств и состояния пациен­тов. Эти признаки далеко не всегда будут в полной мере объективны. Чаще они являются всего лишь опорными точками, на которые можно ориентироваться в процессе восприятия визуального материала для того, чтобы извлечь из него определенную информацию.

Я вынуждена констатировать, что люди часто с готовностью при­нимают магические представления. С этим связан мой второй вопрос: «Что мы делаем? Если мы рисуем и интерпретируем мандалы, то что позволяет нам приходить к определенным выводам?» В своей работе я постараюсь показать, что мой метод работы с мандалой не является магией, а также то, как можно извлекать из нее определенную инфор­мацию.

- 12 -

Теперь мы переходим к третьему вопросу: почему мы рисуем и интерпретируем мандалы? Чем обоснована в нашем обществе такая практика? Мне кажется, что одним из веских оснований для подобной практики могут быть активно развивающиеся исследования психосо­матических заболеваний. Было бы весьма ценно выяснить, какие визу­альные паттерны соответствуют тем или иным психосоматическим и соматическим заболеваниям, таким как, например, рак. Изучая манда­лы, можно было бы, наверное, определить те прогностические призна­ки, которые позволяют предсказывать возможность ремиссии, с одной стороны, и фатальный исход - с другой.

Я полагаю, что такого рода исследования принесли бы большую практическую и научную пользу, конечно, при условии их четкой организации и документирования.

Я впервые столкнулась с мандалой как с продуктом изобрази­тельного искусства. Эта встреча оказалась наполненной множеством смыслов. Вспоминая о ней, я испытываю ощущение радостного от­крытия. Из этого ощущения впоследствии рождается знание. Не зна­ние вообще, но очень личное знание. Читать про мандалы интересно, создание же их представляет собой некий ритуал. Именно в таком ритуальном контексте можно легко воспринять все изложенное в дан­ном руководстве.

В одном из своих недавних интервью Джозеф Кемпбелл так отве­тил на вопрос о том, нужен ли ему проводник:

«У меня никогда не было проводника! Сам по себе материал, если вы достаточно глубоко в него погружаетесь, становится вашим провод­ником. Важно осознать, что все древние, базовые, исторически укоре­ненные культурные традиции своей эффективностью обязаны содер­жащимся в них ритуальным элементам. Ритуал — это спектакль, по­ставленный на сюжет мифа; через участие в ритуальных действиях человек участвует в мифологической реальности, в результате чего в его психике активизируются соответствующие мифу структуры и прин­ципы психической деятельности. Без той или иной формы ритуального исполнения миф не может стать частью активного аспекта психичес­кой жизни, не считая тех случаев, когда человек прорабатывает пробле­мы реальной жизни в тех понятиях, которые подсказывает ему миф» (Kisley, 1976, р. 75).

- 13 -
РИТУАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАНДАЛ В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ
Джоанна Келлогг (Joan Kellogg)
В культуре древней Месопотамии понятие круга сформировалось примерно к 2300 г. до нашей эры. Аналогичное понятие — понятие свастики — возникло в культуре Дальнего Востока около 3000 г. до нашей эры. Образ круга с крестом внутри характерен для многих куль­тур. Его роль заключается в том, чтобы выражать интуитивно пости­гаемые человеком отношения с внешними процессами, такими как изменение времен года. Древние шумеры связали времена года с че­тырьмя известными им планетами — Марсом, Сатурном, Меркурием и Юпитером.

«Вавилоняне связали эти планеты с разными божествами, общим источником которых считалось солнце... Все эти боги воплощали со­бой отраженные солнцем различные аспекты времени. Мардук считал­ся наиболее полным выражением сущности солнца; Набу — воплоще­нием вечернего и осеннего солнца; Нинурта — полдневвого и летнего светила, а Нергал — зимнего и ночного солнца» (Kuhn, 1976, р. 179).

Таким образом, человек с древних времен располагал себя в цент­ре фигур с четырьмя элементами, нередко идентифицируя себя с солн­цем, вокруг которого все вращается. Конкретное воплощение этой пси­хической и культурной конструкции — это мандала и ее проекция на внешние формы, что знаменует собой закономерный этап в развитии человеческой психики. Современный человек знает, что солнце являет­ся центром Солнечной системы, однако его бессознательные потребно­сти и желания говорят ему нечто иное. Так же как и его далекие предки, современный человек испытывает потребность в том, чтобы найти не­кий центр, на который можно было бы ориентироваться в быстро изме­няющемся мире, и расположить себя в этом центре наподобие солнца. В психологическом смысле человек становится в этом случае микро­космом, и его вселенная с ним самим в центре представляет собой сво­еобразное чрево или убежище. Это позволяет ему черпать силы из бессознательного и реструктурировать свои отношения с внешним ми-

- 14 -

ром. Таким образом, современный человек обращается к архетипическому символу мандалы, передававшемуся во времена древних цивили­заций из поколения в поколение посредством религиозных ритуалов.

По поводу процесса психической дифференциации Иоланда Якоби пишет следующее: «Разделение одного на четыре элемента отража­ет процесс дифференциации, связанный с раскрытием энергии одного и ее распределением по всем четырем сторонам света. В плане психи­ческого развития аналогичный паттерн предполагает стабилизацию, расширение и созревание Эго, что сопровождается прогрессивной диф­ференциацией четырех основных психических функций (мышление, чувства, интуиция и ощущения)» (Jacobi, 1959, р. 173).

В качестве религиозного ритуального инструмента, способству­ющего объединению сознательных и бессознательных проявлений психической жизни и самореализации, в тибетской традиции бонпо с глубокой древности использовался круг. Традиция бонпо представ­ляла собой наиболее древнюю на Тибете систему религиозных пред­ставлений. С распространением в этом регионе буддизма религия бонпо стала подвергаться гонениям. В то же время, начиная с VIII века буддизм воспринял символику мандалы и как оригинальный ре­лигиозный орнамент, и как инструмент инициации (Snellgrove, 1967, р. 191-225).

Буддистская картина мира, как и в религии бонпо, оказалась спро­ецированной на различные элементы мандалы (Blofield, 1979, р. 120). При их использовании в качестве инструмента медитации буддистские Мандалы способствуют актуализации тех психических качеств, кото­рые они отражают.

Другой культурной традицией, в которой символика мандалы по­лучила широкое распространение, является культура североамерикан­ских индейцев. Создаваемые ими композиции из песка способствова­ли установлению гармоничных отношений между внутренней и внеш­ней реальностью и поэтому использовались в качестве инструмента исцеления. «Эта церемония могла вести, а могла и не вести к исцеле­нию его (пациента) тела, но он все равно верил в силу ее воздействия, считая, что мандала способствует разрешению внутренних конфлик­тов и созданию спокойного и гармоничного состояния как в нем самом, так и в окружающем его мире (психосоматическая терапия)» (Villasenor, 1963, р. 2). С аналогичной целью мог также использоваться танец.

- 15 -

В этом смысле интересна работа Симпсона (Simpson, 1970), указываю­щего на тесную взаимосвязь между поклонением солнцу и исполнени­ем воспроизводящих его движение по небосводу танцев.

Во многих культурах человек, храм и город воспринимаются в качестве холистических символов. Описанный в Библии образ Нового Иерусалима, на который ссылается Джон Митчелл (Mitchell, 1972, р. 64), также представляет собой мандалу.

При сооружении храмов в Европе использовались витражи в фор­ме цветков, способствовавшие достижению состояния глубокой кон­центрации: «Готические соборы XIII века знаменуют собой последнюю попытку создать интегрированный культурный комплекс... Несмотря на существовавшую в то время географическую изоляцию, конструк­ция соборов, их смысл и назначение предстают как тесно связанные друг с другом составляющие целостного пространства, и это характер­но как для мечетей, так и соборов X-XV столетий... Общим для всех этих сооружений является то, что они предполагают восприятие чело­веком в качестве микрокосмоса; общество же и человеческие отноше­ния при этом выступают в качестве отражения космической реальнос­ти» (Arguelles, 1972, р. 44).

Очень важно, что мандала отражает не только отношения челове­ка с внешним миром, но и взаимоотношения между различными аспек­тами внутренней реальности (Govinda, 1975).

Феномен мандалы не ограничивается религиозней и психотера­певтической практикой, но может также использоваться в качестве сред­ства самопознания. Держась за нить Ариадны, человек отправляется на поиски самого себя, не имея никаких гарантий того, что ему удастся дойти до конечного пункта своего путешествия. Им движет надежда на преображение. Мандалы передают при этом разные формы бытия, при­вычные и странные переживания, а иногда также опыт важных откры­тий. В отличие от дневника, представляющего собой линейный способ фиксации наблюдений, мандала является гештальтным способом отра­жения, пригодным для ретроспективного анализа. Каждый из нас пред­ставляет собой состоящую из разных цветов радугу — радугу эмоцио­нальных состояний. В каком бы состоянии мы ни находились, оно яв­ляется своеобразным термостатом, позволяющим уравновесить потоки наших переживаний. В состоянии здоровья эти потоки движутся естественно и свободно. В состоянии кризиса и болезни на пути их цирку-

- 16 -

ляции возникают препятствия. Если нам удается преодолеть эти пре­пятствия, наша психическая жизнь наполняется новым содержанием. К сожалению, использование лекарств часто ведет к остановке процес­са: мы перестаем испытывать боль и страдание, но и не растем, что отражается в стереотипном характере создаваемых хроническими па­циентами мандал.

В психотерапевтической ситуации пациент может и не следовать инструкции психотерапевта, и последний с этим считается. В большин­стве случаев, после установления раппорта, мандалы создаются паци­ентом с подачи психотерапевта. Когда Эго повреждено или дисгармо­нично, мандала выступает в качестве поддерживающей его структуры. В этих случаях она представляет собой некое подобие алхимического сосуда: «Для того чтобы процесс изменений мог протекать должным образом, алхимический сосуд — как и крут психики, мандала — дол­жен быть закрыт. В алхимии процесс изменений происходил в веще­стве, находящемся в закрытой реторте. Таким же образом психологи­ческие изменения невидимо происходят в недрах души, прежде чем произойдет примирение противоположностей и будет создан ее новый центр. Протекающий в герметическом сосуде процесс изменений ведет к высвобождению значительной энергии, которая может разорвать со­суд, если он сделан из недостаточно прочного материала, либо из него могут выйти газы или духи, из-за чего важнейшие ингредиенты могут быть потеряны. В связи с этим герметизация сосуда представлялась чрезвычайно важной. Когда человек в ходе аналитической терапии переживает процесс индивидуации, он сталкивается с аналогичными проблемами» (Harding, 1973, р. 430-431).

«Когда психический материал недостаточно понятен, включает неизвестные элементы и связан со скрытыми потенциями и неосозна­ваемыми динамическими факторами, очень важно, чтобы круг оставался закрытым» (Harding, 1973, р. 385).

Ритуальная мандала отличается от личной. Первая в большинстве случаев является предметом идеализации, иллюстрирует гармоничные отношения между элементами и состояние гомеостаза, к которому мож­но стремиться, но которое очень трудно достичь в реальной жизни, где все пребывает в постоянном движении и процессе изменений. Приме­ром такой ритуальной мандалы могут служить буддистские изображе­ния: «Характерным признаком мандалы является ее симметричность,

- 17 -

поскольку она, прежде всего, должна выражать эманацию духовной энергии из центра в окружающее пространство. Поскольку те боже­ства, посредством которых эта эманация распространяется, выступают в форме чистых символов, их форма и число подсказывают медитиру­ющему качества его собственной личности. Он должен идентифициро­ваться с двумя вещами — священными нирваническими формами, с одной стороны, и элементами своего «я» (самара) — с другой. Наибо­лее простой мандалой является такое изображение, на котором пред­ставлены пять скандас (проявлений личности, таких как заблуждение, ярость, страсть, зависть, злоба) и четыре природных элемента. В боль­шинстве случаев изображается пять фигур Будды и фигуры четырех богинь — Локаны (земля), Мамаки (вода), Пандры (огонь) и Тары (воз­дух). Пятый элемент — пространство, — соотносимый с сознанием, которое символизирует Виджнана, расположен в центре» (Snellgrove, 1959, р. 31).

Следует учесть, что основное различие между ритуальной и лич­ной мандалами заключается в том, что первая представляет собой ста­тичную систему, в то время как личная мандала всегда находится в про­цессе изменений: «Четвертичность, образы мандалы появляются в мо­мент психического кризиса и передают ощущение стабильности и покоя. Символ четырехэлементной природы психики оказывает стабилизиру­ющее воздействие, позволяя на мгновение постичь неподвижную бес­конечность. Мандалы тибетского буддизма используются именно с та­кой целью. Они являются инструментами медитации, вызывающими ощущение мира и покоя, а также надежной укорененности в вечном и защиты от связанных с изменениями опасностей. Проходящие психо­терапию пациенты иногда самостоятельно приходят к данной форме медитации над своими мандалами, когда их психическая целостность находится в опасности» (Edinger, 1973, р. 183).

Понятие центра, из которого все исходит, является определяющим. Лишь сейчас, после многих лет изучения изобразительной продукции пациентов, мне удалось увидеть в них проявление странной, неожи­данной закономерности, которая лежит в основе создания мандал. Она удивительно напоминает гороскоп, но движение в ней происходит в обратном направлении. Я не считаю себя специалистом в области астрологии, но хочу лишь отметить эту весьма любопытную связь между, мандалой и гороскопом. Понятие центра в одной из работ раскрывает-

- 18 -

ся следующим образом: «В качестве примера можно взять строение мандалы. Это слово переводится как "круг" и взято из тибетского язы­ка, где оно иногда означает "центр", а иногда — "то, что окружает", фактически мандала представляет собой целую серию кругов, вписан­ных один в другом или расположенных иным образом, которые заклю­чены в квадрат. Данное изображение создается на земле с помощью цветных нитей или окрашенной рисовой муки. Оно включает различ­ных божеств тантрического пантеона, расположенных в определенном порядке. Мандала, таким образом, символизирует imago mundi и, в то же время пантеон. Ритуал посвящения неофита состоит, наряду с про­чим, в его прохождении через определенные зоны и получении доступа к разным уровням мандалы. Этот ритуал проникновения можно рассматривать в качестве эквивалента хорошо известного ритуала хожде­ния вокруг храма (прадакшина), или восхождения на "чистые земли", каковыми являются высшие уровни храма. С другой стороны, располо­жение неофита в мандале можно рассматривать в качестве аналогии такой инициации, которая предполагает движение по лабиринту. Неко­торые мандалы чрезвычайно напоминают лабиринт. Функция мандалы, по меньшей мере, двояка, что также присуще лабиринту. Проник­новение в мандалу, с одной стороны, представляет собой аналог ритуала инициации, и, с другой стороны, мандала "защищает" неофита от расположенных во внешнем пространстве злых сил и помогает ему скон­центрироваться для того, чтобы найти свой собственный "центр"» (Eliade, 1976, р. 13).

Можно также увидеть сходство мандалы с зачатием и дальнейшим развитием плода в матке: «Вершина Космической Горы представляет собой не только наивысшую точку на земле, но и пуп земли, то место, с которого началось творенье». «Он создал мир, подобный эмбриону», — гласит священный текст. «Бог» создавал мир, начиная с пупа земли, и отсюда творение происходило в разных направлениях. «Мир был со­здан, начиная с Сиона», — гласит другой текст. Подобная символика характерна и для Древней Индии. В Ригведе описывается, что вселен­ная создавалась из центральной точки, откуда творение распространя­лось во всех направлениях... Рай, в котором был сотворен Адам, ко­нечно же, располагался в центре космоса. Рай являлся «пупом земли» и в соответствии с индийской традицией размещался «на Горе более вы­сокой, чем все остальные» (Eliade, 1976, р. 8).

- 19 -

По поводу символа мандалы Юнг пишет следующее: «Исполь­зуемые в ходе различных церемоний мандалы имеют очень большое значение, поскольку в их центре обычно располагаются изображе­ния высших божеств - либо сам Шива - нередко в объятиях 6 Шакти - либо Будда, Амитаба, Авалокитешвара, либо один из ве­ликих учителей Махаяны, либо просто дорье - символ всех свя­щенных сил - как созидательных, так и разрушительных» (Jung, 1953 р. 93—94)

К этому следовало бы добавить и то, что пишет Хардинг: «В хри­стианских мандалах Христос Вседержитель располагается в центре и окружен эмблемами или символами четырех евангелистов в виде изоб­ражений быка, орла, льва и ангела. Они выражают четыре формы про­явления или эманации священной силы в ее связи с человеком. Иногда в качестве центральной фигуры выступает Мария на троне, сидящая с Богом-Отцом и Богом-Сыном, либо держащая на коленях Сына в коро­не Данное изображение означает то, что воплотившийся в человечес­ком облике Бог обрел свою священную силу и правит миром, распола­гаясь в его центре. В мандалах последующих веков в центре иногда находится абстрактная фигура, например заученный в треугольник глаз, означающий, по-видимому, всевидящее божественное сознание, проявляющееся в Троице. Нет сомнений в том, что подобные изобра­жения первоначально были созданы на основе пережитых некоторыми людьми видений; их переживания были облечены в такую форму, и с течением времени то один, то другой человек обнаруживали, что их собственный опыт может быть передан в аналогичном виде. Первона­чальный образ претерпевал изменения до тех пор, пока опыт многих людей не выкристаллизовался в определенной законченной форме и не был канонизирован в качестве священного изображения» (Harding, 1953, р. 360-366).

В различных ритуалах исцеления человеку предлагается создать мандалу, используя те или иные материалы, как описано в приведен­ном ниже примере. В данном случае описывается исцеляющий ритуал в традиции: «Нарисуй магический круг, используя песок пяти цветов. Приготовь окрашенную шерсть и шелк пяти цветов. Сделай первое приношение в виде жертвенного пирога, изготовленного из различных зерен древесного молока и трех сладких субстанций. Соверши покло­нение богиням природных элементов и времен года. Прочитай молит-

- 20 -

ву, в которой раскроется подлинная сущность Победителя. Благодаря этому беспорядочные элементы обретут покой, и все то, что пережива­ло состояние хаоса, пребудет в мире.

Для того чтобы обеспечить долгую жизнь, счастье и удачу, совер­ши этот ритуал, используя для этого разные ритуальные вещества. На очищенном пространстве, служащем основой для работы, нарисуй с помощью зерен свастику. Приготовь вещества и талисманы. Воскури благовония и принеси дары. Поклонись восьми богам и соедини все элементы. Произнеси благословение, и исцеление совершится» (Shellgrove, 1967, р. 35).

Аналогичным образом в культуре североамериканских индейцев центральная часть песочных мандал часто представлена изображени­ем Отца-Неба и Матери-Земли. Они могут также изображаться в виде пыльцы — золотой пыли, таинственная оплодотворяющая сила кото­рой так много значила для индейцев племени Навахо, или в виде зерен кукурузы — женских семян. Первое символизирует отца, второе — дар тела Матери-Земли.

Когда Юнг был в Индии, он разговаривал с ламаистским священ­ником о функциях мандалы в тибетском буддизме и узнал от него, что имеющиеся в храме мандалы не используются во время богослужений, а вместо этого служат вспомогательным инструментом при медитации. Такое использование мандал в чем-то аналогично практике направлен­ного воображения, которая предполагает создание клиентом собствен­ной мандалы. Если человек переживает религиозный конфликт или имеет серьезные личные проблемы, он самостоятельно создает мандалу и благодаря этому разрешает конфликт» (Harding, 1953, р. 391).

- 21 –
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

перейти в каталог файлов
связь с админом