Главная страница
qrcode

Дочки-матери


НазваниеДочки-матери
АнкорK Elyacheff E Natali Dochki-materi Tretiy lishniy.pdf
Дата30.06.2019
Размер2,16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаK_Elyacheff_E_Natali_Dochki-materi_Tretiy_lishniy.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#72439
страница7 из 25
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25
Глава 9
Асимметричность
Мы представили «женщин в большей степени, чем ма- терей» с точки зрения выбора объекта их страсти (супруг, любовник, призвание и т.д.), тогда как «в большей степени матери, чем женщины» определялись нами в соответствии с возрастом их дочерей (младенчество, де- тство, отрочество, зрелость). Такая своеобразная асим- метричность проистекает из различий этих двух типов.
Исключения
Первое проявление такой асимметричности относится собственно к структуре отношений мать — дочь. Мы убе- дились, что «в большей степени матери» сконцентрированы на своих дочерях, не замечая ничего вокруг, в то время как
«в большей степени женщины» сосредотачивают свое внимание на внешнем объекте, не имеющем отношения к материнству, и забывают о собственной дочери.
В платоническом инцесте, к которому тяготеют «ма- тери в большей степени, чем женщины», из отношений с ребенком, и в особенности, с дочерьми, из-за их похо- жести на мать, исключается любой третий участник. С точностью до наоборот «в большей степени женщины, чем матери» исключают ребенка из числа своих привя- занностей, но чаще от этого страдают опять же девоч-
115
ки, потому что мало отличаются от матери. Во втором случае мать самозабвенно выстраивает отношения с мужчиной, полностью отдается профессии или страсти, но так или иначе для дочери не остается рядом с ней никакого места, ни единой возможности проникнуть в околоматеринское пространство. Мальчики не так под- вержены подобному игнорированию, несомненно, по причине большей значимости, которую в обществе при- дают мужскому полу, а также благодаря их изначальной непохожести на мать. Потому с мальчиком обращаются иначе, чем с девочкой, в которой мать видит всего лишь образ самой себя, предназначенный для использования в целях самореализации.
В обоих случаях и «в большей степени матери», и «в большей степени женщины» совершают асимметричное, изначально различное исключение. В одном случае они исключают третьего участника и образуют замкнутую пару «мать - дочь»; в другом - исключается дочь ради кого-то (чего-то) внешнего, что превращает уже ее в
«третьего липшего». В первом случае дочь становится чем-то исключительным и единственным в материнском мировосприятии, во втором - исключенная из материн- ского мира дочь лишается своего места рядом с ней.
Тот, кто не пережил ни первого, ни второго варианта подобных отношений, конечно, не в состоянии предста- вить себе их мучительность; тот, кто познал такой опыт хотя бы отчасти, очевидно, не в состоянии найти подхо- дящих слов, чтобы выразить его даже в ходе длительной психоаналитической работы.
Благодаря художест- венному вымыслу, а именно, с помощью воображения эти эмоции, которые так трудно вынести, а еще труднее выразить словами, обретают основу и плоть. Подобрав нужные слова и прибегнув к достижениям теоретической науки, можно посредством обобщения, в свою очередь, размежеваться с мучительным опытом.
Виновность
Существует и другой, не менее важный тип асимметрии между «в большей степени матерями» и «в большей степени женщинами», которая отражает отличие их по- зиции по отношению к нормальным, то есть к общепри- нятым взглядам на материнство.
«В большей степени матери» занимают классическую позицию «хороших матерей»: они считают своих детей самой большой ценностью на свете, что всегда воспринимается как проявление материнской любви. Их самоотверженность вызывает одобрение в обществе и позволяет им выглядеть как в собственных глазах, так и в глазах всего остального мира примерными матерями, даже если дочери совершают из-за них саморазрушительные поступки. Последние чувствуют себя все более одинокими, так как они лишены самой возможности высказаться, но еще до того, как лишиться этой возможности, у них изначально отняли саму возможность заново ощутить и благодаря этому осознать тот вред, что им причинили. Даже если они в итоге сумеют высказать свои жалобы, им придется заплатить за это высокую цену, так как виновными всегда будут признаны именно дочери.
В противоположность первым, «в большей степени женщины» обычно слывут «плохими матерями»: они всегда отсутствуют, когда нужны своим детям, остаются к ним равнодушными и мало их любят. Их дочери, конечно, страдают от этой пустоты и от того, что им нет места возле матери, им не хватает ее любви, правда, они могут сами любить мать и самих себя, но разве могут они пожаловаться на нее и, тем более, трансформировать в гнев свою нереализованную любовь? Окружающие обычно готовы услышать их жалобы, и будет лучше, если они позволят разрушить материнскую одержимость - обли- чить низость адюльтера или тупик ухода в работу. В этом случае мать подкарауливает чувство вины.
117

Лучше всего объясняет легитимность (законность, правомерность, здесь — естественность) такой дочерней жалобы на мать - «в большей степени женщину», история
Электры, дочери «матери-любовницы». Клитемнестра убивает мужа Агамемнона руками своего любовника
Эгисфа, который затем узурпирует место законного супруга. О том же рассказывает история Гамлета, но только в мужском варианте: ребенок становится рупором отца-жертвы и оглашает причину его гибели - ма- теринское предательство. Единственная разница в том, что в случае Электры призыв к справедливости по отно- шению к покойному отцу и к воздаянию по заслугам ма- тери - виновнице его гибели находит двойной отклик. И это не только коллективное осуждение и закон, наказы- вающий женщин-убийц и изменниц, но и внутрипсихическое, то есть самоосуждение в виде
Эдипова комплекса, который толкает Электру в любовные объятия отца и вызывает ярость у матери.
Наиболее точный вывод из этой ситуации содержится в словах Электры в одноименной пьесе Жироду (1938): «Я - единственная вдова моего отца, других не существует».
Благодаря тому, что Электра обвиняет мать в том, что она не выполнила соответствующей ей роли - не была ни хорошей супругой, ни доброй матерью, дочь избегает, по крайней мере, частично, чувства вины за собственную ненависть к ней.
В этой же пьесе Клитемнестра вспоминает самые первые дни с момента появления на свет дочери и начало формирования их отношений: «Ты хочешь услышать от меня, что ты была рождена не от любовной связи, что ты была зачата в холодной постели? Что ж, это так, ты довольна? [...] Ни разу ты не заговорила во мне. Мы были равнодушны друг к другу с первой минуты твоего появления на свет. Ты даже не заставила меня почувс- твовать, что такое родовые муки. Ты родилась малень- кая, дрожащая. С поджатыми губками. Целый год ты упрямо поджимала губы — из страха, что первое слово, которое с них сорвется, может оказаться именем твоей матери — моим именем. Ни ты, ни я - никто из нас не заплакал в тот день, когда ты родилась. Ни я, ни ты - мы никогда не плакали вместе». На этом примере можно наблюдать типичную клиническую картину, когда женщина с первого же мгновения отвергает свою ново- рожденную дочь и обращается с ней точно также, как, чувствуя такое материнское отношение, будет в ответ относиться к ней самой взрослая дочь. Очевидно, дочь будет платить ненавистью за ненависть. Кто из них двоих несет ответственность за ситуацию? Мать ли это, не любящая и не любимая, а затем совершающая преступ- ление, или не любимая и не любящая дочь, впоследствии жаждущая мести? Ответ, возможно, содержится в словах нищего, который оказался случайным свидетелем объяснения между Электрой и Клитемнестрой: «Каждая из них - права по-своему. Вот в чем истина».
«Наша мать, которую я люблю, потому что она такая красивая, которую я уважаю, так как этого заслуживает ее возраст, чьим голосом я восхищаюсь и чей взгляд ловлю с любовью. Наша мать, которую я ненавижу», в своем амбивалентном (двойственном) отношении к ма- тери дочь располагает единственным средством, чтобы не быть уничтоженной, - ненавистью. Но если чувство ненависти к матери может стать скальпелем - эффек- тивным средством, позволяющим отделиться от нее, од- новременно оно становится прорвой, беспрерывно пог- лощающей энергию: как любая страсть, она нуждается в постоянной подпитке. Ненависть, конечно, разделяет, но никогда не насыщается.
Ни плохие, ни хорошие
Асимметрия как понятие появляется вследствие вы- работки обществом понятия нормы: без этого не было бы разделения на «хороших» и «плохих» матерей, а
119
по которым трудно было бы определить, какие из них приемлемы, а какие нет. Необходимо сменить подход, чтобы осознать, что на полюсах сконцентрированы не
«хорошие» (заботливые) и «плохие» (равнодушные) матери, а две крайности проявления материнства, одинаково вредоносные для дочерей. Обе крайности проявляются в том, что между матерью и дочерью устанавливаются достаточно длительные и прочные связи, которые про- воцируют типичное поведение «трудных» дочерей, либо задыхающихся из-за отсутствия между ними и собственной матерью свободного пространства, либо, наоборот, раздавленных неприступностью этого пространства.
Можно спросить, стоило ли проводить такую объем- ную работу, чтобы прийти к выводу, что существуют матери, которые недостаточно любят своих детей, и другие, которые слишком их залюбливают?* Решительно, да! Стоило! Потому что слово «любовь», так часто используемое в разговорах на тему детско-родительских отношений, нисколько не помогает понять, что в них играет действительно существенную роль, и мы еще к этому вернемся. Сегодня мы уже знаем, что общепри- нятые представления о том, что «любовь» — абсолютная ценность сама по себе и во всех случаях ее можно оп- ределить количественными показателями (то есть важно не то, какова она, а ее мера), ошибочны. Прекратив априори привязывать к этому понятию исключительно
* «Чтобы их любовь была по-настоящему благотворной, матери должны одинаково старательно избегать в своем отношении к ребенку как пренебрежения, так и экстремальных проявлений заботы: эти два пограничных проявления, как и сама их противоречивость, наилучшим образом отражают бессознательную враждебность по отношению к ребенку, причем подлинная материнская забота и эмоциональная привязанность должны поддерживаться на равном удалении как от одной, так и от другой крайности. (Глоко Карлони, Даниэла Нобили
«Плохая мать. Феноменология и антропология инфантицида», Париж,
1977).
позитивные смыслы, значения, мы сможем заметить, что некоторые формы проявления так называемых «лю- бовных» отношений вполне оказываются настолько же деструктивными, насколько другие - конструктивными.
Отстраненное восприятие в отличие от традиционного понимания слова «любовь» позволяет нам раскрыть роль третьего участника и наглядно продемонстрировать ее принципиальную значимость для взаимоотношений матери и дочери, если этот третий исключен или исключителен.
Иначе говоря, в противоположность общепринятой концепции, отношения матери и дочери - это отношения не двух, а всегда трех человек. Напротив, игнорирование и, тем более, полное отрицание роли третьего в этих от- ношениях, в конечном итоге, и приводит к самым серь- езным и разрушительным последствиям.
Чтобы исследовать существующие возможности стать хорошей матерью, то есть способность вырастить дочь, которая сумеет, в свой черед, вынести бремя быть доче- рью своей матери и самой присоединиться в свое время к числу матерей, для начала нужно отстраниться от при- вычного понимания слова «любовь», а затем поместить курсор между двумя полярными точками зрения, то есть между избытком и недостатком материнской заботы. Но этого недостаточно, затем в отношения матери и дочери необходимо ввести третьего участника, который позволит каждой занять свое место — не больше и не меньше. Это одно из главных условий для установления необходимого равновесия в позиционной игре с пространством материнско-дочерних отношений. Такое равновесие подразумевает, что дочь не должна быть ни исключена из этого пространства, ни стать чем-то ис- ключительным в нем, впрочем, то же самое относится и к матери. Чтобы уловить, что именно обеспечивает это равновесие, продолжим исследовать различные подходы к проблеме материнско-дочерних отношений, опираясь на художественные произведения.
121

Часть третья
Не мать, не женщина;
то мать, то женщина;
и мать, и женщина
В большей степени матери, чем женщины; в большей степени женщины, чем матери... Существуют также ма- тери, которые не относятся ни к одной, ни к другой ка- тегории. Еще одна разновидность - женщины, которые последовательно воплощают в себе оба способа самоосу- ществления по отношению к дочерям: и как матери, и как женщины, или, точнее, то как матери, то как женщины.
Во втором случае речь идет не о наслоении или своего рода смешении этих двух состояний, а о поочередном перескакивании из одного состояния в другое, которое происходит достаточно быстро и остается вполне обратимым, что всегда одинаково проблематично для дочери. В этой ситуации дочь совершенно теряется, не понимая, как гласит пословица, за каким из двух зайцев гнаться (или как усидеть на двух стульях). Однако было бы ошибкой считать, что поведение матери, которое авторы описывают в художественных произведениях, остается заданным раз и навсегда. Речь здесь идет не о характерах, как они понимаются в классической психологии (кроме крайних форм ригидности* характера), а о различных проявлениях в зависимости от конкретного момента и жизненных обстоятельств.
В ряду подобных напряженных ситуаций проявление дочери в качестве соперницы в течение одной из наиболее критических фаз развития материнско-дочерних отношений может повлечь за собой возникновение еще одной формы инцестуозной ситуации. Эта ситуация провоцируется матерью, которая постоянно удерживает или периодически перепрыгивает из обычной в позицию
* Ригидность - косность, негибкость, в психологии - неготовность, вплоть до полной неспособности, изменить намеченную ранее про- грамму действий, даже если того требуют обстоятельства (Прим. переводчика).
125

«женщины в большей степени», но та же ситуация может вызвать такой же резкий прыжок в противоположную крайность, то есть в материнскую позицию. Таким образом, в каждом возрасте дочери, в соответствии с неизбежными изменениями ее жизни у матери возникает необходимость передвигаться вдоль оси, на одном конце которой находится полюс материнства, а на другом - полюс женственности. Эти перемещения могут быть более или менее гармонизированными или нерав- номерными, более или менее точными и адекватными, или, напротив, осуществляться вопреки препятствиям.
Формы и влияние на дочерей такой идентициональной изменчивости, иногда преувеличенной, а иногда недо- статочной, и станут в дальнейшем предметом нашего изучения.
Глава 10 Не матери и
не женщины
Бывает так, что на свет появляется девочка, но в бу- дущем она не становится ни женщиной, ни матерью.
Отказ от женственности происходит далеко не всегда в пользу материнства, как и отказ от затраты сил и времени на воспитание ребенка вовсе не освобождает женщину ни для любовной, ни для сексуальной, ни для творческой жизни.
В жизни не так уж редко встречаются примеры до- черей, испытывающих недостаток любви со стороны фрустрированной матери, сварливой супруги или бес- чувственной вдовы, утратившей всякий интерес к вне- шнему миру (кроме язвительного разоблачения его по- рочности). Она равнодушна и к чувствам собственной дочери, на которую, очевидно, взваливает весь груз негатива, самоуничижения и депрессии, которые она сама испытывает, в то время как другие дети могут мо- билизовать свою эмоциональную энергию. Откажется ли дочь от способности относится к самой себе с любовью, интериоризировав навязанную ей материнскую
«нелюбовь», передаст ли она эту эстафету следующему поколению? Будет ли она стараться пробудить у матери любовь к себе, бесконечно умножая свои подвиги,
127
которые должны бы, как она надеется, подтвердить ее чувство собственной значимости? Сумеет ли она найти компенсирующие факторы, которые позволят ей отде- литься от источника болезненных переживаний, напри- мер, дождавшись прекрасного принца на белом коне, который однажды появится и снимет с нее материнское заклятие? Такой случай - появление прекрасного принца, как можно догадаться, часто описывается в худо- жественных произведениях.
Марии
Почему Марни (Типпи Хедрен), главная героиня фильма Алфреда Хичкока «Нет весны для Марни»
(1964), стала клептоманкой (она методически обкрады- вает своих работодателей, а затем меняет место прожи- вания и фамилию), страдающей навязчивыми страхами
(ее повергает в панику гроза и красный цвет) и фригидной до такой степени, что не выносит прикосновений собственного мужа? Молено с уверенностью утверждать, что причины этих психических отклонений кроются в ее детстве, и это подтверждает сцена ее первого свидания с матерью - с пожилой женщиной трудно определимого возраста, затворницей, хромой и недружелюбной, жи- вущей в полном одиночестве в своей квартире в Балти- море.
Молодая женщина, красивая и элегантная, нагру- женная кучей подарков, приезжает к матери с явной надеждой, что та обрадуется этой встрече так же, как она сама или, по крайней мере, выразит ей хоть немного признательности и одобрения. Но мать интересуется только соседской девочкой, за которой она присматри- вает по будням Дочь с завистью и грустью наблюдает, как мать влюбленно расчесывает копну белокурых волос малышки, мечтая оказаться на ее месте. Когда же Марни присаживается на пол у ног матери и нежно кладет голову ей на колени, явно ожидая, что мать пог- ладит ее волосы, та даже не прикасается к ней. Все, что мать говорит в ответ на ее нежность: «Прекрати, Марни!
Моя нога... Ты делаешь мне больно!»
Когда девочка уходит, Марни вновь делает попытку приблизиться к матери, но та отстраняется, пятясь, и от- талкивает ее руку, когда дочь хочет прикоснуться к ней.
Марни не выдерживает: «Ты совсем не любишь меня, почему, мама? Я без конца задаю себе этот вопрос. Если бы ты была со мной хоть немного нежнее и ласковее.
Почему ты всегда отталкиваешь меня? В чем ты меня упрекаешь? Иногда я думаю: чего бы я только ни сде- лала, чтобы завоевать твою любовь и нежность! Ведь я все уже сделала! Ты думаешь, я недостойно веду себя, потому что стала любовницей господина Пембертона?
Поэтому ты шарахаешься от меня?» Мать дает ей поще- чину. Марни тут же извиняется, невнятно бормоча: «Из- вини, мама. Ты никогда не пренебрегала мной». Обмен любезностями на этом исчерпан.
Следующая их встреча в самом финале фильма поз- воляет раскрыть тайну происхождения болезненных отклонений у дочери, от которых Марни удастся изба- виться с помощью своего мужа (Шон Коннери), ставшего психоаналитиком-любителем. Благодаря этой финальной встрече с матерью выясняется, что она не только оказалась плохой матерью, но в прошлом была еще и женщиной легкого поведения, занимавшейся проститу- цией с матросами чуть ли не на глазах у собственной до- чери. Одного из них Марни, будучи пятилетним ребен- ком, во время страшной грозы убила, ударив кочергой в попытке защитить мать, которой, как ей показалось, угрожает опасность. Разбитая в прямом и переносном смысле, мать впоследствии замкнулась в молчании и полностью отреклась от какой-либо эмоциональной жизни, стараясь искупить свои прегрешения: «Мне предоставился единственный шанс оправдать свою жизнь
129

- воспитать тебя как следует. Я обещала Богу, что вы- ращу тебя приличной девушкой», — приличной, по мне- нию матери, означает, «такой, которая не нуждается в мужчинах».
«Ведь я все сделала, чтобы завоевать твою любовь и нежность ». В свете показанных событий из прошлого слова Марни приобретают совершенно иное звучание, так как она совершила убийство ради своей матери, пытаясь ее защитить, но, одновременно, это была бес- сознательная попытка уничтожить всех мужчин, которые разлучали ее с матерью, точь-в-точь как малышка
Ребекка из фильма «Острые каблуки». Так как Марни была лишена отца, у нее не было опыта иных эмоцио- нальных отношений, кроме отношений матери и дочери с исключенным третьим. Марни подавила воспоминания об этом убийстве, но она не забыла ни грозы, ни алого цвета растекшейся по полу крови. Мать скрыла правду о происшедшем и сообщила полиции, что это она совершила убийство. Юридически ее признали невиновной, так как на суде было установлено, что она действовала в пределах необходимой самообороны. Впоследствии
Марни посвятила свою жизнь мщению, обворовывая мужчин, которые в детстве украли у нее мать. Пытаясь приблизиться к матери, Марни реализует в своей фри- гидности ее установку: «Твои мечты сбылись! Твоя дочь
— лгунья, воровка, но приличная девушка», - бросает она матери.
Поставив крест на своей личной жизни как женщины, мать Марни не стала матерью больше, чем раньше.
Впрочем, и до «несчастного случая» она не была ею. Когда ей было всего пятнадцать, баскетболист-плейбой пообещал подарить свою футболку, если она позволит ему сделать с ней все, что он захочет. Затем, «когда появилась ты, он тут же испарился. Я всегда получаю только футболку, и еще у меня есть ты». Да, конечно, у нее есть дочь, но что она могла дать дочери, если в собственных глазах, да и в глазах сближающихся с ней мужчин она выглядит столь ничтожной? «Я никого не любила, кроме тебя», — декларативно заявляет мать после воссоздания ситуации, травмировавшей дочь, в присутствии ее мужа.
Правда ли это? Ложь? Разве в том состоит вопрос, если в данных обстоятельствах непонятно, что значит для нее это слово — «любовь»? Мать сама не имеет об этом ни малейшего представления, ведь она никогда не любила дочь по-настоящему. Каким же образом могла она про- явить материнскую любовь? Ей не удалось познать это чувство и в дальнейшем: вспомним, когда Марни однажды, как будто с целью проверить правдивость ее слов, склоняет голову на колени матери, та просто не способна вести себя как любящая мать. Ее пальцы даже не поше- велились, чтобы погладить волосы дочери. Мать не находит в это мгновение других слов, кроме: «Моя нога... Ты делаешь мне больно!». Липшее напоминание о травме, полученной в момент убийства любовника, и, несомненно, о безысходном страдании, которое мать привнесла в мир своего нежеланного ребенка. Нежеланного — потому что отец Марни покинул ее.
Как мать Марни могла выразить материнскую любовь, если ей не ведома ни одна из возможных форм любви, если ее не воспринимал как мать своего ребенка даже его отец, если она вообще никогда не чувствовала себя женщиной иначе, как только оказывая сексуальные услуги за деньги?
131

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

перейти в каталог файлов


связь с админом