Главная страница

Община как основа стратегического развития госу... Доклад Антона Владимировича Грачёва Община как основа стратегического развития государства


НазваниеДоклад Антона Владимировича Грачёва Община как основа стратегического развития государства
АнкорОбщина как основа стратегического развития госу.
Дата02.10.2017
Размер62 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаОбщина как основа стратегического развития госу...doc
ТипДоклад
#32151
Каталогrusslad

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: dzen.gif, структура русских национальных производственных корпораций и пар, план создания партии тоапропроизводителей и предпринмателей.docx, Ситуация на территории так называемой Украины.doc, Путь к Другому.docx, Sbornik_18-y_konferentsii.pdf, Путь к Другому корректура август 2017 20 августа.docx, ВСГАО.doc, I_Ostretsov_Vvedenie_v_filosofiyu_nenasilstvenno.pdf и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы

Доклад Антона Владимировича Грачёва

«Община как основа стратегического развития государства»

Бросая ретроспективный взгляд на историю Российского государства со времён его зарождения до современного состояния, можно отметить некоторую закономерность. А именно, то, что фундамент экономического, культурного и политического могущества закладывался в условиях, когда происходила централизация власти путём приведения всех важнейших функций государства к единому ритму. Напротив можно отметить, что обособление и чрезмерная индивидуализация некоторых структур приводило к тому, что намечался перекос в экономической, культурной и политической жизни всего государственного организма. Это неизбежно приводило к кризисам часто с очень тяжёлыми последствиями для большинства жителей страны.

Наблюдая такую закономерность и имея исторический материал в достаточном объёме, можно проанализировать обстоятельства роста и падения экономики, культуры и политического влияния, с целью определения наиболее эффективной стратегии развития России. Для начала приведём справку, для определения процессов в социуме, приводящих к росту или падению указанных выше составляющих жизни государства.

«В 18 – начале 19го века в социально-философской мысли главной проблемой являлось противостояние и противоречие рационалистического и исторического подходов к проблеме возникновения государства, права и социальных институтов». (Истор. соц. 326). Сторонники рационалистического подхода опирались на признание самовластия народа, которое устанавливает разумные законы общественного устройства. Сторонники исторического подхода опирались на «важность традиционных норм и принципов человеческого общежития и, соответственно, необходимость существования исторически сложившихся форм государственного и правового регулирования общественной жизни». (истор. соц. 326).

Немецкий социолог Фердинанд Тённис последовательно изложил суть этого противоречия, что нашло своё выражение в работе «Община и общество» в 1881 году. Таким образом, Тённис фактически постулировал диалектическую составляющую социума. С одной стороны, это Община, с другой – Общество.

Тённис показал, что каждому типу организации социальной жизни служат свой тип воли. Общине служит рассудочная воля; это воля сущности, «воля целого, определяющая любой аспект социальной жизни». (ист. соц. 329). Обществу служит стихийная воля; она скрывает в себе «интегрирующий фактор ослабления социальной воли и расчленения её на множество частных, суверенных воль, механически сочетающихся в целое общество». (ист. соц. 329). Иными словами, в общине единый закон регламентирует поведение членов социума и обязателен к исполнению, а в обществе законы носят стихийный характер и появляются в результате тесного взаимодействия членов социума, что приводит к частой смене законодательства.

Современная теория общества раскрывает истоки этих двух форм социального существования. Истоки эти скрываются в дебрях древнего мира, когда различные формы общежития только определялись как самостоятельные.

Предпосылками общинного типа существования являлось необходимое прямое взаимодействие матери и ребёнка. Это неминуемо воспитывало особую форму взаимоотношения. В дальнейшем это развивалось в понимание пользы нахождения в коллективе, как в структуре, обеспечивающей наиболее безопасные условия проживания.

Александр Хоцей в своей «Теории общества», так описывает особенности этой формы существования: «функции в первобытном обществе выполняются коллективом совместно. А не так, что бы какая-то функция была социальной, а какая-то осуществлялась в рамках более узкой ячейки, семьи. Нужно подчеркнуть не только простую коллективность осуществления указанных функций, но и общность их осуществления в ином смысле. Все члены коллектива совершали одинаковые действия в одинаковом и полном их наборе. Для первобытного человека это был один неразрывный, общий, цельный поток его деятельности». (см курс 12: 287-288).

Предпосылками общественного типа существования являлось то, что повзрослевшие особи, в основном мужские, окрепнув под охраной коллектива, начинали проявлять большую самостоятельность в поисках пищи и охоте. Не порывая с коллективом окончательно они, тем не менее, значительную часть времени занимались индивидуализированной формой существования, возвращаясь в общину в «трудные времена» и находясь на периферии социальной иерархии.

Нужно отметить, что пребывая в коллективе, его члены, получали возможность соприкасаться с обобщённым опытом ведения хозяйства. Быстрее осваивались определённые навыки, из многообразия способов выбирались самые эффективные, что экономило время, затрачиваемое на поиски пищи, строительство укрытий, повышало эффективность защиты от внешней агрессии.

Постепенно, члены коллектива высвобожденное время использовали на совершенствование обретенных навыков, приёмов охоты, изготовление оружия. Это привело к появлению специализации членов коллектива на том, что у них получалось лучше всего. И как вершина развития первобытных форм существования появилось производство. А это позволило от присваивающего образа жизни, перейти к производственным отношениям.

Пройдя известный исторический путь, этот процесс привёл к появлению двух форм ведения хозяйственной деятельности: коммунизма и капитализма. Коммунизм является наследником общинного способа ведения хозяйства, а капитализм держится на общественных отношениях.

Теперь хотелось бы немного задержаться на особенностях формирования Российского государства.

Почему, малоизвестное, бедное княжество московское сумело выиграть в своём историческом сражении, и отстоять независимость и самостоятельность? Ответ проще, чем думается!

В то время, когда князья, обладавшие разной степенью древности рода, оспаривали первенство и дрались друг с другом, выжимая из своих подчинённых последние соки, - чем, безусловно, разоряли свои княжества, - Иван Калита, начал строить государство иного типа. Получив не самый богатый удел, он не стал просто собирать дань с подданных и пускать их на бесконечные междуусобные войны. Он начал преобразовывать хозяйство; начал централизацию всех процессов хозяйственной, культурной и политической жизни. Скопленные средства пускал не на разорительные войны, а выкупал разорившиеся уделы. В те времена выкуп означал то, что выкупающий брал на себя обязательства по выплате дани Орде за те княжества, которые так себя истощили в войне, что неспособны были себя выкупить. На новых территориях он на общие деньги восстанавливал разрушенное хозяйство и обеспечивал право на жизнь.

Сорок лет мира! Немыслимая цифра по тем временам. Сорок лет вложений в товарно-производственные отношения, формирующие экономическую мощь вверенного ему княжества. И всё это под чутким контролем централизованного руководства. И в результате, вот какое княжество Иван Калита передал своему сыну и продолжателю выбранного курса: «Среди русского разброда самым благополучным островом выглядели те области, которые сплотила вокруг себя Москва. Очень не большим островом. Хан Джанибек, сменивший Узбека, благоволил к московскому государю не обременял излишними поборами. Неприятели и каратели на вторгались, деревни не горели. Люди на себе ощутили – жить под рукой московского князя удобнее и безопаснее, чем цепляться за какую-то самостоятельность.

Симеон Гордый уже чувствовал себя достаточно уверенно, что бы произносить перед удельными князьями весьма смелые речи.

Втолковывал им: когда Русь была единой, никто на неё «не смеяше дерзнути, но все покоряхуся и дани даяху». А когда князья перессорились, «найдоша татары» и овладели страной. «Ныне князей убивают, люди, всегда пленяющее, ведут в басурманство». Что бы восстановить величие государства, требовалось повиноваться, решать все споры только через великого князя. Если ж кто-то начнёт усобицу, позовёт татар или будет искать суда у них, на того «нам быть заедин».(шамбаров 37)

Вот такое княжество-государство оставил своему сыну Иван Калита. Государство, в которое каждый вкладывал свой труд, но и каждый получал то, что ему было важно и необходимо: кров, пищу, защиту; возможность разогнуть спину и почувствовать себя частью одного единого народа.

И этот посыл, эту идею жить одной Общностью, эдакой огромной Общиной, которая уже содержала в себе зачатки того, что, спусти века, станут называть Коммуной, подхватил народ и потомки великих князей. Дмитрий Донской, Василий Третий, Михаил Фёдорович Кроткий, Екатерина Великая, Николай Первый, а после упразднения института царской власти и Ленин со Сталиным. Вот немногие имена тех правителей, которые осознавали, что сила Руси, России в её единстве. А объединяют людей в целое не территория, а те законы человеческого общежития, которые понятны любому поколению в любое время: один за всех, и все за одного. Это основополагающий принцип, на котором строится существование общины, о которой мы говорим; где каждый понимает, что совместные слаженные действия, это залог личной безопасности и личного развития в то, что мы называем – человек с большой буквы!

Чтобы полнее раскрыть, какого же человека за столетия вырастила эта Русская Общность, я приведу слова участника гражданской войны на стороне белых Н.В.Волкова-Муромцева, которые он приводит в своей книге «Юность. От Вязьмы до Феодосии» (Париж, 1973 год).

«Я не знаю, наверное, причин, на чеку у нас в машинном сарае стояли без употребления два трактора-паровика. Там же стояли три сноповязки, которые на моих глазах тоже не употребляли. Мне казалось дикостью не использовать современные машины… Он (управляющий) говорил, что мой отец прекратил пользоваться паровиками, потому что это отнимало заработок у наших крестьян. Вовремя пахоты местные крестьяне приходили приработать лишние деньги. Они пахали однолинейными плугами с двумя лошадьми. Лошадей на рабочей конюшне было приблизительное 40, так что 16 или 18 плугов могли работать одновременно. Вывоз навоза оставлялся исключительно крестьянам с их собственными «навозниками» и лошадьми, это давало выгодный заработок на неделю или две. Наша пахота, сенокос, уборка урожая, дёрганье льна – никогда почти не совпадало с крестьянскими, потому что они всегда сеяли на неделю или две позднее, так что это выходило очень удобно и для них, и для нас. Эти две недели оставляли крестьян свободными. Отец купил сноповязалки, не подумав. Это значило, что не нужно нанимать женщин вязать снопы и, следовательно, бабы теряли 75 копеек в день; что для них значит очень много».” (столыпин 95).

И вот такого типа общинное самосознание было почти уничтожено в результате скоропалительных и плохо продуманных либеральных реформ во времена Николая Второго. Эти реформы привели к массовому обеднению крестьянства, составлявшего 90% всего населения империи. Хозяйственная жизнь начала скапливаться в руках немногих. Обеднение и потеря средств к существованию, толкали массы людей к смене привычных условий жизни. Крестьяне потянулись в города. Не все могли найти себе достойного занятия и успешно приложить свои силы. Массовый исход населения в города, соприкосновение с иной для сельского жителя культурой, порождало культурную травму, от которой не каждый мог оправиться. Как следствие: правовой нигилизм, склонность к пьянству и пополнение криминальной среды новыми «рекрутами».

Правовой нигилизм среди нового крестьянско-городского населения царил не только в городах, но и расцвёл на селе в кругах новых кулаков. Мало кто знает, но первые продразвёрстки начались ещё при Николае Втором в 1916 году из-за того, что стране стало не хватать хлеба. Это не дало особых результатов – страна не получила дополнительного хлеба. Крестьянские кулаки, гордость либеральных экономистов, безучастно отнеслись к нуждам страны и правительства, которое, в принципе, позволило им стать таковыми. Такое отношение было немыслимо во времена власти Общины! Голод обострил ситуацию в стране, став одним их существенных факторов свершения февральской революции.

Временное правительство так же прибегло к системе продразвёрсток, но «действовали демократично и потому безрезультатно». Общинное сознание уступило частному: мне хорошо, а что у соседа – не важно.

И только неимоверным усилиям сначала ленинской политики, а затем и сталинской, удалось вернуть населению страны осознание того, что они есть единый организм, что они есть единый советский народ, который всегда выживал и мог выжить только сообща.

Но оппоненты могут возразить! Попытка построить «коммунизм в отдельно взятой стране» провалилась. И, следовательно, слишком жёстко регламентированные действия сообща, это неверный путь для построения сильного государства. Такие доводы можно было бы воспринимать серьёзно, если бы не несколько «но».

Первое «но». В странах так называемого «запада», бытовало мнение, что СССР не поднимется после такой кровопролитной и разрушительной войны, кА война с фашистской Германией. Но именно благодаря духу единства, действиям сообща, одной Общиной, СССР сумел в первую же послевоенную пятилетку восстановить уровень экономики равный довоенному. А ведь степень разрушения промышленной инфраструктуры в западной части страны была неизмеримо выше, чем в европейских странах (не говоря о жилом фонде).

Второе «но». В большинстве своём, современная экономическая состоятельность России базируется на той ресурсной и технологической базе, которая была создана руками трудящихся СССР. И без консолидации усилий, без централизации процессов в руках сильной власти, это было бы невозможно, учитывая масштаб территории.

Третье, и очень существенное «но»! Американский экономист, Джон Кеннет Гелбрейт, профессор экономики в Гарварде (1949-1975), советник президента Джона Кеннеди и кандидатов от демократической партии Эдлая Стивенсона, Юджина Маккарти и Джоржа Макговерна, советник президента Билла Клинтона. С 27 декабря 1988 г. иностранный член РАН по Отделению проблем мировой экономики и международных отношений. В 1993 г. награждён золотой медалью им. М. В. Ломоносова за выдающиеся достижения в области экономических и социальных наук. Дважды кавалер Президентской медали Свободы: в 1946 г. вручен президентом США Г. Трумэном, и в 2000 г. вручен президентом США Клинтоном. Так вот этот самый Джон, обосновал безусловное превосходство плановой экономики над рыночной.

Он показал, что крупные корпорации, являющиеся, по сути, плановым производством с чёткой структурированной и централизованной формой управления, выступают безусловной доминантой, по отношению к рыночной системе, которая не может влиять на цены и политику, не имеет профсоюзного движения, имеет низкую заработную плату.

Так же Гелбрейт показал, что планирование – «объективная потребность современной промышленности». Здравоохранение, городское строительство, транспорт, отданные на волю «стихии» уже не могут быть эффективными в современном мире, если не подвержены контролю со стороны государства. Это «новый социализм», который отличается от первого эксперимента произведённого СССР тем, что «советский социализм» был идеологическим, а «новый социализм» - вынужденный результат обстоятельств.

Реальный опыт по строительству коммунистического, общинного по своей сути способа жить, добытый народами СССР для всего человечества, заставил «западную» социологическую и экономическую науку по-новому посмотреть на идеи, провозглашённые Марксом. Социализм, как первый этап построения коммунистического общества, уже не кажется столь утопичным, как казалось в начале двадцатого века, когда наши отцы и матери, деды и бабки, опираясь на многовековой опыт совместного труда, рождённого общинным духом, поверили и доказали, что сообща можно построить мир, в котором имя Человек – звучит гордо!

Завершая, хочется связать воедино то, что явилось залогом успешного существования России на протяжении столетий с тем, куда наметило своё движение человечество в глобальном смысле. Всё это соединяется в одном коротком, но ёмком понятии – Община. Только опираясь на принципы обще человеческих ценностей, понятных любому человеку, любой национальности и любого вероисповедания, Россия сможет сохранить себя и становиться богаче и сильнее. И принципы эти просты! Это право на жизнь и безопасность, то, что легче всего обеспечить сообща. Это право на труд, который позволяет реализовывать себя в качестве индивидуума полезного для этого мира. Это счастье видеть, как растут твои дети и внуки и осознание того, что их ждёт мир, в котором они, сами являясь надёжным плечом кому-то, могут в любой момент найти поддержку у такого же, как он сам сильного, умного, трудолюбивого: друга, соратника, товарища!



перейти в каталог файлов
связь с админом