Главная страница

Евразия


Скачать 17,44 Mb.
НазваниеЕвразия
АнкорKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledovania_2013.pdf
Дата06.05.2018
Размер17,44 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledova
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#44878
страница14 из 31
Каталогid201943900

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: Koschey-bessmertny.pdf, Kotelnikov_M_V_-_Russkie_narodnye_skazki_v_s.pdf, Dedushkiny_rasskazy_i_skazki.pdf, Dedushkiny_vechera_Russkie_skazki_dlya_detey_v_sti.pdf, Khrestomatia_po_istorii_Drevnego_Vostoka_Ch_2.pdf, Leonardo_da_Vinchi_Izbrannye_proizvedenia_v_dvukh_tomakh_Tom_2.p, Bruyako_I_V_Rannie_kochevniki_v_Evrope_2005.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31
. Теоретические исследования
провести границы раннегерманской территории гораздо более точно, чем по указаниям письменных источников. Карт, которые могли бы подтвердить это утверждение, докладчик не предъявил, на заявил, что всегда готов это сделать. По аналогии он распространил это утверждение и на доисторические времена — и тогда культурные области должны были означать территории народов.
Каких народов Следуя указанию Монтелиуса, Косинна проследил по археологическим материалам на Севере Германии ив Южной Скандинавии преемственность между культурой достоверных, засвидетельствованных классическими авторами, германцев раннежелезного века и предшествующей культурой бронзового века, для которой письменных источников нет, и перенес на эту более древнюю культуру название германцев. Тем самым он указал территорию, обитаемую германцами в бронзовом веке и провозгласил глубокую древность германцев в Северной Европе — удревнил их проживание там на полтысячи или даже на тысячу лет. Был им выдвинут и тезис о том, что волны распространения культуры с юга на север объясняются передачей элементов культуры, а направленные с севера на юг — переселением народа.
Дальше этого он тогда не пошел (о чем вскоре пожалел).
Косинна был твердо убежден, что своим кассельским докладом не только превратился в археолога высокой квалификации, но и совершил переворот в археологической науке. Исходя из этого он сразу же стал тяготиться своим местом библиотекаря и подумывать о должности профессора, нов Берлинском университете этот пост был занят Вирховым.
Между тем, претендент не имел профессионального археологического образования, не участвовал в раскопках и не обрабатывал музейных коллекций. Доклад, правда, заинтересовал специалистов свежестью постановки проблемы, открытием нового направления исследований, любопытными предложениями, но никого не убедил, да и не мог убедить он не содержал доказательств. Одни ученые ограничились вежливыми, но сдержанными похвалами (как А. Гётце, П. Рейнеке), другие, скептически настроенные, пока вообще не отозвались, и немногие, которым доклад импонировал, выражали свой энтузиазм с оговорками. Так, националистически мыслящий профессор Зиглин писал в те годы
«Косинна сейчас бесспорно самый значительный исследователь в области германской первобытной истории, которого мы имеем. Он соединил в себе такое сочетание знаний, как никто кроме него он понимает ход развития германских древностей, как никто иной. Если бы Косинна был вдруг отнят от науки до того, как он опубликует свои исследования, это означало бы потерю для нас, которую в обозримом времени нельзя было бы восполнить. После смерти
Мюлленгофа наука о германских древностях попала в нечто вроде застоя. Из

II. Косинна и косиннизм
155
этого застоя нас мог бы вывести только своеобразный талант Косинны, если он опубликует результаты своих исследований в сводном труде (Sieglin, цит. по Eggers 1959: В 1901 г. появилась книга известного австрийского археолога М. Муха Родина индогерманцев в свете первобытной археологии (Much 1901). Мух применял совершенно иной метод, чем Косинна, а именно — поиски прямых соответствий в археологическом материале облику или,точнее, лингвистической характеристике индоевропейского пранарода. Пользуясь этим методом, Мух пришел к выводу о том, что на севере Европы располагалась общая индоевропейская прародина, то есть не только древний очаг германцев, но и колыбель всех «индогерманцев». Косинна же до этого не додумался — в Кассельском докладе прародина «индогерманцев» помещалась на Среднем и Нижнем Дунае.
Теперь Косинну осенило, что корни германцев на Севере Европы можно и нужно было прощупать и глубже рубежа неолита и бронзового века что если германцы там испокон веков сидели, то, значит, — и тогда, когда еще не выделились из индогерманского пранарода и, стало быть, там жили этот пранарод, а уж оттуда шло расселение его потомков по Европе что принцип расселения с севера надо было распространить и на праиндогерманскую эпоху. Не сделал этого. Оставалось кусать себе локти.
Но не таков Косинна, чтобы уступить за здорово живешь приоритет в деле, которое должно остаться его исторической миссией ив котором если даже другой опередил его, то лишь по недоразумению, каковое немедленно должно быть исправлено. Он тотчас разразился громовой статьей «Индогерманский вопрос, археологически разрешенный, в которой обрушился на Муха с обвинениями чуть лине в плагиате. М. Мух в своей новой книге. ныне полностью взобрался на мои плечи и опознанную мною родину германцев объяснил одновременно как родину индогерманцев, соответственно моему давнему убеждению, что эти обе области первоначально совпадали. Но он умудрился во всей своей книге намертво умолчать мой столь знаменитый в свое время доклад и вообще мое имя (Kossinna 1902: 163). А между тем, в своем знаменитом докладе Косинна ведь помещал прародину на Дунае, к тому же Мух работал совершенно иным методом!
Мух выводил из языкознания характеристики пранарода и затем искал археологические пути от исторически достоверных индоевропейцев к культуре этого района. Косинны же заявлял Все снова я прихожу к выводу сначала археология, потом языкознание. Там, где археология еще совсем молчит или мы не понимаем еще ее языка и не можем объяснить, исследованию лучше бы потерпеть (Kossinna 1902:185).
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
Надо отдать должное самообладанию и эпическому спокойствию Муха уже в 1904 гон выпустил второе издание своей книги, в котором снова ни о
Косинне, ни о его методе и претензиях нет ни малейшего упоминания. Мы же вправе видеть в Мухе еще одного из предшественников Косинны, поскольку от Муха заимствовано и включено в концепцию одно из важных ее положений. Чтобы оправдать свои претензии на лидерство, Косинна постарался в этой статье задним числом придти к упущенному результату уже своим методом — реализовать идею расселения из Северной Европы в связях археологических культурно эти его поспешные попытки оказались очень общими, декларативными и голословными.
В обеих работах — в Кассельском докладе 1895 г. итак сказать, поправочной статье 1902 гни новые методические принципы ни конкретные археологические выводы небыли обоснованы и детализированы. Они были провозглашены в общей и крайне категоричной форме, так сказать, ex Впрочем, кафедра (cathedra, Lehrstuhl) была пока лишь воображаемой и желанной. Но после выхода названной статьи, в том же году появилась и реальная кафедра умер Вирхов, и, как это ни странно, Косинна действительно получил пост профессора археологии в самом влиятельном среди тогдашних университетов Германии — Берлинском. Сорокачетырехлетний библиотекарь отнюдь не воспринял это как нечаянный дар судьбы. Наоборот, его душило негодование почему так поздно и почему в такой унизительной форме (он был назначен экстраординарным, то есть внештатным профессором — это означало жить на пенсию библиотекаря. И всё же налицо был важный успех дело было не только в официальном признании ив укреплении авторитета, но ив том, что высвободилось время для более детальных исследований и появилась возможность формировать по-своему научную молодежь. Косинна не преминул воспользоваться теми другим.
В 1905 г. появилась его большая статья, которой, по мнению Эггерса, суждено было остаться лучшей из работ Косинны, — Орнаментированные железные наконечники копий как признак восточных германцев (Kossinna
1905). В этой статье Косинна на конкретном примере детально реализовал свое этническое объяснение археологических культурных провинций. Установленную языковедами и совершенно неизвестную античным авторам дуальную классификацию германских племен (разделение их по диалектным особенностям на восточных и западных) Косинна усмотрел на археологической карте памятников I тыс. дон. э, продемонстрировав тем самым превосходство в данном вопросе археологических источников над письменными. Он увидел это деление в размещении наконечников копий, фибул и глиняных сосудов

II. Косин на и косиннизм
157
то есть старался учесть разнообразные части культурного комплекса. Но этой комплексностью характеризовался лишь подход кданной работе. Выход же из нее, то есть полученный результат, как его понял Косинна, оказался противоположным, что отражено в названии статьи и один элемент, одна категория вещей, может послужить опознавательным признаком этноса.
Эггерс отметил, что из этой работы Косинны выросли как ее продолжение и развитие первые крупные работы трех лучших учеников Косинны — Эри­
ха Блюме, Мартина Яна и Юзефа Костшевского (Blume 1912; Jahn 1916;
Kostrzewski 1918). Можно лишь добавить, что в их работах нашла развитие лучшая сторона этого исследования Косинны — его комплексный подход к культуре, тогда как сам Косинна в своих дальнейших работах продолжал разрабатывать худшую сторону — ему впоследствии весьма пригодилась завоеванная тогда свобода спекуляций отдельными категориями вещей как опознавательными признаками народов.
Окруженный покорными учениками и вдохновленный их восторженными юношески некритическим восприятием новизны его идей, Косинна быстро утратил последнюю возможность выслушивать критику со стороны коллег. Раздражаясь и приходя в ярость от малейшего возражения, он всё больше проникался мыслью о необходимости захвата ключевых позиций в археологической науке, чтобы беспрепятственно внедрять свои идеи и направить всё исследование в новое русло. Здесь на его пути встала другая крупная фигура германской археологии его времени — Карл Шухардт (рис. 5 Рис. 5. Карл Шухардт, при кайзере Вильгельме II и при нацистах самый авторитетный археолог в Германии. Снимок 1919 г. из мемуаров Шухардта (Schuchardt 1944)
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования. Противостояние и борьба за господство. На год младше Косинны, уроженец Ганновера, Шухардт изучал классическую филологию и археологию в Лейпциге и Гейдельберге, диссертацию защитил по классической филологии, а затем, поступив домашним учителем в семью румынского князя Бибеску, использовал пребывание в Румынии для изучения валов Траяна. Отчет молодого учителя заинтересовал знаменитого историка Т. Момзена, который предложил
Шухардту стипендию для путешествия по археологическим памятникам античного мира.
В 1886 г, то есть в то самое время, когда Косинна взялся за штудирование классической литературы, Шухардт принял участие в раскопках Пергама. Когда в том же году Шлиман решил поручить составление сводного труда о своих раскопках квалифицированному способному археологу, специалисту по первобытной археологии, Вирхов рекомендовал ему для этой работы молодого Шухардта, который весьма успешно справился с этой задачей — в 1889 г. вышла его книга «Шлимановы раскопки в Трое, Тиринфе, Микенах, Орхомене, Итаке в свете сегодняшней науки (Schuchhardt Затем Шухардт возглавил музей в Ганновере и объединил в одну организацию все музеи Северо-Западной Германии, обильно публиковал памятники, явился инициатором создания в 1906 г. на месте Limeskommission знаменитой
Римско-Германской Комиссии, действующей и поныне. С участием Шухардта в исследовании римских укреплений были открыты пятна ямок от столбов, по которым археологи стали реконструировать деревянные конструкции. Ко времени смерти Фосса, директора Берлинского музея, (1906 г) за плечами
Шухардта было 20 лет раскопок, музейной работы и публикационной деятельности. Немудрено, что именно Шухардт и был назначен в 1908 г. директором археологического Берлинского музея (точнее, археологического отдела Берлинских музеев»).
Как был поражен Косинна! Он считал себя единственным законным претендентом на этот пост (собираясь совмещать его с преподаванием в Университете, так как Шухардт в его глазах — неспециалист, пусть занимается своей античной археологией, а первобытные древности — не его дело!
Тем временем Шухардт начал раскопки первобытного городища Рёмер- шанце близ Потсдама и перенес в практику первобытной археологии анализ столбовых конструкций. Раскопки Шухардта шли поблизости от резиденции кайзера, и тот часто посещал их, любовался ямками от столбов. Августейшую особу очень позабавили слова Шухардта о том, что нет ничего более долговечного, чем простая дыра («nichts ist mehr dauerhaftes als ein ordentliches
Loch»), хотя шуточка была нечаянно злой всего несколько лет оставалось до краха империи Вильгельма II.

II. Косинна и косиннизм
159
Побывал там и Косинна. Шухардт впоследствии вспоминал об этом так:
«И на Рёмершанце потом меня посетил Косинна. Они тут, конечно, со своим учеником Блюме, которого он привез с собой, беседовали, собственно, исключительно о различных сортах черепков с деревянными конструкциями в валуи очертаниями ворот покончили мимолетным взглядом. Я уже тогда видел наблюдения в полене дело Косинны» (Schuchhardt 1909).
Всё же когда Шухардт в 1909 г. вместо упраздненных Сообщений основал
«Преисторический журнал («Prahistorische Zeitschrift»), он вначале имел ввиду редактировать журнал вместе с Косинной: видимо, особых идейных разногласий с Косинной у него не было. Но этому воспротивились коллеги нетерпимость, неуживчивость и бесцеремонность Косинны успели уже приобрести общую известность. Косинна был взбешен его опять обошли Он демонстративно вышел из Берлинского антропологического общества и основал собственную организацию — Немецкое общество доистории (Deutsche
Gesellschaft fur Vorgescjichte), а на членские взносы стал с того же года издавать свой журнал «Маннус» («Mannus» — для названия взято имя одного из героев древнегерманской мифологии) и серию приложений к нему («Mannus-
Bibliothek). Девизом для общества были избраны слова Косинны: Подсадим- ка первобытную археологию в седло, а уж поедет она сама" («Setzen wir die
Vorgeschichte in den Sattel, reiten wird sie schon В числе основателей журнала были еврей — известный историк-индогерма- нист Зигмунд Фейст. Вскоре он ушел или от него избавились, во всяком случае поместили статью против его работ (он отвергал идею трактовки германцев как оставшихся на месте индогерманского очага, отвергали особую чистоту наследия у них).
На обложке и титульном листе «Маннуса» была помещена виньетка с плохонькой и неясной прорисовкой бюста юноши. Выбор этого изображения
Косинна мотивирует так Маннус — мифологический"родоначальник северных индогерманцев. Их тип, однако, в наибольшей чистоте сохранился у германцев. Поэтому напрашивалось само собой избрать в качестве изображения нашего Маннуса для титульной виньетки одно из прекраснейших и красно- речивейших воплощений этого типа — хранящийся в Берлинском музее бюст германца, блещущего самым расцветом юности — прежде он шел под именем императора Викторина (Kossinna in Mannus-Probeheft 1909).
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
Уже во втором томе «Маннуса» Косинна поместил большую статью некоего Ф. Кноке Карл Шухардт как римско-германский исследователь. Статья должна была, по словам Косинны (в редакционном примечании) охарактеризовать «научно-моральную индивидуальность Шухардта» или, как выразился сам автор, вывести деятельность этого человека на свет божий. Кноке старался подробно доказать, что вся научная биография Шухардта, все его раскопки и публикации — это сплошная серия ошибок и провалов и что даже в классической археологии он всего лишь нахальный дилетант, не говоря ужо первобытной (Knoke Печатая в своем журнале отчеты о Потсдамских раскопках, Шухардт определил городище сего лужицкой культурой как германское, основываясь на своем понимании Тацита (Schuchhardt 1909). То есть посмел уклониться от косинновской диспозиции, по которой германцам надлежало жить в Северной Германии Косинна немедленно ответил в своем журнале:
«Здесь он ссылается на своего друга Тацита, который ему сообщил, что в его время "в Лужице" (так говорит Шухардт) сидели семноны и что они были очень древним народом следовательно, заключает
Шухардт, сочень древних пор, то есть уже во времена лужицкой культуры эпохи бронзы должны были сидеть там.
Так вот я ему отвечаю мои ученики знают это лучше. Они знакомы также сих Тацитом, с которым они регулярно беседовали целый зимний семестр, и им он сделал совсем иные сообщения. Они в частности указали ему сначала на статью Косинны об "орнаментированных железных наконечниках копий, где показано, что и т. д. (что семноны во времена Тацита жили гораздо севернее. Когда Тацит услышал это мнение моих учеников, то он сказал Мне было очень интересно услышать это. Но это вообще не отличается оттого, что я слышал в Риме. Если, однако, вызнаете настолько больше, чем господин Шухардт, то почему же он не спросит сначала у вас, прежде чем печатать такие сказки о моих взглядах и о моей Германии И почему бы ему не поработать пару семестров в вашем семинаре вместе с вами, прежде чем публично обсуждать эти вопросы?
На это мои ученики не могли дать Тациту вразумительного ответа. Ия, — заключает Косинна, — тоже не могу (Kossinna 1911b:
325-326).

II. Косинна и косиннизм
161
Чувство юмора и вкус Косинне явно небыли даны. Шухардт же впоследствии вспоминал, что ему доставило огромное удовольствие читать эти строки
(Eggers 1959: 227-229). Но он не поспешил в семинар Косинны изучать Тацита.
Между тем, Косинна решил, что приспело время разделаться и с другими корифеями, посмевшими усомниться в благотворности нового метода и достоверности его результатов. Со скептическими отзывами теперь уже успели выступить маститые ученые.
Глава школы историков древнего мира Эдуард Мейер высказался до обидного пренебрежительно С такими аргументами, которые приводятся в пользу длительного заселения берегов Балтики индогерманцами, — заявил он, — можно доказать преемственность населения почти для каждой страны на свете, ив частности назвал Грецию (Meyer 1907, II: 673; также 1899 II: 55, 673, 735,
752,787,800). Авторитетнейший австрийский археолог Мориц Гёрнес написал, что готов был бы принять эту упрощенную идентификацию доисторических горшков с историческими племенами за шутку. пародию, если бы не святая серьезность автора (Hoernes 1903: 141; см. также 1905: 233). Наконец, известный лингвист и историк культуры Отто Шрадер, автор капитальных трудов по индоевропейской проблеме, призывает полностью отвергнуть гипотезы Муха и Косинны, хотя и не отрицает, что также ив этих трудах, в частности в труде М. Муха, содержатся некоторые тонкие. важные наблюдения. В адрес обоих Шрадер выдвигает пять обвинений, указывая на) излюбленные обоими исследователями бездоказательные отождествления известных культурных районов с определенными народами, особенно с пранародом индогерманцев», у Косинны здесь — голая аксиома) объяснение различных культурных групп переселениями народов а не, скажем, торговлей или передачей культуры) — у Муха почти полностью, ау Косинны полностью бездоказательно) отсутствие доказательств, что переселения шли с севера на юг и с запада на востока не в противоположном направлении) фактический материал, особенно у Косинны, неописуемо скуден) у обоих ... материал происходит почти исключительно из западной половины Европы. Так, например, у Косинны арии (индо-иранцы) с помощью шаровидной амфоры продвинуты до Днепра, после чего безнадежно предоставлены собственной участи (Schrader 1906-1907,1 :118-119, II: Таковы были суровые отзывы представителей трех наук — истории, археологии и лингвистики. Отзывы эти относятся и к результатами к основам самого метода. Самое время было бы и дать, наконец, систематическое изложение и обоснование самого метода, до тех пор отсутствовавшее. Настоятельную
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
необходимость этого чувствуют и ученики — Эрих Блюме даже сам предпослал своей работе главу методическую, выполненную в ми напечатанную впервые в 1910 г.
Мэтру надо поспешить его опережают ученики В 1911 г. также в этнологии вышел знаменитый учебник Ф. Гребнера, таки озаглавленный Метод этнологии. Там были сформулированы важные для миграционизма критерии родства схожих предметов. И Косинна быстро (в 1911 г) откликается тоненькой книжечкой Происхождение германцев. К методу археологии обитания
(Kossinna 1911а).
«Конечно, — притворно смиренничает Косинна, — можно было бы "в ответ на дилетантские скептические разговорчики пройти мимо, с усмешкой пожимая плечами. Но мои друзья и ученики в последнее время так сильно давили на меня, побуждая (в интересах науки и влияния нового направления в пре­
истории) впредь не игнорировать эти нападки, что я поддался их пожеланиям
(Ibid. 13). И вот так нехотя, поддавшись давлению, этот простой немецкий ученый, как он тут же себя аттестует, вдруг скидывает маску смиренной благости и с остервенением набрасывается на инакомыслящих.
Эдуард Мейер, увы, король в мире древней истории (Ibid. 8), и с ним приходится еще соблюдать некоторую вежливость.
«Конечно, я охотно преклоняюсь перед выдающимися достижениями, которые представляет История древности Мейера. Каким, однако, односторонним выступает Мейер в кругозоре чистого писателя истории, отовсюду отлученный. Ему отказано в верном взгляде, когда речь идет о вопросах, которые с высшей культурно-историче­
ской точки зрения являются решающими и для которых необходимо овладение известными естественнонаучными познаниями, как, например, расовая история при разработке индогерманской проблемы, где Мейер, к сожалению, так полностью заблуждается».
После такого предисловия можно ответить и на само возражение. Мейер приводит Грецию в доказательство невозможности установить преемственность. Так ведь Греция попросту плохо исследована. Страны с недостаточной исследованностью еще не созрели для достоверного ответа на мои вопросы
(Ibid. 6-7).
Мейеру этого будет достаточно.
«Теперь нам, к сожалению, надлежит еще разделаться с двумя другими названными учеными, которых приходится отнести лишь

II. Косинна и косиннизм
163
к 'dii minorum gentium' (второстепенным божествам. — с обоими талантами, сила которых состоит не в комбинировании, как того
Роон требует от историков, а только в компилировании. Строгая критикане их удел (Ibid. 8 -Из пяти обвинений Шрадера Косинна считает нужным ответить здесь только на два первых. Шрадер отвергает отождествление культурных провинций с народами — Косинна перечисляет (только перечисляет) ряд примеров, когда народы, известные истории, можно связать со специфическими памятниками викинги в Нормандии, Британии и России, венды в Центральной Европе, скифы в Юго-Вос­
точной Европе и т. д. Весь перечень умещается на половине одной страницы ив первом абзаце следующей страницы. Кроме того,
Шрадер несогласен с манерой объяснять распространение культуры исключительно переселениями народов, тогда как может ведь идти речь и о торговле или о полной передаче культуры. Ну, речь о них может идти только для того, кто касается этих вещей в качестве начинающего, — терпеливо разъясняет Косинна, — а не для того, кто эти вещи разрабатывает в полном вооружении историка культуры, затем как всесторонне образованный археологи одновременно как антрополог (Ibid. Дав мимоходом столь полную и лестную характеристику своей квалификации (еще не вполне очевидную для большинства его коллег, Косинна совершенно отвергает возможность полной передачи культуры без одновременного переселения людей и обращается к торговле. В состав культуры входят такие элементы, которые не продаются и не покупаются. Итак, — иронизирует Косинна, — торговля не только определенным оружием, орудиями, украшениями, глиняными сосудами, но одновременно и определенным могильным ритуалом, даже определенной расовой принадлежностью. Так что дело идет о поистине удивительной торговле (Ibid. Для вящего усмирения он еще и пригрозил Шрадеру: Отдельная полемическая рукопись против Шрадера, хочу я открыть этому ученому, покоится в моем письменном столе и будет храниться готовой к печати на грядущие оказии, если
Шрадер меня к тому вынудит».
Заставив трепетать Шрадера, автор восклицает Но тут ведь я еще, как я вижу, к сожалению, не рассчитался с третьим противником ... Морицем Гр- несом». Ну, с этими вовсе просто, потому что
Этногенез. Том 1
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   31

перейти в каталог файлов
связь с админом