Главная страница

Евразия


Скачать 17,44 Mb.
НазваниеЕвразия
АнкорKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledovania_2013.pdf
Дата06.05.2018
Размер17,44 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledova
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#44878
страница4 из 31
Каталогid201943900

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: Koschey-bessmertny.pdf, Kotelnikov_M_V_-_Russkie_narodnye_skazki_v_s.pdf, Dedushkiny_rasskazy_i_skazki.pdf, Dedushkiny_vechera_Russkie_skazki_dlya_detey_v_sti.pdf, Khrestomatia_po_istorii_Drevnego_Vostoka_Ch_2.pdf, Leonardo_da_Vinchi_Izbrannye_proizvedenia_v_dvukh_tomakh_Tom_2.p, Bruyako_I_V_Rannie_kochevniki_v_Evrope_2005.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
. Теоретические исследования
людей») и отграничить данное видовое понятие (этнос) от других видовых внутри рода. Ни у Л. Н. Гумилева, ни у Ю. В. Бромлея этого нет.
[Правда, в самое начало своей книги 1973 г. Ю. В. Бромлей ввел главу О месте этноса в системе человеческих общностей (с. 10-34), однако и здесь это место определяется не требованиями системы, а только традициями словоупотребления. Признаки или призраки Оба автора называют множество признаков, почитавшихся теми или иными исследователями заглавные признаки этноса общность языка, культуры, территории, происхождения, государственной принадлежности и т. п. Л. Н. Гумилев упоминает только часть их, мельком, исходу отвергает. Ю. В. Бромлей перечисляет их более внимательно (ведь для него накопленные наукой представления — исходный материал для анализа. Он отыскивает специальную процедуру для отделения основных, неотъемлемых свойств этноса от второстепенных, несущественных. Основными он считает те, которые обладают особой устойчивостью, более цепко держатся, дольше сохраняются при миграциях и внешних воздействиях.
Но, во-первых, уже в этом сказывается априорная заданность считать эт­
носами только устойчивые, длительно сохраняющиеся общности. Во-вторых, главными, формирующими признаками устойчивых общностей могут оказаться факторы сильные, но неустойчивые, а цепкими и переходящими в реликтовое состояние могут оказаться свойства как раз несущественные они сохраняются нередко именно благодаря своей несущественности, неадаптивности как волосяной покров на конечностях у человека. Устойчивость этнических свойств, по Ю. В. Бромлею, в условиях существенно отклоняющихся от нормы — в миграциях, особенно в микромиграциях (1973: 35). Но ведь ясно, что в таких условиях имеют лучшие шансы выжить не главные и наиболее важные в нормальных условиях свойства человеческих общностей, а пусть второстепенные и даже вовсе незначительные, но зато инертные, статичные, консервированные и, наконец, самые дифференциально распределенные, наиболее тесно связанные нес целостной общностью, то есть нес этносом, ас его элементами. Этнос распыляется и, по сути, исчезает, а они живут — но ведь уже не как части этноса!
Неудивительно, что главными свойствами этноса при таком подходе получились, с одной стороны, признаки наиболее тесно связанные с биологией человека (психические стереотипы, ас другой — наиболее оторванные от реальной ситуации (этническое самосознание индивида).]
Биологическим факторам, как и вообще природным, Л. Н. Гумилев сознательно придает решающее значение в формировании и жизненном цикле

I. Этнос
47
этносов. Ю. В. Бромлей с этим несогласен, но ему трудно отключить биологические факторы от определения этноса. Перечислив свои критерии отбора признаков, достойных называться этническими, Ю. В. Бромлей признает Всем этим требованиям отвечают внешние отличительные особенности физического типа людей, то есть расовые признаки отличия цвета кожи, волос, глаз, черт лица, формы черепа и т. д. Характерно, что в житейской практике эти внешние, весьма наглядные, устойчивые дифференцирующие признаки нередко являются отправным, начальным показателем при решении вопроса об этнической принадлежности того или иного человека или группы людей (Бромлей 1970: 53). Однако Ю. В. Бромлей тут же исключает этот признак из числа существенных на том основании, что практически не существует чистых, не смешанных в расовом отношении этносов, а между смежными этносами одной расы отсутствуют четкие антропологические границы. А разве существуют чистые этнические стереотипы Даже этническое самосознание нередко весьма за- грязненно», особенно в пограничных районах. В сущности, у Ю. В. Бромлея нет веских аргументов для отказа от этого признака (физического типа, ибо его, Ю. В. Бромлея критериям этот признак соответствует. Ноне окажется ли тогда термин этнос излишним?
На дележе эта ситуация свидетельствует как раз о недостаточной объективности избранных критериев сними только такие признаками и попадают в поле зрения. Кстати, даже в житейской практике расовые особенности служат опознавательными признаками этносов только при столкновении отдаленных по происхождению этносов, расово резко различающихся, а это редкость. Обычно же броскими опознавательными признаками служат одежда, язык или акцент, реже — обычаи. Никогда таковыми не служат сами по себе психический склад, динамический стереотип поведения. Обобщения наблюдений об их наличии у народа возможны, но принадлежность индивида к тому или иному этносу по ним определить нельзя.
У Л. Н. Гумилева приведен воображаемый пример четыре одинаково одетых человека, молча, с одинаковыми газетами подмышкой едут в трамвае на работу в один институт. Наделе сказать, кто из них русский, а кто немец, татарин или армянин, их соседи по автобусу не могут. Хотя сами четверо знают, кто есть кто — и не только каждый о себе самом, но и друг о друге.
Оба автора считают важнейшим общим признаком этноса самосознание
(Гумилев 1970,1: 47 - 49; Бромлей 1970: 54; 19716 83). Л. Н. Гумилев полагает, что тот член, который можно вынести за скобки ... это свойство вида
Homo sapiens группироваться так, чтобы можно было противопоставить себя и своих (иногда близких, а часто довольно далеких) всему остальному миру
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
И он видит свою задачу в том, чтобы попробовать раскрыть природу зримого проявления наличия этносов — противопоставления себя всем остальным мы и немы (Гумилев 1970, 1: 49). Ю. В. Бромлей устанавливает, что важной отправной точкой для всех представлений о различных видах этнических общностей в конечном счете является антитеза мы — они
(Бромлей 1970: Но ведь такое самосознание и противопоставление себя другим присуще всякой реальной группировке людей классу, партии, государственному объединению, религиозной общине, профессиональной общности и т. д. Можно даже ожидать, что у обоих критикуемых мною здесь авторов, несмотря на все их несходства, возникает ощущение антитезы мы и немы (последнее буду представлять я, поскольку я критикую обоих и нахожу в них схожие объекты для критики. Таким образом, это качество само по себе не отличает этнос от других общностей, не является его специфическим признаком и немногим может помочь в познании сущности этноса.
Раскрывая природу указанного зримого противопоставления итак сказать, продвигаясь от фактора самосознания вглубь, Л. Н. Гумилев задает вопрос Что рождает и питает это противопоставление (Гумилев 1970,1:
48 -4 9 ). Отвечая, он отвергает единство языка, культуры, идеологии, экономические связи и общность происхождения. Помимо самосознания у этноса, по Л. Н. Гумилеву, два специфических признака Каждый этнос имеет свою собственную практически неповторимую структуру и стереотип поведения
(1970,1: 49; 19716: Внутренняя структура этноса расшифровывается Л. Н. Гумилевым как строго определенная норма отношений между коллективом и индивидом и индивидов между собой (1970,1: Формулировка не очень ясна (под нее вполне могут быть подведены и производственные отношения. Но судя по поясняющим примерам, речь идет об обычаях (то есть о внешних формах проявления тех же производственных отношений, быта и культура. Эти внешние формы могут быть общими на основе политической связи, религиозной общности и т. п. Как выделить те, которые определены этносом, остается неясным для этого нужно знать, что такое этнос. Круг замыкается.
Стереотип поведения расшифровывается Л. Н. Гумилевым как традиция и модификация социальных взаимоотношений, как проявление сигнальной наследственности, как высшая форма адаптации и преемственность цивилизации (1970,1: 50). Сюда входят условные рефлексы, переданные путем сигнальной наследственности и регулирующие многое в поведении человека

I. Этнос
49
«навыки быта, приемы мысли, обращение со старшими между полами (1970,
1: Ю. В. Бромлей также придает большое значение психическим стереотипам они составляют основу механизма воспроизводства культуры, а культура в широком смысле, то есть включая язык, искусство, обычаи и т. д) — это результат деятельности людей, групповые особенности которой имеют важнейшее значение для этнического размежевания (Бромлей 1970: 52). Психические стереотипы расшифровываются как инвариантные образования человеческой психики. Они делятся на динамические стереотипы, лежащие в основе автоматизированных элементов поведения людей (привычек и «стереоти­
пы-значения» составляющие в форме понятий, знаний, умений, норм поведения содержание общественного сознания (1970: 53). «Поколенная передача этого опыта осуществляется у человека в результате прижизненного усвоения, так называемой социализации личности (1970: Но ведь подобные стереотипы — поведенческие, психические, динамические и «стереотипы-значения» — присущи опять же различным человеческим общностям. В том же номере Природы, что и статья Ю. В. Бромлея, помещены забавные наблюдения К. Димрота о некоторых стереотипах поведениях химиков (Владимиров 1970: 128). Чем же они отличаются от этнических стереотипов Анекдотичностью Помилуйте, мало ли анекдотов начинается с экспозиции однажды русский, француз, англичанин и еврей ... И далее идет юмористическое обыгрывание ходячих представлений об этнических стереотипах (при этом их ставят в необычные ситуации)...
Ю. В. Бромлей, рассмотрев вопрос о стереотипах, добавляет Впрочем, нередко можно встретить сетования на то, что психический склад этнических общностей практически неуловим. Что жесть выход судить об этих особенностях можно лишь на основе вторичных показателей, причем не только по овеществленным формам культуры, но и по действиям, поступкам. Но большинство определяющих черт характера, таких, скажем, как трудолюбие, партиотизм, мужество, целеустремленность являются общечеловеческими. Следовательно, на долю этносов достаются лишь тонкие различия в степени и формах проявления этих черт. Однако замерить и точно охрактеризовать все оттенки подобных различий далеко непросто. Ю. В. Бромлей с сочувствием цитирует И. С. Кона «... все народы обладают чувством юмора, однако юмор их качественно различен, эти различия мы интуитивно схватываем, но выразить в строгих понятиях не умеем (Бромлей 1970: 54, прим. 4). Действительно, еще никому не удавалось определить этническую принадлежность человека по качествам его юмора, хотя задним числом мы любим говорить, что
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
у англичан чисто английский юмора у французов — чисто французский. Нет никакой уверенности в том, что армянские анекдоты придумывают армяне, а еврейские — евреи. Одним словом, ускользает Протей.
Ю. В. Бромлей возвращается к спасительному признаку — самосознанию Вообще же практически этнос существует до тех пор, пока его члены сохраняют представление о своей принадлежности к нему (1970: 54). А до каких же пор они сохраняют это представление, и есть ли у него объективная основа, более четкая и единая, чем зыбкий и практически неуловимый в отдельных представлениях этноса психический стереотип?
У Ю. В. Бромлея выдвинут на первый план в качестве определяющего свойства этноса еще один фактор — «эндогамия, то есть преимущественное заключение браков внутри определенной замкнутой в данном отношении группы. Более 90 % членов современных наций обычно вступают в однона­
циональные браки. Значение эндогамии как своеобразного стабилизатора этноса связано стой особой ролью, которую играет семья в передаче культурной информации. Это придает этносу характер генетической единицы — популяции, что, однако, характеризуется как побочный продукт эндогамности этноса (Бромлей 1970: 55,19716: Л. Н. Гумилев также придает важное значение в констатировании этносов фактору эндогамности и шире — фактору изоляции. В сочетании с эндо­
гамией традиция создает устойчивость этнического коллектива, в пределе превращающегося в изолят» (Гумилев 1970,1: 50). Этнос как популяция — для Л. Н. Гумилева не одиозный королларий, а основной аспект рассмотрения.
Здесь оба автора перешли от признаков, дифференциально распределенных, к интегральным свойствам этноса (определять этническую принадлежность индивида по его выбору супруга явно неплодотворно).
Но ив качестве интегрального свойства эндогамность не может быть отнесена к differentia specifica этноса другие человеческие общности зачастую не менее, а более эндогамны, чем этнос. Таковы религиозная община, каста, сословие, клан, государственно-территориальное объединение, во многих случаях даже общественный класс и политическая группировка. Понятия морганатический брак, неравный брак сложились отнюдь не в межнациональных отношениях Монтекки и Капулетти принадлежали к одному этносу.
Помимо эндогамности, какие виды изоляции могли бы послужить отличительными чертами этноса Территориальная изоляция Она явно выше у государственных объединений и часто выше у отдельных частей этноса (островные изоляторы, глухие районы и т. п, чему всей этнической общности. Изоляция культурная Сама нуждается в объяснении этническими факторами. Одним

I. Этнос
51
словом, различные виды изоляции, даже если они послужили факторами выделения конкретного этноса, не могут быть приняты за коренное отличие этноса от других общностей. Специфика этноса. Не предрешая результатов широкого рассмотрения различных типов человеческих общностей, существующих в реальном мире, не предрешая результатов корреляционно-комбинаторного исследования их связей (а это очень трудоемкое дело, здесь есть смысли возможность лишь сугубо предварительно прикинуть, какие явления с наибольшей терминологией этнической интерпретации.
Когда на практике определяется этническая принадлежность человека, то принимаются во внимание разные факторы — язык, культура, религия, гражданство, самосознание, физический тип и т . п. Вопрос прост, если они связаны сильной корреляцией и границы их совпадают. Но это в современном мире бывает редко, а в идеале (абсолютное совпадение границ) — вовсе не встречается. При расхождениях же преимущество отдается то одному фактору то другому, то третьему. В разных случаях по-разному. Чем же руководствуются в этом предпочтении Руководствуются ожиданием преимущественной солидарности данного индивида с другими в соответствии стем или другим объединяющим их признаком. В этом ожидании общество может учитывать самосознание индивида, а может и не считаться с ним, не признавая его самосознание искренним или трезвым или правомерным. Не будем задаваться здесь вопросом, кто прав общество или индивид. Вероятно, как когда.
Но солидарность может устанавливаться на основе разных общностей признаков, в том числе — признаков, обычно не включаемых в этнические профессиональная, классовая, партийная солидарность и т. п. Да и по признакам, включаемым в перечень этнических (гражданство, религия, физический тип, языки т. пне всякий раз общность и солидарность рассматривается как этнические. Как этнические рассматриваются такие общности, которые в принципе, в пределе, способны, обладают объективными основаниями и стремятся выделиться в самостоятельные целостные социальные организмы, и такая солидарность, которая этому способствует.^
Какие это окажутся социальные организмы, менее важно — еще весьма аморфные мигрирующие орды (кочевые общества) или территориально-по­
литические единства, автономные единицы или суверенные государства. Территориальная распыленность этноса до тех пор неидентична его ликвидации несмотря на утрату многих признаков территориального очага, культурной традиции, языкового единства и вообще прежнего родного языка, эндогам- ности и т. п, пока налицо хоть какие-то общие признаками и, главное, пока
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
такая возможность консолидации и выделения, пусть даже абстрактная, по каким-либо причинам сохраняется.
Но нельзя ограничиться утверждением, что этнос — это социальный организм в тенденции ив потенции, не уяснив себе, что лежит в основе этих тенденций и потенций. Основа формирования этноса. Нередко социальные организмы образуются на основе сформировавшихся или формирующихся общностей, обычно не включаемых в этнические, или путем объединения нескольких этносов или части этноса (Рим патрициев и плебеев, исламское государство Пакистан, Армянская республика).
Ю. В. Бромлей (1970: 54) сделал очень ценное наблюдение, заметив что важным компонентом этнического самосознания является представление об общности происхождения, реальную основу которого составляет общность исторических судеб членов этноса и их предков. К сожалению, он не стал развивать дальше это наблюдение. Общность исторических судеб тоже можно понимать по-разному: можно, например, говорить с известным резоном об общности исторических судеб международного рабочего класса. Под общностью исторических судеб этноса понимается тот факт, что, по крайней мере, в прошлом люди этой общности составляли (а в ряде случаев и сейчас составляют) целостное выделенное из всего человечества общество — социальный организм, ограниченный какими-то объективными факторами (естественные рубежи географического района, единство ландшафта или генетическое и расовое родство, административно-политические вычленение, относительная изоляция различного рода и т. пи нередко внутренне связанный помимо того дополнительными факторами (экономические связи, участие в одних и тех же исторических событиях — походах, войнах, миграциях, освоениях земель и т. п. Элементы подобной трактовки проскальзывают ив работе Л. Н. Гумилева. Так, он пишет, что иногда коллектив (какой — Л. К) предпринимает титаническую работу по перестройке природы и, выполнив эту задачу, коллектив, спаянный общим делом, превращается в этнос. » (Гумилев
1970,1: 54). Здесь все донельзя упрощено, но ход мысли верен. Только в чем суть превращения?
Само существование такого социального организма с указанными признаками постепенно приводят к сложению общности ряда других явлений (языка, культуры, религии, психологического стереотипа, самосознания и т. пи появлению отличий по этим признаками от остального человечества.
В них не внешняя оболочка биологически-психологического этноядра, а содержание этноса. Пока этого не произошло, социальный организм не рас

I. Этнос
53
сматривается как этнос, когда же это осуществилось, этнос налицо. (Точный момент возникновения, разумеется, может быть обозначен лишь сугубо условно. Таким образом, только устойчивые, длительно существовавшие социальные организмы дают жизнь этносам.
Я не вижу никаких оснований полагать, что такие социальные организмы существовали только на стыках разных ландшафтов, где Л. Н. Гумилев мыслит единственно возможным возникновение новых этносов. Карта Л. Н. Гумилева
(1970,1: 53), на которой выделены очаги этногенеза, меня поражает. Ведь все человечество поделено на этносы и нет решительно никаких доказательств, что все вышли из тех шестнадцати ареалов, которые отвел для их возникновения Л. Н. Гумилев. Неужто все этносы Сибири расселились из степного очага № 5? А все этносы Африки из районов 3 и 9? Есть на земле районы, из которых чаще исходили миграции, ноне они отмечены на карте. Скорее, это произвольно дополненная карта древнейших цивилизаций, но ведь их изучение это другой вопрос.
Из-за относительной изоляции и естественной (а отчасти искусственной) эндогамности социального организма с ним оказывается сопряженной биологическая популяция, иногда — со сформировавшейся расовой гомогенностью. Эта сопряженность переходит по наследству к этносу. Но даже если этнос и популяция какое-то время совпадают в своих границах, они не становятся равнозначными по содержанию, могут далее развиваться в разных направлениях скажем, генетический фонд пополняется больше с одной стороны, культурный и языковой — с другой. У них разные законы развития, для их изучения нужны разные методы, разные науки, а особый предмет изучения — их связь.
Таким образом, этнос с одной стороны — это социальный организм в тенденции ив потенции, ас другой — нечто иное, как отпечаток устойчивого, существующего и (или длительно существовавшего социального организма в культуре (языке, искусстве, материальной культуре, религии, обычаях, обрядах и нравах и т. па также в психическом складе и самосознании.
Причем в силу относительной автономности сфер культуры социальный организм может в этих разных сферах отпечататься с разной интенсивностью, разной скоростью, разной прочностью. Между этими двумя полюсами в виде образов социального организма) простирается вся жизнь этноса и ими ограничивается. Отсутствие одного из них означает отсутствие этноса. Та общность, которая не имеет за собой социального организма — не этнос та, которая имеет, ноне отпечатавшийся как-то в культуре — еще не этноса которая имеет все это, ноне имеет образа социального организма впереди — уже не этнос
Этногенез. Том 1
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

перейти в каталог файлов
связь с админом