Главная страница

Евразия


Скачать 17,44 Mb.
НазваниеЕвразия
АнкорKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledovania_2013.pdf
Дата06.05.2018
Размер17,44 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKleyn_L_S_Etnogenez_i_arkheologia_Tom_1_Teoreticheskie_issledova
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#44878
страница8 из 31
Каталогid201943900

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: Koschey-bessmertny.pdf, Kotelnikov_M_V_-_Russkie_narodnye_skazki_v_s.pdf, Dedushkiny_rasskazy_i_skazki.pdf, Dedushkiny_vechera_Russkie_skazki_dlya_detey_v_sti.pdf, Khrestomatia_po_istorii_Drevnego_Vostoka_Ch_2.pdf, Leonardo_da_Vinchi_Izbrannye_proizvedenia_v_dvukh_tomakh_Tom_2.p, Bruyako_I_V_Rannie_kochevniki_v_Evrope_2005.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31
. Теоретические исследования
поведения, свойственные учителям всего мира, всем полицейским или всем бандитам. Этнос реализуется не в трамвае.
Далее Гумилев вынужден признать, что этнический стереотип поведения изменяется со временем. И сильно изменяется. Русский, а точнее — великорусский этнос существует очень давно, — рассуждает Л. Н. Гумилев. Он констатирует значительные перемены в стереотипном поведении русских людей по сравнению с Древней Русью. Они такие же русские, а разве они вели себя так, как ведем себя мы Да совсем не так. И позже все еще не нынешние русские Пушкин за словесную обиду вызвал Дантеса на дуэль, а сейчас никто так не поступит (впрочем, надо бы добавить, что ив прошлом веке разночинцы и крестьяне так не поступали. Являемся ли мы по отношению к современникам Пушкина иным этносом потому, что мы ведем себя иначе Как будто на это должно ответить утвердительно. А может быть, и нет Потому что интуиция нам подсказывает, что Пушкин был такой же русский человек, как и мы. И чуть дальше По принятому нами принципу, речь в данном случае должна идти о совершенно разных этносах. Но мыто знаем, что это один этнос (с. 344— Мыто знаем. Интуиция подсказывает. Так зачем тогда обобщать факты, строить доказательства, искать истину УЛ. Н. Гумилева есть какое-то априорное знание, о котором он не оповестил заранее читателя и которое вытаскивает всякий раз, когда оно продиктует ему очередной временный отказ от провозглашенного только что принципа. А ведь если подходить строго, то либо факт недостоверен, либо принцип не годится.
То априорное знание об этносе, которое подспудно присутствует в рассуждениях Л. Н. Гумилева и которое для него сильнее его декларативных принципов в частности, и принципа внетелесности этноса, лучше всего выражено в его переводе, истолковании греческого слова этнос. Греческое слово "этнос" имеет в словаре много значений, из которых мы выбрали одно "вид, порода, подразумевается — людей (с. 41). Из всех русских значений этого греческого слова, а их много — общество, группа, толпа, класс, сословие, пол, племя, народность, народ, роди так далее — обычно этнографы избирают народи племя, а Л. Н. Гумилев предпочел вид и породу. Почему предпочел Несомненно, из-за биологических коннотаций этих терминов. Виды людей внутри вида Homo sapiens. Породы людей. Ученый оговаривает, что его этнос — не раса. Вероятно, они сам в этом убежден. Но нам-то как убедиться, что это его заявление — нечисто декларативное И далеко ли отстоит его этнос от общепринятого понятия раса Чем эта порода отличается от расы Не тем ли только, что расу определяют по

I. Этнос
87
внешним параметрам (цвету кожи, строению черепа, а породу, то бишь, этнос — по не очень бросающимся в глаза, но столь же неотъемлемым, столь же соматическим (телесными более важным признакам?
Подход Л. Н. Гумилева к проблеме, логику рассуждений в его трактате лучше всего иллюстрирует такой его пассаж:
«Историческая наука. не в состоянии ответить на вопрос почему афинянину был ближе его враг — спартанец, чем мирно торгующий с ним финикиец Она отмечаетлишь, что афинянин и спартанец были эллины, то есть единый, хотя и политически раздробленный этнос. А что такое этнос и чем связаны его члены — история на этот вопрос не отвечает. Значит, надо обращаться к природе (с. Прежде, нежели ставить вопрос, почему афинянину был ближе спартанец, чем финикиец, надо поставить другой вопроса действительно ли афинянину был ближе спартанец То, что кажется естественным для Греции современному русскому, возможно, совсем не казалось таковым древнему греку. С какого времени существует представление об этническом единстве всех греков и общегреческий патриотизм — это серьезный вопрос современной исторической науки. Да и положительное решение вопроса вовсе неоднозначно. По некоторым параметрам спартанец был явно ближе афинянину, чем финикиец, и никакая теория этноса ненужна, чтобы увидеть это по языку, религии, происхождению и территории. Для понимания тут совсем незачем обращаться к природе. А что такое этнос, история и не должна решать, она лишь поставляет материал для решения. А решают этнография и родственные ей науки, вовсе не обращаясь для этого к природе.
Но продолжим чтение.
Уже водном из первых разделов книги находится утверждение, противоречащее декларациям о том, что этнос — не в телах людей. Этнос в своем становлении — феномен природный, истории природы, находящейся в телах людей (с. 20). Теперь понятно, почему это порода людей. Декларации можно отбросить, а суть оставить — текст приобретает внутреннюю связность. Принадлежность этноса к природе аргументируется так этнос. как, например, язык, явление не социальное, потому что он может существовать в нескольких формациях (с. 35). Этот аргумент представляется автору столь важными убедительным, что повторен неоднократно (с. 40,70,240). Но ведь и государство существует в разных социально-экономических формациях (даже одинаковые формы государства республика, монархия, классы переходят из формации
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
в формацию, институт брака, собственность, дипломатия и т. д. Все эти явления не социальны? Тогда что социально?
Еще образец аргументации Л. Н. Гумилева (курсив мой. — Л. К.):

«...все необходимое для поддержания жизни люди получают из природы. Значит, они входят в трофическую цепь как верхнее, завершающее звено биоценоза населенного ими региона. А коль скоро так, то они являются элементами структурно-системных целостностей, включающих в себя наряду с людьми, доместикаты... ландшафты. итак далее. Эту динамическую систему можно назвать зооценозом » (с. Незаметный перескоки на месте людей (действительно входящих в трофическую цепь как биологические особи) оказался этнос По той же логике мог бы оказаться и социум ведь человек существует в коллективе, который, в зависимости от угла зрения, рассматривается то как социум, то как этнос с. 18). И этнос, и социум, и армия, и совхоз могли бы выступить как звенья трофической цепи только водном случае — если их рассматривать исключительно как совокупности биологических особей. Но и этнос и прочие социальные системы представляют собой не совокупности биологических особей, а те явления, те сети связей, которые этих особей объединяют. Что эти явления лежат в сфере природы, а не социальной, это Л. Н. Гумилеву как рази надо бы в отношении этноса доказать. А доказательства тщетно будем мы искать в книге Л. Н. Гумилева. Кроме предъявленных и оказавшихся негодными. Противоположный взгляд. Поскольку эти заметки посвящены анализу концепции Л. Н. Гумилева, было бы неуместно излагать здесь подробно собственную концепцию, но вряд ли можно обойтись вовсе без хотя бы краткого позитивного изложения своего взгляда. Иначе могло бы создасться впечатление, что мне нечего противопоставить представлениям Гумилева, что, как бы они ни были шатки, других нет.
Это не так. Есть ряд весьма разработанных концепций этноса, признаваемых в советской и мировой науке. Я придерживаюсь одной из них, ныне, пожалуй, наиболее авторитетной. Она связывает этнос со сферой коллективного сознания, изучаемого социальной психологией. В самом деле, если исходить из принятого подведения под понятие этноса таких общностей, как племя, народность, нация, то какие признаки являются общими для них всех По каким признакам люди отличают одну нацию или народность от другой А как когда. То по языку, то по происхождению, то по религии, то по расе, то по обычаям

I. Этнос
89
или стереотипам поведения (национальному характеру, то по комбинации нескольких из этих признаков. Но если ни один материальный признак не является обязательным,хотя наличие какого-то (или каких-то) необходимо как быть Л. Н. Гумилев ищет разгадку в проявлении неких глубинных стимулов, в крови, в генах. Специалисты по генетике не склонны приписывать генам столь обширное воздействие на поведение людей. Поэтому есть гораздо больше резона обратиться к тому, чем определяется выбор материальных признаков для группировки людей в этнос, для различения этносов, — к социальным стимулами к их преломлению в сознании людей.
Моя модификация концепции этноса как явления прежде всего социальной психологии заключается в двух уточнениях. Первое сторонники этой концепции обычно говорят о роли этнического самосознания. Мне же представляется, что нужно более полное определение — речь должна идти о коллективном сознании (что думает сам человек или даже группа людей о своей этнической принадлежности, недостаточно, надо учитывать еще и мнение окружающих. Второе уточнение не всякая солидарность людей образует этнос (народность, нацию и тому подобное, а лишь такая, которая апеллирует к общности исторической судьбы (происхождения, пусть и мнимой, и, главное, которая предусматривает возможность (хотя бы возможность) отдельного террито­
риально-организационного (суверенно-государственного или автономного) существования. Что выступает материальным обоснованием такой солидарности — язык или религия, раса не столь важно.
Очень близок был Л. Н. Гумилев к такому пониманию этноса. Он ведь обратил внимание на общность исторической судьбы, на роль сознания. Он отметил, что в основе этнической диагностики лежит ощущение (с. 49). А ощущение — это нечто из области сознания. За существование этноса говорит только то, что он непосредственно ощущается людьми как явление феномен. Но ведь это не доказательство (с. 18). Да, это не доказательство концепции Л. Н. Гумилева, но доказательство — иной концепции.
Однажды Л. Н. Гумилев проговорился, отметив, что этническая принадлежность, обнаруживаемая в сознании люд е(г(разрядка моя. — Л. К не есть продукт самого сознания. Он поспешил устранить нечаянное признание Очевидно, она отражает какую-то сторону природы человека, гораздо более глубокую, внешнюю по отношению к психологии (с. 60). И еще более четко Этнический феномен материален, он существует вне и помимо нашего сознания, хотя и локализуется в деятельности нашей сомы и высшей нервной деятельности (с. 122). Очень забавно наблюдать, как идеалист и противник материалистической идеологии (видимо, автор считает себя таковым
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
не приемлет трактовку этничности как продукта самого сознания и упорно ищет те материальные явления, которые в сознании отразились. Наши философские воспитатели могут порадоваться — глубоко же въелся их вульгарный материализм даже в столь мятежные души!
Да, этническая принадлежность обнаруживается в сознании, проявляется прежде всего в ощущениях (точнее — чувствах, эмоциях симпатиях, антипатиях, солидарности, надеждах, мечтах) и относится поэтому к явлениям социальной психологии А является ли она самопроизвольным продуктом сознания — это уже другой вопрос, относящийся не к данности, не к природе этноса, а к его происхождению — на какой основе он возникает. Так является ли. Или отражает. Нет, не является. Да, отражает. Но отражает-то она разные материальные явления, иногда и природные, но чаще — социальные.
Движимый своей убежденностью, что этнос — природное явление, что этническая принадлежность — в природе человека, в его телесной субстанции, Л. Н. Гумилев утверждает Нет человеческой особи, которая была бы внеэтнич- нас, ион твердит это, как заклинание, неоднократно (с. Это иллюзия, вытекающая из концепции ив большой мере связанная с воздействием социально-исторической среды демонстративная безнациональ- ность ранней советской власти вызывала у многих чувство протеста, а взрывы национальных конфликтов в предвоенное и военное время подстегивали абсолютизацию этничности, столь характерную для сталинской империи (чего стоит пресловутый пятый пункт в паспорте и во всех подобных документах).
Но в другом месте книги тот же Л. Н. Гумилев припоминает Знаменитый ориенталист Чокан Валиханов сам говорило себе, что он считает себя в равной мере русскими казахом (с. 60). Таких сейчас очень много. Правда, это еще не внеэтничность, а только двуэтничность. А вот в Западной Белоруссии, находившейся то под российской властью, то под польской, то под немецкой, сельское население просто не понимало вопрос о национальности и отвечало на него А мы тутэйшыя (здешние, язык же свой называло просто «вяско- вым» (деревенским. Крупнейший наш авторитет по истории Древнего Востока ИМ. Дьяконов пришел к выводам, что на Древнем Востоке этническая солидарность, по-видимому, вообще не существовала. Люди группировались по другим критериям, а этносов не было!
Л. Н. Гумилев оперирует вопросом, который ему кажется риторическим Можно ли, сделав усилие, сменить свою этническую принадлежность Видимо, нет (с. 72). Но вспомним знаменитого археолога Генриха Шлимана. Он родился немцем, двадцать лет прожил в России женившись на русской, имел русских детей, ив это время считал себя русским (называл Николая I

I. Этнос
91
«наш монарха русских — своими названными братьями, затем учился во Франции и владел там домами, потом стал американским гражданином, наконец, 20 лет вел раскопки в Турции, а жил в Греции, был женат вторым браком на гречанке и дал своим тамошним детям древнегреческие имена. Правда, окружающие везде отличали его как не своего. Ноя знаю одного человека чисто русских кровей, который, сделав усилие, выучил немецкий язык (говорит на нем блестяще, переехал недавно в Берлин, сменил фамилию русскую на немецкую) и ныне совершенно неотличим от немцев. Для себя и для всех окружающих он немец и счастлив этим.
Никакие гены и традиции ему не мешают. Ностальгии я не заметил. Чтобы оценить, в какой мере этнос — не природное явление, прошу сравнить эту волевую перемену этноса с переменой пола, которую недавно демонстрировали по телевизору (результат медицинской операции. Бывший русский практически нечем не отличается от немца, а бывшая женщина так ведь и не стала настоящим мужчиной (даже по виду).
Как бы это ни было печально для тех, кто заинтересован в идеологии патриотизма, есть немало людей, ставящих ни во что свою национальную принадлежность и ощущающих себя космополитами — гражданами мира. Таким был Карл Маркс. Привязанность к родине определяется для них только привычкой, личными связями и знанием языка. Все три барьера преодолимы. Ибо этнос — феномен сознания, а сознание гораздо более податливо к изменениям, чем телесная природа. Этногенез и пассионарность. После всего сказанного очень трудно говорить о предложенной Л. Н. Гумилевым схеме возрастов этноса или последовательных фаз этногенеза. Ведь если неясно, что есть этнос, то они выделены по фиктивным основаниям. Нов принципе фазы эти — подъем (скрытый, а потом явный, акме (высшее развитие, надлом, инерция, обскурация, мемориальная фаза, фазы гомеостаза и реликта — это ведь, в сущности, фазы существования любого живого (зарождающегося, развивающегося и отмирающего) явления. По отношению к цивилизации, культурам, этносу подобные концепции выдвигались и раньше — с другим количеством фазис другими их названиями, но выдвигались (обычно их относили к разновидностям циклизма).
А вот предложенные Л. Н. Гумилевым обобщения — рубежи периодов (фаз, их длительность, цифры — все это построено на песке. Потому что какой смысл говорить о начале существования этноса или его конце, о его преобразованиях, если неправильно, неубедительно указаны его определяющие признаки, если нет критериев диагностики — один и тот же это этнос или уже новый
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
Гораздо большую определенность (и определенность негативную, заслуживающую резкой критики) я вижу в учении Л. Н. Гумилева о пассионарности как первоначальном толчке этногенеза.
«Под пассионарностью автор книги и учения понимает импульс поведения, который лежит в основе ан т и эгоистической этики (разрядка моя. — Л . К где интересы коллектива, пусть даже неверно понятые, превалируют над жаждой жизни и заботой о собственном потомстве. Особи, обладающие этим признаком, при благоприятных для себя условиях совершают (и не могут не совершать) поступки, которые, суммируясь, ломают инерцию традиции и инициируют новые этносы» (с. Попросту говоря, пассионарность — это сильный темперамент и маниакальное стремление к реализации идеи, мания. В пассионариях Л. Н. Гумилев видит персон творческих и патриотичных, которых начинают называть "фанатиками (с. 284). Когда пассионариев много, этнос процветает, когда их мало — он в упадке.
До сих пор автору можно следовать спокойно. Проблему героев и толпы наша наука воспринимает сейчас без прежней аллергии. К роли личности в истории наш горький исторический опыт научил нас относиться с должным вниманием. Но суть идеи пассионарности в другом.
По Л. Н. Гумилеву, пассионарность — это признак генетический (с. 252), а значит телесный, наследуемый, признак людской природы (напоминаю, этнос для автора — природа людей. Это важный наследственный признак. это биологический признак (с. Генетикам известно, что темперамент может передаваться по наследству, как и склонность к мании (а также одаренность, способности, предрасположенность к болезнями тому подобное. Это необязательно осуществляется, но вероятность велика. Однако социокультурная, этическая направленность этих наследственных сил, по генетике, никак не может быть наследственной. Человек может унаследовать от родителей крепкие мускулы, взрывной темперамент, цепкую память и сметливость, нона что он их направит Он может стать выдающимся полководцем или лихим разбойником, а может — пророком- проповедником или рабовладельцем. Направит ли человек свой темперамент и другие наследственные качества на подвиг или на преступление, станет ли он истовым фанатиком науки или яростным фанатом футбола, будет ли одержим альтруистическими идеями или манией стяжательства и убийства — это

I. Этнос
93
исключительно результат воспитания, воздействия среды и обстоятельств. Вопрос, следовательно, не в том, много ли в некотором обществе (необязательно в этносе) пассионариев или мало, а в том, куда будут направлены их энергия и энергия всего общества. А это никакими генами не предопределяется. Это функция социальных условий и культуры.
Через пассионарность этногенезу Л. Н. Гумилева тесно, кровно, почвенно связан с территорией, с комбинацией местных ландшафтов, с определенным очагом наземном шаре. Автор формулирует эту связь так этногенез — изменение материальных объектов, работа. Любая работа, чтобы быть произведенной, требует затраты соответствующей энергии, которую надо откуда-то почерпнуть».
Стоп. Изменение этносов — не изменение материальных тела прежде всего — изменение сознания. Те изменения, которые происходят с материальными объектами при всяких этнических преобразованиях — это сопутствующие процессы. Энергия на них идет не из этнической сферы. Но даже если бы этносы были материальными массивами, их изменения вовсе необязательно должны требовать какой-то дополнительной энергии извне. Ведь достаточно просто перераспределить наличную энергию, то есть нужны изменения в сфере руководства процессами, нужны идеи, изменения в мозгу. А на них тратятся микроскопические дозы энергии.
Но внимаем Л. Н. Гумилеву. Итак, этногенез — тяжкая работа, затрата энергии. Каков ее источник Читатель ожидает, что далее речь пойдет об экологическом потенциале ландшафта, о включении этноса в трофическую цепь. Ведь читатель же усвоил идею, что пассионарность — это врожденная способность абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в качестве работы (с. Нет, автор продолжает свою мысль иначе Так какова же эта энергия, явно не электрическая, не механическая, нетепловая, не гравитационная с. 231). Ответ Процессы образования этносов — не эволюционные процессы. Это эксцессы, то есть толчки, вызванные зарождением пассионариев, а оно — результат генетических мутаций (с. 240). Импульс тоже должен быть энергетическим, а поскольку он, по-видимому, не связан с наземными природными и социальными условиями, то природа его может быть только внепланетной» (с. ИЛ. Н. Гумилев рисует яркую, образную картину земного шара, исполосованного энергетическими ударами некоего луча, идущего не от Солнца, а из рассеянной энергии Галактики (с. 468-469). Странным образом эта энергия собрана в тонкий луч, который падает только на некоторые участки земной
Этногенез. Том 1. Теоретические исследования
поверхности: в какую-то эпоху — на один, в иную — на другой, через какой-то интервал — на третий. Вроде метеоритов. Земля покрывается как бы рубцами, к которым тотчас приливает кровь.
Для фантастического романа это неплохо, но для эссе, претендующего на научность не годится, хоть к повествованию приложена и карта, на которой изображены эти самые рубцы. Сортировка народов и вопрос о контактах. Меж тем из всей этой фантастики Л. Н. Гумилев извлекает очень практические и небезобидные выводы. Он сортирует народы по их биологическим качествам. Так, некоторым народам он приписывает алчность, страсть к торгашеству и считает это их наследственной чертой. Ребенок родился, ау него уже в крови — алчность. Он обречен быть торгашом. А другому, если он другой национальности, народу написано стать героем.
М. Вебер считал, что капиталистический дух создается самим капитализмом и тесно связан с протестантским воспитанием, приспособленным к капитализму. В. Зомбарт в книге Буржуа отрицал это. Он видел корни буржуазности, сообщает Л. Н. Гумилев, в душевных предрасположениях, унаследованных от предков. то есть в переводе на понятный нам (Гумилеву. — Л. К научный язык эти наклонности — наследуемый признак (с. 406). Зомбарт был убежден, продолжает Л. Н. Гумилев, в биологической природе данного явления и разделял этносы, движущиеся к капитализму, на два сорта народы героев и народы торгашей. К первым относил римлян, норманнов, лангобардов, саксов и франков, стало быть, и их потомков — англичан и французов. Ко вторым — флорентийцев, шотландцев с низин, фризов (а значит их потомков — голландцев) и евреев.
«Полагаю, что наблюдения В. Зомбарта верны заключает Л. Н. Гумилев и продолжает перечисленные В. Зомбартом на­
роды-торгаши все обладают одним общим признаком — высокой степенью метисации. Только этот признаки является общим для всех "народов-торгашей"» (с. Как, и для евреев А я-то думал, что они во всяком случае менее смешанного состава, чем русские или чем англичане и французы Не проясняет сути и гневная тирада Торгаши — бактерии, пожирающие внутренности этноса с. 409). Поскольку выявлены целые народы-торгаши, то они, видимо, пожирают свои собственные внутренности. Ну, да ладно. Нас тут больше занимает неблагородное дворянское презрение к торгашам, весьма своеобразно гар­

I. Этнос
95
монирующее с пролетарско-большевистским настроением социальной среды, а центральная для Л. Н. Гумилева идея о губительности смешений этносов, далеких друг от друга (с. Для Л. Н. Гумилева слова свои и чужие — не абстрактные понятия, а ощущения действительно существующих этнических полей и ритмов.
«...Часто бывает так, что этносы "прорастают" друг через друга. Внутри одного суперэтноса это не вызывает трагических последствий, нона суперэтническом уровне такие метастазы создают химерные композиции, ведущие к гибели...
Возникшая вследствие толчка суперэтническая система тесно связана с природой своего региона. Ее звенья и подсистемы — этно­
сы и субэтносы — обретают каждый для себя экологическую нишу. Кровь и при этой ситуации льется, ноне очень, и жить можно. Но если в эту систему вторгается новая чужая этническая целостность, то она, не находя для себя экологической ниши, вынуждена жить не за счет ландшафта, аза счет его обитателей. Это непросто соседство и не симбиоза химера. В зоологии химерными конструкциями называются, например, такие, которые возникают вследствие наличия глистов в органах животного. Живя в его теле, паразит соучаствует в его жизненном цикле, диктуя повышенную потребность в питании и изменяя биохимию организма своими гормонами, принудительно вводимыми в кровь или желчь хозяина или паразитоносителя... Все ужасы столкновений при симбиозе меркнут перед ядом химеры на уровне суперэтноса...
Естественно, что крепкие, пассионарно напряженные этнические системы не допускают в свою среду посторонние элементы (с. Чтобы не приводить слишком близкие примеры, Л. Н. Гумилев обращается к Турецкой империи, где
«настоящие османы были уже в XVIII в. сведены на положение этноса, угнетенного в своей собственной стране (а мыто думали, что турецкие феодалы угнетали славян, греков и др. — Л . К Прилив инородцев калечил стереотип поведения, что сказалось на продажности визирей, подкупности судей, падении боеспособности войска и развале экономики. К началу XIX в. Турция стала "больным человеком (с. 86).
Этногенез. Том 1
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

перейти в каталог файлов
связь с админом