Главная страница

ХРЕСТОМАТИЯ Мехнецова К.А. Лирические песни и баллады Духовщинского района Смоленской области.pdf Голос и ритуал. Материалы конф. Голос и ритуал


Скачать 2,23 Mb.
НазваниеГолос и ритуал
АнкорХРЕСТОМАТИЯ Мехнецова К.А. Лирические песни и баллады Духовщинского района Смоленской области.pdf Голос и ритуал. Материалы конф
Дата23.03.2018
Размер2,23 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаGolos_i_ritual_Materialy_konferentsii_May_1995.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#42803
страница1 из 16
Каталогmolchanova2008

С этим файлом связано 7 файл(ов). Среди них: KhRESTOMATIYa_Mekhnetsova_K_A__Izotov_D_V_Rumyantsevskaya_garmon, FK_SK_RSFSR_2015.pdf, Zayavka.docx, Polozenie 2017.docx, Курсы повышения квалификации 2016.doc, Информационное письмо конференция 2016.doc, Golos_i_ritual_Materialy_konferentsii_May_1995.pdf.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
ГОЛОС И РИТУАЛ
Материалы конференции Май 1995 г
ФОЛЬКЛОРНАЯ КОМИССИЯ СОЮЗА КОМПОЗИТОРОВ РОССИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ
ГОЛОС И РИТУАЛ
Материалы конференции Май 1995 г.
Москва
1995
Редколлегия
Е.А.Дорохова, Н.И.Жуланова, км. О.А.Пашина

Публикация осуществлена на средства Российского Фонда гуманитарных Исследований Государственный институт искусствознания, 1995 г

ПРЕДИСЛОВИЕ
В мае 1995 года в Доме творчества композиторов «Руза» состоялась научная конференция Голос и ритуал, организованная Фольклорной комиссией Союза композиторов России. В ней приняли участие 28 этномузыкологов и этнолингвистов из Москвы, Ижевска, Минска, Ростова-на-Дону, Белграда, Варшавы, Лондона, Парижа, Тулузы.
В последние годы Фольклорная комиссия провела несколько семинаров с участием зарубежных этномузыкологов для обмена научными методиками, а также междисциплинарную конференцию Культурный текст Структура, функция, жанр, объединившую усилия этномузыковедов и этнолингвистов в решении одной из сложнейших проблем современной науки о народной культуре — прагматики текстов. Конференция Голос и ритуал была призвана объединить оба эти направления в работе Комиссии. Именно поэтому особое значение приобрел выбор темы, которая допускала бы различные аспекты рассмотрения и была бы в равной степени актуальной и интересной для всех участников конференции. В этом смысле связанная со звуковым кодом традиционной культуры тема Голос и ритуал оказалась одной из наиболее удачных.
В процессе подготовки конференции оргкомитет предложил следующий круг вопросов для обсуждения. Обрядовая регламентация звукового поведения) оппозиция шум/тишина в ритуале) молчание и его обрядовые функции) предписания и запреты на использование голоса, пения, крика и пр. в обрядовой ситуации) звукоподражание и маскировка голоса как особые формы звукового ритуального поведения) календарная регламентация обрядового пения и т.п.
II. Магические функции звука и голоса) маркирование акустическими средствами пространства и
времени в ритуале (структурирование пространства и времени, установление границ при помощи пения, игры на инструментах и пр) маркирование социальной структуры традиционного сообщества (в том числе выражение изменения или подтверждения социального статуса человека) типы звуковых высказываний, в т.ч. музыкальных, и их функции в ритуале) акустический образ того света) использование звука и особых форм пения с целью воссоздания первобытного хаоса и т.п.
III. Мифология голоса) представление о голосе, песне, инструментальном наигрыше как о самостоятельной материальной субстанции, как обод ной из форм существования души) голоса мифологических персонажей, различение человеческого и нечеловеческого в звуках и т.п.
IV Голоса природы и их интерпретация в верованиях и ритуале) семиотизация природных звуков (голоса природных стихий, животных и птиц, шумы) природные звуки и шумы в ритуален их взаимодействие с пением, игрой на инструменте и др Звук музыкального инструмента, интерпретируемый как голос) мифологические представления, связанные со звучанием музыкального инструмента) музыкальный инструмент, выступающий как репрезентант голосов человека, природы и мифологических персонажей) сакральные языки, используемые в инструментальном исполнительстве и т.п.
VI. Народная терминология, связанная с голосом, способами интонирования и звукоизвлечения, обрядовыми музыкальными текстами, различными формами обрядового пения.
Не все предложенные темы оказались затронутыми на конференции в равной степени. Публикуемые материалы более полно охватывают проблематику, поскольку в сборник включены работы ряда авторов, по разным причинам не присутствовавших на конференции
Настоящее издание не является сборником тезисов докладов в строгом смысле слова, так как представленные материалы различны по объему и форме подачи. Каждый из авторов имел возможность выбрать свой стиль изложения, который он считал наиболее приемлемым. Все тексты публикуются в авторской редакции. Часть материалов дается на двух рабочих языках конференции русском и английском.
Структура сборника отражает движение исследовательской мысли от интерпретации природных звуков в традиционных сообществах к построению культурных моделей.
Первую группу составили материалы, касающиеся всех несущих семантическую нагрузку в народной культуре звуковых проявлений. Это природные звуки, шумы, голоса животных и птиц, голоса, приписываемые персонажам, существующим лишь на уровне мифологических представлений, наконец, звуки, издаваемые человеком. Среди последних как порождаемые голосом звуки (крики, звукоподражания, речь, пение и др, таки звуки, производимые с помощью разного рода звуковых орудий, включая музыкальные инструменты. В эту ike группу вошли материалы, посвященные осмыслению звука и голоса в традиционной культуре, что нашло свое отражение в народной терминологии и связанных с голосом мифологических представ­
лениях.
Вторая группа публикуемых материалов затрагивает проблему функционирования природных звуков и различных форм звукового поведения человека в народной культуре, использование их в ритуальных, магических целях. В наибольшей степени внимание исследователей привлекли следующие функции фати- ческая, апотропеическая, продуцирующая, терапевтическая, структурирующая и другие. Кроме того, как было показано во многих докладах, звук может использоваться и для обозначения важнейших для традиционной культуры концептов времени, пространства, границы, социального устройства и т.п.
Наконец, в третью группу вошли материалы, в которых на первый план выступает исследование ритуальных архетипов звукового поведения, которые могут выражаться как в традиционных, таки в современных культурных формах, в том числе ив произведениях искусства
Оргкомитет конференции выражает глубокую благодарность Российскому Фонду гуманитарных исследований и Министерству культуры Российской Федерации, оказавшим финансовую поддержку в проведении конференции и публикации ее материалов R E F A C E
A scientific conference «The Voice and The Ritual» was held at the «Ruza» House of Composers' Creativity in May 1995. It was or­
ganised by the Folklore Commission of Russia's Union of Compo­
sers. It was attended by 28 ethnomusicologists and ethnolinquists from
Moscow, Izhevsk, Minsk, Rostov-Don, Belgrade, Warszawa, London,
Paris and Toulouse.
The Folklore Commission has held in the recent years a numder of seminars, attended by foreign ethnomusicologists, to exchange scien­
tific methods, as well as inter-subject conference «Cultural text: Struc­
ture, function and genre», which pooled the efforts of ethnomusicolo­
gists and ethnolinguists in solving one of the most complicated prob­
lems of the contemporary science on folk culture — the pragmaticality of texts. The conference «The Voice and the Ritual» was called upon to bring together both trends in the Commission's work. Special signi­
ficance therefore acquired the choice of the theme that would provide for various aspects of consideration and would be equally topical and interesting for all the participants in the conference. In this sense the theme «The Voice and the Ritual», associated with the sound code of traditional culture, proved to be one of the most successful.
In the process of preparations for the conference the Organizing
Committee suggested the following issues to be discussed:
1. Regulation of sound conduct in ritual.
The opposition «sound-silence»
Silence and its functions in ritual
Prescriptions for and bans against sound in ritual
Onomatopoeia and disguising the voice in ritual
Calendar regulations for ritual singing, etc.
2. Magic functions of sound and voice.
Structuring time and space in ritual by means of sound
Marking the structure of the traditional community (indications of the social status of a person, transition from one status to another, etc.)

Various types of sound expressions and their functions in ritual
Sound image of «the other world»
Sound and singing as a means of recreating the primary chaos.
3. The mythology of the voice.
The notion of voice, song as an independent substance, a mode of existence of the soul
Voices of mythological characters, distinguishing between human and non-human in sounds.
4. «Voices» of nature and their interpretation in beliefs and rituals.
The semiotisation of natural sounds («voices» of the elements,
animals and birds, noises, etc.)
Natural sounds and noises in rituals and their interaction with singing, playing musical instruments, etc.
5. The sound of musical instruments interpreted as voice.
The mythology of the sound of musical instruments
The musical instrument as representing the human voice, voices of nature and mythological characters
«Sacred» languages used in instrumental performance.
6. Folk terminology concerning the voice, modulations, various forms of ritual singing, etc.
The conference did not equally cover all the subjects that had been suggested. The materials being published provide a fuller coverage of the problems, since the collection comprises the works of a number of authors who, for different reasons, did not attend the conference.
The present edition is not a collection of the theses of the papers in a strict sense of the word, since the materials submitted are different for the volume and the form of presentation. Each author had an opportu­
nity to chose his own style of the statement, which he deemed the most acceptable. All the texts are published in the author’s wording. Part of the materials are given in two working languages of the conferen­
ce: Russian and English.
The set-up of the collection is indicative of the rasearch thought s advancement from interpretation of natural sounds in traditional com­
munities to the construction of cultural models.
The first group comprises the materials pertaining to sound mani­
festations which carry a semantic load in folk culture. These are natu­
ral sounds, noises, «voices» of animals and birds, «voices» attributed to the characters existing only within mythological notions, and, fi­
nally, the sounds uttered by man. The latter include both voice-produ­
ced sounds (cries, sound imitations, speech, singing, etc.) and the so­
unds produced with the help of all sorts of sound implements, inclu­
ding musical instruments. The same group comprises also materials devoted to the comprehension of the sound and the voice in traditio­
nal culture, which found reflection in the folk terminology and voice- associated mythological notions.
The second group of the materials published deals with the prob­
lem of the functioning of natural sounds and various forms of the human being’s sound conduct in folk culture, their use in ritual, ma­
gical aims. Researchers’ attention was mostly riveted on the follo­
wing functions: fatic, apothropeic, producing, therapeutic, structu- rizing and others. Besides, as was manifested in many papers, the sound can also be used for designating the concepts, very important for traditional culture, namelythe concepts of time, space, bounda­
ry, social set-up, etc.
And, finally, the third group comprises the materials focused on the study of ritual archetypes of the sound conduct, which can be ma­
nifest both in traditional and contemporary cultural forms, also in works of art.
The Organizing Committee of the Conference expresses profound gratitude to Russia’s Foundation of Humanitarian Studies and the
Ministry of Culture of the Russian Federation which rendered finan­
cial support in the holding of the conference and the publication of its materials, as well as the Institute of Slav and Balkan studies for the assistance and technical aid in preparing the collection of the Confe­
rence materials for publication.
ЗВУКОВОЕ ПОЛЕ ТРАДИЦИОННОГО КАЛЕНДАРЯ FIELD OF TRADITIONAL В докладе рассматривается звуковой аспект весеннего периода календаря собственно звуковые ритуалы, те. производство звуков и шумов с определенной магической целью особые формы звукового поведения человека в ритуалах запреты на конкретные виды шумов и звуков приметы, относящиеся к природным звуками шумам верования, связанные с появлением сверхъестественных звуков и шумов в тот или иной период, и др.
Обрядовая сфера практически индифферентна к нейтральному голосу и повседневным звуками шумам функциональную нагрузку в ней получают, как правило, звуки, так или иначе маркированные, главным образом, интенсивные сверх обычного, нетипичные для данного существа, места или времени.
«Элементы, составляющие звуковое поле календаря, весьма разнообразны. Это шумы стук, стрельба, битье посуды, хлопанье бичами, звон колокольчиков и колоколов, трещотки, ляз­
ганье, звук от ударов вальками по белью, битье металлическими предметами друг об друга, играна музыкальных инструментах, в частности, удары в бубен, звуки трубы, вязание (звяканье спицами, хлогіанье в ладоши и др голос человека говорение, крик, пение, вскрики (гукание, гэканье, уханье и пол ), чмоканье, вытье, различные виды звукоподражаний (лай, пение петухом и др « голоса природы эхо, кукование, кваканье, птичье пение, собачий лай, гром, шелест листвы, стрекот сверчков, свист сурка и др « над природные звуки и шумы стоны, крики, вой, вздохи, шелест, говорение, приписываемые предками нечистой силе, разговоры домашних животных, растений и др
Практически все эти элементы наделяются сходными символическими значениями и не обнаруживают склонности к спецификации по функциям.
При всем обилии и разнообразии календарных обрядов, в которые входят названные элементы, приписываемые этим последним ритуальные функции крайне немногочисленны и могут быть сведены к нескольким основным. Впрочем, несмотря на это, с помощью языка звуков может быть передана значительная часть информации, актуализируемой в календарных обрядах и верованиях.
Звуки, шумы и голоса маркируют время (особенно начало, середину и конец календарного периода, пространство, статус обрядового лица (молчание, шумы, неестественные звуки, характерные для ряженых) и др. Наступление весны определяется по первому появлению того или иного природного звука оно отмечается исполнением некоторых песен с соблюдением определенных условий, касающихся времени, места, манеры и исполнителей тоже относится и к закрытию весеннего сезона середина Великого поста обозначается особым колокольным звоном, ударами камней о стены домов, посыланием детей слушать, как ломается пост, и под. Символическое зачерчивание или перекрывание голосом и звуком некоего культурного пространства совершается во имя того, чтобы придать ему искомые качества (продуктивность, невосприимчивость к негативному воздействию извне и др.).
Голос и звук выступают в календарных обрядах в функции превентивного оберег а , защищая людей, скот, культурное пространство и его объекты от зла вообще, от недоброжелателей и урочливых людей, от вмешательства нечистой силы, от стихийных бедствий (града, молнии, засухи, пожаров, дождя, холодного тумана и др, диких животных и хищных птиц, змей, болезней, насекомых, грызунов и др. Вместе стем в ряде календарных акций звук приобретает черты реального апотропея, те. наделяется функцией изгнания. Шумом и криком выгоняют ведьм, выдворяют за пределы культурного пространства обрядовый персонаж, символизирующий зло, грехи и скверну (Масленица, Пуст, Жури др также поступают и с календарными периодами, время которых истекло (ср. изгнание Нового года, Зимы и пр
Третья функция, приписываемая в календаре интенсивному голосу и звуку, — продуцирован и е , особенно в сельскохозяйственной сфере. Магическому воздействию такого рода подвержено все живое и растущее зерновые культуры, лени конопля, огородные культуры, виноград, плодовые деревья, скот, домашняя птица и др.
Звуковой фактор неравномерно представлен в рамках описываемого календарного цикла. Наиболее насыщены, во-первых, его начальные периоды, а также переходные этапы во-вторых, собственно шумовые ритуалы, для которых язык звуков оказывается если не единственным, то во всяком случае основным (ср. изгнание змей вдень св. Еремии, ритуалы Страстной недели, посвященные Иудеи ряд др и, в-третьих, крупные календарные праздники (прежде всего — Масленица, Юрьев день и Купала, задействующие практически весь Доступный потенциал звукового поля — ив плане состава звуковых средств, ив отношении круга функций, на них возлагаемых. Некоторые календарные периоды, напротив, отличает удивительная звуковая избирательность и стабильность, сосредоточение на какой-либо одной ноте, отвечающей идее самого праздника, ср., например, вселенскую тишину как лейтмотив Страстной пятницы или слушание голосов умерших как основное занятие Духова дня.
С тру к туру звукового поля календаря отличает известная жесткость ее сохранение относится к обязательным требованиям ритуала или календарного периода, а нарушение чревато природным дисбалансом и может негативно отозваться на человеке (в определенные праздники запрещалось колотить вальком по белью, иначе летом случится сильный град если начать петь на улице до Благовещения, не уродится хлеб, поля пострадают от заморозков и града если лягушка начнет квакать за несколько дней до положенного срока, настолько дней дольше протянутся морозы, и т.д.).
The paper introduces the notion of a sound field of the calendar period, and also considers the basic items of the sound field, the com­
position of the sounds actualized in it, the magic functions of the so­
und in calendar rituals (marking, producing and apothropeic), sound rituals, some peculiarities of the sound field structure, the role of the sound factor in calendar rituals of various types. The paper is based on ethnographical materials of various Slavic traditions.
ЗВУКОВОЙ КОД В СЛАВЯНСКОЙ СКОТОВОДЧЕСКОЙ ОБРЯДНОСТИ IN SLAVIC CATTLE В различных календарных и семейных обрядах, а также обрядах сельскохозяйственного цикла, звуки голос имеют символический смысл. При этом звуковой код строится на целом ряде общих ритуализированных явлений, связанных с отсутствием/нали­
чием звука (голоса) и со специфическими шумовыми или музыкальными эффектами, которые часто целенаправленно создаются человеком, например, с помощью музыкальных инструментов или бытовых, хозяйственных и других предметов (таких, как ружья, посуда и т.д.). К общим знаковым феноменам, характерным для различных обрядовых сфер, можно отнести звон церковного колокола, стрельбу из ружей, стук, треск, свисти т.д. Специфика же звуковой символики в скотоводческой обрядности определяется использованием пастушеских орудий труда, — рожка или трубы, кнута, колокола (или колокольчиков) для скота (с.-х.
zvo-
по)у
что, впрочем, не исключает их вторичного ритуального употребления в календарных и семейных обрядах.
В содержательно-функциональной характеристике звуковых феноменов в ритуалах, связанных со скотоводством, отмечается как стремление хозяев или пастуха защитить, обезопасить скот от хищников и нечистой силы, чем обусловлена и боязнь случайно привлечь их внимание нежелательными звуками или конкретными словами, фразами, таки желание благотворно повлиять на плодовитость скота, домашней птицы, пчел.
В качестве превентивных мер преобладают запреты ц различные формы говорения, пение, свист, крик, игруна музыкальных инструментах. Так, на Карпатах вовремя доения овец чабан ни с кем не смеет говорить, чтобы у животных не отобрали молоко. В это же время, а также после захода солнца ив течение всей ночи нельзя подавать сигнал трембитой, иначе соберется всякая нечисть, дикие звери нападут на стадо. В некоторых славянских регионах (например, на Русском Севере, у сербов в Боснии) пастуху запрещалось играть на рожке или трубе до Юрьева дня. Первый выгон скота в Подгалье (Польша) совершается в полной тишине, чтобы не будить зло (впрочем, в некоторых селах, наоборот, создают как можно больший шум, чтобы зло отпугнуть. В польсжих Татрах встречается и запрет на пение по дороге на пастбище, иначе бы — возвращались с плачем. По украински-карпатским поверьям возле овец нежелательно свистеть, так как на свист идут волки, высвистывается (теряется) молоко, животные заболевают и т.д. Многие запреты подобного типа (в частности, на крик, свист, ругань) соблюдаются в канун Рождества или на Новый год, чтобы не накликать на скот врага в следующем году. В обрядах, связанных со скотом, вообще стараются избегать резких звуков, которые якобы приятны для слуха демонов и притягивают их к животным. Распространены также запреты упоминать имена диких зверей (например, у болгар в Волчьи праздники — названия волка, говорить о болезни, несчастье, иначе они переходят на скоту македонцев не принято произносить в Сочельник слово
некам
— не буду, в противном случае коровы не будут телиться, лошади — жеребиться и т.д.
С целью отгона нечисти и диких зверей от домашних животных практикуются такие апотропеические действия, как играна пастушеских музыкальных инструментах, щелканье кнутом, стрельба из ружей и др. Во многих местах Хорватии перед выгоном скота в поле пастухи, трубя, обходят село, чтобы прогнать злые силы. Таким же образом пастухи в польских Татрах расчищают дорогу на место выпаса. При первом выгоне скота в Моравской Валахии хозяева били бичом и стреляли из ружей, чтобы отпугнуть злых духов. Стрельба из ружей сопровождает самые различные скотоводческие ритуалы (доение овец, кормление ягнят и др) у южных славян. В селах западной Сербии стреляют над стадом вдень Рождества, чтобы в течение года на расстояние выстрела не подошли к овцам волки и не ударил в стадо гром
Звуковые эффекты характерны также для магических действий, направленных на обеспечение здоровья и плодовитости домашних животных. Например, чтобы кони были сильными и резвыми, на севере Хорватии в Сочельник, как только слышится звон церковного колокола, парни быстро выбегают из конюшни и щелкают бичами. Распространенный в Болгарии обычай стрелять из ружей в последний вечер перед Великим постом часто связывается с представлением о том, что это обеспечивает роение пчел и плодовитость овец present paper the research of formal and substantial aspects of the sound — code in Slavic cattle breeding rituals is carried out. The set of sounds that are believed to be sacral includes the forms common to the Slavic rituals on the whole (ringing, noise, crash, whistle, shout, shots, etc.) and the forms specific for the cattle breeding that are crea­
ted by means of herd’s instruments — musical ones and also whips, lashes, bells. In substantial aspect communicative (signal), protective and productive functions are distinguished. Communicative function of the «sound instruments» can be increased by means of some magi­
cal activities (for example, by putting wax, hair or wool into the herd’s trumpet). Protective function is based on the perception of the sound as magical means to drive demons, illness and wild animals away from the cattle. Productive function is connected with the assumption that the definite sounds (for example, musical melodies, the whistle of the whip, the shot of the gun) can provide health, prosperity and fertility in cattle.
ЗВУКИ И ГОЛОСА ЖИВОТНЫХ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов
связь с админом