Главная страница
qrcode

Грегг М. Ферс Тайный мир рисунка Исцеление через искусство


НазваниеГрегг М. Ферс Тайный мир рисунка Исцеление через искусство
Анкор"
Дата15.08.2018
Размер1,5 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаquot_Tayny_mir_risunka_quot_Gregg_Fers.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#51464
страница1 из 11
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Грегг М. Ферс
Тайный мир рисунка
Исцеление через искусство
Грегг М. Ферс
Тайный мир рисунка Перевод с англ –СПб Деметра,
2003

176 с ил.
Книга Грегга М Ферса Тайный мир рисунка является великолепным пособием по интерпретации рисунков Она обращена к широкому кругу читателям (психологам, врачам, педагогам, воспитателям, родителям, социальным работникам, всем тем, кто работает или хочет работать с детьми и взрослыми, нуждающимися в психологической помощи и поддержке
Автор этой книги раскрывает специфику интерпретации рисунков, рассказывает о том, как можно сих помощью устанавливать связь со своим собеседником не на уровне сознательного общения , а на уровне бессознательного диалога двух интуиции, а также как использовать спонтанные рисунки в качестве диагностического средства
Gregg M Furth, 1988, 2003
© Благотворительный Фонд поддержки и развития арттерапевтических программ
«В поисках гармонии, 2003 © Деметра,
2003 Эта книга посвящается всем тем, кто внес в нее свой вклад в виде рисунков и рассказов о своей жизни. Это необычный вклад он открывает нам то, что в действительности составляет тайный мир рисунка Содержание Предисловие к русскому изданию Вступительное слово
Вступление
Предисловие
Глава
I. Рисунки как средство выражения бессознательного
Глава
II. Предпосылки арттерапии
Глава
III. Как собирать рисунки. Принцип и методика
Глава
IV. Опорные элементы в трактовке рисунка
Диагностические и терапевтические средства
Глава
V. Советы и предостережения
Глава
VI. Случаи из практики
Послесловие
Список цитированной литературы
Рекомендуемая литература по интерпретации рисунков Дополнительная литература
Предисловие к русскому изданию Книга американского психолога Грегга Ферса (G. Furth) Тайный мир рисунка (исцеление через искусство издается в нашей стране впервые. До этого она выдержала несколько изданий в разных странах на английском, немецком и других языках. Монография Г. Ферса может заинтересовать широкий круг читателей, а не только специалистов в области психологии, психиатрии, педагогики, в первую очередь, конечно арттерапевтов
1. Несмотря на то что со времен В. М. Бехтерева проводилось изучение рисунков здоровых и больных людей (вначале преимущественно детей, а затем и взрослых, публикаций на эту тему до последнего времени у нас в стране было крайне мало. Среди крупных работ можно назвать следующие с большим временным интервалом книги ПИ. Карпова Творчество душевнобольных и его влияние на развитие науки и техники. МЛ, 1926; С. А. Болдыревой Рисунки детей дошкольного возраста, больных шизофренией. М,
1974; Э. А. Вачнадзе Рисунки детей, больных шизофренией. Тбилиси, 1975; Р. Б. Хайкина Художественное творчество глазами врача. –
СПб., 1992 и некоторые другие, менее известные. В работе В. М. Бехтерева Первоначальная эволюция детского рисунка в объективном изучении (СПб., 1910) впервые в отечественной литературе говорилось о значении изучения детских рисунков в оценке динамики развития ребенка, в первую очередь психического. Другие вышеупомянутые работы посвящены творчеству душевнобольных. Только частично они касаются вопросов арттерапии (или изотерапии, пользуясь термином Р. Б. Хайкина, который, основываясь на своем большом опыте, в изданной посмертно монографии уделяет большее внимание лечению искусством, чем другие перечисленные авторы. Нов зарубежной литературе можно встретить, особенно за последние 2–
3 десятилетия, множество публикаций, затрагивающих различные аспекты лечения искусством.
Предлагаемый российскому читателю труд Г. Ферса имеет своей методологической основой концепцию К. Юнга и его школы. Психоаналитический подход к изучению творчества, в частности творчества больных людей, практически многие годы отсутствовали в нашей литературе. Хорошо известно, что психоанализ и психоаналитическая терапия с концах годов были подвергнуты в СССР по идеологическим причинам остракизму. Только за последние несколько лет психоанализу нас как бы реабилитирован, и даже был поэтому поводу издан в 1996 г. Указ Президента Российской федерации Б. Н. Ельцина
2
Надо также сказать, что не только психоанализ, но и вся
1
Art therapy (англ) лечение искусством. Термин, пришедший к нам из- за рубежа и получивший последние годы распространение в России и других странах СНГ.
2
Автор настоящего предисловия возглавлял правительственную комиссию по реабилитации психоанализа, состоящую из представителей разных специальностей врачей, психологов, философов, педагогов и др
проблема бессознательного в лучшем случае игнорировалась в бывшем СССР вплоть до появления работ Ф. В. Бассина и его грузинских коллег (см. Ф. В. Бассин, АС. Прангишвили, А. Е. Шерозия О появлении активности бессознательного в художественном творчестве // Вопросы философии. –
1978,
№2, с. 57–
69). Книга Г. Ферса отличается глубоким содержанием, композиция ее хорошо продумана, цветные иллюстрации сопровождаются тонким анализом рисунков. Следует отметить, что в отличие от многих исследователей, Г. Ферс изучал творчество разных групп людей больных (детей и взрослых) и формально здоровых однако имеющих те или иные жизненные проблемы, порой находящихся в трагической ситуации. Потрясают рисунки детей, страдавших лейкемией, и их интерпретация автором. Впрочем, интерпретация всех 95 рисунков проделана мастерски. Язык монографии очень выразительный (тут и бесспорная заслуга российского переводчика. Многие места книги хочется цитировать. Например, способ создания рисунка не имеет особого значения , поскольку все рисунки открывают дорогу к психике или содержания м бессознательного конкретного человека. Г. Ферс выразительно подчеркивает роль Символа в деятельности арттерапевта, который (символ) обладает целебным воздействием, стремясь к сбалансированности и целостности личности. И еще одно высказывание. Чтобы стать настоящим терапевтом, надо научиться думать сердцем, а не умом. И, наконец, приводимая в тексте книги древняя китайская пословица, заимствованная у К. Юнга, если неправильный человек использует правильные методы, то правильные методы поведут по неверному пути. Замечательные слова, которые надо иметь ввиду арттерапевтам и психотерапевтам самого широкого спектра (да и не только психотерапевтам. К достоинствам книги надо, несомненно, отнести и страницы, где говорится о фокальных точках, те. по сути о методике общения арттерапевта с пациентом. В книге вообще много достоинств. Их, кстати сказать, отмечают и авторы вступительных слов к ее англо- немецким изданиям –
Элизабет Кюблер
-
Росс и др Пол Бруште. К их прекрасным словам трудно что- либо добавить. Отметим также еще одно ценное качество предлагаемой читателю книги превосходно составленную библиографию, которая изложена нетрадиционно в виде кратких рефератов (абстрактов, резюме) обозначенной работы того или иного исследователя . К сожалению, в библиографии приводится литература лишь англоязычных авторов (за редким исключением. Я предлагаю читателю глубже познакомиться с прекрасной книгой Грегга Ферса, пронизанной любовью и состраданием к человеку маленькому и большому в его муках и терзаниях в нашем мятущемся современном мире.
Директор Санкт
-
Петербургского научно- исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева,
заслуженный деятель науки РФ,
доктор медицинских наук,
профессор ММ. Кабанов
Вступительное слово
Грегг Ферс написал книгу, которая послужит терапевтами неспециалистам великолепным пособием по интерпретации рисунков.
Грегг Ферс был моим студентом, а также учился у Сьюзан Бах, британского аналитика, ив настоящее время он, возможно, обладает наибольшими знаниями и талантом из всех тех, кто работает в данной области в Соединенных Штатах. В то время как в моей работе ив той, что проводит Сьюзан Бах, основное внимание уделяется рисунку как средству коммуникации с неизлечимо больными, Грегг Ферс расширил границы применения данного метода, внедрив его в сфере повседневной терапии, те. применительно к людям, необязательно стоящим на пороге смерти, но также получающим помощь благодаря выражению неосознанного в спонтанных рисунках.
Как пишет Грегг Ферс в своей книге, спонтанные рисунки являются одними из наиболее эффективных инструментов и одновременно легкодоступными для аналитика. Создание такого рисунка дело нескольких минут, и нужны для этого всего лишь бумага и набор цветных карандашей. Сделать такой рисунок можно в любом месте и на больничной койке, и за школьной партой а по насыщенности информацией о душевном состоянии эти рисунки не уступают сновидениям. В то время как интерпретация снов требует от аналитика многих лет интенсивной учебы, квалифицированные суждения по интерпретации спонтанных рисунков могут быть сделаны любым человеком, обладающим чувством ответственности и состраданием преподавателем, священником, врачом и т. д, сознательно использующим руководство, которым нас снабдил Грегг Ферс. Изначально данный метод был разработан для нужд терапии неизлечимо больных детей младшего возраста, наиболее склонных к коммуникации с помощью символов, заключенных в спонтанных рисунках вследствие того, что их способность абстрактного вербального выражения развита не в полной мере. Грегг также показал, что данный метод эффективно применим к взрослым людям, неуравновешенным подросткам, а также к братьям, сестрами родителям очень тяжелобольных детей. Врач, работающий со спонтанными рисунками, почувствует не только исключительную пользу, но и большие возможности данного аналитического средства. К тому же, люди рисуют охотно и занимаются этим с определенным энтузиазмом, не проявляя его в других ситуациях приобщении с врачом. Просто они испытывают всеобщую потребность в самовыражении.
В основе книги Грегга лежит идея , впервые высказанная два десятилетия назад Сьюзан Бах и Йоланде Якоби. Пациенту дают карандаши и бумагу и просят нарисовать что- нибудь экспромтом. Рисунок готов в считанные минуты. Как и язык снов, язык рисунков это голос бессознательного, звучащего в те моменты, когда сознанию не хватает слов
В рисунках причудливо переплетается информация , источниками которой являются как открытые, таки глубинные пласты человеческой души. Аналитик устанавливает со своим пациентом связь, не на уровне сознательного общения , а на уровне бессознательного диалога интуиции аналитика с зачастую тайным языком бессознательного, проявляющимся в рисунках. По этой причине, непременным условием является тщательный профессиональный тренинг, поскольку склонность аналитика к субъективной оценке рисунка часто незаметна ни ему, ни его коллегам. По завершении необходимой подготовки, специалисты обретают способность интерпретировать рисунки с пользой с терапевтической точки зрения , причем извлекаемая польза исключительно важна как для интерпретатора, таки для автора рисунка.
Другим очень полезным аспектом интерпретации рисунков по Греггу является то, что я определяю как превентивная психиатрия ». Грегг неоднократно указывает, особенно описывая берущий за сердце случай в разделе Введение, что некоторые соматические заболевания скрыто проявляются в произвольных рисунках за недели, месяцы, а иногда и годы до их реального диагностирования . Таким образом, произвольные рисунки могут послужить в качестве диагностического средства (хотя
Грегг призывает не переоценивать этот аспект его работы) наряду с чисто аналитическими средствами.
«Тайный мир рисунка публикуется в исключительно благоприятное время . Вышеупомянутое положение о взаимодействии сомы и психики получает в последние годы все более широкую поддержку. Среди аналитиков Европы и США взлет популярности испытал метод песочницы, это еще раз указывает на то, что конкретное отображение содержаний души становится все более понятным явлением, как в теоретическом, таки в терапевтическом плане. Наконец, танатологические исследования постепенно меняют наши взгляды насмерть, которую нам следует рассматривать не как пугающее и загадочное патологическое событие, а скорее как неотъемлемую стадию развития психики отдельной личности. Это особенно важно, учитывая степень значимости таких заболеваний как раки СПИД в нашем обществе теперь с помощью метода Грегга мы можем протянуть руку людям, внезапно осознавшим свою смертность или возможность смерти своих близких, и наладить сними не только благотворное общение в плане врачебной помощи, но и помочь им перевести подсознательный страхи эмоции в область сознания , противостоять ими побеждать.
Элизабет Кюблер
-
Росс
Вступление Я очень рад, что Грегг Ферс написал книгу, которая является событием, поскольку до нее в литературе по психологии существовал пробел, касающийся целой области. Это особенно неожиданно для аналитической психологии, тем более, что миру рисунка отводится особо важное место в концепции души по Юнгу.
Возможно, одной из основных причин этой немоты является чувство боязни, разделяемое как аналитиками, таки неспециалистами, возникающее всякий раз при необходимости методичного исследования психической материи. Может возникнуть вопроса не несет ли любое наставление по интерпретации рисунков опасности насилия над самобытными сложным проявлением души Не обеспечивает лисам процесс рисования , сопровождающийся ощущением свободы и творчества, достаточно эффективного лечебного воздействия , не требующего дополнительного психологического анализа И не сводит ли интерпретация на нет эмоционально и психологически благотворный эффект рисования , ту пользу от преодоления узких рамок сознания и приобретения возможности роста благодаря игре и творчеству?
Хорошо известно, что некоторые представители помогающих профессий либо руководствуются вышеуказанными соображениями, либо подвергают сомнению ценность символичности выражения предсознатель
- ного, и поэтому напрочь отвергают попытки интерпретации спонтанных рисунков. Не позволяя своим пациентам рисовать, они тем самым лишают их средства коммуникации, особо необходимого при психической нестабильности пациента вследствие юного возраста или патологии. Если же они и позволяют пациенту рисовать, тотем не менее, отказываются интерпретировать рисунок, они идут наперекор естественной потребности автора рисунка, увлеченного своим произведением и желающего постичь его смысл. Эта потребность естественна и органична природе символического, представляющей собой синтез ощущаемой реальности и проявления смысла, формы и содержания , трогательной красоты и волнующей правды, стоящей за ней.
Парадоксально, но благодаря интерпретации в рисунке можно обнаружить специфическую красоту. Любой автор рисунка часто оценивает свое произведение, исходя из внешних эстетических критериев, и, вследствие этого, имеет склонность принижать значение своего рисунка по причине ограниченности своих способностей художественного самовыражения . В таком случае, интерпретация может помочь пациенту изменить свою точку зрения и критерии оценки, а именно дать ему возможность ощутить, что глубоко внутри его бессознательное позволяет удивительно точно выразить эмоциональное состояние разума, а это, в свою очередь, позволяет пациенту убедиться на своем опыте в наличии глубинного знания , царящего свыше устремлений разума. В конце концов, только интерпретация позволяет пациенту отойти от субъективного взгляда на действительную степень эстетичности своего творения и лучше понять самобытность душевного мира, который отражен в рисунке В этом смысле, итогом интерпретации нив коем случае не является схематическое резюме анализа рисунка, скорее, это потрясение, испытываемое как пациентом, таки врачом, от мудрости основополагающего творческого потенциала рисунка
Греггу Ферсу удалось очень убедительно передать чувство уважения к рассматриваемым рисункам, одновременно побуждая к проведению их методического исследования Он дает читателю почувствовать, что интерпретация рисунков это и таинственная игра, и научная работа С этой точки зрения , его книга великолепно помогает обрести необходимый настрой и служит вступлением к проведению компетентной интерпретации рисунков
Д
- р Пол Брутше
Предисловие Определенно, очень мало известно об использовании рисунков в психотерапии, и особенно в работе с физически больными пациентами. Мои первые попытки использования рисунков при лечении соматических заболеваний потерпели неудачу вследствие недостаточной разработанности этой темы. Тогда мне пришлось обратиться к родственным проективным методикам заданиям типа Нарисуйте Дерево, Дом–Дерево–Человек, Нарисуйте Человека, Изобразите Семью в Движении, и очень скоро я понял, что они являются индикаторами как психологического, таки соматического состояния рисующего человека.
Моя работа над диссертацией на соискание ученой степени Доктора Философии показала, что важные бессознательные содержания души передаются в рисунках не только тяжелобольных людей, но также и здоровых, которых мы называем нормальными, сточки зрения как психологического, таки физического состояния. Будучи расшифрованными, эти бессознательные содержания являются очень ценным помощником врачу, позволяющим добраться до сути проблемы. Я обнаружил не только то, что рисунки являются источником знания об их авторах, но также и то, что знания , добытые из одного итого же рисунка применимы также и к другим людям, особенно к членам семьи пациента.
Для начала я опишу действительный случай, когда мир бессознательного, проявляющийся в рисунках, впервые продемонстрировал мне всю свою мощь, и как интерпретация конкретного рисунка оказалась полезной, ноне самому автору рисунка, а ближайшему члену его семьи. Описание этого случая по своей сути является предварительным обзором основного содержания Тайного мира рисунков о тех средствах расшифровки и понимания рисунков, которые помогают заглянуть вглубь души человека, какой она была в момент их создания . Я расскажу, как этот случай был представлен мне, и
как события развивались дальше. В сущности, эта книга является объяснением того процесса, который привел меня к раскрытию
бессознательной информации, содержавшейся в данном конкретном рисунке.
Когда несколько лет назад я жил на Западном побережье, мне позвонила коллега с вопросом, не возьмусь ли я проанализировать один рисунок. Она попросила меня заняться этим делом, не задавая вопросов клиенту. Зная , что ей можно полностью доверять, и что у нее наверняка должны быть веские причины для выдвижения последнего условия , я дал свое согласие. Через несколько дней я получил по почте тубус с рисунком.
Быстро ознакомившись с рисунком, я вернулся к другим делам. Несколько дней спустя мне позвонила женщина, которая послала рисунок по рекомендации моей коллеги. Я подтвердил, что рисунок мной получен, и что я уже говорил с нашей общей знакомой. Далее, я поинтересовался кто сделал этот рисунок, и сколько лет тогда было автору. Женщина ответила, что, насколько ей известно, я должен расшифровать сам рисунок, не задавая никаких вопросов. Мы завершили разговор, договорившись встретиться наследующей неделе. Через час раздался звонок моей коллеги с другого конца континента, еще раз подтвердившей условие не задавать никаких вопросов, а, доверившись ей, расшифровать рисунок.
Я же сообщил ей, что договорился о встрече с таинственной женщиной наследующей неделе.
Рис.1. (Также см. Рис. 95 Затем я начал работать с рисунком. Несколько дней я размышлял над ними он овладевал моими мыслями все больше и больше. Я решил держать рисунок, кстати, довольно большого формата около квадратного метра, на видном месте, чтобы изучать его в течение дня Занимаясь интерпретацией рисунков, я обычно исхожу из того, что ни один опорный элемент рисунка еще не является индикатором того, что творится в душе пациента. Для постановки диагноза или составления прогноза необходимо провести оценку серии рисунков и всех его опорных элементов.
Как бы там ни было, мне следовало с чего- то начать. Я оценил чувства, вызванные во мне этим рисунком, это были усталость, мучительная боль, несвобода, чувство тяжести долгих прожитых лет. Я посчитал необходимым постоянно помнить об этих ощущения , поскольку те же чувства должен был испытывать тот, кто нарисовал этот рисунок. Я предположил, что рисунок был выполнен ребенком примерно пяти лет на том основании, что рисунки, как известно, передают особенности
стадий развития , и такой рисунок я мог бы ожидать от ребенка этого возраста.
Наиболее вероятным я посчитал, что это был мальчики что он страдал от тяжелой болезни, проникшей в его тело и, возможно, поразившей и его мозг. Интуитивно я ощущал, что им владело чувство безысходности не только по причине болезни, но и из- за того, что его ограничивали в желаемых действиях. Что же в его окружении происходило такого, что ограничивало его свободу, или точнее кто это мог так влиять на его жизнь, размышлял я . Если этот ребенок умирает, то, вполне естественно, это может быть его мать, и ряд элементов рисунка свидетельствовали в пользу этой версии (см. Главу
VI). Свидетельства эти, однако, были противоречивыми. Складывалось впечатление, что ребенок не хочет, чтобы его сдерживали, но одновременно мирится с ограничениями и признает их необходимость. Ребенок не только не давал выхода чувству раздражения по причине внутренней раздвоенности, но наоборот, старался подавить его.
Мое внимание привлекло то, как на рисунке изображен нос он выглядел слишком расчлененным в изображении ребенка, явно способного точно нарисовать остальные части тела. Я задавал себе вопроса нельзя ли это интерпретировать как затруднения с дыханием жизни, а может, как проявление душевного смятения в отношениях с отцом или с Богом Эта мысль пришла мне в голову, поскольку нос, несомненно, имеет отношение к дыханию, а дыхание является важным символом души, силой, дающей жизнь, spiritus mundi. Далее, мое внимание привлекли область горла и шея , поскольку они имели явно гипертрофированный, вытянутый вид. Я раздумывал, как его болезнь или врачебное вмешательство могли отразиться на горле в физическом смысле. Я также думало том, какую психологическую нагрузку могло нести это искажение.
По выражению лица изображенной фигуры я пытался определить, какие духовные потребности ребенок пытался выразить. Казалось, ребенок уже находится на пути виной мири в тоже время еще находится здесь, в этом мире. Если мы посмотрим на глаза, то увидим, что одна бровь вопросительно приподнята, выражая , возможно, удивление и недоумение. На правом плече фигуры видна четкая красная отметина, значительно отличающаяся от других элементов рисунка.
На какие соматические явления указывали эти аномалии Очевидно, ребенок не мог обойтись собственными силами, но к кому он обращался за помощью и поддержкой Была ли его мать источником этой поддерживающей силы Вопросы возникали один за другими я ждал предстоящей встречи с нарастающим нетерпением.
Когда я , наконец, встретился с этой женщиной, я пригласил ее в свой офис, где нас ждал рисунок. Мы представились друг другу и поговорили о нашей общей знакомой (той, которая порекомендовала меня этой женщине. Я затронул тему рисунка, задав два вопроса о
возрасте и поле человека, нарисовавшего его. Тут же я почувствовал сопротивление она напомнила мне, что я согласился интерпретировать рисунок, не задавая вопросов. Конечно, она была права, и я согласился с ней, но добавил, что в моем понимании это означало не задавать вопросы, касающиеся истории проблемы, а знание пола и возраста ребенка мне было необходимо для повышения точности анализа. Также я хотел выяснить степень родства между нею и ребенком.
Тем не менее, она не хотела отвечать, и я сказал ей о том, как я могу поступить в этом случае. Во- первых, я могу сделать ник чему меня не обязывающее заключение, поскольку не знаю, кто сделал рисунок и кем она доводится автору. Данный рисунок, как и любой другой, содержит в себе конфиденциальную информацию, и я не уверен, этично ли будет разглашать ее. Во- вторых, женщина может сообщить мне то, что я хочу знать, и тогда я буду испытывать меньше сомнений, интерпретируя рисунок. Несколько неохотно, женщина согласилась ответить на вопросы, но взяла с меня слово рассказать ей все, что мне удастся расшифровать. Поскольку нам предстояла совместная работая согласился , и таким образом мы договорились.
Женщина рассказала мне, что она была матерью этого ребенка, что это был ее первенец, сын, и нарисовал он этот рисунок в возрасте пяти с половиной лет, в подготовительном классе начальной школы. Я также узнал, что позже мальчик умер, и что у женщины родился другой ребенок, всего несколько месяцев назад. Женщина была рада, что второй ребенок девочка, поскольку это помогало ей перебороть желание обращаться со вторым ребенком как с заменой сына. Также она сказала, что хочет, чтобы этот рисунок научил ее, как избежать тех тяжелых испытаний, через которые она прошла с сыном.
Я сообщил ей, что, судя по рисунку, ее сын страдал тяжелым заболеванием внутренних органов. Она подтвердила правильность догадки ее сын умер от ретроперитонеальной саркомы, те. рака стенки брюшины. Он перенес операцию в области желудка. Болезнь длилась около девяти месяцев. Я спросил ее, не было ли метастазов в мозге, на что она ответила отрицательно. Хотя я и был удивлен, настаивать на обсуждении этого момента я не стал. Я описал ей свое ощущение того, что свобода действий мальчика была ограничена, и женщина подтвердила мои догадки. Она понимала, что ее очень близкие отношения с сыном выражались в его излишней опеке. С одной стороны, мне было отрадно это услышать, поскольку умирающему ребенку необходимо знать, что родители оберегают его и готовы сделать всевозможное, чтобы помочь ему. Рисунок убеждал меня , что ребенок чувствовал тепло, любовь и защиту родителей. С другой стороны, такая опека часто может превращаться в тяжелое бремя . Одна из дилемм, стоящих перед родителями какова должна быть мера проявляемой любви, чтобы она не тяготила ребенка и не причиняла ему вреда Родителям очень трудно определить, когда опека благотворна, а
когда она приводит к противоположным результатам.
Меня не покидали мысли о муже этой женщины. Как складывались их отношения ? Она рассказала мне о супруге и его работе. Ассоциации вызвали воспоминания эпизодов из ее детства, особенно о том времени, когда ей было шесть лет, хотя это не имело непосредственного отношения к нашим обсуждениям. Я поинтересовался , что же произошло с ней в этом возрасте, иона ответила, что тогда умер отец. Ее брат, старше ее на полтора года, находился в более близких отношениях с матерью и был в семье любимцем. В детском возрасте женщина чувствовала себя одинокой, даже брошенной. Я поинтересовался , не была ли причиной ее замужества попытка найти образ отца, но она ответила отрицательно. Тем не менее, встретив ее мужая отметил, что он на несколько лет старше ее.
Она призналась в своих переживаниях и боязни быть отторгнутой приобщении с другими людьми. Безопаснее отгораживаться барьерами, сказала она. В отношениях же с сыном, чувствовала она, нужды в этом не было. С ним она ощущала себя свободно, испытывая чувство близости, даже может быть чувство собственника. Она отдавала себе отчет в наличии этой собственнической черты и объективно старалась относиться к ней как к отрицательной черте, чтобы избежать повторения ошибки со своим вторым ребенком. Явное мужество, с которым ее сын относился к своему заболеванию, было очень схоже с мужеством матери, анализирующей свои негативные стороны. Сын ли перенял это качество от нее, или она научилась этому у сына?
Женщина также рассказала, что она работала медсестрой и решила забрать сына из больницы домой. Она была твердо уверена, что может сделать для него дома не меньше, чем делали в больнице. В каком- то смысле это действительно ограничило его свободу, поскольку она хотела, чтобы он берег свои силы. Лелея надежду, что излечение возможно в недалеком будущем, она ограничивала его в играх и была против того, чтобы он переутомлялся. Она чувствовала, что это расстраивает сына, но по рисунку было видно, что он не позволял себе сердиться Диагноз был поставлен в марте 1974 года. В июне, когда мальчик уже не мог принимать пищу, было решено поддерживать организм при помощи искусственного питания , что требует введения внутривенного зонда. Вспомните темно- красную линию в верхней части правого плеча Рис) это обычное место для введения зонда для внутривенного питания . В ноябре у мальчика развилась непроходимость кишечника, ив начале декабря ему через нос ввели зонд для отвода желудочных выделений. Это объясняет, почему нос на рисунке выглядит искаженным. В середине декабря ребенку сделали трахеотомию для облегчения дыхания . Удлиненная шея , очень нетипичная для детских рисунков, объясняется проведением трахеотомической трубки в этой области. Мальчик умер девять дней спустя , накануне Рождества.
Рисунок наглядно передает то, что ребенок пережил физически и психологически в течение болезни. Очень хочется верить, что родители нашли хоть какое- то утешение в христианском веровании в то, что смерть накануне Рождества благостна, поскольку врата рая в это время широко распахнуты (де Врие,
1984, стр. Самое примечательное и необычное заключается в том, что рисунок был сделан за десять месяцев до установления диагноза. Это рисунок- предсказание в полном смысле этого слова, с глубоким предчувствием того, что несет болезнь в физическом и психическом плане.
Внимательно рассматривая лицо изображенной фигуры, я увидел лицо старика. Это может вызвать удивление, но можно ли быть по- настоящему молодым, находясь так близко к смерти Я видел много умирающих пациентов, юных по годам, нос душой стариков, готовящихся покинуть этот мир. В моем воображении, я вижу в душе пациента мудрого старца, ведущего его поэтому пути, и мысль эта в некоторой степени придает мне силы и спокойствие.
Должно быть, вам уже стало понятно, что рисунки вообще, и особенно данный рисунок, несут огромный объем информации о бессознательных содержания х души. Как выясняется, на уровне бессознательного есть прямая связь между психической и соматической патологией, и когда бессознательное говорит в рисунках, то таким образом оно дает знать о потенциальных тревожных соматических аномалиях, к которым разум либо не подготовлен, либо неспособен понять. В смысле подготовки отдельно взятого человека к собственной смерти или кого- то из близких ему людей, а именно это направление холистической психологии развивает Кюб
- лер
-
Росс, подсознательное, проявившееся в рисунках, может оказать неоценимую помощь, особенно тем, что дает умирающему или его близким воспринять неизбежность смерти, так сказать, с достоинством, а не в одиночестве и покинутости, столь часто наблюдаемых нами в домах престарелых или больничных палатах с неизлечимо больными пациентами. Эта информация помогла матери того ребенка не только глубже осознать свою потерю, но благодаря этому также и подготовиться к новому способу жизни. Она осознала, что оказывала на сына подавляющее воздействие, и таким образом была лучше готова к тому, чтобы это не случилось с ее вторым ребенком. Более всего ее утешало то, что рисунок ясно показывал ее сын знал, что происходит и должно произойти это был его путь, его судьба, и хотя все это причиняло боль и ему и ей, мать была уверена, что жизнь сына находилась в состоянии глубинной гармонии с какой- то высшей силой.
Знакомя сь с книгой, читатель узнает, как бессознательное, содержащееся в описанном рисунке, становилось понятным мне по мере его изучения . Таким образом, эта книга по своей сути предлагает метод расшифровки языка рисунков
Прежде, чем завершить предисловие, я хотел бы сделать несколько общих замечаний по форме изложения . Употребляемые в тексте слова картина и рисунок взаимозаменяемы. В целях терминологического единообразия книги, я выбрал слова пациент и терапевт, но эти термины следует воспринимать скорее как обозначение двух личностей, совместно работающих с проявлениями бессознательного. Слово терапевт имеет более широкий смысли обозначает не только психотерапевта. В качестве альтернативы, могли быть использованы пары клиент/консультант, аналитик/анализанд и т. д.
Рассматриваемые рисунки подразделяются на две категории. Я определяю их как спонтанные рисунки и рисунки- экспромты. Спонтанные рисунки сделаны людьми, начавшими рисовать по собственной инициативе, а не по просьбе. Рисунки- экспромты сделаны по просьбе, моментально и без подготовки они могут быть на свободную или заданную тему.
В этой книге содержания рисунков говорят сами за себя . Я изменял имена, семейные ситуации, страны и содержания в тех случаях, когда это не имело прямого отношения к интерпретации конкретных опорных элементов. Рисунки были собраны за последние шестнадцать лет моей работы в данной области содержание каждого из них имело очень важное значение для пациента в момент создания рисунка. Нив коей мере данные рисунки не отображают сегодняшнюю психическую ситуацию каждого отдельного пациента, поскольку в каждом из них, вероятно, все это уже было переосмыслено и не имеет столь важного психологического значения в настоящий момент. В тексте книги местоимение он используется вместо слова пациент, естественно, за исключением тех случаев, когда сразу было сказано, что пациент женщина. Это не самая удачная замена, поскольку, таким образом, как бы игнорируется существование, по меньшей мере, половины человечества, но это вынужденная условность.
Грегг Ферс
Глава I. Рисунки как средство выражения бессознательного Исцеляет иногда, Часто помогает, Успокаивает и утешает всегда.
Неизвестный автор
В основе многих современных теорий в области интерпретации искусства лежат идеи, выдвинутые в работах Карла Юнга. В них он придавал особую значимость символам, считая , в частности, что через изображение символов в рисунках проявляется бессознательное. Благодаря этим отображениям, мы можем приблизиться к использованию символов в качестве исцеляющего средства. Эти символы и на психологическом и на соматическом уровне вовлечены в процесс развития личности, названный Юнгом процессом индивидуации».
Продолжателя ми работ первопроходца Юнга стали Йоланде Якоби и
Сьюзан Бах. Юнг видел ценность рисунков, содержащих символы из области бессознательного, способных быть фактором целебного воздействия , однако он не предложил никаких средств для анализа бессознательного содержания рисунков
Выполнение этой задачи взяла на себя Йоланде Якоби в книге Vom Bilderreich der Seele
(1969), в которой она впервые предприняла попытку научить других интерпретации рисунков. Сьюзан Бах продвинулась дальше в своей книге Acta Psychosomatlca: Spontaneous Paintings of Severely III Patients
(1969); она показала не только то, что бессознательное в рисунках может быть расшифровано, но также и то, что бессознательное может наглядно проецировать вовне процессы, происходящие в теле.
Данная книга отличается от произведений Якоби и Бах. Я намеревался представить более практический подход, включающий ряд основополагающих опорных элементов в интерпретации рисунков. Этот подход подкрепляется иллюстрациями этих опорных элементов, для того чтобы дать читателю более глубокое понимание психологических и соматических процессов, характеризующих данного индивида.
В 1913 году Фрейд три недели подряд изучал статую Моисея работы
Микеланджело; он измерял ее и делал наброски, пока у него не сложилось окончательного мнения о статуе.
Затем он написал более двадцати страниц, излагая свою интерпретацию этого произведения искусства, в которой он видел символическое отображение глубинных переживаний скульптора. Я думаю, это важный пример для тех из нас, кто намерен заниматься интерпретацией рисунков для этого необходимо уделять рисунку время , изучать его, измерять и даже делать наброски или рисовать самому заново, отмечая при этом, сколько времени и энергии уходит на отдельные части рисунка. Вероятно, психическая энергия легче проявляет себя благодаря расходованию физической энергии.
В соответствии с концепцией Юнга, область бессознательного, коллективного или индивидуального, может проявиться в искусстве через образы и символы. Образы и символы, присутствующие в
картинах, скульптуре, поэзии, танце, музыке, литературе и многих других формах искусства, это проявления творчества человека. Содержание их берет свое начало в бессознательном, являющемся источником творчества.
Образы, порождаемые коллективным бессознательным, архитипичны; мы встречаем их в сновидениях и фантазиях, мифах и религиях. При их появлении мы часто испытываем некий толчок, как будто нам известно, что они часть нас, что они истинны и несут в себе смысл, который мы не можем объяснить. Понимание и осознание того, что символы в рисунках имеют источником бессознательное на коллективном уровне, помогает нам в поиске ответов на специфические вопросы, относящиеся к рисунками их интерпретациям Аспекты комплекса При изучении рисунков необходимо иметь некоторое представление о комплексах. Комплексы, как позитивные, таки негативные, берут свое начало в бессознательном и часто проявляются в рисунке. Позитивный комплекс нечасто служит причиной обращения к психотерапевту, поэтому мы ограничимся рассмотрением так называемых негативных комплексов.
Мы должны помнить, что материал бессознательного, рождающийся в душе, в ней же и остается , проявляя себя в виде проблем во внешнем мире, как будто говоря сознанию Обрати на меня внимание Я здесь. Эти проблемы и адаптация к ним проявляются символически в рисунках или сновидениях. Ориентируясь по символу, мы находим путь к комплексу и связанной с ним проблеме, вызывая при этом движение сопряженной с комплексом энергии. Поскольку данная энергия уже не может больше находиться в состоянии покоя , то обнаружение этой энергии нами порождает ее ток, способный вывести ее на уровень сознания В качестве иллюстрации я хочу привести рисунок (Рис. 2), который сделал Джон в возрасте 37 лет. Мы видим, как его семья украшает рождественскую елку. Сцена выглядит праздничной и радостной поря ду признаков. Поддеревом можно насчитать восемь подарков, по одному для каждого человека. Однако на рисунке изображены только семь человек. Кого жене хватает Сначала Джон ответил Лишних подарков нет. Я просто поместил там кучку подарков. Сосчитав их, Джон сказал Я думаю, он для моего отца».
Через четырнадцать месяцев у меня снова состоялась беседа с Джоном. В течение того времени, что мы не виделись, он работал со своим психотерапевтом. Джон поведал мне, что рисунок с рождественской елкой дал ему информацию к размышлению, благодаря которой я за год осмыслил мои отношения с отцом. Я по- настоящему ощутил выход из тупика. Рисунок был воспоминанием Джона о себе в пятилетнем возрасте. Комплекс был погребен глубоко в его душе и проявился неосознанно на бумаге. Пятилетний ребенок с рисунка вырос в тридцатисемилетнего мужчину, который теперь лучше понимает свое отношение к хранимому в себе образу любимого отца, умершего в то время , когда Джон был еще ребенком.
Рис. При анализе сновидений, некоторые образы и символы
наглядно демонстрируют свою связь с комплексом или, по меньшей мере, с одной из сторон сложной структуры комплекса. Комплекс находится в области бессознательного, а мы знаем, что сновидения могут приходить оттуда. К тому женам известно, что наличие комплекса можно обнаружить посредством анализа рисунков, а также сновидений. Если сновидения и рисунки, выражающие бессознательное, указывают на наличие комплекса, мы можем сделать заключение, что они затрагивают один и тот же пласт бессознательного. Следовательно, можно сказать, что работа с комплексами способна вызвать душевный рост и развитие личности, и эта работа может осуществляться средствами арттерапии.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

перейти в каталог файлов


связь с админом