Главная страница
qrcode

Групповая психотерапия с детьми


НазваниеГрупповая психотерапия с детьми
Анкор#Джинотт Х.Дж. #Групповая психотерапия с детьми -Теория-и-практика игровой-терапии pdf http://vk.com/ club57975522
Дата29.01.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаDzhinott_Kh_Dzh__Gruppovaya_psikhoterapia_s_detmi_-Teoria-i-prak
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#9983
страница1 из 21
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
1
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ
ББК 88
УДК 159.9.072 Д41
Джинотт X. Дж.
Д41 ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ. Теория и практика игровой терапии / Пер. с
англ. И. Романовой. Науч. ред. Е. Рыбина. - 2-е изд. - М.: Апрель-Пресс, изд-во Института
психотерапии, 2005. - 272 с. (Серия «Детская психология»).
Книга известного специалиста по групповой игровой психотерапии с детьми, X. Джинотта, представляет собой систематизированное, поэтапное описание процесса игровой терапии от и до. Даются ответы на многочисленные вопросы, которые возникают или могут возникнуть у специалиста в этой области: каких детей можно включать в игровую группу, а каких - нельзя? как расшевелить замкнутого ребенка? что делать с агрессивным ребенком? почему многие родители, записавшиеся на прием, не приходят? как работать с родителями? и т.д. Автор сопровождает теоретический материал живыми иллюстративными примерами, которые не смогут оставить равнодушными ни одного читателя, а уж тем более специалиста, который найдет массу аналогий из собственной практики.
Для психологов, психиатров, а также других специалистов, работающих с детьми, и всем, кто стремится усовершенствовать свое умение общаться с детьми.
С. Р. Славсону с признательностью
ПРЕДИСЛОВИЕ
Эта книга — практическое руководство, основная задача которого дать четкое описание техник игровой терапии и принципов, лежащих в их основе. Она выросла из моего многолетнего опыта работы терапевтом в детском психологическом учреждении, а также супервизором и преподавателем детской терапии. Необходимость появления этой книги стала очевидной во время серии тренингов по игровой терапии, которые автор проводил для психологов, психиатров и социальных работников в психиатрических клиниках Флориды, Алабамы, Вирджинии и Нью-Йорка. Большинство участников проявили большее знание теории, чем практик. Они знали про Эдипа и Электру, но становились в тупик, когда сталкивались с инцестуозными стремлениями детей. Они знали про сопротивление и перенос, но не могли привести сопротивляющегося ребенка из приемной в игровую комнату. Они знали про агрессию и фрустрацию, но не знали, как реагировать на них. Они использовали игрушки, но не знали, как оборудовать игровую. Они набирали игровые группы, но очень мало знали об отборе пациентов. Осознав эти несоответствия, участники тренингов задавали прямые вопросы и настаивали на прямых ответах. На тренингах, как и в этой книге, при описании проблем я делал акцент на конкретике, но когда я предлагал решения, то заострял внимание на специфичности. Поэтому я надеюсь, что и студенты, и опытные психологи найдут в этой книге что-то полезное для себя.
Многие из понятий и процедур, описываемых в этой книге, трактуются в терминах групповой терапии, но с равным успехом их можно применять и в индивидуальной терапии. Хотя все понятия взяты из психоаналитической теории, процедуры разработаны таким образом, чтобы удовлетворять специфические потребности детей.
Автор в долгу перед своими коллегами и друзьями Ширли Бергер (Sh. Berger), Ралфом Дрегер (R.
Dreger), А. Оргел (A. Orgel), М. Шиффер (М. Schiffer), Б. Стей-нзор (В. Steinzor), Ч. Беленьки (Ch.
Belinky) за то, что они прочли рукопись и внесли конструктивные предложения по поводу ее строения и содержания.
Выражаю благодарность моим учителям, профессорам В. М. Экслайн (V. Axline), Л. Ф. Шеффер (L.
Shaffer) и С. Р. Славсон (S. Slavson), чьи идеи определили замысел этой книги. Особая благодарность А.
Леви (A. Levi), так как без ее вдохновения и помощи эта книга могла и не состояться.
Благодарю также следующие издательства, из публикаций которых приводятся цитаты: The common wealth found and Harvard university press; Harper & brothers, Journal f consulting psychology; Journal of genetic psychology; Psychological monographs; social case work, Smith college studies of social work, Bulletin of Menninger Clinic.
Благодарность распространяется также и на издателей следующих журналов за разрешение воспроизвести фрагменты моих статей: «Теория и практика «терапевтического вмешательства» в детской терапии» и «Теоретические основания для подбора игрушек в детской терапии» в Journal of consulting psychology, апрель 1959 и июль 1960; «Групповая игротерапия: теоретические положения» в International journal of Group Psychotherapy, октябрь 1958 и др.
Хэйм Дж. Джинотт

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
2
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ
1
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ
ДЛЯ ГРУППОВОЙ ИГРОВОЙ ТЕРАПИИ
В последние десятилетия групповая терапия уже не оценивается как «поверхностная». Она завоевала признание в клиниках и психологических консультациях не только нашей страны, но и других стран. На изменение отношения к групповой терапии повлияли два фактора: 1) групповая терапия стала систематической теорией, принципы и процессы которой можно исследовать научно; 2) нужда, мать любых изобретений, побудила терапевтов использовать групповую терапию для удовлетворения растущей потребности в их услугах. В процессе проб и ошибок многие поняли, что групповая терапия — это не просто «размытая» индивидуальная терапия, одновременно распространяющаяся на многих участников, а качественно другой опыт с богатым потенциалом. Хоббс (НоЬЬз) выразил общее мнение многих терапевтов, сказав: «Одно дело, когда тебя понимает и принимает терапевт. Но совершенно дру- гое - когда тебя принимают несколько людей, которые честно делятся своими чувствами в совместном поиске более удовлетворяющей их жизни. Это гораздо более мощный опыт» [37, 281].
Задачей любой терапии, включая и групповую, является влияние на основные изменения в интра- психическом равновесии любого пациента. С помощью взаимоотношений, катарсисов, инсайтов, изучения действительности, сублимации терапия устанавливает новый баланс в структуре личности, с более сильным эго, измененным суперэго и улучшенной я-концепцией. Внутренний опыт, ответственный за терапевтический эффект, — один и тот же в различных терапевтических практиках, так же как и действие лекарств не меняется от того, принимают ли их орально, внугривенно или внутримышечно.
Каждая терапевтическая система должна объяснить и оправдать свою эффективность в терминах ее влияния на хорошо выделяемые переменные терапии. Чтобы оценить направление того или иного терапевтического подхода, необходимо ответить на следующие вопросы.
1. Облегчает или нет этот метод установление терапевтических отношений;
2. Облегчает или затрудняет он катарсис;
3. Помогает или препятствует он достижению ин-сайта;
4. Дает ли он возможность или препятствует изучению реальности;
5. Открывает он или блокирует каналы сублимации.
Варьирование в полноте и богатстве этих пяти элементов объясняют в значительной степени различия в результатах, достигнутых в ходе различных терапевтических практик. Мы воспользуемся этими пятью критериями для оценки детской групповой игротерапии.
Облегчает ли групповая игровая терапия установление терапевтических отношений» ?
Присутствие нескольких детей, на наш взгляд, облегчает установление раппорта между терапевтом и каждым ребенком в отдельности. Групповые встречи доказали свою эффективность, особенно при
Присутствие нескольких детей, на наш взгляд, облегчает
установление раппорта между терапевтом и каждым
ребенком в отдельности

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
3
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ первых контактах. Для маленького ребенка первое столкновение с терапевтом нередко может казаться пугающим. Он не хочет отходить от матери и идти за каким-то странным субъектом в непонятную комнату. Для ребенка не так страшно находиться в новой ситуации с двумя-тре-мя детьми своего возраста. Во время индивидуальной терапии, особенно во время первых ее сессий, ребенок нередко чувствует себя не в своей тарелке, полностью замыкается и может так и не осмелиться промолвить слово или дотронуться до игрушки. В групповой терапии присутствие других детей уменьшает напряжение и стимулирует активность и участие в процессе. Группа пробуждает у детей спонтанность, они начинают с большей готовностью общаться с терапевтом и доверять ему, чем в индивидуальной терапии. Это можно проиллюстрировать следующими примерами.
Семилетняя Эдна отказалась заходить в игровую комнату во время первой сессии. Она уселась в холле, зарыв лицо в колени матери и обхватив руками ее талию, и сказала берущим за душу голосом:
«Без мамы я туда не пойду». Несмотря на ее громкие протесты, терапевт все-таки ввела Эдну в игровую.
Девочка выглядела как ягненок, идущий на заклание. Она остановилась в углу комнаты, громко причитая: «Я хочу к маме!» Две другие девочки с любопытством наблюдали за Эдной. «А почему она плачет?» -спросила Бетти. Рут, которая всего лишь десять сессий назад вела себя точно так же, ответила:
«Она боится доктора, вот почему она плачет ». Рут повернулась к Эдне и сказала соболезнующе: «Ты испугалась, правда?» Эдна не ответила, но плакать перестала. «Я знаю, ты боишься, -продолжала Рут. - Я тоже боялась, когда пришла сюда в первый раз». «Правда?» — спросила Эдна, отворачиваясь от стены.
Она подошла на шаг ближе и сказала Рут: «Ты тоже боялась? Я боюсь докторов, потому что они делают больно». «Но эта тетенька не такая», - заверила Рут. Через несколько минут Эдна и ее новые подружки уже деловито копались в песочнице.
Идентификация — это важнейший процесс, посредством которого групповой опыт может стать терапевтическим. Группа предоставляет возможности для установления многосторонних отношений, что невозможно в ходе индивидуальной терапии. В дополнение к принятию и почитанию заместителя родителя, группа также предлагает пациентам другие идентификационные модели. Дети идентифицируют себя не только с терапевтом, но и с другими членами группы.Женственный мальчик, например, может усилить Я, ассоциируя себя с принимающим его мужественным партнером по игре; чрезмерно опекаемый ребенок может стать независимым, идентифицируясь с более автономными членами группы. Тенденция замыкаться в своих фантазиях, характерная для шизоидов, разрушается другими членами группы, которые напоминают ему о реальности. С другой стороны, гиперактивные дети могут стать менее активными и более вдумчивыми под нейтрализующим воздействием их более спокойных товарищей по группе. В результате как замкнутые, так и сверхактивные дети достигают здорового равновесия между внутренним миром фантазии и внешним миром реальности.
Каждый ребенок может быть вовлечен в действия, не
имеющие никакого отношения к другим детям

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
4
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ
Многие дети, особенно пугливые, участвуют скрыто в качестве
зрителей в тех действиях, которые они хотели бы совершить, но
не решаются
В фокусе групповой терапии всегда находится единичный ребенок. Никаких групповых задач не ставится, никто не интересуется групповым взаимодействием. Каждый ребенок может быть вовлечен в действия, не имеющие никакого отношения к другим детям. Подгруппы возникают и расформировываются спонтанно, исходя из постоянно меняющихся интересов участников. Тем не менее, отношения между пациентами являются важным элементом группового лечения. Терапевтический процесс улучшается еще и благодаря тому, что каждый член группы может не только принимать помощь, но и давать ее. Хоббс (НоЬЬв) делает вывод: «В групповой терапии человек может достигнуть зрелого баланса между отдачей и получением, между созданием зависимости других от себя и реалистичной, внутренне устойчивой зависимостью от других» [37, р. 293]. Это положение иллюстрируется следующей выдержкой из протокола групповой терапии:
Восьмилетняя Барбара не видела своего отца в течение двух лет. Она очень по нему скучала. Во время одной из терапевтических сессий она играла с ружьем и повредила себе палец. Это была просто царапина, но девочка реагировала очень эмоционально. Она горько заплакала и обратилась к терапевту.
Барбара. Пожалуйста, отпустите меня. У меня болит палец. Где моя мама? Терапевт. У тебя болит не только палец. У тебя ведь болит душа. Барбара. Да.
Терапевт. Ты скучаешь по своему папочке.
Барбара. Мой папа уехал, и у меня нет больше папы.
Он никогда не придет домой, а мне нужен папочка.
Барбара подходит близко к терапевту и плачет. Девятилетняя Ширли подходит, обнимает Барбару и говорит: «У меня тоже нет папы. У меня родители развелись, а папа далеко отсюда, в Калифорнии». Две девочки стоят близко друг к другу, разделяя общую печаль.
В групповой терапии есть также риск негативного эффекта. Например, ребенок, отвергаемый группой, может переживать первоначальную травму слишком глубоко и деструктивно. Однако эти опасности в целом не присущи групповой терапии, скорее, это результат неверного подбора групп. Так же как и в терапии для взрослых, пациентов в игровой терапии надо подбирать по терапевтическому воздействию, которое они оказывают друг на друга (см. гл. 3).
Облегчает или затрудняет катарсис групповая игровая терапия?
Дети различаются в том, как они используют средства для катарсиса, и в том, как они предпочитают
«проигрывать» или «проговаривать» свои проблемы. Игра — терапевтическое средство, которое лучше всего подходит маленьким детям. В терапии термин «игра» не означает отдых или развлечение, это эквивалент свободы в действиях и реакциях, свободы во всем.
Групповая терапия предоставляет два средства для катарсиса — игру и вербализацию. Таким образом, каждый ребенок может использовать символический способ выражения, который наилучшим образом соответствует его требованиям. В индивидуальной терапии катарсис чаще происходит в

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
5
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ свободной ассоциации. Он состоит из свободного движения ребенка от деятельности к деятельности и от игры к игре. На первый взгляд не связанные виды деятельности, игры, как и свободная словесная ассоциация, могут привести к всплыванию тем, связанных с ядерными проблемами пациента. Групповая терапия, с точки зрения катарсиса, имеет преимущество перед индивидуальными контактами. Помимо «свободно ассоциативного катарсиса» она также обеспечивает
«викарный» или «вызванный» катарсис*. Многие дети, особенно пугливые, участвуют скрыто в качестве зрителей в тех действиях, которые они хотели бы совершить, но не решаются. В группе дети лучше осознают, что позволено в терапевтической ситуации. Когда один ребенок отважива-16
17
ется сделать что-то, другим членам группы легче повторить это. Дети, которые боятся начать любую собственную деятельность, черпают храбрость в компании сверстников. Создается впечатление, будто дети помогают друг другу понять, что игровая комната -это островок безопасности среди интенсивного движения жизни, где они могут отдохнуть или побродить, не опасаясь штрафов или неосторожных водителей.
Часто можно наблюдать, как в начале ребенок стоит в углу комнаты, не осмеливаясь сделать шаг впе- ред, однако с вожделением следит глазами за ходом игр, в которых он тоже хотел бы участвовать. Его и пугает и зачаровывает то, как другой мальчик шлепает куклу-пупса или стреляет в куклу-маму. Это боль- шое удовольствие - наблюдать, как дети продвигаются от пассивного наблюдения к частичной вовлечен- ности, начинают действовать и наконец сотрудничать с другими.
Десятилетний Джим держит в руке резиновую змею и говорит со злобой: «Мне даже эта змея нравится больше, чем мой брат. Я его ненавижу. Он не просто зануда, он вообще чума». Девятилетний
Тодд, стоящий в углу комнаты, тихий и замкнутый, подходит к Джиму и говорит:
«Мой брат тоже чума». Глаза обоих мальчиков загораются огнем, по мере того как они помогают друг другу выразить ненависть к братьям. Джим. Я его терпеть не могу. Тодд. Мой брат просто отвратительный. Джим. Мой еще более отвратительный. Тодд. А мой еще хуже. Джим. Лучше бы у меня не было брата. Тодд. Лучше бы мой брат исчез. Джим. Лучше бы мой брат не родился. Тодд.
Лучше бы мой брат даже и не думал рождаться.
Эта сессия была третьей для Тодда. Первые две он провел в полном молчании.
Необходимо подчеркнуть, что катарсис всегда основывается на отношениях. Он возникает только тогда, когда между терапевтом и ребенком возникает доверие. Только в атмосфере безопасности дети чувствуют себя свободно для регресса и освобождения ранних эмоций в конструктивном окружении.
Помогает или мешает групповая игровая терапия достижению инсайта?
Между инсайтом и адаптацией нет прямой связи. Многие психотики обладают удивительным проникновением в динамику собственной личности, в то время как большая часть так называемых
«нормальных людей» относительно плохо осознает мотивацию своего поведения. Это замечание отнюдь не обесценивает инсайт, а скорее подчеркивает его ограничения как катализатора в терапии. Зачастую инсайт является результатом, а не причиной терапии, так как его достигают люди, эмоционально готовые встретиться со своим бессознательным. Это относится как к взрослым, так и к детям. При возрастании внутренней безопасности дети достигают более глубокого осознания себя и своих отношений с значимыми людьми в их жизни. Этот инсайт часто является оторванным от всего, невербальным и достигается без помощи интерпретации или объяснения. Как подчеркивает Слав-сон: «В группах, где не дается интерпретации, дети осознают перемены в себе самих и в их прошлых мотивах и реакциях» [74, р.
192]. В игровой терапии инсайт может быть как прямым, так и производным, как вербальным, так и невербальным.
• Этот термин принадлежит С. Р. Славсону.
Когда один ребенок отваживается сделать что-то,
другим членам группы легче повторить это

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА: НАБЛЮДЕНИЕ ИГРЫ
6
ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ С ДЕТЬМИ
Некоторые ведущие терапевты считают, что со взрослыми наилучшие условия для достижения инсайта достигаются в индивидуальной, а не в групповой терапии. Они полагают, что только глубокие отношения переноса в индивидуальной терапии могут дать пациентам безопасность и мужество встретиться со своим бессознательным. Вероятно, это и так для терапии взрослых. Однако опыт с группами детей показал, что взаимная стимуляция идей и чувств вызывает не менее глубокие инсайты.
Познание себя развивается в опыте разнообразных межличностных отношений. В групповой игровой терапии дети вынуждены заново оценивать свое поведение в свете реакций сверстников. В качестве иллюстрации приведем следующий отрывок из групповой сессии.
Девятилетняя Хорти - очень доминантная и критичная девочка. Во время терапевтического часа без передышки руководит, критикует или подавляет других детей. Во время этой сессии ее жертвой стала
Линда. Когда Линда хотела порисовать, Хорти сказала: «Рисовать надо не так. Дай я тебе покажу, как надо». Не дожидаясь согласия Линды, Хорти выливает краску на весь листок Линды. Когда Линда хочет рисовать коричневой краской, Хорти командует: «Не рисуй коричневым, рисуй фиолетовым». Она выхватывает коричневую краску из рук Линды и дает ей баночку с фиолетовой. Когда Линда хочет посыпать свою картинку крахмалом, Хорти говорит: «Не надо крахмала, разбавь лучше водой». Несмотря на протесты Линды, Хорти выливает воду на рисунок. Линда вздыхает.
Терапевт говорит: «Ты хочешь, чтобы она так не командовала».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

перейти в каталог файлов


связь с админом