Главная страница

Гиппенрейтер Ю.Б. - Психология мышления. Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления


Скачать 3,07 Mb.
НазваниеХрестоматия по общей психологии. Психология мышления
АнкорГиппенрейтер Ю.Б. - Психология мышления. pdf
Дата06.05.2018
Размер3,07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаGippenreyter_Yu_B_-_Psikhologia_myshlenia_pdf.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44889
страница6 из 34
Каталогid201943900

С этим файлом связано 90 файл(ов). Среди них: Koschey-bessmertny.pdf, Kotelnikov_M_V_-_Russkie_narodnye_skazki_v_s.pdf, Dedushkiny_rasskazy_i_skazki.pdf, Dedushkiny_vechera_Russkie_skazki_dlya_detey_v_sti.pdf, Khrestomatia_po_istorii_Drevnego_Vostoka_Ch_2.pdf, Leonardo_da_Vinchi_Izbrannye_proizvedenia_v_dvukh_tomakh_Tom_2.p, Bruyako_I_V_Rannie_kochevniki_v_Evrope_2005.pdf и ещё 80 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Синтезом является всякое соотнесение, сопоставление, всякое установление связи между
различными элементами. В чувственном познании, в восприятии синтез выступает в виде
изменения чувственных элементов, их конфигурации, структуры, формы и той или иной их
интерпретации в результате соотнесения выделенных анализом составных частей
смыслового содержания.
Единство синтеза и анализа на уровне эмпирического познания отчетливо выступает в

52
Леонтьев А.Н. МЫШЛЕНИЕ
сравнении. На начальных стадиях ознакомления с окружающим миром вещи познаются прежде всего путем сравнения.
Сравнение - это та конкретная форма взаимосвязи синтеза и анализа, посредством которой осуществляются эмпирическое обобщение и классификация явлений. Роль сравнения особенно велика на уровне эмпирического познания, на начальных его ступенях, в частности у ребенка.
На уровне теоретического познания анализ и синтез выступают в новых формах. Анализ, вычленяя существенные свойства явлений из несущественных, необходимые из случайных, общие из частных, переходит в абстракцию. Синтез выступает в переходе от абстракции к мысленному восстановлению конкретного как проанализированного целого в соотношении его многообразных определений. Он осуществляется путем: 1) соотнесения при объяснении конкретных явлений нескольких закономерностей, полученных в результате аналитического расчленения перекрещива- ющихся зависимостей; 2) введения каждой из этих закономерностей в новые конкретные обстоятельства, в которых исходные категории получают, новую форму проявления и т. д. В теоретическом познании синтез выступает в виде «построения» новых, все более сложных объектов (геометрических фигур, чисел и т. д.), т. е. введения их в поле рассмотрения на основе закономерных соотношений их с исходным объектом (в геометрическом рассуждении — с линиями, углами и т. п.) и включения таким образом этих последних во все новые связи.
Синтез непрерывно переходит в анализ и наоборот. Строго говоря, вообще нет двух путей или двух отрезков пути познания, из которых один представлял бы собой анализ, а другой - син- тез. Анализ и синтез - две стороны единого процесса. Каждое звено познания, каждая категория мышления есть абстрактный продукт анализа конкретной действительности и, вместе с тем звено синтетического процесса
- мысленного восстановления конкретного в его уже проанализированной закономерности.
На двух крайних полюсах познавательной деятельности абстракция выступает в двух отчетливо различных формах.
Элементарная форма абстракции остается в пределах чувственного, не приводит к обнаружению никаких новых, чувственно не данных свойств предметов. Отличительная особенность абстракции, характеризующей отвлеченное мышление, заключается в том, что, отправляясь от чувственного, она выходит за пределы чувственного вообще. Отвлекаясь от сторонних, привходящих обстоятельств, которые маскируют существенное в явлении, абстракция выявляет явление в «чистом», «идеализированном» виде. Такая абстракция - не просто отбор тех или иных из непосредственно данных свойств явления, но и их преобразование. Общее с первым видим абстракции заключается в том, что абстракция эта и здесь не просто отвлечение от каких- либо одних свойств и сохранение любых других. Всякая серьезная научная абстракция - это отв- лечение существенных свойств от несущественных. Абстракция, характеризующая отвлеченное научное мышление, - это не акт субъективного произвола. Научная абстракция объективно обус- ловлена. Научная абстракция - это отвлечение от несущественного, маскирующего собственную природу или «сущность» изучаемого явления и выявление этой последней. Вместе с тем научная абстракция - это ступенька к мысленному восстановлению конкретного. В этих положениях заключена основа теории абстракции, отправная точка для решения связанных с ней проблем.
На этой основе можно внести ясность и в теорию обобщения.
Обобщение, как и абстракция, на двух крайних полюсах процесса познания выступает в отчетливо различимых формах: в виде генерализации и собственно обобщения - понятийного, необходимо связанного со словом как условием и формой своего существования. Элементарные формы обобщения совершаются независимо от теоретического анализа. Элементарное обобщение первоначально совершается по сильным признакам. Сильные свойства непосредственно, жизненно, практически существенны. Они непосредственно, чувственно выступают на передний план в восприятии и регулируют направление чувственного, эмпирического обобщения.

53
Леонтьев А.Н. МЫШЛЕНИЕ
Научное обобщение включает не вообще свойства общие или сходные для ряда явлений, а свойства, существенные для них.
Эти же последние выделяются посредством анализа и абстракции. Эмпирическое познание на первых шагах нащупывает существенное в явлениях, раскрывая путем сравнения, сопоставления явлений общее между ними, потому что общее, т. е. устойчивое, является вероятным индикатором того, что для данных явлений существенно. Но нечто является существенным не потому, что
оно оказалось общим для ряда явлений, а оно потому оказывается общим для ряда явлений, что
оно существенно для них. Это положение образует основу теории обобщения, отправной пункт для решения этих вопросов, связанных с проблемой обобщения; и шире, обобщеннее: основным
признаком ума вообще является умение выделить существенное.
Теоретическое обобщение необходимо связано с абстракцией, научная же абстракция - это анализ, отчленяющий привходящие, несущественные, маскирующие обстоятельства и отделяющий таким образом существенное в явлении. Научное обобщение есть обобщение выделенного посредством такой абстракции существенного.
Мыслительный процесс, естественно, членится на звенья. Так, при решении задачи анализ расчленяет данное и искомое, анализ данных соотносительно с требованиями задачи приводит к выделению условий, составляющих известное и искомое, и т. д. Каждое звено мыслительного процесса, взятое со стороны достигнутого результата, выступает как единый акт (умственное действие, операция). Однако при исследовании мышления нельзя забывать, что единым актом его делает объективно обусловленное результативное выражение мыслительного процесса.
Исходным, первичным являются не эти операции, а мыслительный процесс, который членится на них.
В ходе мыслительного процесса образуются определенные «маршруты», определенные способы осуществления анализа, синтеза и т. д. (они могут осуществляться как в виде бессознательно складывающихся и автоматически функционирующих операций анализа и синтеза, так и в виде сознательно выполняемых действий анализирования и синтезирования в соответствии с осознанными требованиями задачи). По мере того как в процессе мышления складываются определенные операции - анализа, синтеза, обобщения, по мере того как они генерализуются и закрепляются у индивида, формируется мышление как способность, складыва- ется интеллект. Самые операции мышления не даны изначально. Они постепенно складываются в ходе самого мышления.
Первичный, еще совсем пластичный процесс мышления, не отложившийся в определенные структуры («ходы»), не превратившийся еще в ряд определенных операций, совершается в виде поисковых проб. «Пробы» решения - это формы анализа проблемной ситуации.
Пробы при осмысленном решении задач - это синтетические акты соотнесения условий с требованиям задачи, посредством которых шаг за шагом совершается анализ условий. Неверная проба отвергается как не соответствующая какому-нибудь из условий задачи, поэтому мысль идет от неудачной пробы к анализу этого условия и от него к новой пробе и т. д. Побуждением к по- искам новых способов решения задач служит обнаруживающая непригодность старых, известных путей и способов.
Говоря о мыслительном процессе, о процессе анализа и т. д., нельзя вместе с тем забывать, что он реально всегда осуществляется применительно к определенному предметному содержанию
(арифметическому, геометрическому, грамматическому и т. п.) и выступает поэтому в виде многообразных арифметических, геометрических и т. п. операций. Каждая из таких операций может и должна изучаться в своей специфичности. Но изучение многообразия различных мыслительных операций в их предметно - обусловленных особенностях никогда не даст в результате общей психологической теории мышления, раскрывающей мышление в его существенных свойствах, общих всем операциям. Эти общие свойства мышления не рядоположны

54
Леонтьев А.Н. МЫШЛЕНИЕ со специфическими особенностями операций; преломляясь через те условия, которые эти опера- ции обусловливают, они сами получают новую форму проявления. Поэтому для того, чтобы, отправляясь от операций, прийти к общей психологической теории мышления, надо понять операции как формы проявления процесса мышления.
Только при таком подходе к операциям выступает их психологический аспект. Всякий иной подход к ним, всякое обособление операций от процесса, формой проявления которого они являются, неизбежно приводит к тому, что на передний план в операциях выступает их предметное содержание, и исследование операций из плана психологического соскальзывает в план логики или методики арифметики, геометрии и т. д. Примеров такого соскальзывания, такой утраты предмета психологического исследования мышления в психологической литературе о мышлении уже имеется достаточно. Психологическое исследование мышления невозможно без изучения мышления как процесса.
По мере того как в процессе мышления анализ вскрывает закономерные зависимости предметного содержания, являющегося объектом мыслительной деятельности, эти вскрытые анализом и т. д. закономерности и соответствующие формулы, будучи осознаны, могут стать правилами, по которым совершается процесс , мышления применительно к соответствующей предметной области.
При предельной абстракции от особенностей предметного содержания операции выступают в их логической структуре. Мышление, совершающееся путем применения таких правил или соответствующих формул (логических, математических и т. д.), выступает непосредственно как функционирование определенных операций. Операцией в этом смысле является звено мыслительного процесса, определяемого правилом или формулой. Мыслительные операции в этом смысле, т. е. звенья процесса мышления, совершающиеся по определенной формуле, возникают в ходе исторического развития сначала как результат процесса мышления, открывающего соответствующее правило, и уже затем включаются в него.
Совокупность операций сама по себе не определяет, какая из них должна быть выбрана в каждом данном случае (ученик может владеть всеми арифметическими действиями и не знать, какое из них приложить к решению данной задачи). Актуализация тех или иных операций и применение их в данной задаче требуют анализа как задачи, к решению которой они должны быть применены, так и операций, которые могут быть приняты в расчет при решении данной задачи, анализа, осуществляемого в процессе синтетической деятельности их соотнесения. Итак, применение тех или иных операций к тому или иному частному случаю предполагает процесс мышления (анализа, синтеза). Но помимо применения уже данных операций нельзя не учесть еще один момент: к совокупности уже готовых, данных операций не может быть сведён процесс, который приводит к их открытию, к открытию правил, их определяющих. Возможно, конечно, что процесс их открытия совершается в одной голове (в голове ученого, педагога), а в другой голове (в голове учащегося) имеется только набор правил или операций, которые он без понимания,
«формально» усвоил («вызубрил»), так что они функционируют у негр автоматически в виде слепых навыков, помимо всякого мышления. Но не из этого случая надо исходить при изучении мышления. Мышление надо, очевидно, брать там, где оно есть, а не искать его там, где оно заведомо отсутствует.
Итак, ясно: не операции порождают, мышление, а процесс мышления порождает операции, которые затем в него включаются. Если под мышлением сначала разуметь деятельность решения задач, то непосредственно эта деятельность выступает не как мышление «в чистом виде», а в значительной мере в функционировании операций, сплошь и рядом являющихся затвердевшими сгустками чужой мысли, функционирующими в виде слепых навыков. Задача исследований, направленного на изучение мышления, заключается в том, чтобы путем анализа мыслительной деятельности (решения задач), отправляясь от того, что выступает эмпирически на поверхности

55
Леонтьев А.Н. МЫШЛЕНИЕ явлений, вскрыть процесс мышления в его существенных закономерностях.
Положение, согласно которому предметом психологического исследования мышления является прежде всего мышление как процесс, неразрывно сочетается с исходным положением, согласно которому изучать мышление как процесс - значит вскрывать те внутренние
закономерности (анализа, синтеза, обобщения и т.д.), посредством которых происходит преобразование чувственных данных, не отражающих «в чистом виде» существенных свойств объекта.

56
Леонтьев А.Н. МЫШЛЕНИЕ

57
П.Я. Гальперин ФОРМИРОВАНИЕ
П.Я. Гальперин ФОРМИРОВАНИЕ
УМСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
Гальперин Петр Яковлевич (род. 2 октября 1902) — советский психолог, доктор психологических
наук (с 1965). Окончил Харьковский медицинский институт по специальности психоневрология
(1926). Доцент (с 1943), затем профессор кафедры психологии МГУ (с 1965), зав. кафедрой
детской и генетической психологии психологического факультета (с 1970).
Начало научной деятельности П. Я. Гальперина тесно связано с историей развития
общепсихологической теории деятельности, он был одним из ближайших сотрудников А, Н.
Леонтьева во время работы в Харькове (30-е годы). На основе фундаментальных положений
этой теории, прежде всего об общности строения внешней, практической и внутренней,
умственной деятельности, П. Я. Гальпериным был предложен и экспериментально разработан
метод поэтапного формирования умственных действий и понятий. В связи с этим была
выдвинута новая интерпретация взаимосвязи обучения
и умственного развития ребенка. Работы П. Я. Гальперина дали начало обширному циклу
экспериментальных исследований в детской и педагогической психологии, стали основой для
конкретных методических разработок в педагогической практике.
В хрестоматии приводится сокращенный вариант статьи «Развитие исследований по
формированию умственных действий» (в кн.: «Психологическая наука в СССР», т. 1. М., 1959).
Сочинения: Основные результаты исследований по проблеме: Формирование умственных действий и понятий. М., 1965; Психология мышления и учение о поэтапном формировании умственных действий.— В кн.: Исследование мышления в советской психологии. М., 1966; К проблеме интеллектуального развития ребенка. — «Вопросы психологии», 1969, № 1; Разумность действия и предмет науки.— В кн.: Психологические исследования. Тбилиси, 1974; Введение в психологию. М., 1976.
Изучение процесса формирования умственных действий, а затем на их основе и других психических явлений началось относительно недавно. Развитие советской психологии исподволь вело к нему разными путями. Одновременно с развитием теоретической мысли экспериментальные исследования, проводившиеся в самых разных областях, накапливали материал, который в дальнейшем послужил для уяснения отдельных сторон формирования умственных действий.
Во-первых, эти исследования показали, что условия успешности психических процессов поразительно сходны с такими же условиями внешней деятельности. Значение внешней организации материала, разных опорных вех, внешней организации самого процесса, внешней фиксации его отдельных этапов и результатов - все это как бы растягивало психический процесс в пространстве и времени, внутренне увязывало его с определенными преобразованиями материала и заставляло представлять себе его структуру по типу внешней деятельности.
Во-вторых, все чаще выступало явление, которое было обнаружено в самых разных областях - наступающий со временем, процесс сокращения психической работы. Сокращенные формы психической деятельности совсем непохожи на свои начальные формы; их расшифровка в качестве сокращенных форм таких действий, первоначальное предметное содержание которых совершенно очевидно, бросает свет и на происхождение многих психических процессов, и на их истинное содержание и природу. Процесс сокращения позволяет перекинуть мост от совершенно раскрытых форм психической деятельности к ее наиболее скрытым формам.
Третья группа фактов говорила о том, что новое задание не одинаково доступно ребенку на разных уровнях его выполнения - в действии про себя, при выполнении действия в громкой речи и при действии с предметами. Нередко указывают определенную последовательность

58
УМСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ступеней, по которым идет процесс усвоения какого-нибудь нового действия. Лестница таких ступеней наглядно показывает путь, посредством которого это действие, первоначально, внешнее и материальное, становится внутренним достоянием сознания.
Совокупность этих эмпирических фактов: сближение внутренней структуры психической деятельности со строением соответствующего внешнего действия, поразительные изменения действия в процессе его сокращения, лестница постепенного восхождения от внешнего действия к внутреннему — как бы вплотную подводила к мысли о конкретном содержании психической деятельности.
Однако следует признать, что такую группировку и такое значение эти факты получают лишь с точки зрения гипотезы о поэтапном формировании умственных действий и, следовательно, лишь после того, как эта гипотеза уже сложилась. Без связи с ней те же факты выступают в другой связи и толкуются иначе. Поэтому, чтобы установить ближайшие истоки гипотезы о поэтапном формировании умственных действий, мы должны обратиться к линии развития теоретических взглядов.
Общей основой взглядов А. Н. Леонтьева и его сотрудников было стремление изучать психическую жизнь в связи с конкретной, внешней, предметной деятельностью. Это положение в применении к психическим функциям означает требование понять их как процесс решения тех или иных задач. Процесс решения задачи состоит в целенаправленном преобразовании исходного материала, а такое преобразование достигается с помощью определенных предметных действий, совершающихся в уме. Отсюда - психологическая проблема заключается в уяснении того, как эти предметные действия становятся нашими умственными действиями и, главное, конечно, как при этом образуется новый конкретный психологический процесс.
На это отвечает гипотеза поэтапного формирования умственных действий. Ее основное положение состоит в том, что психическая деятельность есть результат перенесения внешних материальных действий в план отражения — в план восприятия, представлений и понятий.
Процесс такого переноса совершается через ряд этапов, на каждом из которых происходят систематические преобразования по четырем первичным свойствам человеческого действия.
Каждое из этих свойств имеет ряд показателей и, следовательно, представляет собой то, что называется отдельным параметром.
По каждому параметру наличное действие характеризуется каким-нибудь одним показателем, а сочетание показателей по всем параметрам характеризует наличную форму действия в целом. Таким образом, действие, одно и то же по своему предметному содержанию, может осуществляться в разных формах. Даже у одного и того же человека мы обычно находим его во многих формах (хотя каждый раз оно выполняется, конечно, только в одной из них). Эти разные формы одного и того же действия находятся в определенной функциональной связи, которая вместе с тем есть их генетическая связь. А именно: полноценное действие более высокого порядка не может сложиться без опоры на предшествующие формы того же действия и в конечном счете на его исходную форму. Последняя представляет собой действие, выпол- няемое в полном составе своих операций как внешний, чувственно воспринимаемый материальный процесс.
Четыре первичных, свойства человеческого действия, четыре его параметра суть уровень, на котором оно выполняется, мера его обобщения, полнота фактически выполняемых операций и мера его освоения. В первом параметре различаются три показателя, три уровня действия: 1) с материальными предметами (или их материальными изображениями),
2) в громкой речи (без непосредственной опоры на предметы) и 3) в уме; очевидно, эти уровни намечают основные преобразования действия на пути его становления умственным. Три остальных параметра определяют качество: оно тем выше, чем больше обобщение, сокращение и освоение действия.

59
УМСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
В настоящее время на основе ряда экспериментальных исследований, проведенных на разном материале, разных возрастах, на нормальных и умственно отсталых детях, процесс формирования умственного действия представляется в следующем виде.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

перейти в каталог файлов
связь с админом