Главная страница
qrcode

Книга сказочных перемен Аннотация


НазваниеКнига сказочных перемен Аннотация
Анкорkniga skazochnih peremen.doc
Дата14.09.2017
Размер1,01 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаkniga_skazochnih_peremen.doc
ТипКнига
#17270
страница1 из 44
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

Дмитрий Юрьевич Соколов

Книга сказочных перемен



Аннотация




Перед вами пособие по архетипической психологии, сделанное как книга для гадания, многократно опробованная на многих людях во множестве житейских ситуаций. Гадательная система в ней точь-в-точь взята с древнейшей китайской Книги Перемен – И Цзин. Новым является способ расшифровки и описания "гадательных позиций", а также метафорическое описание каждой позиции с помощью сказки.Мы живем в психологически наивной культуре и отчуждены от собственной души. И происходящее с нами кажется нам загадкой. Поэтому, когда мы хотим познать себя, мы гадаем. И мудрецы, создавшие древние системы гаданий, дают нам возможность в виде детской игры заглянуть за занавес тайны, не тревожа свои холеные эго и оставляя шанс в любую секунду объявить все происходящее чистой случайностью.Итак, формально это книга гаданий. Гадать по ней можно только на одно – на актуальную жизненную ситуацию. Ибо она описывает архетипические ситуации, то есть универсальные сюжеты человеческой жизни.

Дмитрий Соколов

Книга сказочных перемен



Не убавил я ни слова из того, что слыхал, и ни слова не прибавил к тому, что душа мне подсказывала. Одни прочтут сию вивлию, как читают сказку, а другие прочтут и извлекут из нее пользу. К первым я применю сказанное (Притчи 12): "Доброе слово развеселяет человека", доброе слово веселит душу и избавляет от забот, а последним я скажу (Псалтирь 36): "Уповающие на Господа наследуют землю"

Шмуэль Агнон, завершение книги «В сердцевине морей»

Вступления



Вступление 1.

Прежде всего, это КНИГА СКАЗОК. Хорошая сказка обладает самоценностью, как стихотворение или мелодия. Она может выиграть от огранки и красивой упаковке, но все упаковки быстро будут выброшены, огранки триста раз сотрутся, а вот хорошая сказка живет долго-долго, меняя окраску, страны, имена героев и тем не менее оставаясь самой собой.

Хотя почти все эти сказки написаны мной, боже упаси им претендовать на оригинальность. Нет в мире сказок ничего оригинального. То, что называется сказками братьев Гримм – это народные сказки, и самые лучшие сказки Андерсена – тоже, и так далее. Просто бывают вкусные сказки, хрустальные сказки, прекрасные, проникающие, одухотворенные… Вот к сим высотам и стремился автор, записывая нижеследующие сказки. Что там еще всякие комментарии и мистика про И Цзин – это уже не очень важно. Это как бы оправа и упаковка.
Вступление 2.

Прежде всего, это ГАДАТЕЛЬНАЯ КНИГА.

Мы живем в психологически наивной культуре. Это значит, что мы очень мало знаем о собственной душе – о Психее – о психике. И происходящее с нами нам кажется загадкой, посланием богов, случайностью. Свои настроения, намерения, мысли и фантазии сегодня – прямо сейчас!!! – для нас почти что неизвестны, взялись неизвестно откуда и разовьются неизвестно во что.

Мы отчуждены от собственной души.

Поэтому, когда мы хотим познать себя – как там у меня дела? – мы гадаем. Книгу Перемен, руны, карты Таро дали нам мудрецы, для которых связи между случайными для нас вещами – неслучайны. Объяснить эти связи для них было трудно из-за сильной слепоты аудитории, слепоты обычно не природной, а преднамеренной. Что я имею в виду – легко показать что-то тому, кто не видит, но честно желает видеть. И очень трудно с тем, кто слепоту свою питает собственной энергией, кто не видит специально. Почему это происходит – обычно очень понятно: у моего народа сильно развито эго , искусственное «я», стремящееся заменить собой живую психику. Среди прочего, эго стремится узурпировать функцию самопознания, но когда это происходит, вместо познания возникает застывшая система представления о себе , окруженная роем рационализаций. Эта система бывает проста или сложна, но в любом случае обычно она наивна и ригидна; она прекрасно приспособлена для самоуспокоения или самоистязаний – целей эго – но как инструмент познания она хуже молотка.

Поэтому мы гадаем, и мудрецы дают нам в виде такой детской игры заглянуть за занавес тайны, не тревожа свои холеные эго . Мудрые дают нам возможность познать себя на крохотном отрезке, пугливо и безответственно, готовыми в любую секунду объявить всё происходящее чистой случайностью. А это очень важно для эго ! Свят-свят-свят, чур меня, чур!

Когда вы выходите в поход самопознания, вы можете выбрать себе проводника разной степени мудрости. Но не спешите наивно воскликнуть, что лучше, конечно, самого мудрого! Самый мудрый ведь с вами, скорее всего, и не пойдет. Из тех же, что готовы повести вас, вы можете выбрать мудрецов древности, и тогда откройте, к примеру, мою любимую Книгу Перемен либо арканы Таро. Учтите, однако, что они написаны на очень далеком от вас языке для очень другого народа (даже если формально и переведены на русский), и вам придется очень попотеть в переводе, и многая часть мудрости при этом алхимическом превращении испарится.

Так вот, есть смысл взять в проводники своего соплеменника даже без седой бороды. Конечно, он не обладает высшим видением совершенномудрого, но он одной с вами культуры, и его опыт и видение может быть усвоено гораздо легче. Он стартовал в своем пути из близкой к вам точки, вряд ли ушел далеко, и маршрут в его памяти свеж и полон знакомых подробностей. Кроме того, связи, открытые им (то есть мной, который уже быстро устает от высокопарности), в основном доступны для наблюдения, и это – самое важное – может помочь вам быть не простым жвачным потребителем чужой мудрости, но активным творцом своей. Несовершенство учителя способно вдохновлять ученика, ибо в вечности они, конечно, равны, и ученик об этом знает, хоть и прикидывается лаптем.

(Вот и вырисовывается сказочный персонаж – Лапоть – хотя он появится только в третьем сюжете).

Итак, формально это книга гаданий. Гадать в ней можно только на одно: на актуальную жизненную ситуацию, «а че там у меня происходит?» Ибо она описывает – внимание – архетипические ситуации, то есть универсальные сюжеты человеческой жизни.
Вступление 3.

Эта книга задумана и написана как БАЗОВЫЙ НАБОР АРХЕТИПИЧЕСКИХ СИТУАЦИЙ, то есть представляет из себя, в сущности, труд по архетипической психологии. Эта область психологии изучает универсальные сюжеты человеческого существования. У Борхеса есть рассказ о том, что существует всего четыре сюжета, к которым сводятся все остальные. Я никогда не мог понять этого рассказа, но мне всегда казалась верной его пресуппозиция – что сюжетов человеческого существования не так уж и много, и они познаваемы и описываемы.

Составить сборник основных сюжетов давно казалось мне делом достойным и осмысленным. Такое собрание может помочь студентам и практикам сказкотерапии и архетипического анализа, моих излюбленных областей психотерапии. Архетипический анализ, в сущности, заключается в понимании реальной (жизненной, конкретной) ситуации через поиски и изучение соответствующего архетипического сюжета, обычно мифа или классической сказки. Такой анализ способствует универсализации сюжета, то есть увеличивает нашу способность в якобы случайном и тайном видеть известные черты, складывающие в целостную картину. Такое видение значительно расширяет рамку осознавания, достраивая с большой степенью точности истоки ситуации, ее структуру, жанр и наиболее вероятные пути развития.

Привязка к древнекитайскому тексту с его 64 позициями имеет, безусловно, свои плюсы и минусы для практического использования книги психологом, о которых судить не мне. Работая с текстом И Цзин, я столько раз убеждался в его мудрой глубине и многомерной точности, в его практичности и цельности, что я полагаюсь на «высокого предка» без колебаний.

Я изменил довольно много названий сюжетов во многом для того, чтобы перевести фокус внимания на темы, важные психологически. Сама Книга Перемен написана очень во многом языком военно-политическим (такова, вероятно, была область ее изначального применения), там почти нет (во внешних словах) таких понятий, как ревность, вдохновение, любовь, обман или лень – то есть позиций, описывающих внутреннюю жизнь человека. Я приблизил свою трактовку к темам, важным для психотерапии, и в названиях (например, «беременность» вместо «необходимость ждать» или «тень» вместо «поражение света»), и в комментариях.

Предуведомление о структуре нашей книги



Эта книга разбита на четыре части. Древнекитайская И Цзин разбита на две части, причем некоторые комментаторы считают это деление «чисто механическим» (хотя оно не делит текст ровно пополам), а некоторые считают, что такое деление отображает две стадии развития взаимотношений человека и космоса. В первой части происходит внутреннее развитие героя, его становление, а во второй отображается его выход вовне, в сферу деятельности. Я сохранил разбиение на две части, добавив к нему разбиение каждой части еще на две. По названиям можно получить представление о главенствующих темах этих циклов:
Часть 1: герой (сюжеты 1-12)

Часть 2: шаман (сюжеты 13-30)

Часть 3: домохозяин (сюжеты 31-47)

Часть 4: мудрец (сюжеты 48-64)
В первой части ГЕРОЙ фактически только рождается как отдельная личность. Он отделяется от матери-природы, его сознание только-только выделяется из бессознательного и занимается в основном «грубыми» темами наподобие войны. В основном герой первого цикла одинок и имеет дело со страшными чудищами и прекрасными принцессами (то есть воспринимает мир довольно жестко дуалистически). Классические, обычные волшебные сказки, вращающиеся вокруг темы героического путешествия, ложатся в сюжеты этого цикла. ГЕРОЙ в своих войнах побеждает, переживает кульминацию своих побед, за которым следует довольно быстрый закат и упадок. Большинство гексаграмм, составляющих эту часть книги, содержат одну иньскую черту и остальные янские или наоборот, и таким образом их энергетика очень четко сфокусирована.

Во втором цикле сюжетов действует так называемый ШАМАН. Он уже не одинок, во многом потому что ищет и находит союзников; но еще важнее то, что он не противостоит силам природы, как склонен делать ГЕРОЙ, но взаимодействует с ними. В большинстве сюжетов присутствуют силы и существа других миров, которые помогают ШАМАНУ разобраться с проблемами мира этого. ШАМАН – целитель, его деятельность связана с «исправлением» многих заброшенных и нарушенных сторон души. ШАМАН имеет дело с более тонкими вещами, чем ГЕРОЙ: ему уже доступны красота, чары, искусство, многогранные эмоции. ШАМАН проходит длинный путь от «Обладания великим» до «Переразвития великого», когда силы природы перестают его удовлетворять, а доступа к другим он не знает.

Третий цикл ДОМОХОЗЯИНА характеризуется привязанностью к миру людей. ДОМОХОЗЯИН стремится построить сообщество людей, гармоничное и устойчивое. Он не так силен и пылок, как ГЕРОЙ, и не так всесторонне развит и пронырлив, как ШАМАН, но он действует в связке с другими людьми, и в этом его сила. Он переживает житейские коллизии и решает житейские проблемы без особой помощи сверхестественных сил, а гораздо более с помощью здравого смысла, терпения и труда.

Наконец, четвертый цикл сюжетов вращается вокруг фигуры МУДРЕЦА. МУДРЕЦ завершает череду «дел» и «проблем», которые были уделом ДОМОХОЗЯИНА, выходя в пространство смысла и духовности. В нем расцветают и полностью проявляются такие замечательные добродетели, как концентрация, творчество, постоянство, верность, радость, внутренняя правда и прочие. МУДРЕЦ не очень стремится к земным благам или победам, напротив, он легко их раздает, делясь стихами, волшебством, смехом и даже собственным телом (как старый добрый индеец в сюжете «возгонки»). Он не часто стремится к какой-нибудь цели, но если уж стремится, то добивается ее, несмотря ни на что, ни на «здравый смысл», ни на «нормы человеческого поведения». МУДРЕЦ знаменует стадию человеческой жизни, когда многократные усилия по сбору пыльцы уже ознаменовались готовым медом, и этот мед вкушается, раздается и используется. Как и все прочие циклы, этот цикл сюжетов не столь уж долговечен, близка смерть и новая череда перемен. В этой части книги основная часть гексаграмм имеют поровну иньских и янских черт (то есть по три каждой) (за исключением гексаграмм «равновесных» 52, 57 и 58, которые сами по себе гармонично уравновешены).

Гадание



Гадание по этой книге осуществляется совершенно так же, как по Книге Перемен И Цзин. Есть несколько вариантов различных степеней сложности, все они описаны в каждом из многочисленных изданий И Цзин. Сам автор гадает с помощью трех монеток (а когда гадает дома, использует набор из восемнадцати монеток, чтобы на каждую черту бросать другие три монетки), используя самый простой «протокол». Три монетки выбрасываются шесть раз, каждый раз давая одну черту искомой гексаграммы (которые записываются снизу вверх). Если две или три монетки падают орлами, это дает «сильную» янскую (сплошную) линию, если две или три решки – линия «слабая», иньская, прерывистая. Когда все шесть черт готовы, по таблице находится номер полученной гексаграммы, по которой ее потом можно найти в тексте.


Таблица номеров гексаграмм “И цзина”

Для нахождения в “И цзине” гексаграмм удобно пользоваться таблицей, построенной по принципу сочетания верхних и нижних триграмм. Цифры на пересечении соответствующих столбцов и строк означают номера гексаграмм.

(Имейте в виду, что это действительно наиболее примитивный способ гадания, и если вы хотите глубже соответствовать традиции И Цзин, не поленитесь и найдите в бумажном или электронном виде традиционные способы гадания).
Единственное усложнение, которое я использую практически постоянно – это построение «вторичной гексаграммы». При выкидывании монет учитывается количество орлов или решек. Если орла два – это «молодой ян», устойчивый, а вот если орла три – то это «старый ян», который имеет тенденцию быстро превратиться в свою противоположность – в инь. То же самое с решками. После построения первой гексаграммы строится вторая, в которой все «старые черты» заменены на противоположные, а молодые остаются без изменения. Эта «вторичная» гексаграмма характеризует пути развития ситуации, описанной первой, основной гексаграммой. То есть это как бы наиболее вероятный вариант «куда всё покатится». Чаще всего эта вторичная гексаграмма имеет точный смысл, настолько же ценный для человека, как и смысл первичной гексаграммы. Как пример могу привести недавнее гадание, где мне выпала гексаграмма 12 («Упадок» в И Цзин или «Расставание с любимым» в моей книге), две верхние черты которой были «старыми». Вторичной гексаграммой оказалась таким образом № 45 «Воссоединение». Сюжет очевиден – и так оно и вышло в жизни.
А еще совершенно замечательным – и очень надежным – видом гадания является внезапная встреча с гексаграммой во сне или наяву. Конечно, это требует определенного уровня маниакальности, когда ты готов эту самую гексаграмму увидеть повсюду. Во время написания этой книги у меня определенно сложился как раз такой уровень. Несколько раз гексаграммы мне снились. Не в виде стандартного рисунка, но все же очень узнаваемо. Один драматичный пример был, например, в ночь перед покупкой саксофона, когда я очень сомневался, стоит ли это делать. Мне приснилось что-то вроде революции на Украине, когда правительство вначале бежит от толпы народа, а потом мирится и в качестве примирения выставляет чемодан. Его ставят на середину площади, он открывается, и оттуда вылетают на длинных пружинах шесть губных гармошек. Это однозначно были шесть янских («сильных») черт, составляющих гексаграмму № 1, «Творчество». Это трижды указывало на то, что саксофон стоит покупать: названием гексаграммы, музыкальными инструментами во сне, и тем, что человека, который продавал мне саксофон, звали Яном.
Несколько раз за последнее время я видел сны, которые указывали на определенные гексаграммы: например, шесть человек, играющих в футбол, или шесть пассажиров в машине. Гексаграммы просто рисовались по тому, как стояли или сидели мужчины и женщины (или слабые и сильные игроки во сне про футбол).
А еще иногда гексаграммы просто выскакивают на тебя, как Тигра на Иа-Иа. В тот же период написания этой же книги я ехал на поезде в Тольятти, и вот на станции Жигулевское море поезд полчаса проторчал перед кирпичной стеной, на которой кирпичами другого цвета была очень аккуратно и доходчиво выложена гексаграмма 29, «Двойная бездна» или «Повторная опасность». Какой древний китаец изобразил ее там? И уверяю вас, ситуация, которая развернулась в Тольятти, вполне соответствовала этой гексаграмме, составленной из повторяющихся триграмм «воды». Сказочная группа, которую я вел там, просто застряла на теме Спящей красавицы, а также Мертвой царевне и Русалке. Дна у этой темы не было, мы барахтались и тонули бесконечно. Тема воистину оказалась неисчерпаемой . Были и другие явные соответствия, события опасные, но в конечном итоге совсем не страшные.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

перейти в каталог файлов


связь с админом