Главная страница

Лафарг П._Экономический детерминизм Карла Маркса_1928. Л экономический детерминизм карла маркса


Скачать 17,35 Mb.
НазваниеЛ экономический детерминизм карла маркса
АнкорЛафарг П._Экономический детерминизм Карла Маркса_1928.pdf
Дата05.05.2018
Размер17,35 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаLafarg_P_Ekonomicheskiy_determinizm_Karla_Marxa_1928.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44851
страница4 из 19
Каталогid8253261

С этим файлом связано 59 файл(ов). Среди них: Goly_chelovek_-_Desmond_Morris.pdf, Mey_R_-_Smysl_trevogi_Perev_s_angl_M_I_Zavalova_i_A_I_Siburinoy_, Desmond_Morris_Nablyudaya_za_chelovekom.pdf, M_M_Rozental_Dialektika_Kapitala_Marxa.pdf, K_Marx_Teorii_pribavochnoy_stoimosti_Chast_3_-_1978.pdf, Lyuxemburg_R_Izbrannye_proizvedenia_T_1_Protiv_reformizma_ch_2_1 и ещё 49 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Противоречивые мнения о происхождении абстрактных
идей
В истории мысли часто случается, что гипотезы и теории, побывав об’ектом изучения и обсуждения, исчезают с поля умственной деятельности, а затем — после некоторого, более или менее продолжительного, времени забвения — выплывают опять на сцену тогда они снова рассматриваются при свете собранных за этот промежуток времени знаний ив конце концов помещаются в багаж приобретенных истин.
Возьмем теорию непрерывного развития видов Бессо­
знательно-признанная первобытным человеком, который считает своими предками растения и животных и наделяет их человеческими свойствами предвиденная мыслителями античного мира и эпохи Возрождения в их научных построениях, — она была с гениальной точностью установлена натуралистами конца XVIII века, а затем, — после достопамятного спора между Жоффруа Сент-Иллером и Кювье, предана такому глубокому забвению, что концепцию этой теории приписали Дарвину, когда он в 1859 г. возродил ее снова в своем Про исх о ж де ни й видов. Доказательства, которых в 1831 г. недоставало Жоффруа Сент-Иллеру для того, чтобы дать восторжествовать его положению о единстве плана, были собраны в таком изобилии, что Дарвин и его ученики могли дополнить теорию и заставить научный мир признать ее.
введения в нее минеральных солей, — тогда можно получить видоизмененные формы эмбриона или придать ему новые формы.
Одинаковые формы сохраняются в природе только потому, что взаимоотношения условий их образования, если и не тождественны сами но себе, то во всяком случае чрезвычайно сходны, Даже очень незначительные изменения в этих условиях постепенно видоизменяют особи одного итого же помета, одной и той же семьи но когда эти изменения более значительны, то они могут породить разновидности, способные стать отправным пунктом новых пород.
Интересно было бы сопоставить социалистическое понимание развития человеческой истории и естественнонаучное понимание эмбрионального развития
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ теория происхождения абстрактных идей имела подобную же судьбу. Сначала она была выдвинута и подвергнута обсуждению мыслителями Греции затем была воспринята в Англии философами XVII века и во Франции философами XVIII века, а со времени торжества буржуазии была вычеркнута из программы философских занятий.
На ряду с идеями, которые соответствуют одушевленному и неодушевленному миру, существуют и другие идеи, которые не имеют в мире об’ектов двойника, доступного чувствам таковы — идеи справедливости, истины, добра, зла, числа, причины, бесконечности и т. п. Люди, не зная мозгового процесса, превращающего ощущение в идею точно также, как они не знают, каким образом динамо превращает движение в электричество, — не дают себе труда разобраться в происхождении идей, являющихся отображениями об’ектов, доступных чувствам меж тем происхождение абстрактных идей, несоответствующих никакой об’ективной реальности, стало предметом изучения, не давшего еще решающего результата.
Греческие философы, которых мы встречаем у входа в любую область мысли, выдвинули и пытались разрешить проблему абстрактных идей. Зенон, основатель стоической школы, смотрел на чувства, как на источник знаний но ощущение превращается в понятие — только после того как подвергнется ряду интеллектуальных превращений. Дикари и варвары, бывшие творцами латинского и греческого языков, очевидно, полагали, опережая в этом философов, что мысли происходят от ощущений так по-гречески i d e a — физическая видимость предмета, — то, что действует на зрение — означает идею, а по-латыни s a p i e n t i a — вкус тела, то, что действует на нёбо — обозначает разум) Греки, очевидно, придавали большое значение чувству зрения, a латиняне — чувству вкуса это доказывают следующие примеры:
Е i d о s (по - гречески) д, физическая форма eidolon — образ, тень, призрак, идея h a n t a s i a — вид, внешняя форма, и — образ, идея n o m а — знаки мысль n o m o n — угломер, солнечные часы и — тот, кто знает ученый o e o — видеть и — думать a p h é s — ясный, очевидный — то, что бросается в глаза o p h i a — знание, мудрость ар о г (по-лптьгаи) — чувство внусо, ощущеяше вкуса, н разум a p i d u в — вкусный, имеющий вкуси мудрый, добродетель- иый;

S a p i e n s — имеющий чувствительное небо, и — мудрый ар о — иметь вкус, н — иметь разум, знать
ПРОИСХОЖДЕНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИДЕИ Напротив того, Платон думал, что идеи добра, истины, красоты были врожденными, неизменными, всеобщими душа шествуя последам бога, пренебрегая тем, что мы неправильно называем существующим, подымая свои взоры к единому истинному Сущему, созерцала и вспоминала то, что она видела (Ф ед р ). Равным образом выше всего человеческого Сократ ставил естественное право, законы которого почитаются всем миром, хотя они нигде пе записаны и никогда по устанавливались по единогласному постановлению какого-либо собрания1т).
А рис тот ель, повидимому, не имел такой сильной веры в естественное право и слегка над ним подсмеивался, уверяя, что оно не нарушается только богами одаакож, бессмертные олимпийцы поступали с этим естественным
Эта разница в чувственно-мозговых источниках идей характеризует эти два народа, которые играли такую большую историческую роль, один в развитии мысли и ее поэтических и пластических проявлений другой — в разработке права, в жестокой переработке людей и наций в единую организацию античного мира.
Маленький ребенок и дикарь подносят корту предмот, с которым они хотят ознакомиться химики делают тоже самое в египетских идеограммах — человек, подносящий корту руку, означает идею мысли. Физиологи думают, что мысль начала действовать у животных с развитием глотательных восприятий, потому что у земноводных н пресмыкающихся зачаток мозговой коры лишь едва связан с глотательным аппаратом и что только позднее, при установлении этих связей, прикрепляются другие аппараты чувств в оболочкам мозговых полушарий.
Нервные волокна человеческого зародыша покрываются миэли- ном не одновременно, но последовательно. Порядок появления миэ- дина объясняет порядок, согласно которому появляются различные нервные функции из волокон, оканчивающихся в мозговой коре, те, которые образуют глотательную сеть, покрываются первые миэлином.
Эмбриология показывает нам, как строится умственная жизнь. Мозговые центры деятельности чувств начинают функционировать всегда раньше центров умственной деятельности именно первые приносят сюда материалы и зажигают пламя.
П р им е чан и е : гречеокие слова в нашем издании—паетечатаны латинскими буквами с целью облегчить чтение очерка товарищам, незнакомым с греческим алфавитом ) Одним из неписанных законов Сократа было всеобщее соглашение относительно запрещения половых сношений между отцом и матерью и их детьми. Ксенофонт, путешествовавший по Персии и знавший, что маги прибегают к этому кровосмешению, чтобы почтить божество и произвести на свет великого жреця, утверждал, что это противоречит естественному и божественному закону, потому что от такой связи рождаются болезненные дети он сводит закон естественного права своего учителя Сократа к простому физиологическому закону, установленному опытом.
Сократ но захотел вспомнить, что Гезнод, сообщая религиозные легенды своего времени, дает в жены Урану его собственную мать
правом, каким заблагорассудится их дела и поступки так грубо оскорбляли ходячую мооаль смертных, что Пифагор осудил на адские муки души Гомера л Гезиода зато, что те осмелились рассказывать о них. Для Аристотеля право не имело характера всеобщности по его мнению, оно может существовать только между равными отец семейства, например, не может совершить несправедливости по отношению к своей жене, своим детям, своим рабам, по отношению ко всякому лицу, находящемуся в зависимости от него он мог их карать, продавать, убивать, не превышая этим своих прав. Аристотель, как это обычно делается, приспособлял свое правок нравам своей эпохи идея развития патриархальной семьи была ему недоступно, ион был принужден придать обычаям значение принципов права. Но он не придал праву характера всеобщности и непреложности, а приписал ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iГою, древнейшую богиню, — мать всех вещей, как говорит Гомер; в религиях Индии, Скандинавии, Египта тоже встречаются случаи кровосмешения среди богов Брама женится на своей дочери Сара- васте, Один — на своей дочери Фригге, а Аммон, — по берлинскому папирусу Анастасия, — хвастается тем, что оп Муж своей матери. Эти мифы, — а они встречаются во всех первобытных религиях имеют историческую ценность легенды и религиозные обряды свидетельствуют об эпохах, давно преданных забвению. Библейский рассказ о жертвоприношении Авраама и христианское причастие эта символическая трапеза, при которой набожпый католик вкушает своего бога, воплотившегося в человека, — являются отдаленнейшими отголосками человеческих жертвоприношений и каннибальских празднеств доисторических семитов. Создавая свои легенды, человек поступает также, как при выработке своих идей он пользуется материалом повседневной жизни. В течение веков явления, породившие их, преобразуются и исчезают, но легендарная или обрядовая форма, бывшая их интеллектуальным отображением, сохраняется вопрос сводится только к тому, чтобы, истолковав их с достаточной проницательностью, вызвать обычаи прошлого, потерянного, казалось, навсегда.
Кровосмесительные обряды египетских жрецов и религиозные легенды пародов столь различных рас заставляют однако же предполагать, что в отдаленную эпоху лолсгвые сношения между родителями и детьми были делом обычным поэтому поводу
Энгельс замечает, что дикие племена, которым первым удалось искоренить эти обычаи, должны были поэтому одному получить преимущество перед своими соперниками и должны были, следовательно, либо уничтожить этих последних, либо- навязать им свои правы. Поэтому более, чем вероятно, что запрещение этпх кровосмесительных браков, наиболее общий из известных обычаев такой общий, что Сократ считал его одним из закопов своего естественного права, — не всегда господствовали что, наоборот, эти половые сношения были, естественно входу у людей, только что вышедших из животного состояния. Но опыт, доказавший дурные следствия этих браков, как полагал Ксенофонт, заставил запретить их. В свою очередь скотоводы должны были уничтожить их среди домашних животных, чтобы помешать их вырождению
ПРОИСХОЖДЕНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИДЕЙ ему только относительную ценность и ограничил его действие кругом лиц, доставленных в равное положение.
Но как могло случиться, что его учитель Платон со своим проницательным умом, имея перед глазами те же обычаи и не предвидя их уничтожения, вводя в своей идеальной Республике рабство как могло случиться, что он не был того же мнения по вопросу об относительности справедливости На основании одного слова, вырвавшегося у Аристотеля, принято утверждать, что Пдатон, подобно жрецам священных мистерий и большинству софистов, изложил в своих писаниях не всю философию, открыв ее полностью только небольшому кружку своих испытанных учеников он будто бы был устрашен осуждением Сократа и опасностями, которым подвергся в Афинах Анаксагор, принесший туда из Ионии натурфилософию и только бегством спасшийся от смерти.
Это мнение подтверждается внимательными сравнительным чтением Диалогов в них Платон очень часто издевается над своими читателями, как заметил это еще Гёте. Во всяком случае учитель Сократа и некоторые из его учеников имели очень слабое представление о непреложном значении справедливости. Архслай, заслуживший прозвище натуралиста
(phusicos) н бывший учителем Сократа, отрицал естественное право и утверждал, что гражданские законы являются единственным основанием понятий о справедливом и несправедливом. Аристипп, бывший подобно Платону учеником Сократа, высказывал глубокое презрение к естественному праву н про- поведывал, что мудрец должен стать выше гражданских законов и позволять себе все, что они запрещают если он может это сделать в полной безопасности. Действия, запрещаемые этими законами, являются дурными только по мнению толпы, придуманному для того, чтобы удержать в узде глупцов “ ). Платон, не имея смелости высказывать подобные учения, показал своим известным признанием педерастии, как мало он уважал законы естественного права. Эта противоестественная любовь, запретная для рабов, была привилегией свободных граждан и добродетельных мужей. В Республике (кн. V) Сократ делает ее одним из способов вознаграждения за воинское мужество) Анархические воззрения Аристиппа и школы кирепашюв повторялись несколько разв точении истории. Христианские секты в теченио первых воков нашей еры и вовремя средневековья, политические секты вовремя английской революции XVII века и французской революции
XVlII века воскресили их, а в паши дни их исповедуют анархические секты. Социальная неустойчивость отражается в мозгу этим циническим пренебрежением к поаятиям ходячей и условной морали.
Эконом, детермин ним
4
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iСпор о происхождении идей разгорелся снова в XVII и
XVIII веках в Англии и во Франции, — когда зашевелилась буржуазия, приготовляясь к захвату социальной диктатуры. Нет врожденных понятий — провозгласили Дидро и энциклопедисты. Человек приходит в мир, как tabula rasa (чистая доска, на которой предметы природы напечатлевают со временем свой отпечаток. Сенсуалистическая школа Кондильяка снова выдвинула знаменитую аксиому ничто несу щ ест в у е т враз уме, чего не было бы первоначально в чувствах. Бюффон советовал собирать факты, чтобы приобрести идеи, которые—не что иное, как результат сравнения ощущений или, лучше сказать, результат ассоциации ощущений.
Декарт возродил интроспективный метод и сократовское
« познай самого себя он снова пустил вход китайскую головоломку александрийской школы дано Я — требуется найти бога. Декарт уединился в своем Я, чтобы познать вселенную, и из глубин своего Я почерпнул начало философии, в чем упрекал его Вико. Так Декарт, найдя в своем Я, очищенном от усвоенных верований или, как говорят, предрассудков, порожденных с детства чувствами, и от всех истин, преподанных науками найдя идеи субстанции, причины н пр, признал их врожденными, а не приобретенными путем опыта. Они были, по выражению Канта, всеобщими и необходимыми понятиями, построениями чистого разума, об’ект которых не может быть доставлен опытом, но которые неопровержимо существуют в нашем разуме. Сознательно или бессознательно, мы в каждую данную минуту высказываем необходимые и всеобщие суждения В самом (простом предложении заключаются начала субстанции, сущности, причины и бытия.
Локку и его последователям, утверждавшим, что идеи возникают посредством чувства, Лейбниц возразил, что действительно, ничто несу щ ест в у е т враз уме, чего не было бы первоначально в чувствах, исключая самого разума. Идеи и понятия, по его мнению, возникают вместе с рождением человека вскрытом виде в его разуме, но проявляются они при воздействии внешних об’ектов. Разум предо бра з у е т с я уже дона- чала личного опыта. Лейбниц сравнивал идеи и понятия, предшествующие опыту, с разноцветными жилками, испещряющими глыбу мрамора, которыми искусный скульптор пользуется для украшения статуи, высекаемой из него.
Гоббс еще до Локка сказал в своем трактате 0 человеческой природе, что в душе нет понятий без предшествовавших ощущений, и что идеи рождаются из ощущений. В своем D e C i v e ( O r p аж дани не) Гоббс снова выдвинул положения Архелая, что для познания справедливого и несправедливого следует обратиться к гражданским законам. Именно эти законы указывают нам, чтб именно следует называть кражей, убийством, прелюбодеянием или чтб такое оскорбление гражданина, ибо кражей следует считать непростое отнятие того, чем кто-нибудь владеет, но того, что потерпевшему принадлежит по праву. Равным образом дело закона указать, чтб принадлежит нам, а чтб принадлежит другому. Таким образом, следует считать убийством не всякое лишение жизни человека, но только такое, когда оно совершается над тем человеком, которого закон запрещает убивать. В свою очередь спать с женщиной не составляет прелюбодеяния, но иметь дело с женщиной, приближаться к которой запрещено законом, будет прелюбодеянием “). Патриции Рима и Афип не совершали прелюбодеяния, вступая в половую связь с женами ремесленников n q u a s s t u p r u m n o n c o m i t - t i t u г (по отношению к ним нет непотребства, гласила грубая юридическая формула, — они были обречены служить об’ектом аристократического разврата. В наши дни англичанин, убивший жену на месте преступления, при совершении ею прелюбодеяния, — был бы без дальних разговоров повешен, как простой убийца. А во Франции он не только не подлежит наказанию, но становится героем, отмстившим за свою честь, скрытую под платьем его жены. Течения реки, разделяющей две, страны, достаточно для того, чтобы превратить преступление в добродетельный поступок»*—сказал еще до Паскаля скептик Монтэнь ( E s .s a is , кн. II, гл. XIII).
Локк утверждал, что идеи происходят из двух источников ощущения и рефлексии. Кондильяк лишил, повиди­
мому, доктрину английского философа одного из ее источ­
ников—рефлексии,—для того чтобы выдвинуть на первый план ощущение, превращающееся во внимание, сравнение, суждение, рассуждение и, наконец, в желание и волю. Его экс-ученик Мэнь-де-Биран м, вновь отказавшийся от ощуще-
П РОИ СХОЖДЕНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИДЕЙ и ) Гоббс. — D e C i v e (О гражданине) перевод Сорбьера (Sor- bière), Амстердам, 1649.
Гоббс в Левиафане снова выдвигает положение, которое он, повидимому, мог доверить только латинскому языку в De Ciye: желания и страсти не являются сами по себе грехами, говорит он, также, как действия, вытекающие из этих страстей, но являются проступками до тех пор, пока закон их не запрещает)
Инталлектувдышя эволюции Мэеь-де-Вираша одень локазаь те льна она позволяет констатировать у самого замечательного французского философа начала XIX столетия резкий и' крутой поворот буржуазной мысли, как только некогда революционный класс — буржуазия стала правящими поэтому консервативным классом.
Де-Биран — в рукописи 1794 г, опубликованной иосд-е ого смерти в 1824 г, — провозглашает, что Бэкон н Локк основали науку
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iни я и вернувший предпочтение методу Декарта, — который извлекал все из своего Я, как из какого-нибудь кладезя нашел в разуме исходную точку для идей. Понятия причины и субстанции, — говорил Биран, — предшествуют в нашем уме двум заключающимся в нем началам. Мы мыслим сначала эти идеи в нас самих, признавая, что мысами являемся их причиной и субстанцией раз только бта мысль усвоена, мы путем индукции переносим их за пределы вашего Я и, признаем наличность причини субстанций езде, где имеются явления и свойства. Начало причины и субстанции, следова- философди и что Кондильяк указал ей ее пределы и рассеял навсегда те мечтания, которые выдавали за метафизику».
Национальный институт, в котором господствовал сенсуализм
Кондильяка, удостоил в нивозе IX г.
(1801 г) премии этюд Б ирана—Б ли я и ы е при вы ч кн нас пос обнос тьмы слить, представленный им на конкурс. Бнран выставил в нем в качестве аксиомы положение, что способность чувствовать является началом всех способностей и намеревался приложить к изучению человека метод
Бэкона и Осветить метафизику с помощью физических методов.
Жерандо, вынужденный тоже впоследствии отречься от Кондиль­
яка и ого философии, утверждал в мемуаре — Влияние знаков нас пос обнос тьмы слить, удостоенном институтом премии в 1800 г, утверждал, что доктрина Кондильяка была своего рода последним словом человеческого разума среди тех учений, которыми этот разум больше всего интересуется».
В 1805 г. Институт удостоил премии новое сочинение Бирана
— Разложение мысли (La Décompsition de la pensée). Политическая сцена преобразилась победоносная буржуазия была занята тем, чтобы снова принять и завербовать на свою службу католическую религию, осмеянную, развенчанную и растоптанную ею, когда эта религия осталась одной прислугой у ее соперницы — аристократии. В то время, как политические деятели перенимали репрессивные меры старого режима и усиливали их,—философия еанялась очищением интеллектуальной почвы от аналитической и разрушительной философии энциклопедистов. Институт, увенчавший сочинения Бирана, и этот последний, написавший его, — оба добросовестно выполняли задачу, возложенную на них новыми общественными условиями. Сочинения Бирана указывают то, что было иллюзорного в мнимом анализе Кондильяка ив его учении об ощущении, превращающемся в суждение и волю, отмечая при атом, что в учении Кондильяка небыли указаны принципы этого превращения. Метод Бэкона, несвоевременно приложенный к изучению мыслящего существа, он делаем ответственным за заблуждения философии Xv111 столетия и восстает против всякого сопоставления физических явлений, воспринимаемых чувствами, с внутренними процессами. — Софисты заменили философов.
Сам Кабанис, умерший в 1808 г, имел однако же время изменить свои убеждения. В своей знаменитой работе L e s К a p p o r t s d u P h y s i q u e e t d u M o r a l d e l ' H o m m e (Отношения между физикой и моралью человека, появившейся в 1802 гон писал Медицина и мораль покоятся на общем основании, на знании человеческой природы. Источник морали находится в организме человека
ПРОИСХОЖДЕНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИДЕИ i53тельно, сводится к тому, чтобы быть только явлением или скорее фикцией нашего ума, — как говорил Юм. Интроспективный метод Декарта и Сократа, которым так легко злоупотребляли буржуазные спиритуалисты, привел, с одной стороны, к скептицизму, с другой — к бессилию, ибо, — как сказал
М&удсли, — пытаться осветить глубину психологической Деятельности при помощи индивидуального сознания — это тоже, что хотеть осветить одной спичкой вселенную».
Окончательная победа буржуазии в Англии и Франции произвела полный переворот в философской мысли теории
Еслиб
Кондильяк знал устройство животных, оп понял бы, что душа есть только способность, ан е сущность. Нужно рассматривать мозг, как особый орган, предназначенный специально для процесса мысли, как желудок и кишки предназначены для пищеварения. Впечатления являются пищей для мозга. они проникают в мозги приводят его в действио... они проникают в него по одиночно, без всякой связи, но мозг приходит в действио, реагирует на них и выбрасывает их в виде идей. Кабанис, написавший эти материалистически ужасы, провозгласил в своем Письме к Ф ори ел ю опер в и ч н ы х причинах, опубликованном, шестнадцать лет спустя поело его смерти, провозгласил существование бога—«этого распорядительного разума мира»—и бессмертие души, опираясь на сохранение Я после смерти. Фориель обратил Кабаяиса, как Фонтан превратил слегка красного и атеистично настроенного Шатобриан* времен Очерков французских революций г) в Ш атобриана мистагога времен Гениях рис т и ан ст ваг. Тогда существовала небольшая, но влиятельная в прессе и правительственных сферах, клика лиц, занявшихся обращением отступников. Опи предприняли дело возвращения к священным теориям заблудш ихся литераторов и философов.
Не стоит торять вроменн на обвинение людей в измене и отречении от своего прошлого людей, прошедших через революцию и отвернувшихся от нее. Эти замечательные люди предпочли бы, быть может, сохранить свои политические и философские взгляды, которые выдвинули их на здое их жизни впервые ряды поим пришлось пожертвовать своими убеждениями, чтобы сохранить себе средства к существованию и приобретенное уже положение, чтобы завоовать себе милость умудренной буржуазии. Опи заменили свои взгляды в политике и философии взглядами, более подходящими к их материальным интересами духовным нуждам. Впрочем, они были буржуа подвергаясь влиянию окружающей их социальной среды, они эволюпиопировали со своим классом и могли безболезненно сбросить свою кожу. Дело, следовательно, не в моральном негодовании, а в исследовании и анализе общественных причин, вызвавших у них поворот в политических убеждениях и интеллектуальное извращение. — В истории найдется немного моментов, которьго дали бы лучшую возможность, чем первые годы XIX века, уловить прямое воздействие общественных событий на мысль. Эта эпоха тем болов характерна, что именно тогда-то получили свою формулировку почти все экономические, политические, философские, религиозные, литературные и художественные теории, которые и образовали большую часть интеллектуального багажа нового правящего класса, — буржуазии

Гоббса, Лойка и Кондильяка, занимавшие такое почетное положение, были низложены их не удостоивали даже опровержения и приводили их только с искажением и передержками, как пример заблуждений, в которые впадает человеческий ум, оставляющий пути господни. Реакция зашла так далеко, что при Карле X
(1824

1830) даже философия софистов спиритуализма была взята под подозрение были сде- лалы попытки запретить ее преподавание в школах п. Торжествующая буржуазия восстановила на престоле своего Разума вечные истины и самый вульгарный спиритуализм. Справедливость, доведенная философами Греции, Англии и Франции до разумных пределов, приспособленная ими к условиям социальной среды, в которой она проявляется становится вечным, непреложными всеобщим принципом' Справедливость, — воскликнул один из наиболее академичных софистов буржуазной философии, — неизменна и вечна, хотя она лишь постепенно проникает в человеческую мысль ив общественную жизнь. Границы ее поля действия постоянно расширяются и никогда не суживаются никакое человеческое могущество не может заставить ее покинуть захваченную область».
Энциклопедисты с революционным энтузиазмом бросились исследовать происхождение идей они надеялись отыскать это происхождение в уме детей и дикарей *2). Новая философия с презрением отвергла эти исследования, способные привести к опасным результатам. Устраним прежде всего вопрос о происхождении»,—воскликнул Кузен, учитель софистики, в своем словопрении об истине, добре и красоте Философия последнего века была слишком снисходительна к вопросам этого рода. Как можно просить света у сумерек и об’яснения действительности у гипотезы Зачем восходить к воображаемому первобытному оостоянию, чтобы дать себе отчет в настоящем состоянии, которое можно изучить в нем самом ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ) В эти последние годы ,— писал в 1828 г. один профессор философии, — власть привела изучение философии почти что во времепам схоластики. Было приказано, чтобы уроки велись па латинском языке ив форме античной аргументации этот приказ был полностью выполнен в большинстве наших школ. С одного конца Франции до другого философствуют по-латьшя с церемониалом и этикетом старинного силлогизма. Ио чем философствуют О тезисах школы и обе к та хим соответствующих, те. аргументируют по -поводу логики, метафизики и морали. — E s s a i s u r
M i s t o i r e d e l a P h i l o s o p h i e e n F r a n c e a u d i x-n e u v i é m e s i è c l e Опыт истории философии во Франции в XIX веке Ф. Дамирена, профессора философии в коллеяс. де Бурбон, Париж 1828 г)
L a
S o c i é t é d e s o b s e r v a t e u r s d e l ’ h o m m e — Общество наблюдателей человек а,—в котором принимали участие Кювье, психиатр Панель, философ Жерандо, юрист Порталис
ПРОИСХОЖДЕНИЕ АБСТРАКТНЫХ ИДЕЙ Зачем исследовать в зародыше то, что можно увидеть и что следует познать в законченном и совершенном виде. Мы безусловно отрицаем необходимость изучать человеческую природу в пресловутом дикаре Аверона, или в дикарях с австралийских островов, или с американского материка. Человек в истинном значении этого слова — совершенство своего рода истинная человеческая природа — это человеческая природа, достигшая своего развития точно также, как истинное общество — это тоже общество совершенное. Отвратим взоры от ребенка и дикаря, чтобы перенести их на человека, ныне живущего человека реального и законченного.
(XV и XVI лекции. Я Сократа и Декарта должно былю неизбежно привести к поклонению буржуа — как человеку, в своем роде совершенному, реальному, законченному типу человеческой природы, достигшей своего полного развития оно должно было неизбежно привести к освящению буржуазного общества — как совершенного социального порядка, основанного на вечных и неизменных принципах добра и спра­
ведливости.
П
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом