Главная страница

Лафарг П._Экономический детерминизм Карла Маркса_1928. Л экономический детерминизм карла маркса


Скачать 17,35 Mb.
НазваниеЛ экономический детерминизм карла маркса
АнкорЛафарг П._Экономический детерминизм Карла Маркса_1928.pdf
Дата05.05.2018
Размер17,35 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаLafarg_P_Ekonomicheskiy_determinizm_Karla_Marxa_1928.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44851
страница7 из 19
Каталогid8253261

С этим файлом связано 65 файл(ов). Среди них: Trencheni-Valdapfel_I_-_Gomer_i_Gesiod.pdf, Chzhuan-tszy_Le-tszy_Filosofskoe_nasledie_-_1995.pdf, Gesiod_-_Polnoe_sobranie_textov_Antichnoe_nasledie__-_2001.pdf, 12_113415_1_70397.pdf, Goly_chelovek_-_Desmond_Morris.pdf, Mey_R_-_Smysl_trevogi_Perev_s_angl_M_I_Zavalova_i_A_I_Siburinoy_, Desmond_Morris_Nablyudaya_za_chelovekom.pdf, M_M_Rozental_Dialektika_Kapitala_Marxa.pdf и ещё 55 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
(coTte),
т.-е.си луб о га т ст во из на ни е республик. И эти три крупных порока, способных погубить род людской, создают социальное благо».
«Эта аксиома доказывает существование божественного провидения, которое несть божественная мысль законодателя. Она извлекает из человеческих страстей гражданский порядок, дающий людям возможность жить в человеческом обществе, а иначе частные интересы, всецело поглощающие юс, довели бы людей до жнзнн в одиночестве до жизни хищных зверей».
Б е с страстный, по выражению Аристотеля, закон возник в действительности из страсти мести, яростной и всегда кипучей. Ноне божественная мысль законодателя, как полагал Вико, творит порядок из хаоса человеческих страстей наоборот хаос порождает порядок. Я попытаюсь доказать это.
Неумолимая и яростная жажда мести, — живущая в душе дикаря, как доказывают это предыдущие цитаты, — внушается ему условиями той естественной и социальной среды, в которой он вращается.
Дикарь, вечно воюющий с животными и людьми, дикарь, душу которого осаждают воображаемые опасности, — немо осуждали насмерть того, вто проклинал своего отца или мать Исход. Католицизм, дающий исповеднику власть одной формулой связывать и развязывать грехи на небе н на земло, повторяет примитивную идею дикарей о могуществе слова
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ
75
жет жить в одиночку он соединяется для стадной жизни. Он не может понять существования вне орды изгнать его оттуда значит осудить его насмерть м. Члены племени смотрели на себя, как на потомков единого предка одна и та же кровь текла в их жилах пролить кровь одного члена значит пролить кровь всего племени. Сам дикарь не имеет индивидуальности индивидуальностью обладает племя, рода позднее — семья. Самая тесная и самая прочная солидарность связывает членов племени, членов рода водно целое, превращает их в сторуких греческой мифология. Женщины у наиболее первобытных народов, каких только удалось наблюдать, тоже являются общим достоянием, а дети принадлежат всей орде. Индивидуальной собственности у них еще нет предметы, имеющие чисто личное значение оружие и украшение переходят из рук в руки с удивительной быстротой, как сообщают Физон и Говитт, терпеливые наблюдателя австралийской жизни. Члены диких племени варварских родов движутся и действуют совместно, как один человек они переселяются н охотятся, сражаются и обрабатывают землю сообща. С усовершенствованием военной тактики онн выстраиваются вовремя битвы по племенам, родами семьям.
Как и вое прочее, они я обиду делают общим достоянием. Оскорбление, нанеоенное дикарю, чувствуется всем родом, как будто оно было нанесено каждому члену лично. Пролить кровь дикаря — значит пролить кровь рода на всех членах его лежит обязанность отмстить за оскорбление месть носит такой же коллективный характер, как браки собственность. Право мести у древних германцев-варваров было — в истинном значении этого слова связью, соединявшей семью. Когда франкские племена установили вертел ь д, то. денежное возмещение за убийство, то все члены семьи делили между собой сумму этого выкупа крови. Но франк, вышедший из семейной коммуны, уже не имел нрава на «вергельд», ив случае его убийства, его мстителем становился король, получавший выкуп за его кровь.
И именно потому, что род чувствует обиду, нанесенную любому из его членов, весь род в целом становится ответственным за обиду, которую причинил кто-либо из его членов. Вина становится такой же коллективной, как и нанесенная Каин, изгнанный из своего рода за убийство Авеля, жалуется Наказание мое больше, нежели свести можно и вот ты теперь сгоняешь м еля с лиц земли. Я буду изгнанником в скитальцем на земле, и всякий, кто встретится со мною, убьет меня (Бьгше, IV,
13 и 14). Изгнание одна из самых страшных кару первобытных народов
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iобида *')• Обиженный род мстит тем, что убивает кого-нибудь из рода обидчика. У австралийских народов, — пишет сэр Г. Грей, — в случае какого-нибудь убийства все впадают в уныние, особенно, если убийца скрылся, потому что родственники его считают себя виновниками, и только липа, не имеющие никакого отношения к этой семье, считают себя в полной безопасности. Убийство — это об’явление войны между двумя семьями, между двумя родами, войны путем засади взаимного истребления. Она длится годами, ибо убийство требует отмщения смертью, которая в свою очередь взывает к мести. Иногда оба рода в полном составе начинают драться. Еще и полувека не прошло, как в Далмации война между семьями перекидывалась на всю деревню, а иногда во всем округе загоралась гражданская война *•). Мстят женами детям. Скандинавы не щадили даже новорожденных в колыбели, ибо ив нежном ребенке скрывается волк, гласят Эдды. Даже в нынешнем веке греки еще мстили детям мужского пола старше восьми лет одни только женщины и молодые девушки были избавлены от акта мести "И не только действительное убийство повелительно требует мести, но и воображаемое, создаваемое суеверной фантазией дикаря. — Для австралийцев естественной смерти не существует, всякая кончина есть дело порчи, насылаемой врагом, принадлежащим в соперничающему роду народ ственниках покойного лежит обязанность отмстить за нето убийством. При этом не требуется убить непременно предполагаемого виновника порчи, достаточно убить любого члена его рода или даже нескольких, если это возможно **). Впрочем, мертвый и сам мстит за оебя,—его дух приходит мучить виновника. Фразер утверждает, что одной из причин уничтожения каннибальских пиршеств является страх грядущей мести со стороны несчастного с’еденного. И дикарь убивает убийцу не только из мести, но и для того, чтобы успокоить покойника, дух которого будет мучиться до тех пор, пока не) Коллективная ответственность кажется еще в средине века столь естественной, что ордонансы Эдуарда I английского возлагают на всю ремесленную корпорацию ответственность за преступление одного из ее членов) Csp Гардпор Уилькиясол, — Дал м а ц н ли Черногория) Лорд Карнарвон. — Воспоминания об Афинах и Море ем ) Иисус Христос, святой Павел и апостолы разделяли это мнение дикарей. По их мнению, болезни были делом рук дьявола, врага рода человеческого (Евангелие от Матфея, IX, 33; Евангелие от Луки,
XI, 14. Деяния Апостолов п т. д. Это суеверие зажигало я христианской Европе в течение многих веков костры для ведьм
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ
П
будет пролита человеческая кровь. Чтобы успокоить душу
Ахилла, греки принесли в жертву над его гробницей Поликсену, сестру его убийцы Париса.
Дикарь, не представляющий себе существования вне своего племени, составной частью которого он является, превращает индивидуальную обиду в коллективную. И месть акт индивидуальной защиты и самосохранения,—становится актом коллективной защиты и коллективного самосохранения. Род защищает себя посредством местн за убийство или поранение одного из своих членов. Но эта коллективная месть роковым образом влечегг за собой коллективные опасности, угрожающие иногда существованию родового коллектива. Коллективная опасность этой кровавой мести заставляет дикарей заглушить в себе чувство солидарности и пожертвовать членом рода, виновником обиды, выдав его потерпевшему роду. У дикарей Австралии наблюдались случаи, что они сору жием в руках приостанавливали свои действия, удовлетворившись тем, что ограничивали свою месть нанесением причине их ссоры личного ущерба, равного с точностью причиненному ущербу — жизнь за жизнь, рана за рану. Так родился талион.
Только талион,—«душу задушу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, ожог за ожог, рану за рану, ушиб за ушиб ( Исход, может дать полное удовлетворение чувству равенства первобытных коммунистических народов, все члены которых равны.
Наибольшая полнота равенства необходимо вытекает из условий, в которых протекает жизнь дикаря коммунистических племен. Дарвин сообщает в своем Путешествии натуралиста следующий характерный анекдот он видел, как фиджиец, которому дали шерстяное одеяло, разорвал его па полосы одинаковой ширины для того, чтобы каждый индивид его орды получил по куску, так как дикарь не может допустить, чтобы кто-либо из членов его рода был чем бы тони было наделен лучше другого. Когда Цезарь вошел в соприкосновение с германскими племенами, он был поражен духом равенства, господствовавшим в их дележе военной добычи он приписывал это желанию создать равенство между их племенами. Цезарь рассуждал, как цивилизованный человек, живущий в социальной среде, в которой неодинаковые условия существования неизбежно порождают неравенство между гражданами. Варвары, которых он имел перед глазами, жили, наоборот, в коммунистической среде, порождающей равенство им. следовательно, нечего было искать

78 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iравенства в своем дележе напротив,—они находили удовлетворение своему строю равенства путем распределения всего на равные части, не имея при этом ни малейшего подозрения о социальном значении своего акта так люди переваривают пищу, не зная ничего о химических процесах пищеварения пчелы строят ячейки улья по самым строгим правилам геометрии и механики сопротивления и экономии пространства, не подозревая о существовании геометрии и механики. Равенство не только укореняется в сердце и мозгу первобытного человека, но оно существует даже в их физической внешности. Вольней рассказывает, как один краснокожий вождь выразил ему свое удивление по поводу большого физического несходства между белыми, которых он видел, тогда как между членами одного итого же дикого племени существует большое сходство.
Старость, окруженная почтительностью, есть первая привилегия, появляющаяся в человеческом обществе она — единственная привилегия у дикого племени. Каковы бы ни были высшие качества характера, разума, выносливости — вовремя голода, жажды, страданий,—отличающие того или другого воина,—они не дают ему права на привилегию. Он может быть выбран руководить товарищами на охоте, командовать ими на войне, но раз только экспедиция закончена, он опять становится равным нм. Самый великий вождь краснокожих говорит Вольней не может даже вовремя похода ни ударить, ни наказать воина, а в деревне только его собственный ребенок повинуется ему **). Греческий вождь времен Гомера обладал ненамного большей властью Аристотель замечает, что если власть Агамемнона и доходила до права убить вовремя наступления бегущего с поля сражения, зато он терпеливо переносил брань вовремя совещаний. Греческие военачальники исторических времен становились рядовыми по окончании срока их командования. Так, согласно Плутарху, победоносные военачальники Аристид и Филипомен были простыми солдатами.
Талион есть только о<шцествление равенства в оскорблении искупление, по об’ему равное обиде только ущерб, с точностью равный повреждению,—жизнь за жизнь, ожог за ожог,—может удовлетворить стремящуюся к равенству душу первобытных людей. Инстинкт равенства, предписывающий равный дележ при распределении продовольствия и имущества, создал талион; введение его в быт первобыт­
**)
O b s e r v a t i o n s g e n e r a l e s s u r l e s I n d i e n s d e
I’A m e r i q u e , — Общие наблюдения и ад. мерим ан- с к ими индейцам н. Вольней, изд. 1820 г
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ i79ного общества было вызвано необходимостью предотвратить гибельные последствия кровавой мести. Справедливость не играет ни малейшей роли у колыбели талиона; поэтому талион можно найти и у народов, имеющих столь слабое понятие о справедливости, что у них нет даже слов преступление, вина, правосудие. Греки гомеровских времен, принадлежавшие к эпохе относительно более высокой ступени цивилизации, не имели слова закона понять справедливость без наличности «законов»—невозможно
40).
Талион, созданный и введенный в противовес кровавой мести, принятый первобытными людьми, потому что давал удовлетворение их жажде мести, талион должен был—с момента, когда он вошел в быт—получить свою регламентацию как обычай. Первоначально все члены рода могли мстить любому члену рода-обидчика; затем число лиц, имеющих право мстить, и число лиц, против которых могла быть направлена месть, стало ограничиваться. Та р (закон крови у бедуинов и почти у всех арабов,—уполномачивал каждое лицо из первых пяти ступеней родства на убийство любого родственника убийцы из первых же пяти ступеней родства. Этот обычай имел, должно быть, всеобщее распространение, так как у германцев и скандинавов «вергельд» выплачивался и получался родственниками первых пяти колеи, или степеней родства.
Этот обычай, хотя и ограничил поле действий местн,— оставил ей все-таки еще слишком широкий выбор жертв. Уже у евреев можно установить дальнейшие попытки сузить поле действий местн и свести ее к самому виновнику. Иегова, не боясь противоречить самому себе, предписывает во Второзаконии отцы не должны быть наказы­
ваемы смертью за детей, н детине должны быть наказываемы смертью за отцов каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление. Но внушить пламенной мести это ограничение было так трудно, что еще долго после того протестует предвечный против пословицы отцы ели кислый винограда у детей на зубах оскомина- Живу я,—не будут впредь говорить эту пословицу во Израиле. Ибо вот все души мои как душа отца, таки душа сына—мои; душа согрешающая, та умрет ( И е з е кии ль Это отсутствие слова закон поражало старинных людей историк Иосиф Флавий с удавлением замечает, что в Илиаде слово
«nomos», которым впоследствии стали обозначать закон, никогда не употреблялось в этом смысле
Ж ОНО Ы Н ЧЕСКИ ДЕТЕРМИНИЗМ iНо еще труднее было ограничить вначале круг лйд, считавших себя вправе мстить, а затем отнять у них совсем это право. Жажда мести утолялась только тогда, когда ближайший родственник жертвы наказывал виновного так, именно Пирр, сын Ахилла, должен был пред лицом ахейского войска убить сестру убийцы его отца. Кэлло сообщает, что у некоторых племен африканской пустыни виновный предается всецело па волю ближайших родственников жертвы они пытают и убивают его по своему усмотрению. -Фразер видел в Персии, как женщина, которой выдали убийцу ее сына, нанесла ему пятьдесят ударов ножом и с утонченно мстительностью провела по его губам окровавленным лезвием ножа. В IX веке в Норвегии члены народного собрания приводили убийцу на берег моря, где он предавался смерти преследовавшей его толпой или королевским профосом. В Афинах исполнение приговора над виновным возлагалось на гражданскую власть, а самый близкий родственник присутствовал при выполнении его в качестве кровного мстителя. Хотя они не играл уже более активной роли, но его присутствие было необходимо не только для утоления его мести, но ещо и для выполнения первобытных обрядов талиона.
Талион, регламентируя и ограничивая кровавую месть, свидетельствует, что страсть, мучившая и ослеплявшая первобытного человека, утихает и начинает поддаваться чувству меры. Человек привыкает не мстить всему роду или всей семье, а только виновнику, причем эта месть ограничивается строгой отплатой удар за удар, смерть за смерть 41)- Ввести эту регламентацию и поддерживать ее возможно было только путем коллективного вмешательства рода и семьи—как жертвы, таки виновника. Семья, остающаяся попрежнему ответственной за действия своих членов, должна заявить, желает ли она принять на себя последствия обвды или выдать обидчика в последнем случае она должна определить искупление и соразмерить его с нанесенным ущербом равным образом, она должна заставить виновного, в случае ) Варвар ле останавливался на полпутп, он доводит последовательность до крайних логических пределов раз он возымел идею удалить виновного от семейного коллектива, чтобы возложить на него ответственность за ого действия, — он доводит эту идею да, того, что готов отделить от всего тела орган, совершивший акт, для того, чтобы наказать именно орган. Диодор Сицилийский сообщает, что египтянин кастрировал, оскоплял виновного в насилии над свободной женщиной он отрезал носу виновной в прелюбодеянии чтобы лишить жешцииу со обольстительных чар он отрубал руку за подделку монеты или общественных печатей чтобы наказать ту часть тела, с помощью которой было совершено преступление. Почти во всех странах за менее значительную кражу, повлекшую за собой смертной казни, вору отрубалась кисть рукя.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ
81
его сопротивления, покорно подчиниться наказанию “ ). Таким образом люди пришли к учреждепю третейских судов, на них я было возложено определить размер обиды и удовлетворения за нее.
Собрание членов племени у скандинавов и было таким первым третейским судом. Нов виду затруднений, связанных с созывом таких собраний, скандинавы рассматривали на них только случаи убийств и нанесения тяжких ран случаи меньшей важности,—побои, ранения, не повлекшие за собой смерти или потери какого-нибудь члена,—разреша­
лись советом старейшин.
Моисей по совету тестя своего Иофара, избрал людей добродетельных и поставил их начальниками над тысячью, сотней, полсотней и десятком людей, чтобы судить народ во всякое время ( Исход. Моисей, по всей вероятности, воспроизвел в пустыне обычай Египта. В Галлии существовал оовст друидов, на него было возложено определять обиду и устанавливать вознаграждение за нее если одна сторона отказывалась -подчиниться его приговору, он отлучал ее от жертвоприношений, что было самым тяжким наказанием, так как отлученный становился для всех отверженным (Caesar. — D e b е 11 о G ас о, VI, 13). В Афинах мщенье регулировалось ареопагом. Эсхил вкладывает в уста
Эринний, проигравших тяжбу, следующие слова, рисующие бедствия, которые сделали необходимым учреждение такого трибунала Пусть рычание ненавистных убийственных раздоров никогда не раздастся в городах (ныне, когда для урегулирования мщения существует ареопаг пусть никогда не прольется кровь граждан, не краснеет кровью земля пусть в Афинах никогда ле восстанет в гневе убийца, чтобы отмстить за убийство. Эти древние богини, дочери ночи, олицетворявшие первобытную месть, произносили свою надгробную речь после учреждения ареопага они успокоились й вместе со своими функциями утратили свой жестокий характер теперь
•а) Когда у камчатских ительменов, как рассказывает путе- шествемнш XV III века Г. В. Столлер, совершалось убийство, то семья, к которой принадлежал убитый, обращалась к семье убийцы с просьбой выдать его если последняя соглашалась и выдавала убийцу, то его убивали таким же способом, каким он убил свою жертву если ose семья отказывалась, то это озиаяало, что она одобряет убийство, и тогда между обеими семьями начиналась аойпа; победившая семья избивала всех членов мужского пола побежденной семьи, а женщин и девушек уводила в (рабство.—<В Полниесии в том случае, если виновный не подчиняется покорно мести обиженной стороны, ов дрмпуждается к этому ювоей собственной семьей.
E l l i s . — P o l y n e s i a n R e c h a r c h e s , Э л лис Исследования Полине з н п Эконом, детерминизм в
ЭКОНОМЯ ЧЕСШШ ДЕТЕРМИНИЗМ iони приняли опять свое древнее имя — Эвменид, те. добрых богинь.
Возникновение ареопага должно быть отнесено к. очень седой древности. В другой легенде рассказывается, что ареопаг был учрежден для произнесения приговора над Арссом, совершившим убийство он убил сына Посейдона, изнасиловавшего его дочь, и был оправдан двенадцатью богинями, составившими трибунал слово ареопаг означает холм
Ареса». Согласно другой легенде, первое убийство, которым занялся ареопаг, было убийство Прокриды, нечаянно убитой' на охоте ее супругом Кефалом. Эта легенда, как и легенда об убийстве Орестом своей матери, — относит учреждение арео- лага к периоду матриархата, который во времена Троянской войны уже окончательно сменяется патриархатом. Действительно, с момента, когда жена перестает быть главой семьи, она становится рабыней в доме своего мужа теперь он получает над ней право жизни и смерти даже сын ее получает это право, — следовательно, за ее смерть нельзя требовать мести, если убийство совершено ее мужем или сыном °). Ареопаг постановлял свои решения в темноте, подобно египетскому трибуналу. Вот почему боглпя Фемида, — эмблема правосудия, — с повязкой на глазах. Афиняне хотели, без сомнения, напомнить этим символом, что ареопаг был учрежден для замены Эринний, дочерей ночи, которые, согласно Гомеру, жили во мраке Эреба. Ареопаг и египетский трибунал не доиу- скалн адвокатов сам обвиняемый должен был хранить молчание. Эти два трибунала, заменившие семьи обиженного и обидчика, не судили их роль ограничивалась отысканием виновного и выдачей его семье обиженного.
Если в таком торшвом городе, как Афины, необходимость поддерживать порядок допускала учреждение постоянного трибунала для регулирования мести и наказания виновных) Демосфен водной из своих публичных защитительных речей цитирует закон Дракона, дающий каждому афинянину право жизни и смерти вад пятью жепщннами: его женой, дочерью, маторыо, сестрой и наложницей (крнкубнной). «Грагас»— (серые гуси)—древние законы Исландии, освящали тот же закон, прибавляя к нему приемных дочерей. Позднее, когда о эпоху С ол ша нравы измелились, и законы Дракона казались чорезчур жесткими, то все же эти законы никогда побыли отменены, но по молчаливому саглаш «п
1
ю ф з т я н ,— говорит Авл Геллий, — были как бы преданы забвеныо».
Первые законы — именно потому, что они фиксировали и освящали обычаи предков,—никогда не отменялись они существовали, хотя новые законы и противоречили им. Так, кодекс Ману сохраняет бок-о-бок и закон, устанавливающий право старшинства. Законы
12 таблиц не отменили в Риме царских законов камень, ва котором были высечены последние, был неприкосновенен самый смелый позволял себе только повернуть его
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ i83го почти во воех других местах приходилось предоставить самим семьям заботу об удовлетворении их жажды мести. В Англии в X веке, при короле Альфреде, обычай и закон разрешали еще семьям об’являть гражданские войны послу чаю убийства. Во Франции гражданская власть, не имевшая возможности отнять у семьи право мести, пыталась ослабить ее действие установлением промежутка между актом обиды и актом мести королевский приказ XIII века — королевский сорок о уст, приписываемый Филиппу-Августу или Людовику святому, — запрещал об’являть ради мести гражданскую войну до истечения сорока дней со времени нанесения оскорбления если кто-либо из оскорбленных совершит в этот промежуток времени убийство, то убийца будет наказан смертью за нарушение королевского приказа. И- лишь недавно французское правительство смогло уничтожить на Корсике кровавую месть (вендетту).
Жажда мести, — хотя и введенная в рамки, талиона и судебных собраний, — оставалась все же неутолимой только частная собственность могла у нее вырвать когти и зубы. Но собственность, призванная уничтожить беспорядок, вызываемый частной местью, сама рождается в недрах семьи, в крови раздоров и преступлений. Прежде, чем право старшинства не было признано и усвоено бытом, — частная собственность сама порождала братоубийственные войны за обладание отцовским имуществом о них греческая мифология сохранила полные ужаса воспоминания в истории Атридов “ ). С тех пор частная собственность не переставала быть самой действительной и самой активной причиной постоянных раздоров, преступлений, гражданских и международных войн, причиной переворотов в человеческих обществах.
Как фурия, проникает чувство собственности в человеческое сердце, потрясая все наиболее укоренившиеся чувства, инстинкты, идеи и возбуждая новые страсти. Только одна Если поверить в этом—мифологическим легепдам, то кажется, что когда власть отца заменила в семье власть матери, в порядке наследования произошли глубокие потрясения. Сыновья, не наследовавшие в матриархальной семье, заявляли притязания на равльго права, чтобы завладеть имуществом умершего отца и руководить семьей. Только в результате целой эпохи гражданских войн прево старшинства получило признание и удержаться оно могло только при поддержке религиозных «редраосудко®.—Отец почитался живым в своем гробу, поставленном в доме или в прилегающем саду он продолжал управлять своим имуществом и давал приказания своему преемнику подчинялись неживому наследнику, но усопшему отцу.
Тогда-то наряду с общей религиозной обрядностью всего рода был установлен частный семейный культ, который по мнению Фюстел’- де-Куланжа и является первичным.
С*
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iчастная собственность обуздала и укротила жажду мести эту древнюю, господствовавшую в душе варвара страсть.
И кровь, с воцарением частной собственности, не требует уже больше крови она требует себе собственности.
Талион преобразуется.
Это преобразование талиона было, вероятно, облегчено наличностью рабства и работорговли,—первой действительно международной, регулярно установившейся, торговли. Обмен живых людей на быков, оружие и другие предметы приучил варвара давать за кровь не кровь, а другой эквивалент. Еще энергичнее, чем торговля рабами, способствовало преобразованию талиона одно новое явление в семейном быту. До тех пор, пока существует матриархальная семья, женщина не уходит из своего рода, где ее навещает ее муж или ее мужья в патриархальной семье молодая двушка покидает свою семью, чтобы поселиться в семье муяеа; ее отец получает вознаграждение за потерю дочери, которая, выходя замуж, перестает теперь принадлежать ему. С этой поры и молодая девушка становится об’ектом мены, — искательницей быков a l p h e s i b o i a , как гласит гомеровский эпитет потому что греки обменивали ее на быков. Отец начал с обмена дочерей и кончил продажей сыновей, как доказывают греческие и римские законы. Отец, продавая свою собственную плоть, нарушал древнюю солидарность, об’единявшую членов семьи и связывавшую их на жнзнь и па смерть. Родители, обменивавшие своих детей, свою живую плоть, на скот и другое имущество, тем более уже были предрасположены принять скот и прочее имущество за пролитую кровь, за убитого сына. Дети, следуя завету отцов, пришли в свою очередь к тому, что довольствовались каким-нибудь вознаграждением за пролитую кровь их отца и матери.
Тогда, вместо жизни за жизнь, зуба за зуб, стали требовать домашний скот, железо и золото за жизнь, за зуб и за другие увечья. Кафры требуют быков, скандинавы, германцы и варвары требуют уже денег, — они научились в сношениях с более цивилизованными народами употреблению денег "Этот переворот, — один из самых глубоких, местом его действия была человеческая душа, — совершился не сразу и не без душевных терзаний. Религия, охранительница, древних законов, чувство солидарности и собственного достоинства варвара — восставали против замены крови деньгами) Было время, кодца историки полагали, будто каждый народ, каждая раса, имеет свои особенные нравы и обычаи тогда считалось, что «вергелъд» — германского нроиехоокдония, и что треки ил тонннеdiv
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ связывало с деньгами, полученными за кровь, проклятье. Сокровище, — являющееся в Эддах причиной смерти Си гурда и истребления семьи Вольсунгов и Гикингов, — есть именно выкуп крови, который скандинавские боги Одни,
Локк и Генир должны были уплатить за убийство Оттера.
Сакс Грамматик сохранил песню одного датского барда, негодующего на тогдашние нравы и на тех, кто носит в своих сумках кровь своих отцов. Знатные люди в Туркестане никогда не соглашаются, — говорит Палас принять выкуп крови. Убийца афганец, как рассказывает Эльфинстон, даже если он нечаянно совершил убийство, должен умолять семью своей жертвы, чтобы она приняла от него в виде возмещения деньги он должен подчиниться унизительной церемонии, аналогичной той, которая в подобном случаев ходу у славян Южной Европы. — Судьи и зрители образуют широкий круг, в середине виновный с ружьем и кинжалом на шее он ползет на коленях к ногам обиженной стороны, которая, отобрав у него оруягие, поднимает и обнимает его, говоря бог тебя простит. Зрители приветствуют радостными аплодисментами примирившихся врагов. Эта церемония, именуемая кругом крови, заканчивается празднеством, устраиваемым за счет убийцы, в котором принимают участие все присутствующие 4*). Бедуин, хотя и принимает выкуп крови, но принуждает убийцу и его семью считать себя его должниками.
Возмездие за кровь было вначале предоставлено произволу потерпевшей стороны она по своему усмотрению определяла количество и качество вещей, которые противная сторона должна была дать ей для того, чтобы умилостивить ее. Саги показывают пам, что исландцы сами определяли выкуп крови и не довольствовались меньшим, чем все имущество убийцы и его семьи чтобы утолить свою жажду мести, они начисто их обирали с целью лишить виновника и его семью радостей жизни. Чрезмерная компенсация сделала никогда не унижались до этого пярварского способа вознаграяздат:. деньгами за кровь.
Нет ничего более неточного.
Таблица VIII римского закона 12 таблиц гласит:
И. Кто сокрушит кому член н не помирится, платит талион.
III. За сломанный зуб свободного человека — пеня 300 ассов, а па зуб раба ассов.
IV. За оскорбление ассов.
Аякс, посланный вместо с Улиссом и Фениксом в качестве посла к Ахиллу, чтобы склонить его принять дары Агамемнона и чтобы утишить его гнев, говорят ому Мы видим людей, прлнн мающих выкуй за убийство брата, сына сам убийца, уплатив значительную сумму, живет в своем отечестве, а потерпевший, получив удовлетворение, подавляет чувства своей взволнованной души
( Или ада Кр ас и нс кий .—Чсрлогорье и турецкие славяне 1853 г
ЭКОНОМЯ ЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ iпрактически невозможным этот способ искупления и новела в нескончаемым спорам. Чтобы предотвратить это затрудненно, варвары были принуждены определить дозволенные размеры выкупа. Варварские кодексы с мелочной точностью определяли выкуп, уплачиваемый натурой или деньгами, за жизнь свободного человека, сообразно его рождению и рангу за повреждение кисти, руки, ногн и т. д, за всякое оскорбление его чести и за всякое нарушение его домашнего покоя. Король, равно как и крестьянин, находятся под защитой выкупа, уплачиваемого его родственникам единственную разницу между выкупом короля и выкупом других членов народа составлял самый размер 47 Семья виновного отвечала за уплату выкупа крови, семья жертвы делила этот выкуп между своими члепами, пропорционально степени родства. Гр ага с (закон) Исландии указывает способ дележа все члены семьи делятся на пять кругов или степеней родства первый круг состоит и отца, материи старшего сына, он получал или платил з марки второй и третий круги — 2 марки, четвертый — 1 марку, пятый ору, те. восьмую часть марки.
«Вергельд* привел к учреждению официальной корпорации, призванной следить за его применением позднее сюда были присоединены и пени. Вергельд продолжал уплачиваться родственникам жертвы, между тем как пени поступали в королевскую или общественную казну это приблизительно тоже, что существует в наши дни в капиталистических странах, где вергельд принял название—возмещение прото­
рей и убытков.
Дух простоты и равенства дикаря привел его к тали­
ону: жизнь за жизнь, увечье за увечье, — это было все, что он мог придумать для регламентации мести но когда талион под влиянием частной собственности изменился, и грубое уравнение — жизнь за жизнь было заменено экономическим — скот и другое имущество за жизнь, увечье, оскорбление и т. д, тогда ум варвара подвергся суровому испытанию он должен был разрешить проблему, заставившую его проникнуть в мир абстракции. Он должен был, с одной стороны, взвесить материальный и моральный ущерб, причиненный семье смертью одного из ее родственников, или индивиду —
4’) Установление выкупа влечет то любопытное последствие, которое Малле констатировал у окшналназов: так как смерть свободного человека и повреждение руки, ногн и т. д. оценены по тарифу, тон за долги должно отвечать тело должника. Именно эта логическая связь дала во всех странах кредитору право увечить ■ превращать в раба своего должннка.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИДЕИ СПРАВЕДЛИВОСТИ i87потерей какого-яибудь члена или оскорблением с другой стороны, он должен был взвесить выгоду, которую доставит им передача известных материальных благ, — те. он должен был определить количество и эквивалент вещей, не имеющих между собой прямой материальной соизмеримости. Барвар начал с грубого требования за убийство он требовал социальной гибели виновника — его экономической смерти, те. передачи всего его имущества. Только после долгой умственной работы он пришел к тарифной сетке за жизнь, потерю глаза, зуба и даже за оскорбления. Эта тарификация привела его к новым понятиям об отношениях людей — между собой или к вещам. Новые понятия, в свою очередь, породили в его мозгу идею воздающей справедливости, чья задача состоит в том, чтобы соразмерять, возможно точнее, возмещения с убытком.
Н
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19

перейти в каталог файлов
связь с админом