Главная страница

Муравьев А.Н. Идея и сущность природа Блага в ф... Летние школы


Скачать 249,21 Kb.
НазваниеЛетние школы
АнкорМуравьев А.Н. Идея и сущность природа Блага в ф.
Дата20.02.2017
Размер249,21 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMuravyev_A_N_Ideya_i_suschnost_priroda_Blaga_v_f.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#14332
страница1 из 3
Каталогazretaladze

С этим файлом связано 83 файл(ов). Среди них: Dzheyms_U_-_Vvedenie_v_filosofiyu_Rassel_B_-_P.pdf, Antonio_Vivaldi_-_Blockflute_Sonatas.pdf, Kurennoy_V_A_Filosofia_filma_uprazhnenia_v_an.pdf и ещё 73 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
www.PLATO.spbu.ru
О НАС
АЛЬМАНАХ
«ΑΚΑΔΗΜΕΙΑ»
КОНФЕРЕНЦИИ
ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ
НАУЧНЫЕ
ПРОЕКТЫ
ДИССЕРТАЦИИ
ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ
ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ
СПРАВОЧНЫЕ
ИЗДАНИЯ
ПАРТНЕРЫ
ИНТЕРНЕТ-
РЕСУРСЫ
AKA&948;HMEIA.
МАТЕРИЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ
ПЛАТОНИЗМА.
ВЫПУСК 3
РАЗДЕЛ I. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОГО
ПЛАТОНИЗМА.
СТАТЬИ И ИССЛЕДОВАНИЯ
А. Н. МУРАВЬЕВ
ИДЕЯ И СУЩНОСТЬ: ПРИРОДА БЛАГА
В ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНА И АРИСТОТЕЛЯ
Отношение философских учений Платона и
Аристотеля – тема, немаловажная не только для истории платонизма, но и для истории философии как таковой. Из ее обширного содержания выделим раскрытие природы блага, как оно осуществляется в
«Государстве» и «Метафизике», ибо, пожалуй,
именно в этом пункте наиболее ярко выступает единство предмета и метода философии Платона и
Аристотеля при всем различии их определений
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
первоначала. Вопреки распространенному мнению,
Аристотель не критикует своего предшественника, а только более определенным образом высказывает то,
что Платон еще вынужден изображать с помощью прекрасных мифов и употреблений: точные аристотелевские формулировки развивают платоновскую мысль, доводя ее лишь правдоподобное, образно-рассудочное выражение до теоретической ясности и простоты. На материале основных произведений Платона и Аристотеля попытаемся показать, что в их лице человечество имеет отнюдь не непримиримых персонажей
«Афинской школы»
Рафаэля, а великих представителей исторического развития философии,
совместными усилиями которых разумное мышление было поднято на такую высоту, какой оно смогло вновь достичь и превзойти только два тысячелетия спустя, в учениях немецких идеалистов.
Определением блага как причины всего истинного и прекрасного
Платон занят в
«Государстве», завершающем разработку его философского учения. Следуя своей обычной манере двигаться дихотомически, т. е. разделяя то, что подлежит определению, Платон, прежде
- 5 - всего, отделяет подлинное благо от мнимого. Для
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
этого он проводит черту, разделяющую мышление и мнение, но делает это иначе, чем Парменид: между мнением о многих вещах, только кажущихся хорошими, и мышлением единого, истинно сущего блага он ставит прикосновение души к сущности каждой из этих вещей. Это дает ему возможность показать определенное различие в самом предмете мышления (мыслимом или ноуменальном); прежде всего это относится к тем методам, какими душа,
стремящаяся к познанию, ищет свой предмет.
Первый род мыслимого душа вынуждена искать, опираясь на чувства и разговорную речь, ибо исходным пунктом ее движения выступает сначала некоторое множество воспринимаемых чувствами вещей, а целью – какая-то мыслимая идея, особенная сущность или вид этого ограниченного множества.
Душа только нащупывает еще неведомое и, пытаясь как-то cхватить его, пользуется самими видимыми вещами как зримыми образами, подобиями их мыслимой идеи: «Мы говорим и различаем некоторой речью, что есть много прекрасных,
хороших и так далее каждых этих. […] А также, что есть само прекрасное, само благое и так далее обо всем, что мы полагаем как многое, поскольку мы,
вновь полагая его одной идеей каждого как одной сущностью, высказываем, что именно есть каждое, –
пишет Платон. – И о первых мы говорим, что их видят, но не мыслят, а об идеях – что их мыслят, но не видят» (Resp. 507 b–c). Начиная с этих предположений, гипотез о том, чего она не знает,
как с самоочевидных и не требующих познания
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
аксиом, душа путем логического вывода из них ряда следующих друг за другом положений надеется достичь поставленной цели и в конце своего поиска вычислить искомую сущность, познать ее. Такой способ движения души от видимого к
гипотетическому мыслимому, ко многим лишь мысленным, т. е. вымышленным, предполагаемым,
но не сущим идеям единичных вещей, общей у техники вычисления с геометрией и другими родственными ей занятиями, Платон именует рассудком. «Они, – пишет он о геометрах, – употребляют для этого зримые образы и именно о них создают свой логос, хотя то, о чем рассуждают,
есть не образы, а то, чему они подобны, ибо логос создается о самом квадрате и самом диаметре, а не о том, что начертили; так и для остальных: ведь само то, что они рисуют и чертят и от чего также бывают тени и образы на воде, служит им образами снова как будто бы зримых тел, хотя искомое там – идеи,
которые нельзя увидеть иначе, чем рассудком»
(Ibid. 510 d–511 a).
Это еще не настоящий ум, подчеркивает
Платон, а лишь нечто среднее между мнением и мышлением, «ибо рассуждать значит уже не мнить,
но еще не мыслить» (Ibid. 511 d). Рассудок в такой его технической разработке и практическом применении есть только зародыш
- 6 -
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
мыслящего ума, несовершенное стремление души к действительному мышлению, так как он генетически наследует от мнения не только чувственный исходный пункт и материал, но и способ создания своих образов мыслимого по аналогии с видимыми вещами. «Хотя я и называю это мыслимым, но того вида, что душа вынуждена использовать в своем поиске предположения, не восходя к первоначалу,
ибо у нее нет возможности превзойти гипотетическое, пользуясь образами зримых тел –
того низкого, что воспринимается чувствами; к тому же, согласно распространенному мнению, эти образы по сравнению с иными (т. е. образами незримого. – А. М.) считаются более ясными и ценными» (Ibid. 511 а). Поэтому, если в технических рассуждениях и касаются истинно сущего,
мыслимого как такового, то лишь случайно, без сознания того, что и как делают. Из-за господства рассудочного метода в геометрии и остальных отраслях человеческой техники Платон также отказывает им в праве носить имя познания: «И если мы часто, следуя обыкновению, называли эти техники познаниями, то нужно заметить, что они по праву заслуживают другого имени, указывающего на нечто более отчетливое, чем мнение, и более смутное, чем познание; впрочем, мы уже раньше (не помню точно, где) определили их как рассудок»
(Ibid. 533 d). Более того, он отрицает всякую возможность возникновения действительного
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
познания из этого сплошного неведения: «Если что имеет свое начало в том, чего не знают и чей конец и середина сплетены из того, что не знают, то как из такой согласованности может возникнуть познание?» (Ibid. 533 с).
Второй род мыслимого достигается иным методом, исходным пунктом которого служит уже не чувственно воспринимаемое, а то, к чему бессознательно стремится и чего не может достичь в силу своей предпосылки технический рассудок.
Многие особенные идеи, которые он пытается создать по образу и подобию множества видимых вещей, получают в этом исходном пункте свое подлинное значение образов и подобий самого истинно сущего первоначала – незримых видов всеобщей, т. е. одной и единственной идеи блага.
Это, однако, может произойти только при условии преодоления технического способа разработки и применения важнейших рассудочных дисциплин.
Арифметика, геометрия, астрономия и гармония,
согласно Платону, должны быть развиты не как техники, занятые упражнением эмпирически возникших навыков наблюдения за видимыми телами и изощрением приемов их счета и и измерения, а как науки, т. е. дисциплины, которые учат размышлять о своих предметах. Ведь сущность этих предметов, чувственное восприятие которых заключает в себе непреодолимое для технического рассудка противоречие, может быть постигнута с подлинной точностью только мышлением. Цель точных
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
- 7 - рассудочных наук (в отличие от одноименных техник, которые служат средством только для удовлетворения практических нужд людей) состоит в том, чтобы подвести душу любящего учиться к проблеме природы их в действительности сверхчувственных предметов и тем побудить в ней философский рассудок. Это и означает заниматься вычислением, геометрией, астрономией и музыкой
«ради познавания» (Ibid. 525 d), а не ради мнений и насущных потребностей торговли, земледелия,
войны, строительства, услаждения слуха и т. п.
«Значит, наши занятия астрономией, как и геометрией, имеют ту пользу, что ставят перед нами проблему, – утверждает Платон, – со звездным небом мы не будем возиться дольше, чем посредством занятий подлинной астрономией (т. е.
астрономией как наукой. – А. М.) сделаем употребимым по природе разумное в нашей душе –
вместо того, чтобы оставить его без употребления»
(Ibid. 530 b–c).
Благодаря размышлению о сущности числа,
фигур, движения и гармонии в душе ищущего возникает возможность размышлять уже о едином вечно сущем как таковом, поскольку научное рассмотрение всех этих сверхчувственных предметов
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
ставит перед философским рассудком проблему познания единой сущности, заключающей в себе
«что» каждого из них. Таким образом, все возведенные в степень наук, т. е. математические в буквальном значении этого греческого слова,
дисциплины рассудка становятся в философии опытом размышления об особенных предметах, из которого она в своей любви к мудрости создает всеобщую возможность размышлять. Вследствие этого гипотезы рассудка выступают в философии отнюдь не как аксиомы (произвольные, непознанные и потому якобы не нуждающиеся в доказательстве начала субъективного движения лишь формально логичных технических рассуждений об особенных мысленных идеях), а именно как гипотезы,
предположения о единой всеобщей сущности,
опираясь на которые, возникающий разум восходит к уже негипотетическому мыслимому – к сущему первоначалу всего. И если первый род мыслимого
«душа вынуждена искать, используя как образы зримые тела […] и от предполагаемого прокладывая путь не к первоначалу, а, напротив, к конечному пункту», то «ко второму она создает такой метод,
который восходит от предположений к
негипотетическому первоначалу и без зримых образов, а самими идеями и через идеи» (Ibid. 510 b).
Но путь философского рассудка по многим мыслимым предметам к единому первоначалу образует только введение в метод действительного мышления мыслимого как такового, его исходный пункт. «Разве мы не знаем, что все это есть лишь
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
вступление в тот закон сущего, которому мы должны научиться? – напоминает Платон. – Ты
- 8 - ведь не считаешь, что кто поднаторел в этом, тот уже и диалектик?» (Ibid. 531 d–е). Платону ясно, что философское рассуждение о том, что есть каждое мыслимое, остается лишь попыткой, реальной возможностью размышлять до тех пор, пока уже действительно разумным мышлением не будет постигнуто само «что» блага – первоначальное единство мышления и мыслимого. «Не есть ли это само "что" закона сущего, который приводится размышлением? – спрашивает он о едином. – Но хотя сущее и есть подлинно мыслимое, не подражает ли ему возможность зрения, которая, как мы говорили, отважилась взглянуть на живое, на сами звезды и, наконец, даже на само Солнце? Ведь как в зрении, так и тут: если кто попытается, размышляя,
т. е. без всякого чувствуемого, только посредством логоса устремиться к самому "что" каждого и не повернет назад, пока самим мышлением не постигнет само "что" блага, то он достигнет той же вершины мыслимого, какой достиг в видимом» (Ibid.
532 a–b).
В среднем пункте метода благо выступает не просто возможным предметом познания, но
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
раскрывается в разумном мышлении как одна единая идея, вечное первоначало всего сущего – источник его бытия и сущности, причина возможности познания сущности и истины философским рассудком. «Уразумей же: то, что придает познаваемому истину, а познающему – возможность судить, есть идея блага, причина познания сущности и истины, насколько они все же познаваемы рассуждением. Но как бы ни были прекрасны оба,
познавание и истина, ты будешь прав, если скажешь,
что сама идея блага более прекрасна, чем они, ибо как раньше по отношению к свету и зрению было правильно назвать их солнцевидными, но, напротив,
неверно было бы принять их за само Солнце, так и здесь с познанием и истиной: правильно назвать их обоих благовидными, но ни одно из них неправильно было бы считать самим благом – это благо по большому счету стоит еще выше» (Ibid. 508 e–509 a).
Платон специально добавляет, что всеобщее единство блага по его собственной первоначальности и возможности превосходит не только бытие и познаваемость всего потенциально познаваемого рассудком сущего, но и его сущность,
поскольку для разумного мышления единая идея блага есть определенный в себе самом всеобщий род всех своих видов, безусловное основание особенной сущности каждого из многих сущих, размышление о которых выступило условием начала познания первоначала:
«И от этого блага уделена познаваемому не только познаваемость, но оно же дает познаваемому и бытие, и его сущность, так что
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
это благо не сущность сущего, а еще и прежде его сущности, превосходя ее старшинством и
возможностью» (Ibid. 509 b).
Именно поэтому из этой высшей или средней точки метод, прод-
- 9 - вигаясь к концу, неизбежно вновь возвращается к своему исходному пункту – к своим предпосылкам,
чтобы обосновать их, логически доказать гипотезы,
выдвинутые философским рассудком на пути к первоначалу. Такое доказательство становится возможным после постижения первоначального единства идеи блага и необходимым в ходе раскрытия ее собственной определенности, т. е.
вполне определенного множества особенных идей всеобщего рода. Эти виды безусловной идеи,
раскрываемые мышлением на завершающем этапе метода, и есть действительные логические основания рассудочных наук, доказывающие истинность предположений, на которые вынужден был опираться возникающий разум. Резюмируя описание этого метода, Платон пишет: «…вторым разделом мыслимого я нарекаю то, что сам логос достигает возможностью размышлять, так как он делает гипотезы не началами, а подлинными предположениями, то есть опорными пунктами и
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
ступенями, по которым ему удается взойти до непредположенного, к первоначалу всего, постичь его самого и, держась того, что с ним связано, вновь возвратиться, спуститься к концу, не нуждаясь при этом ни в чем чувствуемом, а только в самих идеях в себе и для себя и заканчивая опять же идеями» (Ibid.
511 b–c). Лишь такую завершенную, т. е. не имеющую недоказанных предпосылок, и в этом смысле совершенную логическую систему определений разумного мышления он именует диалектикой или диалектическим методом. «Диалектический метод –
единственный, который, восходя над предположениями, продвигается к самому первоначалу, чтобы обосновать их, – пишет
Платон. – Мягким давлением он увлекает к свету погрязший в настоящей каше варварства взор души и направляет его вверх, причем в деле обращения души он пользуется теми техниками, о которых шла речь, как помощниками и сотрудниками» (Ibid.
533 c–d). Диалектика как наука познания идеи блага есть итог всего учения мыслить, результат возникновения разума в человеческой душе и вследствие этого единственная настоящая основа воспитания действительно свободного человека –
разумно мыслящего существа.
Однако ни в «Государстве», ни в каком-либо ином из дошедших до нас произведений Платон не дает систематического развития открытого им диалектического метода, ограничиваясь лишь демонстрацией его необходимости и шестикратным философским упражнением в размышлении о едином
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
и многом в «Пармениде». Единое благо остается в его письменных работах чистым представлением,
«демонической гиперболой», не более. «И тут
Главкон очень забавно воскликнул: Аполлон! Какая демоническая гипербола! Сам виноват, сказал я, ты принуждаешь меня излагать представление о благе»
(Ibid. 503 с). Почему это произошло? Познание блага как идеи дало Платону возмож-
- 1 0 - ность точно различить два рода особенности:
постигаемую разумом особенность всеобщего, или всеобщую особенность видов вечной идеи и абстрагированную нашим рассудком особенность единичного, или единичную особенность видов возникающих и исчезающих вещей. Но открытие этого важнейшего различия видов истинно сущего и становящегося привело к тому, что всеобщая идея как род мыслимого оказалась у Платона некоторым образом противопоставленной роду единичных,
чувственно воспринимаемых вещей и их особенных отношений, изучаемых рассудком.
Это обстоятельство и вынудило Платона при изложении своего философского учения постоянно прибегать к нефилософской форме выражения мысли в виде мифов и лишь правдоподобных, но не истинных рассуждений, в которых он с большой долей
pdfcrowd.com open in browser PRO version
Are you a developer? Try out the
HTML to PDF API
условности описывал сверхчувственное «царство идей». Поэтому Платон и утверждал в одном из писем, что у него нет и никогда не будет записи о сути его философии, хотя написать об этом он счел бы прекраснейшим делом своей жизни. Однако того указания, которое Платон дал ученикам в своей устной лекции о благе, оказалось достаточно для того, что Аристотель сделал следующий шаг в развитии философии и в «Метафизике» дал иное определение сущему как таковому и тому, что присуще ему самому по себе.
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом