Главная страница

Кэрролл Льюис. Дневник путешествия в Россию. Пища для ума. Пер. А. Боченкова. — М. Эксмо, 2004. Лью иск эр р ол л


Скачать 3,23 Mb.
НазваниеЛью иск эр р ол л
АнкорКэрролл Льюис. Дневник путешествия в Россию. Пища для ума. Пер. А. Боченкова. — М. Эксмо, 2004.pdf
Дата25.04.2018
Размер3,23 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаKerroll_Lyuis_Dnevnik_puteshestvia_v_Rossiyu_Pischa_dlya_uma__Pe
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44431
страница1 из 18
Каталогid319598897

С этим файлом связано 76 файл(ов). Среди них: Mikhaylovskiy-Danilevskiy_A_I_-_Opisanie_voyny_1813_goda_ch_-2_-, Pervaya_mirovaya-N06-Pogranichnaya_strazha.pdf, 023_Ekaterina_Furtseva.pdf, Svitkov_Masonstvo_v_russkoy_emigratsii.pdf, Filosofia_voyny.pdf, 14.pdf, Orlovets_P__Dudorov_P_P__-_Pokhozhdenia_Sherloka_Kholmsa_v_Sibir и ещё 66 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Гарри Фернисс
Портрет Льюиса
Кэрролла
ЛЬЮ ИСК ЭР Р ОЛ Л
Дневник путешествия
в Россию в 1867 году
Пища для ума
«Месть Бруно» и другие рассказы
Иллюстрации Льюиса Кэрролла
ПЕРВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ В РОССИИ
ЭКСМО
2004

Äíåâíèê
ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ
â 1867 ãîäó

12 èþëÿ (ïò.). Мыс султаном прибыли в Лондон почти одновременно, хотя ив разные его части — я прибыл через
Паддингтонский вокзала султан через
Чаринг1Кросс: должен признать, что самая большая толпа собралась именно в последнем пункте. Третьим центром притяжения общественного внимания был Мэншн1Хаус,
где чествовали добровольцев, отправлявшихся в Бельгию, и откуда, примерно около шести часов, в восточном направлении отправился непрекращающийся поток омнибусов,
груженных героями. Это здорово задержало мой поход по магазинами я выехал с Чаринг1
Кросс в Дувр только в восемь тридцать
â Ðîññèþ
â 1867 ãîäó
и по прибытии в Лорд Уорден» обнаружил,
что Лиддон уже на месте èþëÿ (Мы позавтракали, как и договаривались, в восемь по крайней мере в это время мы сели за стол и принялись клевать хлеб с маслом, пока не подали отбивные, каковое великое событие состоялось примерно в половине девятого.
Мы попытались жалобно воззвать к слонявшимся вокруг официантам, которые успокаивающим тоном сообщали нам, что
«они уже идут, сэр тогда мы выразили решительный протест, и они стали говорить,
что они уже идут, сэр, более оскорбленным тоном после всех этих призывов они удалялись в свои норы и прятались за буфетами и крышками для блюда отбивные все также не появлялись.
Мы пришли к общему мнению, что из всех добродетелей, которые может продемонстрировать официант, застенчивость и склонность к уединению менее всего желательны. Затем я сделал два грандиозных предложения, оба из которых были отвергнуты при первом же чтении первое,
что нам следует встать из1за стола ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
8
и отказаться платить за отбивные, а второе,
что мне следует найти хозяина и подать официальную жалобу на всех официантов,
что наверняка вызвало бы если не появление отбивных, то, по крайней мере, грандиозный скандал.
Однако к девяти часам мы оказались на борту парома, и после того, как на него загрузили содержимое двух поездов и на палубе возникла весьма удачная копия великой пирамиды, к каковому замечательному сооружению мыс гордостью присовокупили пару чемоданов, корабль отчалил. Перо отказывается описывать страдания некоторых из пассажиров в течение нашего девяностоминутного путешествия мои собственные переживания вылились в мысль о том, что я платил свои деньги явно не за это. Большую часть пути лил сильный дождь, что создавало ощущение уюта в нашей отдельной каюте (мы были достаточно расточительны, чтобы на нее потратиться мы находились в укрытии ив тоже время на воздухе, поскольку каюта располагалась на палубе. Мы высадились в Кале и оказались в толпе дружелюбных
аборигенов, предлагавших всевозможные услуги и советы на все подобные замечания я отвечал одним простым словом Вероятно, оно было не всегда уместно в строгом своем смысле, однако соответствовало задаче от них избавиться;
постепенно они отстали от меня, эхом повторяя «Non!» с различными интонациями,
в которых явно чувствовалась одна общая нота — отвращение. После того как Лиддон уладил вопрос с багажом и прочими делами,
мы совершили прогулку по рыночной площади, которая была бела от женских шляпок и полна пронзительной трескотни их владелиц…
Поездка в Брюссель была пресной и монотонной единственными архитектурными сооружениями на нашем пути, стоящими упоминания, были башня св. Омера и Турнейский собор сего пятью шпилями. На участке от Лилля до Турнея мы ехали вместе с одной семьей у них было две девочки — шести и четырех лет, причем младшая на протяжении всего пути практически не закрывала рта. Я сделал набросок этого маленького создания семья ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
10
подвергла портрет пристальному изучению,
а модель без всяких околичностей высказала свое собственное мнение (надеюсь,
благосклонное). Когда они покидали вагон,
мать снова послала ее к нам, чтобы она пожелала нам «Bon soir», а мы поцеловали ее на прощание.
В Бландене, на бельгийской границе, наш багаж вывалили из поезда, осмотрели,—
точнее даже, заглянули в него одним глазом,
и снова забросили обратно, и ничего за это не взяли это был первый осмотр в моей жизни, который я прошел совершенно бесплатно. Затем до Брюсселя с немецкими попутчиками. Основным моментом, который я отметил в окружающем пейзаже, было то,
как посажены деревья — ровными рядами на протяжении многих миль поскольку, как правило, все они наклонялись в одну сторону,
то казались мне длинными колоннами уставших солдат, шагающих по равнине:
некоторые были выстроены в каре, иные застыли по стойке смирно, но большинство безнадежно брели вперед, сгибаясь на своем
пути, словно под грузом призрачных вещмешков.
В Брюсселе мы разместились в «Отеле
Бельвю» и после легкого ужина, и, соответственно, состоящего всего из семи блюд, мы вышли прогуляться и, услышав музыку, игравшую в городском саду, завернули туда там мы просидели около часа, слушая замечательный оркестр,
в окружении сотен людей, сидевших за маленькими столиками среди деревьев под ярким светом фонарей èþëÿ (В десять часов мы пошли в церковь Сен1Гюдюль, самую красивую в Брюсселе. Мне там не очень понравилось,
потому что, хотя можно было бы принять участие в большей части церемонии, если бы что1нибудь можно было расслышать,
расслышать удалось всего пару слов кроме того, как правило, происходили одновременно две вещи хор пел гимны и т. п, в то время как священник продолжал, совершенно независимо, вести свою часть службы,—
и вся масса священнослужителей и проч.
постоянно небольшими процессиями подходили к алтарю, буквально на секунду ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
12
* Очень простой
(фр.).
ничтожно мало для молитвы или иного религиозного действа) преклоняли пред ним колена и снова возвращались на свои места.
Внимание к основным моментам службы привлекалось посредством пронзительного звона, который заглушал все остальные звуки. Некоторые из стоявших рядом снами прихожан молились отстраненно, словно сами по себе (находившийся рядом со мной мужчина, стоя на коленях прямо на каменном полу, поскольку скамейки не было, шептал молитвенные слова, перебирая четки),
некоторые просто смотрели, и все время входили и выходили люди. Я присоединялся к церемонии, когда удавалось догадаться,
о чем идет речь, но даже с помощью Лиддона,
который угадывал различные моменты службы,
было очень трудно разобрать слова, и весьма мудрено было представить, что это служба,
в которой паства должна принимать участие,—
создавалось впечатление, что она проводилась
для них. Музыка была прекрасна,
и размахивание кадилами создавало весьма живописный эффект — два мальчика, облаченные в алое и белое,
стоявшие перед алтарем, синхронно кадили в такт музыке. Затем состоялась
Èþëü
13
церемония, которая происходит только один разв году, великолепное шествие с проносом
«тела Христова через весь город мы наблюдали выход процессии и дождались ее возвращения, причем ждать пришлось не больше часа. Впереди двигался целый кавалерийский отряд Затем последовала длинная вереница маленьких мальчиков,
большинство из которых были одеты в алые и белые одежды, некоторые в венках из бумажных цветов, с флагами в руках,
а некоторые с корзинами, полными обрезков цветной бумаги, которые они, наверное,
разбрасывали на своем пути, — затем трогательная процессия маленьких девочек,
одетых в белое, в длинных белых вуалях,
затем поющие мужчины, священники и т. д.,
все в великолепных одеяниях и с флагами в руках, которые становились все больше и роскошнее, затем несли большую статую
Девы Марии со святым младенцем,
возведенную на пьедестал в форме полусферы, только более плоской и укрытой искусственными цветами, затем снова флаги,
затем большой балдахин на четырех шестах,
под которым шли священники, несущие
Äíåâíèê ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
14
гостию: многие из собравшихся людей опускались передними на колени. Это было,
безусловно, самое великолепное зрелище,
которое мне доводилось наблюдать, и оно производило чрезвычайно прекрасное впечатление, однако было ужасно театрализованными неестественным.
Процессию наблюдали чудовищные толпы людей — многие тысячи, но все вели себя вполне организованно.
Днем Лиддон отправился навестить каких1то знакомых, а я решил прогуляться на Place и хорошенько рассмотреть прекрасный Отель де Виль»; говорят, что эта площадь — лучший образчик светской готической архитектуры в мире. Вечером мы пошли в английскую церковь, но оказалось,
что служба уже состоялась днем.
15 èþëÿ (В девять пятьдесят выехали в Кельн, куда прибыли (без каких1либо приключений) в четыре. Здесь багаж прошел второй досмотр, даже еще более поверхностный, чем предыдущий мой
чемодан вообще не открывали. Мы провели около часа в кафедральном соборе, который я не стану пытаться описывать, скажу только
что это самый прекрасный из всех храмов,
которые мне доводилось видеть или даже воображать себе. Если можно представить дух набожности, воплощенный в какой1либо материальной форме, то воплощен бы он был именно в таком сооружении. Вечером мы снова отправились на прогулку, перебрались на противоположный берег реки и смогли насладиться чудесной панорамой всего города. Это произошло после отличного ужина (все ужины и проч.
до сих пор были такими же отличными)
и бутылки rudescheimer, полностью соответствующего замечанию, которым наш жизнерадостный маленький официант представил его нашему вниманию,—
«полагаю, это хорошее вино. Поселились мы в гостинице «Дю Норд èþëÿ (Мы совершили поход по нескольким церквям, в результате чего у меня не осталось очень четкого представления ни об одной из них. Это были Церковь св. Урсулы и одиннадцати тысяч девственниц, чьи мощи покоятся в ящиках, закрытых стеклом, через которое их едва можно рассмотреть;
«Св. Гереон» — еще один склеп с любопытным ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
16
десятигранным куполом, Апостольская церковь, церковь св. Петра»
с запрестольным образом работы Рубенса,
изображающим распятие св. Петра (рядом мы обнаружили дом с табличкой,
подтверждающей, что в нем родился Рубенс),
«Св. Марии в Капитолио».
В половине второго Лиддон пошел в табльдота я воспользовался этой возможностью и вернулся в Апостольскую церковь, чтобы поприсутствовать на свадебной церемонии. Там было довольно много людей, а также немало детей, которые бегали по церкви каким заблагорассудится,
однако делали это тихо и совсем не так,
как английские дети. Все гости находились внутри ограждения, где они стояли на коленях
(все время) за переносными столиками.
Служба, как мне кажется, началась с молитв,
вопросов и ответов, затем священник, удобно опершись на престол, закрыл свою книгу и произнес длинную речь, судя по всему,
экспромптом, после чего помахал над ними чем1то похожим на сосуд со святой водой.
Затем служка принеси положил на престол книгу с пером и чернильницей, и священник
долго вносил в нее какие1то записи, в течение какового времени к нему подошли два господина и начали что1то ему нашептывать наверное, давали свои имена в качестве свидетелей, затем священник слегка поклонился гостями новобрачными все закончилось. Когда я совершал экскурсию по церквям, меня очень поразило количество людей, которые молились как бы сами по себе. Водной из них три женщины исповедовались в трех разных исповедальнях одновременно они закрывали лица ладонями,
а священник держал перед лицом носовой платок, но занавесок не было. Весьма примечательно количество детей, которые,
похоже, самостоятельно пришли помолиться:
у некоторых из них были молитвенники,
но не у всех — большинство из них, кажется,
смотрели на нас, когда мы проходили мимо,
но вскоре снова возвращались к молитве и по одному вставали и выходили, явно приходя и уходя, когда им этого хотелось. Яне заметил,
чтобы это делали мальчики или мужчины
(хотя на воскресной службе в Брюсселе их было много Днем мы поднялись на вершину собора и смогли насладиться ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
18
великолепным видом города сего морем белых стен и серых крыши многомильной лентой Рейна. Мы договорились, что попробуем совершить поездку в Берлин ночью, и, соответственно, сели в поезд в семь пятнадцать вечера и прибыли в Берлин около восьми утра. Сиденья в вагоне вытягивались,
и из1них получалась весьма недурная постель,
кроме того, лампа была снабжена абажуром из зеленого шелка, который можно было опустить, если мешал свети нам удалось весьма комфортно провести ночь, хотя должен с сожалением заметить, что Лиддон не спал èþëÿ (В Берлине, когда мы хотели взять кеб (который здесь называют чтобы добраться до Отель де Рюсси»,
нам дали билет с номером, и мы были вынуждены взять кеб с этим номером на стоянке — правило, которое в Англии не стали бы долго терпеть. В течение дня мы осмотрели великолепную конную статую
Фридриха Великого (работы Рауха)
и знаменитую Амазонка и тигр (Кисса) и посетили две картинные галереи, по которым пронеслись в большой спешке нужно будет
обязательно осмотреть их более обстоятельно,
если получится. Мы пообедали в три,
за табльдотом (не забыть что «potage а la
Flamande» означает бульон из баранины, что утку едят с вишнями и что вовремя трапезы не принято спрашивать чистые вилку и ножа вечером мы гуляли по городу и, обнаружив,
что в церкви св. Петра (евангелической)
проходит служба, зашли ив течение двадцати минут слушали весьма беглую, произнесенную экспромптом проповедь на немецком языке:
проповедник закончил длинной импровизированной молитвой и Отче наш»,
затем поднялся (и вместе с ним все присутствовавшие) и, распростерши руки,
благословил паству, затем грянул орган,
проповедник удалился, и прихожане снова сели и стали петь длинный и очень мелодичный гимн èþëÿ (÷ò.). Мы нанесли второй, более длительный визит в огромную картинную галерею (в которой представлены картины, организованную великим критиком и искусствоведом Ваагеном.
Впрочем, в его каталоге содержится мало критицизма (если таковой вообще имеется ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
20
он просто перечисляет то, что изображено на каждом полотне. Сюжет большинства картин взят из Священного Писания, и там много
«Мадонн с младенцем, выполненных в самых разнообразных стилях на многих из них присутствует и св. Себастьян (уже пронзенный стрелами, на некоторых Мария поставила младенца на землю и преклоняет пред Ним колена в молитве, а на одной,
замечательном образце живописи, Иосиф представлен спящим, с ангелом, который нашептывает ему на ухо. Есть прекрасная картина с изображением Вавилонской башни,
с тысячами фигур, еще одна с Эдемским садом,
со множеством всевозможных зверей и птиц,
и несколько, хорошо знакомых по гравюрам произведений, таких, как искушение св. Антония. Одно из самых замечательных по своей завершенности произведений, которые мне доводилось видеть, это триптих Ван
Вейдена, представляющий сцены после смерти нашего Господа на одной, где Мария плачет, каждая слеза являет собой тщательно выписанную полусферу со своим собственным бликом и собственной тенью на полулежит раскрытая книга со слегка истрепанными
страницами, и одна из застежек свисает так,
что тень от нее ложится на края страниц, и,
хотя тень эта длиной всего около дюйма, там,
где пространство между страницами самое маленькое, художник очень тонко показал, что тень уходит под нижний лист. Если смотреть на все картины в общем, то возникает особенное ощущение красоты, но едва ли можно выбрать какую1либо картину, где несколько более внимательное изучение не раскрывает чудеса исполнения. Понадобилось бы много дней,
чтобы приблизительно оценить по достоинству все собрание. После табльдота пошел сильный дождь, и мы смогли совершить только короткую прогулку и посмотреть на церковь св. Николая èþëÿ (Мы встали (с помощью будильника) в половине седьмого и вскоре после половины восьмого позавтракали.
Утром мы посетили церковь св. Николая,
в которой я обнаружил новый для меня элемент интерьера — придел, полностью отделенный перегородкой и расположенный вдоль алтарного выступа в восточной части храма, за кругом колонн, в то время как алтарь находился внутри круга, с обычным ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
22
нагромождением мраморных деталей.
Перегородка была увешана старыми картинами (в основном на библейские темы),
каждая из которых — дань памяти о каком1
либо усопшем. Здесь же мы увидели гробницу Пуффендорфа. Отсюда мы направились в Шлосс, или Королевский дворец, где нас вместе с толпой других экскурсантов провели по анфиладе роскошных покоев, показав также большую круглую часовню все, что можно было покрыть позолотой, было позолоченным.
Парадная лестница, по которой мы вошли,
была сделана не ступеньками, но представляла собой нечто вроде пологой мощеной улицы, напомнившей мне некоторые из улиц Уитби, но после того, как мы осмотрели помещения и заплатили гиду, на нас перестали обращать внимание и оставили выбираться самим по винтовой черной лестнице среди ведер и рабочих,
производивших ремонт отсюда вытекает глубокая мораль, начинающаяся словами:
«Такова княжья доля. Остальную часть утра мы посвятили двум картинным галереям
После ужина мы поехали, на крыше омнибуса, в Шарлоттенсбург (примерно в четырех милях к западу, по дороге насладившись грандиозным панорамным видом
Унтер1ден1Линден. Там имеется еще один дворец и несколько весьма милых кусочков улицы, но единственная действительно достойная внимания вещь — это часовня,
в которой похоронена принцесса. Ее гробница представляет собой тонко выполненную из мрамора статую, лежащую на кушетке,—
чрезвычайно восхитительный эффект создается с помощью фиолетового стекла,
вставленного в некоторые из окон на крыше,
что придает мрамору неописуемую мягкость и впечатление нереальности. Вечером мы гуляли по городу и посмотрели на синагогу, которую, как нам сказали, стоит посмотреть это нам сообщил один господин из Нью1Йорка,
с которыми сего женой) мы познакомились за табльдотом и которые, похоже, весьма приятные люди. Они приехали сюда, не зная ни слова по1немецки, и поэтому пребывание здесь для них оказалась довольно сложным испытанием.
Äíåâíèê ïóòåøåñòâèÿ
â Ðîññèþ â 1867 ãîäó
24
* Von Liegnitz.

20 èþëÿ (Мы начали день с посещения синагоги, где, как оказалось, проходила служба, и оставались там до ее окончания все для меня было совершенно новыми чрезвычайно интересным. Само здание весьма роскошно, почти весь интерьер внутри украшен позолотой или другими материалами,
почти все арки полукруглые, хотя было несколько той формы, которую я здесь нарисовал восточная сторона закрыта круглым куполом, ив ней еще есть купол поменьше на колоннах, под которым находится шкаф (скрытый за шторой),—
в нем хранится свиток Закона, перед шкафом стоит аналой, повернутый на востока перед аналоем еще один маленький аналой,
повернутый на запад за время службы]
последний использовался только один раз.
Остальная часть помещения оснащена открытыми скамьями. Мы последовали примеру прихожан и остались в головных уборах. Многие из них, заняв свои места,
достали из вышитых сумок белые шелковые шали, которые надели на головы, сложив их вчетверо эффект был весьма необычен верхний край шали был украшен чем1то вроде Рисунок не сохранился
(
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

перейти в каталог файлов
связь с админом