Главная страница

Данилевский. Древняя Русь. Литература по гуманитарными социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Института Открытое общество Фонд


Скачать 3,77 Mb.
НазваниеЛитература по гуманитарными социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится и издается при содействии Института Открытое общество Фонд
АнкорДанилевский. Древняя Русь.pdf
Дата11.11.2018
Размер3,77 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDanilevskiy_Drevnyaya_Rus.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЛитература
#58108
страница8 из 34
Каталог
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   34
Погостами первоначально назывались центральные поселки общинной территории, административно-податные центры и пункты, в которых велась торговля. Позже погосты становятся также религиозными центрами там строились церкви и отводилось место для кладбищ. Со временем погосты частично или полностью утратили прежнее значение, хотя названия за ними сохранились. В одних местностях они стали обозначать место, где находятся церковь и причт, в других (в средней и южной полосе) — кладбища, а в некоторых превратились в села. О составе погоста-села XIII в, можно судить по упоминанию пожа- лований, сделанных в 1219-1237 гг. в жалованной грамоте великого князя рязанского Олега Ивановича игумену Ольгова монастыря Арсению Селами именовались административно-хозяйственные и церков- но-приходские центры княжеского или боярского владения. На ранних этапах истории Древней Руси в их состав входили только двор владельца и жилища его слуг, Позднее в селах стали располагаться и хозяйства зависимых крестьян. Село, не ставшее церковно-приход- ским центром, называлось сельцом. Крестьяне, тянувшие в податном отношении к селу, жили в деревнях или весях — поселениях в один или несколько дворов. Однако нас в первую очередь будет интересовать тот вид поселений, в котором концентрировались некие властные структуры, оказывавшие реальное влияние на жизнь Древней Руси, А таким типом поселений был, несомненно, древнерусский город. ДРЕВНЕРУССКИЙ ГОРОД Становление Древнерусского государства было теснейшим образом связано с процессом преобразования, освоения мира непроходимых чащоб, болот и бескрайних степей, окружавшего человека в Восточной Европе. Ядром нового мира стал город — очеловеченная,
82
окультуренная, отвоеванная у природы территория. Упорядоченное, урбанизированное пространство превращалось в опору новой социальной организации. В городах пишет В. П. Даркевич,— исчезает поглощен- ность личности родом, ее статус не растворяется в статусе группы в той мере, как в варварском обществе. Уже в ранних городах Нов- городско-Киевской Руси общество переживает состояние дезинтеграции. Но при разрушении прежних органических коллективов, в которые включался каждый индивид, общество перестраивается на новой основе. В города, под сень княжеской власти стекаются люди, самые разные и по общественному положению, и по этнической принадлежности. Солидарность и взаимопомощь — непременное условие выживания в экстремальных условиях голодовок, эпидемий и вражеских вторжении. Но социально-психоло- гические интеграционные процессы происходят уже в совершенно иных условиях»
5
Города, несомненно, были центрами экономической, политической и духовной жизни Древней Руси. Именно города предохраняли Русь от гибельного изоляцио- наизма. Они играли ведущую роль в развитии политических, экономических и культурных связей с Византией и дунайской Болгарией, мусульманскими странами Передней Азии, тюркскими кочевниками причерноморских степей и волжскими булгарами, с католическими государствами Западной Европы. В урбанистической среде, особенно в крупнейших центрах, усваивались, сплавлялись, по-своему перерабатывались и осмысливались разнородные культурные элементы, что в сочетании с местными особенностями придавало древнерусской цивилизации неповторимое своеобразие»
6
В изучении городов домонгольской Руси отечественными историками и археологами достигнуты серьезные успехи, В тоже время накопилось значительное число проблем, требующих своего разрешения. Первый вопрос, на который необходимо ответить что такое древнерусский город При всей своей очевидности ответ на него вовсе не так прост, как может показаться на первый взгляд. Если исходить из этимологии слова город родственное — жердь, то следует признать, что это прежде всего огороженное (укрепленное) поселение. Однако этимологический подход далеко не всегда может удовлетворить историка. Он фиксирует лишь наиболее раннюю стадию истории слова, но ничего не может сказать о том, что же собственно называлось городом в более позднее время. Действительно, городом в древнерусских источниках до XVI в. назывались огражденные населенные пункты и крепости, независимо от их экономического значения. В более позднее время так стали называться ремесленно-торговые поселения
83
и крупные населенные пункты (при всей нечеткости определения крупные, независимо оттого, имели ли они крепостные сооружения или нет. Кроме того, когда речь заходит об историческом исследовании, и нем под термином город имеется ввиду не совсем то (а иногда и совсем не то, что подразумевалось под этим словом в Древней Руси. Что же называют древнерусским городом современные исследователи Приведу некоторые типичные определения. Город есть населенный пункт, в котором сосредоточено промышленное и торговое население, в той или иной мере оторванное от земледелия»
8
«Древнерусским городом можно считать постоянный населенный пункт, в котором с обширной сельской округи-волости концентрировалась, перерабатывалась и перераспределялась большая часть произведенного там прибавочного продукта»
9
Повторю: насколько такие представления соотносятся стем, что называли городом в Древней Руси точно неизвестно. Решение этой проблемы, как уже отмечалось, затрудняется неоднозначностью понятия город к Древней Руси. Термином "город" в Древней Руси обозначалось вообще укрепленное, огражденное поселение вне зависимости от его экономического характера — был ли это городи собственном смысле слова — значительный ремесленно-торговый центр, или небольшая крепостица с военным гарнизоном, или старое укрепленное поселение дофеодальной поры»
10
Такое расхождение в определениях серьезно затрудняет использование информации огородах, почерпнутой из древнерусских источников, поскольку требует предварительного доказательства, идет ли речь в данном конкретном случае огороде в нашем смысле слова точнее, в том смысле, который вкладывается в этот термин данным исследователем. Вместе стем ставится под вопрос принципиальная возможность выработки универсального определения древнерусского города. В советской историографии, опиравшейся на марксистскую теорию, появление городов связывалось с отделением ремесла от земледелия, тес так называемым вторым крупным разделением труда (Ф.
Энгельс). Прочие факторы, если и учитывались, ставились в подчиненное положение. Им уделялось гораздо меньше внимания при объяснении формирования такого типа поселений. В качестве примера приведу высказывание МН. Тихомирова, весьма характерное именно для такого подхода Настоящей силой, вызвавшей к жизни русские города, было развитие земледелия и ремесла в области экономики, развитие
84
феодализма — в области общественных отношений. Правда, одновременно с этим исследователи часто подчеркивали, что самое возникновение русских городов имело различную историю»
12
В последнее время все больше внимания обращается на то, что происхождение и особенности жизни древнерусского города не могут объясняться сугубо экономическими причинами. В частности, В. П. Даркевич считает, что объяснение появления раннесредневековых городов на Руси в итоге общественного разделения труда — пример явной модернизации в понимании экономики того времени, когда господствовало натуральное хозяйство. Продукты труда производятся здесь для удовлетворения потребностей самих производителей. Товарное производство находится в зачаточном состоянии. Внутренние местные рынки в эпоху становления городов на Руси еще не получили развития. Господствует дальняя международная торговля, затрагивавшая лишь верхи общества»
13
Подвергается сомнению и жесткое противопоставление города и села в Древней Руси. При этом подчеркивается роль агрикультуры в городе, жители которого (как, впрочем, и западноевропейские горожане) вели полукрестьянское существование и занимались разнообразными промыслами, как свидетельствуют археологические материалы охотой, рыболовством, бортничеством»
14
Горожанам не чужды были занятия земледелием и скотоводством об этом говорят многочисленные находки на территории древнерусских городов сельскохозяйственных орудий труда лемехов плугов, мотыг, кос, серпов, ручных жерновов, ножниц для стрижки овец, огромного количества костей домашних животных. Кроме того, сельское население занималось производством большинства ремесленных продуктов для удовлетворения собственных нужд ткало ткани и шило одежду, производило гончарные изделия и т. п. Пожалуй, единственным исключением были металлические орудия и украшения, изготовление которых требовало специальной подготовки и сложного оборудования. Добавим к этому, что по свидетельствам археологов, крупные городские поселения подчас возникали раньше окружавших их сельских поселков. К тому же, подобно городам Западной Европы, население городских поселений Древней Руси постоянно пополнялось сельскими жителями. Все это заставляет согласиться с мнением В. П. Даркевича о высокой степени аграризации древнерусских городов и отсутствием жестких различий между городскими и сельскими поселениями. Он пишет Как на Западе, таки на Востоке Европы город представлял собой сложную модель, своего рода микрокосм с концентрическими кругами вокруг основного ядра. Первый круг — садовые и огородные культуры (огороды вплотную примыкают к городскому пространству и проникают в свободные его промежутки, а также молочное хозяйство во втором и третьем кругах — зерновые культуры и пастбища. При раскопках на территории городских дворов- усадеб находят огромное количество костей домашних животных. Места для содержания скота обнаружены как в пределах укреплений, таки вне их»
15
Основным отличительным внешним признаком городского поселения, видимо, было лишь наличие укрепления, крепостного сооружения, вокруг которого и концентрировалась собственно городская жизнь. При этом в сознании людей Древней Руси город отличался от пригорода, также окруженного городскими укреплениями. В горо- дах-«пригородах» отсутствовал очень важный, хотя и почти незаметный для нас, элемент настоящего города — вече ДРЕВНЕРУССКОЕ ВЕЧЕ Вече — один из самых известных ив тоже время самых загадочных институтов Древней Руси. Все знают, что это орган русского на- родоправства». Но что касается реального наполнения данного термина в древнерусских источниках, то исследователи расходятся по целому ряду принципиальных вопросов
• Когда возникло вече как политический институт
• Каков был социальный состав участников вечевого собрания
• Какие вопросы входили в сферу компетенции веча?
• Каково географическое распространение вечевых порядков Естественно, для того чтобы найти ответы на эти вопросы, необходимо учитывать всю совокупность известий о нем. Соблюдение этого правила прежде всего заставляет согласиться с выводом ВТ. Пашу- то о многозначности понятия «
âå÷å
», которое могло связываться с
— совещаниями знати,
— собраниями городских меньших людей,
— заговорами,
— военными советами,
— восстаниями и т. д. Кроме прямых упоминаний самого слова «
âå÷å
», видимо, следует учитывать и те сообщения, в которых речь идет о том, что горожане, или князь и горожане «
ñäóìàøà
» о чем-либо. Во всяком случае у
И.Я. Фроянова были достаточные основания для привлечения подобных известий при изучении вечевых вопросов. Одним из наиболее веских аргументов при этом служит классическое упоминание в статье) го вечевом собрании во Владимире, решавшем вопрос о князе, который должен был занять престол после убийства Андрея Боголюбского: Мы еще не развернемся к этой фразе, а пока лишь отметин, что она действительно допускает толкование И.Я. Фроянова, согласно которому собраться на вече — все равно, что сойтись на думу, думать, а принять вечевое решение — значит "сдумать"»
17
В тоже время такой подход к определению объема материала, который можно использовать для изучения веча, встречает и довольно серьезные возражения. В частности, М.Б. Свердлов полагает, что Повесть временных лет" сообщает о коллективных решениях племен "съдумавше поляне, "и реша сами в собе", "сдумав- ше древляне со князем своимъ Маломъ". На этом основании делались предположения о существовании племенных вечевых собраний. Однако эти сведения слишком общи, чтобы определить, как решались вопросы — на племенных собраниях или избранными лицами-князьями и знатью. В летописи в аналогичной форме сообщается "реша козари", "почаша греци мира просити", хотя в Х вв. хазарский каганат и византийская империя были государствами, где политические вопросы решались не народным собранием, а монархами и их приближенными. Следовательно, известия летописи еще не свидетельствуют о племенных собраниях в племенных княжениях и тем более племенных союзах, территориальные размеры которых делали такие собрания невозможными, ограничивая число участников лишь отдельными представителями, вероятно племенной знатью»
18
Впрочем, данное замечание относится скорее не к тому, связаны ли коллективные решения с вечевыми собраниями, а к самому характеру этих собраний, к их составу. Что же касается возможности косвенных упоминаний Повестью временных лет хазарских и византийских вечевых собраний, тоне стоит забывать, что перед нами — неточное научное описание строя сопредельных с Русью государства его переосмысление в своих понятиях, привычных и ясных как летописцу, таки потенциальному читателю. Следовательно, подобные формулировки можно рассматривать в качестве опосредованного свидетельства распространенности вечевых порядков на Руси. Если, конечно, исходная гипотеза И.Я. Фроянова верна. Вернемся, однако, к приведенной выдержке из Лаврентьевской летописи. Она довольно сложна и вызывает определенные расхождения в понимании. Вообще, надо сказать, сравнительно немногочисленные прямые упоминания о вечевых собраниях настолько неясны и неоднозначны, что позволяют высказывать самые разные предположения, вплоть до прямо противоположных. Так, скажем, по мнению СВ. Юшкова, в данном случае идет речь о том, что изначала власти Новгорода, Смоленска, Киева, Полоцка и власти всех других городов собираются на думу, на совещания
(веча): на чем порешат власти старших городов, то должны выполнять пригороды. (Разрядка моя И.Д.)
Б.Д. Греков же считал, что логическое ударение в приведенном отрывке сделано совсем на другом моменте, который относится не столько к существованию вечевого строя (о хронологии вечевых собраний летописец едва ли здесь думал, сколько к обычной обязанности пригородов подчиняться городам...»
20
Отмеченный момент никем не оспаривается. Действительно, пригороды не собирали свои веча и должны были подчиняться решениям вечевых собраний городов. Это для нас также представляет несомненный интерес. Однако вопрос о том, как понимать летописное «
èç-
íà÷àëà
», все же остается открытым. Вообще Б.Д. Греков занимал в вопросе о времени существования веча довольно любопытную позицию. Не отрицая того, что вече — явление, относящееся к весьма древнему периоду (что, впрочем, следует лишь из косвенных замечаний, он в тоже время писало молчании веча с X по XII в В этой книге, посвященной Киевскому государству, писать о вече можно только с оговоркой, по той простой причине, что в Киевском государстве, как таковом, вече, строго говоря, не функционировало расцвет вечевой деятельности падает уже на время феодальной раздробленности. Только в конце периода Киевского государства можно наблюдать в некоторых городах вечевые собрания, свидетельствующие о росте городов, готовых выйти из-под власти киевского великого князя. Оправданием этой главы Несколько замечаний о древнерусском вече служит лишь тот факт, что в литературе по вопросу о вече далеко не всегда различаются два периода в истории нашей страны период Киевского государства, когда вече молчит, и период феодальной раздробленности, когда оно говорит, и даже достаточно громко»
21
Как бы тони было, судя по всему, нет никаких оснований полагать, что вече — продукт развития государственного аппарата. Скорее, напротив, оно — предшественники исток (или один из истоков) древнерусской государственности. В тоже время, видимо, следует прислушаться к мнению Б.Д. Грекова, который, в частности, считал отнюдь не всё, что называлось или могло (как полагают историки)
88
называться вечем,— явления тождественные. Такое ограничение относится не только к различным периодам истории, но и к одновременно сосуществующим институтам. Вот что писал ученый народные собрания древлян надо отличать от совещаний киевского князя с боярами. Первые — это еще не изжитые остатки родового строя периода высшей ступени варварства, вторые — следствие укрепления княжеской власти, отделения власти от народных масс, уже успевших выйти из рамок родового общества. Нас не должно смущать то обстоятельство, что оба явления наблюдаются параллельно водно и тоже время. Наша страна ив этот перепад времени была огромна ив смысле стадиального развития в отдельных своих частях пестра. Было бы ошибкой не считаться с этими фактами и рассматривать все части громадной территории Руси как стадиально однородные И все-таки, как определяется время появления вечевых порядков и может ли оно вообще быть установлено сколько-нибудь точно Как считал В.И. Сергеевич, опиравшийся на уже цитировавшийся текст Лаврентьевской летописи, по мнению начального летописца и позднейшего, жившего в конце XII века, вече было всегда. (Разрядка моя ИДИ продолжал, ссылаясь на легендарные известия начальной русской летописи (о хазарской дани, о переговорах древлян с Ольгой, о белгородском киселе и др Вече как явление обычного права существует с незапамятных времен. Событием первостепенной важности, проложившим путь к новому порядку вещей, является татарское завоевание. Нашествие татар впервые познакомило русские княжения с властью, которой надо подчиняться безусловно. Почва для развития вечевой деятельности была уничтожена сразу»
24
Исследователи, говорящие о древности веча, чаще всего приводят свидетельство Прокопия Кесарийского Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом»
25
Именно из этого следует вывод, что племенные веча — детище старины глубокой, palladium демократии восточных славян»
26
Во всяком случае подавляющее большинство историков придерживается мнения, что по своему происхождению вече — архаический институт, уходящий корнями и недра первичной формации 89
С переменами, происходившими в социальной структуре восточнославянского общества, менялась и сущность самого учреждения коллективной власти. Раннее, племенное вече эпохи первобытного строя или военной демократии, видимо, серьезно отличалось от волостного веча второй половины XI-XII вв. В тоже время вызывает серьезные сомнения тезис Б.Д.Грекова о том, что вече временно — в связи с ростом городов — прекращало свою деятельность в период существования Киевской Руси, Такое утверждение не только нелогично, но и не подтверждается фактическим материалом (на что обращал внимание еще П. П. Епифанов. Скорее, вече продолжало функционировать, однако оно изменилось. Во всяком случае о созыве князем веча прямо говорится в рассказе Повести временных лет под 6523
(1015) г. Ярослав Мудрый, перебивший накануне новгородцев
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   34

перейти в каталог файлов
связь с админом