Главная страница

Людмила Павленко. Золот о. Более всего же облекитесь в любовь, Которая есть совокупность Совершенства . Апостол Павел к Колоссянам (3 14)


Скачать 1,29 Mb.
НазваниеЛюдмила Павленко. Золот о. Более всего же облекитесь в любовь, Которая есть совокупность Совершенства . Апостол Павел к Колоссянам (3 14)
АнкорPavlenko_Lyudmila_Georgievna_Zoloto.doc
Дата09.10.2017
Размер1,29 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPavlenko_Lyudmila_Georgievna_Zoloto.doc
ТипДокументы
#33466
страница1 из 12
Каталогid309873374

С этим файлом связано 20 файл(ов). Среди них: Tekhnologia_vyraschivania_gribov.pdf, Matematicheskie_zakonomernosti_v_Mirozdanii.pdf, Краткий обзор текстов КОРАНА.docx, Rezolyutsia_kruglogo_stola.docx, 20050307_OTM_2(38)_Bog_obeshal_sady.doc, ino.pdf, Kuznetsov_O_A__Khromov_L_N_-_Tekhnika_bystrogo_ch.pdf, Pavlenko_Lyudmila_Georgievna_Zoloto.doc и ещё 10 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Людмила Павленко.


З О Л О Т О.

«Более всего же облекитесь в любовь,
Которая есть совокупность
Совершенства».
Апостол Павел к Колоссянам (3:14).
«Любовь Вселенская объединяет в ладу
целостность иерархии Вселенной».
«Мёртвая вода», часть1.1.
«Разгерметизация».
Москва, 1998.

Оверштаг (голл. overstag) - поворот

парусного судна на другой галс

носом против встречного ветра.

От автора.
История человечества - это история войн и преступлений.
История человечества - это история ненависти.
История человечества - это история великих подвигов и свершений.
История человечества - это история любви.

*** *** *** *** ***
- Доктор, он уходит!
О чём это она? Кто уходит? Куда уходит? Зачем уходит?
- Вероника, вы же не кисейная барышня, вы – медсестра. Да, молодая, да, маловато практики. Но вы сейчас уже должны заставить себя понять и принять это, как данность – наши пациенты иногда умирают. Мы не боги. Мы сделали всё, что могли. Но сейчас мы бессильны. Пожалуйста, возьмите себя в руки.

*** *** *** *** ***
Кто-то у них умирает. Где я? Вспомнил. В больнице. И кто-то рядом умирает. Это печально. Царство небесное. Видно, хороший человек был, раз медсестра так убивается. А я, кажется, иду на поправку. Мне стало очень хорошо. Ничего не болит. Абсолютно!
*** *** *** *** ***
- Как вы можете так говорить, Вениамин Прокопьевич? Ведь это же не просто пациент. Это артист. Это мой любимый артист. Это Паромщиков! Вы же помните, как он играл?

- Конечно, помню. Но и артисты – это тоже просто люди. Всего лишь люди.

- Мы стоим над ним и беседуем, а он умирает!

- Вероника, он УЖЕ умер. Царство небесное.

- Как жаль! Как же мне жаль! Царство небесное….
*** *** *** *** ***
Они с ума, что ли, сошли? Медсестра плачет. По мне плачет. Потому что я и есть артист Паромщиков. Народный артист России и всенародно любимый, надеюсь. Но я не умер. Я – живой. Меня куда-то тащит вихрь. Почему в больнице вихрь? И почему Арина так долго не приходит? Я каждый день её зову. Я даже плакал – так хотел её видеть. О, наконец, пришла.

*** *** *** *** ***
- Аринушка, ну почему ты так долго не приходила? Я болею, мне плохо, а ты не приходишь.

- Ты уже не болеешь.

- Ну, да. Мне уже очень хорошо. Но всё равно. Я такой старый и больной. А ты такая молодая и красивая. Какая же ты красивая! У тебя глаза оленёнка!

- Ты тоже молодой и красивый. И совершенно здоровый. Здесь все молодые, здоровые и красивые.

- Где здесь? Мы где? В больнице? Меня куда-то вихрем унесло. Безобразие. Такие сквозняки в больнице.

- Это уже не больница.

- Где я?

- В убежище.

- В бомбоубежище? Что – война началась?

- А она никогда не кончалась.

- Арина, ты меня пугаешь. Что с тобой? Такие вещи говоришь…. И где мы всё-таки находимся? Мне это снится, что ли, всё? Да нет. Я мыслю как никогда ясно и чётко. И вижу так отчётливо. И слышу. И тело у меня…. У меня молодое тело! Что случилось?

- Сашенька, дорогой, присядь.

- Какая здесь мебель…. Царская. Как в том моём фильме, где я императора играл.

- Да, ты прав. Эта мебель оттуда.

- Как же я раньше не заметил? Это же царские палаты! Признайся, это киносъёмка? Я был болен, я был без сознания, ты не приходила, потому что готовила для меня этот сюрприз? Ты достала какой-то чудодейственный эликсир, который вылечил меня. И мы на съёмках нового фильма, где я снова играю царя?

- Ты мой царь, ты мой ребёнок.

- Ариночка, ты плачешь? Почему?

- Потому что я и вправду тебе приготовила сюрприз. Я пришла сюда раньше специально, чтобы встретить тебя. Чтобы тебе не было страшно одному, без меня. Но нам надо торопиться, потому что сейчас меня уведут. Видишь стражников? Это не антураж и не массовка. Они меня должны забрать. И если ты в назначенный срок не спасёшь Россию, мы никогда не встретимся.

- Я – Россию?

- Не только ты, но и твои друзья, соратники. Все вместе. Вы. Все, кто уже сюда пришёл.

- Арина, ты в своём уме? Что ты такое говоришь?! Чушь несёшь какую-то. А, понимаю! Мы на съёмках. Ты произносишь текст своей роли. Ну, прости, ну, прости! Я подумал.… Да неважно – что именно подумал я. Теперь я понял и ужасно рад, что и тебя пригласили сниматься в этом фильме. Надеюсь, роль у тебя тоже главная?

- Оказалось, не главных ролей не бывает.

- Арина, девочка моя, ну не плачь. Почему ты всё время плачешь? Кто режиссёр этого фильма? Почему он тебя заставляет плакать? Я отказываюсь сниматься, если моя жена должна страдать. Я больше не снимаюсь в трагических лентах. На это нужны силы, нервы, а я уже старый, мне семьдесят три года. Я болен. То есть, теперь я молод и здоров. Почему-то. Да что происходит?! Арина, объясни мне! Нет, лучше ничего не объясняй. Пойдём домой. Пойдём. Я уже вылечился. Спасибо, моя девочка, за эликсир. Ты из могилы подняла меня. Именно так! Я теперь понимаю, что я умирал. Они меня там, в той больнице, даже оплакали. Ты представляешь? Врач и медсестра. Оплакали и пожелали царствия небесного. Сумасшедшие. Ну почему ты всё время плачешь? У меня сердце разрывается от твоих слёз.

- Саша, ты ничего ещё не понял?

- Вот именно! Вот именно – я ничего не понимаю. То я при смерти, то я снова – молодой и здоровый. Но ты знаешь, я в этом даже разбираться не хочу. Сейчас медицина достигла таких высот – были бы деньги. Ты же помнишь, я тебе рассказывал - плавает пароход какой-то в нейтральных водах, который вовсе и не пароход, а плавучая экспериментальная лаборатория, где за большие деньги богатейших людей мира и вылечат от чего угодно, и омолодят. Не понимаю, почему Стив Джобс не воспользовался этой услугой. Ведь он же был миллиардером. С его деньгами просто глупо было умирать. Слушай, Аринушка, я всё болтаю и болтаю. Прости. Это нервное. Знаешь, трудно из одного агрегатного состояния своей материи перейти в другое.

- Знаю. Когда я перешла сюда, мне тоже поначалу было трудно. Но друзья поддержали. И родные.

- Какие родные? У тебя же все, кроме брата-изверга умерли. А уж он точно поддерживать не будет ни тебя, ни меня. Если бы мы оба умерли, он бы, наверное, плясал от счастья.

- Не дай бог!

- Да нет, конечно. Не дождутся.

- Сашенька! Дождались….

- Что ты хочешь сказать? Постой,… а это кто к нам идёт? Мама?! Исчезла. Мне показалось. Арина, у меня галлюцинации?

- Нет. Она просто не решается подойти ближе. Не хочет волновать тебя.

- Кто?

- Твоя мама.
*** *** *** *** ***

Арина сводит меня с ума. Она пытается внушить мне, что я умер. Я и сам понимаю, что умер. Не понимаю одного – почему же она здесь?!
*** *** *** *** ***
Ну вот. Пропал дворец, пропала Арина. Я стою ни на чём и смотрю в никуда. Вниз куда-то. На землю. А она приближается с невероятной скоростью! Шар земной на меня летит! Нет, это карта. Прямо как в Интернете. Вот океаны и материки. А вот Россия. Москва! Наш особняк. Особняк моего деда-дворянина, которым я так горжусь. Собака воет. Это же наш Один. Я называл его то Один, то одИн. И сейчас он один дома? Нет, вот Аришка. Плачет. Что-то пишет. А теперь что она делает?! Аришка! Стой! Не делай этого!
*** *** *** *** ***

- Теперь ты понял?

- Ну, вот, опять ты появилась. А декорации снова поменялись. Ни дворца, ни нашего особняка. Зачем ты это сделала, Аришенька?

- Я поняла, что ты уходишь, что врачи не спасут тебя. Что осталось совсем немного. И я решила уйти первой, чтобы встретить тебя уже здесь. Чтобы ты не был здесь один. Но, к сожалению, самоубийц и вправду наказывают. И теперь ты должен спасти меня своей любовью.

- Скажи мне – что я должен делать?

- Я не знаю. Ты просто люби меня. И соверши ради меня какой-то подвиг. Какой – не знаю. Тебе скажут.

- Георгий Победоносец свой главный подвиг совершил уже после смерти – явился в рыцарских доспехах и спас Россию – убил дракона. Мне нужно будет убить дракона? Ариша, где ты? Девочка моя! Эй, стражники, куда вы дели мою девочку? Верните! Я так люблю её! Это глупости, что я ей изменял! Жёлтая пресса врёт! Наша любовь мешала всем. Зато теперь мы не мешаем никому. Я прошу вас – верните…. Ариша! Как же я люблю тебя! Помнишь, я говорил тебе: «Я твоя родная мама, я твоя родная папа». Иногда мне казалось, что это я тебя родил. Моя кровиночка родная…. Прости меня за то, что умер. И за то, что тебе пришлось так поступить с собой. Ты бы жила ещё и жила долгие годы. Ведь ты же молодая. Вышла бы замуж – все так делают. Все, но не ты. Ты и здесь побежала впереди паровоза. Прости меня. Прости.

1.
«Земля – планета несогласия. Планета споров и раздора. Специально устроено так, чтобы мы постоянно конфликтовали по любому поводу и без повода. Нас специально разделили – по расовому признаку, по половому, по национальному. На молодёжь и стариков, на взрослых и детей, на успешных и невезучих, на бедных и богатых, на здоровых и больных, на… Можно долго перечислять. Одно ясно: принцип «разделяй и властвуй» в программу развития человечества заложен изначально.

Вопрос: кто властвует?!
Порой приходит мысль: что, если господь Бог предопределил поэтапное развитие человечества и восхождение на всё высшие уровни именно с помощью соперничества и вражды? Нет, Бог не мог вселить в нас дух вражды. Он для этой небогоугодной миссии назначил падшего ангела, который возгордился до такой степени, что сверзился с небес и сломал ногу, отчего и образовалось копыто – нарост такой от неправильно залеченной раны. Кому лечить-то было? Все ангелы-архангелы в изумлении замерли, а потом разлетелись в великом смятении своих безгрешных душ….»
Евстафьев сделал паузу и крикнул на кухню жене:

- Марина, супчику нальёшь?

- Налью, голубчик!

- Марина, только не сейчас! Статья пошла! Допишу – тогда.

- Хорошо, голубчик!
Никита Фролович опять уткнулся в компьютер. Пальцы забегали по клавишам.
«Такого быть не может, - писал профессор МГУ, недавно справивший семидесятилетие, - чтобы нас сотворили инопланетяне. Я, разумеется, не богослов, и в церковь, извините, не заглядываю. Но, однако, и неотвязный атеист. Верю, что создал нас Творец Всевышний. Скажу точнее – Создаёт. Процесс Творения не окончен. Вот почему мы так несовершенны. Недаром в некоторых восточных религиях существуют периоды, эпохи, ступени восхождения человечества к новым духовным вершинам. То восхождения, то падения. Этим периодам даже название придумали. Век Кали Юги, например. А как, через что восходят к вершинам? В комфортном, горизонтальном состоянии, лёжа под пальмой и вкушая плоды манго, духом не воспаришь. Точнее, воспаришь, но только…. Только будучи УЖЕ совершенным духом! Лишь тогда и возможно к новым высотам воспарить – через медитацию. А простой человек? Обычный? Дай ему всё и сразу – недельку покейфует и от тоски помрёт. Вот я и говорю, что мы находимся на том этапе развития, когда препятствия необходимы. И препятствия, и противоречия. Для этого Бог сотворил расы, национальности, неравенство всех со всеми по всем позициям. А вот когда мы все возвысимся духом, тогда и сольёмся в экстазе, и наступит, в конце - концов, Царство Небесное – «на земле, как на небе». Это и будет Золотой век человечества».
- Уф! – произнёс профессор и отключил компьютер.

- Неси, Мариночка! – крикнул он. И Мариночка тотчас же и появилась, словно ждала под дверью кабинета.

Профессор любил после работы откушать здесь же, для чего в кабинете имелся всегда накрытый белой крахмальной скатертью круглый «бабушкин», как называл его Никита Фролович, стол.
Марина Васильевна – полноватая, но моложавая женщина лет шестидесяти, поставила поднос на столик, разложила прибор на одного и налила в тарелку вкусно пахнущий золотистый суп.

- Ну, из чего ты его варишь?! – восхитился Евстафьев после первой же ложки, - не суп – нектар божественный.

- Рецепт я держу в тайне, - улыбнулась супруга.

- А почему ты никогда со мной не ешь? - спросил профессор, когда с первым блюдом было покончено, и ему подали огромную котлету с гречкой.

- Я люблю наблюдать, как ты ешь, - ответила Марина Васильевна, - у тебя на лице разлито такое блаженство – как у кота над полной миской деревенской сметаны.

- Вот ещё! – возмутился профессор, - коту она вздумала деревенскую сметану скармливать! Сами съедим.

- Не будь жадиной! – парировала Марина Васильевна.

- Хорошо, не буду, - тотчас же согласился профессор.
Он в раздумье посмотрел на верную спутницу жизни и вдруг спросил:

- Марина, мы с тобой вместе уже сорок лет. Скажи, ты не жалеешь о том, что обрекла себя на роль домохозяйки?
- То есть как – обрекла? – искренне удивилась Марина Васильевна, - обрекают на смерть, а я все сорок лет была счастливейшей из женщин. Мы с тобой вырастили Ваньку, я вела дом, хозяйство. Не на последнем месте в нашей жизни была и культурная программа. Мы с тобой завзятые театралы, мы всю жизнь путешествуем. Чего ещё? Я читаю не только художественную, но и специальную литературу, а, стало быть, учусь всю свою жизнь. Чем я тебе вдруг стала так нехороша?
- Вот ты так поняла меня, да? Вот ты считаешь, что я просто старый брюзга и негодяй и не ценю свою жену? Напротив! Я чувствую глубочайшую вину перед тобой.
- За что? А ну-ка признавайся – что натворил?

- Да ничего не натворил. Просто неловко себя чувствую, когда мне подают и подносят. Вот вчера я смотрел по РЕН-ТВ программу «Военные тайны» с Игорем Прокопенко. Там, в частности, шла речь о том, что мозг наш лжёт нам. Он специально выбирает неэнергозатратные решения проблем. То есть, нашему мозгу приятнее, если мы украдём, а не заработаем в поте лица. Мы лежим на диване, а кто-то нам подносит на тарелочке с голубой каёмочкой всё, что мы пожелаем. И тогда мозг выбрасывает в кровь гормоны удовольствия – эндорфины.
Так вот что, в связи с этим, я скажу – мой мозг, наверное, неправильный. Не вырабатывает эндорфины. Не испытываю я удовольствия, когда мне на подносе любимая женщина приносит первое, второе и компот. Мне неудобно, понимаешь? Они там говорили, что комфортно, а мне – нет. Неудобно.

- Теория, конечно, интересная, - задумалась Марина Васильевна, - но ты не бери в голову – мозг твой правильный. Ты заработал еду. Полдня трудился за компьютером. Мыслил. А это очень трудная работа! И мне приятно угостить тебя. Я от души всё это делаю. Так что спокойно ешь и наслаждайся.
- Когда я приступаю к процессу потребления пищи – совершенно забываю стыдиться своего иждивенчества, - признался профессор.

- Ну, вот и правильно. Значит, мой труд не пропал даром.

- Не пропал, не пропал, воистину так – зажмурился от удовольствия профессор, допивая домашний морс.

- Что же касается до выработки эндорфинов, - протянула Марина Васильевна, - то ты знаешь – у некоторых мозг, подозреваю, и в самом деле вырабатывает их, когда они и пальцем не пошевелили, а им несут с поклоном…. Я теперь в постоянном режиме изучаю работы Внутреннего Предиктора России – я тебе говорила уже.

- Да. И что в связи с этим?

- Сейчас!
Марина Васильевна метнулась из кабинета и вернулась с толстой общей тетрадью в руках.
- Я конспектирую, - проговорила она, слегка запыхавшись, - так лучше запоминается. Вот слушай.
Надев очки, она прочла:

«О внедрении ростовщической доктрины скупки всего мира от имени Бога написано в работе авторского коллектива ВП СССР "По вере вашей да будет вам..":

«ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12».

- Понимаешь, в чём дело?

- Конечно. Как не понять. Обычная программа. Как в компьютере. Прописан алгоритм действий по скупке всего мира с помощью ростовщичества.

- Это же явно отсебятина тогдашних мировых правителей, так называемого Тайного Мирового Правительства, которое, в преемственности поколений, существует и по сей день. Бог не мог учить людей земли таким поступкам. А у тех, кто живёт жизнью паразита и у кого в кровь поступают эндорфины, когда за них пашут другие – у них, как говорит сатирик Задорнов, «программа сбилась».

- А у меня не сбилась?

- Нет. У тебя – нет. Я же не в рабстве у тебя. А ты – не рабовладелец.

- Боже упаси!

- Ты у меня на редкость правильный и человечный человек. Мне повезло. Ты – мой Учитель.

- Даже так?

- Да. Ты всегда мне подсовывал нужную литературу. Но мне теперь твоих уроков мало. Я нашла для себя, уж прости, и других учителей, которые выдвигают головокружительные теории, пишут потрясающие аналитические статьи. Только послушай! Вот название: «Мёртвая вода». Часть 1. Разгерметизация». И они, в самом деле, разгерметизируют тайные знания, недоступные прежде народам земли, потому что жрецы их утаивали. Жрецы, точнее, маги использовали эти знания для управления людьми. И не столько для управления, сколько для превращения в бессловесных рабов. Вот, смотри.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

перейти в каталог файлов
связь с админом