Главная страница
qrcode

Маргит Сандему


НазваниеМаргит Сандему
АнкорМаргит Сандему - Немые вопли.DOC
Дата28.01.2017
Формат файлаdoc
Имя файлаMargit_Sandemu_-_Nemye_vopli.doc
ТипДокументы
#8957
страница6 из 23
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


Эллен кивнула. Она была просто несчастна оттого, что он разозлился на нее. Но она понимала его. А он искренне раскаивался в своих словах.

— Решение подобных загадок отнимает у него массу сил, — тихо пояснил Рикард. — Как только он узнает, в чем дело, он снова станет спокойным.

— Значит, ты не знаешь, в чем тут дело? — спросил ленсман.

Лицо Натаниеля было бледным и изможденным.

— Нет, — ответил он. — Все так противоречиво. Здесь мне требуется помощь Эллен.

Она с тревогой вспомнила рассказ Рикарда о запутанном деле, когда Натаниель сразу понял, что ничего сверхъестественного там не было.

Теперь же он этого не утверждал.

Нижняя губа ее задрожала. Натаниель не мог видеть этого в темноте, но сразу же положил свою ладонь на ее руку и пожал ее. Это очень помогло ей. Как нравились ей его руки! Сильные, красивые, обладающие необычными свойствами. Эти руки излучали тепло, спокойствие и уверенность. Позже она узнает, какие огромные ресурсы таятся в этих руках, но пока она даже не подозревает об этом.

Она знает лишь, что в комнате есть источник мощных сил — и эти силы исходят от него.

Внезапно его рука замерла, и ленсман шепнул:

— Тише!

На первом этаже послышались тихие, медленные шаги.

Сначала все сидели, словно парализованные, но когда крадущиеся шаги достигли лестницы, все четверо вскочили, и в комнате опять стало тесно.

— Те же шаги, что и вчера? — шепотом спросил уполномоченный по криминальным делам.

— Не знаю, — ответила Эллен. — Возможно. Я не уверена. Но вчера они слышались наверху.

— Это не играет никакой роли, — прошептал Натаниель. — Ты могла спать, когда посетитель поднялся наверх.

Ленсман подошел к двери.

— Подожди! — прошептал Рикард. — Пусть этот пройдет мимо…

Этот… Весьма жуткое обозначение человека. Хорошо, что он еще не сказал «это».

Эллен невольно приложила руку к сердцу, чтобы унять волнение. Увидев это, Натаниель улыбнулся.

Шаги слышались уже на втором этаже, и Эллен непроизвольно схватила Натаниеля за руку, но он осторожно высвободился. Она вопросительно посмотрела на него, и когда он покачал головой, она поняла, в чем дело. Он должен быть свободен, чтобы воспринимать сигналы из коридора.

Тихие, приглушенные, скользящие шаги… Эллен наморщила лоб, пытаясь сосредоточиться. Она не была уверена…

Скрипнула половица.

Натаниель моментально повернулся к ней и посмотрел на нее. Она отрицательно покачала головой. Прошлой ночью половицы не скрипели.

— Это еще ничего не значит, — прошептал Рикард.

Эллен скептически отнеслась к его замечанию. Она вспомнила, как скрипели половицы, когда они с фру Синклер в первый день осматривали гостиницу.

Шаги стали тише, когда неизвестный повернул за угол. Все напряженно прислушивались. Все было тихо.

И тут они услышали тяжелый, лязгающий звук старой, несмазанной двери. Глаза Эллен округлились.

— Идем, — сказал ленсман.

Мужчины осторожно вышли в коридор, Эллен медлила. Но из двух зол надо было выбирать меньшее, и она пошла со всеми. Они быстро достигли поворота.

Но опоздали.

Дверь — та самая дверь, которую никто не мог открыть — захлопнулась у них на глазах, и существо, только что кравшееся по коридору, скрылось за ней.

Ленсман выругался сквозь зубы, подойдя к двери.

— Ты видел то, что видел я? — спросил Рикард Натаниеля.

— Да. Была открыта очень большая дверь.

— Вот именно. А эта дверь очень маленькая.

Тот, кто прошмыгнул за эту дверь, не мог их услышать, настолько беззвучны были их движения и настолько тихи голоса.

— Есть ли из этой комнаты еще какой-то выход? — спросил ленсман.

Натаниель покачал головой.

«Натаниель — настолько сильная личность, — подумала Эллен, — что даже такой солидный человек, как ленсман, верит, будто Натаниель видит через закрытые двери».

Сама же она уже сделалась безусловной поклонницей Натаниеля.

И… хотя у нее живот подводило от страха перед этой жуткой и мистической дверью, она все же чувствовала какое-то подобие триумфа. Ведь теперь они убедились в том, что она не дурачила их. Кто-то и в самом деле ходит здесь по ночам.

Но при мысли о том, что в том месте, где была маленькая дверь, открывалась очень большая дверь, у нее по спине бежали мурашки. Может быть, на этом месте когда-то была большая дверь? Именно через нее и проходило привидение?

Нет, снова ей лезли в голову такие мрачные мысли!

Рикард поднял было руку, чтобы ощупать безнадежно захлопнувшуюся дверь, как тут же остановился.

— Живо в комнату! — прошептал он, отпирая ключом комнату номер семь.

Все быстро зашли туда. И тут Эллен тоже услышала: по лестнице кто-то поднимался.

«Спаси и помилуй…» — мысленно произнесла она. Появление второго блуждающего привидения лишило историю всякой жути и придало ей смехотворный оттенок. Эллен было уже не страшно. Фактически, в эту ночь она и не испытывала того глубокого страха, который преследовал ее прошлой ночью. И она шепотом сказала об этом Натаниелю.

— Я знаю, — ответил он.

Она в этом не сомневалась.

В предрассветном сумраке она заметила на его лице улыбку — улыбку понимания. Ему тоже показались комичными эти крадущиеся привидения, и он заметил искру веселости в ее взгляде. Это наполнило ее доселе незнакомой ей радостью.

Мистическая дверь снова заскрипела, протяжно и визгливо.

— Скорее! — шепнул остальным Рикард.

Внезапно Эллен осталась одна в комнате. В коридоре послышался испуганный крик, и она высунулась, желая узнать, в чем дело.

Таинственная дверь снова открылась, но трое мужчин уже схватили какое-то извивающееся в их руках существо.

— Включай свет! — приказал ленсман.

Эллен быстро подбежала к лестнице и повернула выключатель. Коридор залил ослепительно яркий свет.

Еще не успев вернуться обратно, она услышала сердитый голос ленсмана:

— Ну и ну! Это интересно!

Бывший хозяин гостиницы, господин Николайсен, имел весьма жалкий вид в окружении трех сильных мужчин.

— Мы предполагали, что этой ночью нам попадется кто-нибудь, — удовлетворенно произнес ленсман. — Но кто мог знать, что в сеть попадется такая крупная рыба! Конечно, до нас уже не первый год доходят слухи о том, что по ночам к гостинице подъезжают какие-то грузовики, особенно зимой, но мы просто не придавали этому значения. А теперь будьте так любезны, откройте для нас эту дверь!

Николайсен наконец-то пришел в себя.

— Дверь? Какую дверь? Я возвращался в девятый номер, чтобы посмотреть, не забыл ли я там вчера свои очки.

— Не болтайте чепухи! Мы все видели, что вы собирались пройти через эту дверь, но не успели. Откройте ее снова!

— Вам это просто показалось. Эта дверь не открывается.

Но уполномоченный по криминальным делам уже просунул пальцы между стеной и косяком двери, провел вниз, потом внезапно остановился.

— Здесь есть крючок, — сказал он. — Посвети-ка, Натаниель!

— Не прикасайтесь к двери! Вы погибнете! — угрожающе произнес Николайсен.

— Вовсе нет, — сухо заметил Натаниель.

Они осторожно подняли крючок. И весь дверной блок с каркасом отошел в сторону.

Они увидели перед собой темную щель. Ленсман тут же запер Николайсена в одной из комнат.

— И не пытайтесь выскочить из окна, — предупредил он его. — Эллен уже узнала, как это трудно сделать. К тому же здесь до земли дальше, чем в ее комнате.

Он сказал это с нескрываемым злорадством.

Дверь, ведущая в неизвестную комнату, открылась с адским грохотом и скрежетом. Естественно, электрического освещения в комнате не было, но кое-что все равно было видно.

Комната была, как и предсказывал Натаниель, очень маленькой, с бревенчатыми стенами. Без окон. Кроме вделанных в стену бревенчатых нар в комнате не было никакой мебели. И на площади менее, чем в четыре квадратных метра, стояли плотно закупоренные кадки или бочки. Вдоль одной из стен стояли бутылки с иностранными этикетками.

На нарах сидел какой-то человек, всем своим видом пытавшийся внушить им, что его здесь нет.

Ленсман, не отличавшийся изысканностью чувств, без обиняков спросил:

— Директор Стин, если не ошибаюсь?

У директора был такой вид, будто он съел лимон.

Уполномоченный по криминальным делам Рикард Бринк стал осматривать бочки. Вид у него был сердитый и одновременно веселый.

— Что в этих бочках? — спросил ленсман. — Можем мы открыть и посмотреть?

— Нет! — помимо своей воли выкрикнул директор Стин.

— Что же это такое происходит на химической фабрике Николайсена? — бархатным голосом спросил ленсман. — Уж не служит ли это тесное помещение складом для самогона, который разливается здесь в бутылки с оригинальными этикетками?

— Откуда мне знать? — агрессивно защищался Стин. — Понятия не имею, чем он тут занимается.

— Нет, так дело не пойдет, — сказал ленсман, сделав нетерпеливое движение рукой. — Мы не мальчишки, да и вы тоже не мальчик. Вскройте-ка эту посудину, Бринк!

Рикард так и сделал. Все почувствовали ни с чем не сравнимый аромат самогона. Это был самогон высшего качества, но все же самогон.

— Если я не ошибаюсь, прошлой ночью Эллен слышала грохот этих бочек, — сказал он. — Помнишь, тебе показалось во сне, что ты слышишь глухие удары по гаражным воротам в доме твоего отца?

— Да, мне это приснилось, — сказала Эллен. — Это так. А в это время они затаскивали сюда бочки.

— Да, они не знали, что ты живешь здесь, в этом доме. Они узнали об этом только через день и всполошились, не так ли?

— Да. Во всяком случае, Николайсен.

Эллен не нравилось поведение Натаниеля. Все это время он стоял совершенно неподвижно, словно окаменев, только голова его медленно поворачивалась из стороны в сторону, а ноздри раздувались. Желтые глаза искали что-то и не находили…

— Да, я думаю, это грохотали именно бочки, — сказал Рикард. — А сегодня ночью вы думали убрать их отсюда, не так ли, Стин? Потому что Эллен нарушила ваше спокойствие.

Надувшись и не глядя ни на кого, Стин в сердцах воскликнул:

— Эта глупейшая фру Синклер! Я не давал никаких распоряжений относительно реставрации этой части дома! Она сделала это по собственной инициативе. Мы были просто в шоке, когда приехали сюда вчера или позавчера, я уж точно не помню. Поэтому мы решили попугать немного девушку, и это нам удалось. Мы не могли предположить, что она отправиться прямиком к ленсману!

«Значит, это были они! Слава Богу», — с облегчением подумала Эллен.

— Я не знал, что вы интересуетесь химической фабрикой Николайсена, — сказал ленсман.

— Он — мой представитель, а я — владелец, — невнятно пробормотал Стин. — Когда ему пришлось продать гостиницу, я вынужден был купить ее.

— Так что вы намеревались и впредь использовать под склад спиртного это помещение, к которому никто не смеет приблизиться. Но двое женщин нарушили ваши планы.

Стин только фыркнул. Потом сердито посмотрел на Эллен.

— Ты, наверное, ждала любовника, раз повесила на окно простыню? Такого я не потерплю от моих служащих!

— У вас нет больше никаких служащих, — деловито напомнил ему ленсман.

Николайсен же принялся категорически отрицать то, что его фабрика производит спирт. «Приходите и посмотрите сами», — сказал он.

— В таком случае, это ворованный спирт, — сказал Рикард. — Одно из двух.

Ленсман увел обоих арестованных в свою контору, пообещав вернуться как можно скорее.

— Слава Богу, — с облегчением произнесла Эллен. — Значит, это они напугали меня вчера ночью. Как я рада, что это так! Но как это у них здорово получилось! Какие выдумщики! Только я забыла спросить, кто из них это был.

— Зато теперь ты лишишься своей работы, — усмехнулся Рикард.

— Думаешь, я буду очень жалеть об этом? Мне никогда не хотелось работать дежурной в гостинице, это я знаю точно. Это слишком нудная работа для такого беспечного создания, как я. Я буду рада уехать отсюда…

Она вдруг замолчала.

Став на колени, Натаниель приподнял край серо-зеленого брезента, лежащего под нарами. Угрожающая медлительность его движений вмиг убила в Эллен радость, связанную с предстоящим отъездом.

— Что ты там нашел? — спросил Рикард.

Натаниель не ответил. Подняв взгляд с лежавшего под брезентом продолговатого свертка, он снова накрыл его брезентом и посмотрел на Эллен.

— Не желаешь ли выйти на минутку? — спросил он.

Эллен похолодела. В глазах его было мрачное, опасное пламя. Он нашел то, что искал.

Она послушно пошла в свою комнату и села на кровать, дрожа всем телом.

Прикрывая брезентом продолговатый предмет, Натаниель не очень спешил, и она краем глаза заметила, что там лежало. Что-то пыльное, тряпичное, ворсистое. Когда Натаниель вошел в ее комнату и стал возле нее, она все еще дрожала. Увидев поблизости от себя его руку, она схватила ее, словно утопающий, и наклонила к ней голову. Она заметила, что он смотрит на нее с нежностью.

— Значит, все-таки, здесь имело место убийство, — прошептала она. — Но кто это? Кого убили эти негодяи?

— Никого.

— Но… — она вопросительно уставилась на него. Лицо его было таким добрым, таким усталым. Другой своей рукой он погладил ее по волосам.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

перейти в каталог файлов


связь с админом