Главная страница

Моему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха


Скачать 2,23 Mb.
НазваниеМоему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха
АнкорPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
Дата04.09.2018
Размер2,23 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
ТипДокументы
#52767
страница1 из 46
Каталогid305334645

С этим файлом связано 71 файл(ов). Среди них: Algoritmy_neotlozhnoy_pomoschi.pdf, RazumoNoshenie_-_Put_Piita.pdf, Ne_tot_rebenok_Irvin_Yalom.docx, Irvin_Yalom_quot_Mamochka_i_smysl_zhizni_quot.doc, Russkaya_vyshivka_i_kruzhevo_Efimova_L_V.pdf, Ruchnaya_i_mashinnaya_vyshivka_Klimova_N_T_1980.pdf, Pamyatka_okazanie_pervoy_pomoschi.pdf, Atlas_po_neotlozhnoy_pomoschi_v_pediatrii.pdf, Po_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc и ещё 61 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Майкл Холл – По моему велению, по моему хотению! Системное НЛП: психотехника успеха




www.e-puzzle.ru

ПО МОЕМУ ВЕЛЕНИЮ, ПО МОЕМУ ХОТЕНИЮ!

Системное НЛП: психотехника успеха

Москва ACT • Астрель 2006

УДК 159.9 ББК88.3 X 72

L. Michael Hall NLP: GOING META Advanced Modeling Using Meta-Levels

Научный редактор И. Ефимова

Холл, М.

Х72 По моему велению, по моему хотению! Системное НЛП: психотехника успеха / Л. Майкл Холл; пер. с англ. У. Сапци- ной. — М.: ACT: Астрель, 2006. — 509, [3] с: ил.

ISBN 5-17-033765-5 (ООО «Издательство ACT»)

ISBN 5-271 -12285-9 (ООО «Издательство Астрель»)

ISBN 1-8990001-16-3 (англ.)
Наше сознание обладает уникальной способностью — рассуждать о самом себе, создавать высшие логические уровни и с их помощью структурировать жизненный опыт и отношение к окружающему. Доктор Холл познакомит вас с психотенологией составления правильных, экологичных моделей стратегии, и самое интересное в том, что приобщиться к ним может каждый, ибо в каждом человеке самой природой заложен тот персональный компьютер, который просчитает для нас ваш особенный путь к успеху, здоровью и процветанию!
УДК 159.9 ББК 88.3

Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2;

953000 — книги, брошюры

Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.02.953.Д. 001056.03.05 от 10.03.2005

Подписано в печать 20.12.2005. Формат 84x108/32. Уел. печ. л. 26,88.

Тираж 5 000 экз. Заказ № 3352.

Холл Майкл JI.

По моему велению, по моему хотению!

Перевод с английского У. Сапцинои

Зав. редакцией Т. Минеджян Технический редактор Т. Тимошина Корректор И. Мок и на Компьютерная верстка Л. Быкова

ООО «Издательство Астрель». 129085, Москва, пр-д Ольминского, За ООО «Издательство ACT». 170000, Россия, г. Тверь, пр-т Чайковского, д. 19А, оф. 214 Наши электронные адреса: www.ast.ru; Е- mail: astpub@aha.ru

Отпечатано с готовых диапозитивов в ОАО «Рыбинский Дом печати»

152901, г. Рыбинск, ул. Чкалова, 8.

ISBN 5-17-033765-5 (ООО «Издательство АСТ»)

ISBN 5-271-12285-9 (ООО «Издательство Астрель»)

ISBN 1-8990001-16-3 (англ.)

© )997 L Michael Hall

© ООО «Издательство Астрель». Перевод на русский язык, 2005

ОГЛАВЛЕНИЕ

1

www.e-puzzle.ru 1

ПО МОЕМУ ВЕЛЕНИЮ, ПО МОЕМУ ХОТЕНИЮ! 1

ОГЛАВЛЕНИЕ 2

БЛАГОДАРНОСТИ 2

ПРЕДИСЛОВИЕ 3

Высшая сложность множественных уровней 5

Постскриптум: 8

ВСТУПЛЕНИЕ 8

Моделирование с применением НЛП 10

Основные аспекты НЛП 11

Исключение (упущение) 15

Обобщение (генерализация) 16

Выводы 17

Модель стратегии НЛП 18

Моделирование совершенства 22

Стратегии моделирования 25

СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ 37

ПЕРЕХОД НА МЕТА-УРОВЕНЬ: СЛОЖНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ МЕТА-УРОВНЕЙ 37

Зачем вводить в моделирование мета-уровни? 38

Логические уровни: что это такое? 44

Модели логических уровней 53

Логические уровни обучения 73

Уровни абстракции Коржибски 82

Уровни результатов и убеждений Дилтса 92

Уровни восприятия 108

Уровни состояний 122

Системное НЛП: мета-наслоение сознания 140

Часть III 152

эпилог 223

БИБЛИОГРАФИЯ 227

ОБ АВТОРЕ 229





БЛАГОДАРНОСТИ

Исследование моделирования в НЛП и нейросемантике — постоянно развивающийся процесс. На сегодняшний день мы лишь слегка затронули вопрос возможностей моделирования чужого опыта. Эта работа, написанная в 1997 году и исправленная для настоящего издания, представляет собой фундамент для дальнейших исследований. Данное руководство по сложному нейросемантическому моделированию позволяет подняться на еще одну ступеньку.

Работая над этой книгой, я опирался на таких титанов, как первые исследователи моделирования в НЛП: Ричард Бандлер, Джон Гриндер и Роберт Дилтс. Вместе с тем я воспользовался более ранним опытом основателей нейролингвистики, а именно Альфреда Коржибски и Грегори Бейтсона, что очевидно из самого текста.

Я обязан и многим другим людям, оказавшим позитивное влияние на мои представления о моделировании, и среди них особенно:

Доктору Карлу Ллойду, профессору университета Джорджа Фокса, который не только четверть века был моим другом, но и заставлял постоянно двигаться дальше, обеспечивая развитие по целому спектру научных вопросов.

Доктору Бобби Боденхеймеру, в соавторстве с которым я написал много книг и при одобрении которого мы закладывали основы сферы нейросемантики. Без постоянной поддержки Боба многие из моих проектов в моделировании так и не удалось бы осуществить.

Доктору Мартину Робертсу — бизнесмену, писателю, издателю уэльского «Crown House», консультанту по НЛП, специалисту по моделированию, который подарил мне много часов незабываемых бесед по этому вопросу.

Дени Бриду, консультанту по НЛП и нейросемантике в Англии, писателю, оказавшему мне профессиональную и личную помощь по изучению процессов моделирования по Коржибски и ряда вопросов нейросемантики.

Особую признательность выражаю Черил Баффа и Рите Пасур — за многочасовую вычитку и правку великого множества ошибок и опечаток.
ПРЕДИСЛОВИЕ

Это книга о моделировании. О благоговении, которое вызывает опыт некоторых людей, и стремлении выяснить, как им удается достичь такого мастерства в своем деле. Движущая сила моделирования — любопытство, желание постичь суть мастерства и добиться его. Именно эти стремления вдохновляли автора книги.

Кроме того, это книга о развитии и расширении сферы действия моделирования в НЛП. По замыслу, она продолжает разговор с того места, на котором заканчивается первый научный труд по НЛП. Создатели НЛП (в число которых входят Ричард Бандлер, Джон Гриндер, Лесли Каме- рон-Бандлер и Джудит Делозье) доверили Роберту Дилтсу (1980 г.) написать книгу «Нейролингвистическое программирование: исследование структуры субъективности, том /».

В этой работе показано, как с помощью мета-состояний рассматриваются стратегические модели НЛП и решаются более широкие и общие вопросы в процессе моделирования. При этом представлен особый вид моделирования.

Дени Бриду обратил на него мое внимание осенью 1998 года, когда вместе с доктором Филлипом Ноланом пригласил меня на семинар «Объединение моделей: НЛП и общая семантика». Поскольку мы вместе разрабатывали некоторые процессы составления ментальных карт и конструирования для «Науки и душевного здоровья» (1933—1994 гг.), Дени отметил, что структуры Коржибски придают моделированию «неожиданный оборот». Осознав это, я снова ощутил прилив интереса к разработке программы, над которой работал Коржибски, и к тому роду моделирования, которое вытекало из его труда. Много лет подряд я повторял, что тренинги дополнили мои исследования в сфере моделирования — в них вошли математические модели для моделирования, социологические модели, теория игр, нечеткая логика и т.д.

Здесь я придерживался определенных в работе Вудсмол- ла различий между видами и уровнями моделирования. Уайатт называл их «моделирование-1» и «моделирование-II».

Моделирование-I: Выявление паттерна и перенос. Такая разновидность моделирования выявляет поведенческий паттерн, результатом которого являются некие навыки, способности и опыт. Она объясняет паттерны поведения в сфере навыков, то есть что делает эксперт для того, чтобы добиться того или иного результата. Эта модель дает нам характеристики, процедуры и процессы, которые позволяют человеку достичь желаемого.

Моделирование-II: Моделирование моделирования-1. Здесь акцент сделан на том, как именно эксперт , выполняет свою задачу. При таком моделировании мы сосредотачиваем внимание на процессах, необходимых для выявления паттернов, из которых складывается сущность моделирования-1. Мы уделяем особое внимание убеждениям и ценностям, которые создают фреймы, управляющие экспертом и его моделированием. К ним относятся фреймы мета-программ, мета-состояния, контекстуальные состояния и т.п.

НЛП возникло как итог моделирования-1. Его создали общими усилиями доктор Джон Гриндер и Ричард Бандлер, взявшись за изучение речевых паттернов Фрица Перлса и Вирджинии Сатир. Ричард обладал даром подражания речи, интонации, языковым паттернам Перлса и Сатир, а Джон занимался составлением трансформационной грамматики, извлекая из речи языковые структуры.

Наконец они определили, что именно делали виртуозные терапевты, производя на пациентов «магическое воздействие». После полного приключений путешествия в сферу моделирования они опубликовали «Структуру магии» (1975—1976 гг.). В этой книге была представлена первая модель НЛП и рдна из основных методик моделирования в НЛП — мета-модель. Эта лингвистическая модель в качестве одной из трех основных мета-составляющих попала к нам как инструмент, необходимый для моделирования структуры реальности человека. Мета-модель позволяет нам получить представление о модели мира конкретного человека и лучше понять, как этот человек приобретает конкретный субъективный опыт.

На первых этапах развития НЛП Ричард продемонстрировал поразительные подражательные способности, имитируя языковые паттерны гештальт-терапии и семейной психотерапии. Этого результата он добился, часамц просиживая в наушниках и слушая бесконечные аудиозаписи Фрица, а позднее наблюдая за Вирджинией лично и слушая ее. Так был выявлен мощный инструмент и процесс моделирования — имитация. Чтобы пользоваться им, требуется научиться различать описательный и оценочный уровни того, что мы видим и слышим в окружающем мире. Этим объясняется акцент, который в НЛП сделан на сенсорное восприятие. Моделирование не удается нам, если мы мысленно разговариваем сами с собой, видим свои воображаемые картины, слышим собственный музыкальный фон. Чтобы осуществлять процесс моделирования, требуется «лишиться этого рассудка и прийти в чувство».

НЛП начинается не с моделирования-II. Даже сейчас у нас нет модели того, как мыслили, чувствовали, верили Фриц, Вирджиния или Милтон. Моделирование на таком уровне возникло спустя некоторое время. Задумавшись о самом процессе моделирования, Бандлер и Гриндер начали изучать его предпосылки, механизмы, паттерны и т.д. Об этом они написали в книге «НЛП, том 1».

То, что Бандлер и Гриндер не начинали с моделирования моделирования (моделирования-11), становится очевидно, стоит задать следующие вопросы:

Какой стратегией пользовался Перле при работе с пациентами?

Ка'кая стратегия позволила Сатир «творить чудеса» при работе с семьями?

Какая стратегия описывает навыки калибровки Эриксона и применение гипнотических речевых паттернов?

Каким образом эти виртуозы принимали решение о том, когда и чем пользоваться?

Размышляя об этом, Вудсмолл (1990 г.) писал:

«Короче говоря, если НЛП — побочный продукт моделирования Эриксона, Перлса и Сатир, почему мы так и не поняли, как они действовали? Мы узнали только, что.они делали. Это означает, что мы можем имитировать мощные паттерны, которыми пользовались они, но не знаем, как они изначально создавали эти паттерны и пользовались ими. Отсюда очевидно, что та часть НЛП, которая является побочным продуктом моделирования — побочный продукт моделирования-1, а не моделирования-И» (с. 3).

Поскольку НЛП возникло как продукт моделирования-

  1. костяк НЛП составляет объяснение и кодификация паттернов и процедур, изначально выявленных Бандлером и Гриндером у Перлса, Сатир и Эриксона. Это открытие подтвердило их гениальность и позволило нам пользоваться их наследием. Это наследие — обобщенные ими основные компоненты модели НЛП, а именно:

  • Репрезентативный системный язык, VAK или четыре компонента.

  • Речевые оценочные ключевые ориентиры, или лингвистические маркеры.

  • Нейрологические оценочные ключевые ориентиры (глаза, тело, жесты, дыхание).

  • Якорение, навязывание ритма и лидерство, дополненная НЛП Т.О.Т.Е.-модель и т.д.

Со временем появились и другие компоненты модели НЛП: паттерны изменения убеждений, определение значения и изменение, мета-программы, состояния, фреймы и рефрейминг, логические уровни, мета-состояния и т.д.

Пользуясь первой моделью моделирования, стратегической, многочисленные разработчики, теоретики и практики НЛП начали осваивать навыки моделирования-

  1. При этом они прибегли к моделированию, для чего искали экспертов в различных областях и применяли способ НЛП для структурирования субъективного опыта. Это помогло им выявлять, вскрывать, программировать и перепрограммировать, устанавливать и применять модели совершенства и опыта. Появлялось все больше и больше конкретных паттернов, касающихся различных аспектов человеческого опыта. В их число вошли модели здорового питания, снижения и поддержания веса, поддержания физической формы, общения, противостояния, отстаивания своей позиции, родительских обязанностей, управления, творчества, стрельбы, катания на лыжах и подводного плавания, лечения аллергии и фобий, преодоления последствий давних травм. Список можно продолжать до бесконечности.

Моделирование на уровне моделирования-II отнюдь не описывает простой процесс. Возможно, в магии конкретного совершенства, интересующего нас, и вправду есть структура, но это не значит, что мы неизменно находим простую или несложную структуру, управляющую им. Иначе нам не понадобилось бы так напряженно учиться находить, описывать и раскрывать суть этой «магии». О сложности моделирования Вудсмолл (1990 г.) писал:

«Моделирование — невероятно сложный, трудный, замысловатый процесс. Это возможно, но нелегко. Будь он легким, в мире было бы гораздо больше экспертов. Причина существования такого незначительного количества моделей улучшения опыта — не отсутствие интереса, а отсутствие способностей и компетентности» (с. 6).

Во многом эта сложность объясняется тем, как эксперт наслаивает один на другой уровни мыслей, эмоций и представлений, создающих глубокий разум. Разобраться в этом сознании с насыщенной текстурой можно с помощью метауровней мета-состояний.

Высшая сложность множественных уровней

С моделью мета-состояний я столкнулся, изучая процесс моделирования в 1994 году (Холл, 1995, 1996, 2000 гг.). Изучив работы других теоретиков о способности быстро восстанавливаться, я решил побеседовать с несколькими людьми, обладающими высокой восстановительной способностью (стойкостью). Эти люди наделены свойством быстро оправляться после неудач. Их можно согнуть, но не сломать. Они не смиряются. Останавливать их бесполезно. Рано или поздно они поднимаются, отряхиваются и идут дальше. Более того, даже травмирующие события (изнасилования, войны, ограбления, избиения и т.д.) не травмируют их. Мне хотелось узнать их стратегии.

  • Что мешает им смириться с неудачей раз и навсегда?

  • Что позволяет им каждый раз выпрямляться?

  • Как им удается извлекать уроки из трудного и болезненного опыта?

  • Как им удается придерживаться позитивной, правильной, достойной позиции, несмотря на поражения и неудачи?

  • Что дает им силы предпринимать «еще одну попытку»?

  • Что помогает им избегать травмы даже в случае травматических событий?

Применяя все свои знания о работе стратегий, я взялся проанализировать нейролингвистические процессы, участвующие в стратегии стойкости. Однако после сбора информации я обнаружил, что не могу отобразить этот процесс в линейном виде. Мне пришлось возвращаться назад и подниматься вверх, переходить на мета-уровни, чтобы принять во внимание сопутствующие убеждения и ценности — критерии, определяющие решения, способствующие решениям высшего уровня, представления, референтные фреймы, которыми пользовались эти люди, и фреймы этих фреймов. Покончив с этим делом, я смог приступить к описанию модели по мета-уровням, чтобы структурировать и программировать «абстракции второго порядка», «абстракции третьего порядка» и т.д. по Коржибски. Так появилась модель мета-состояний (Холл, 1995, 1996 гг.).

Отчасти это еще больше усложнило процесс моделирования. От создателя модели потребовалось принять во внимание структуры высшего уровня, упорядочить мысли о мыслях, чувства, вызванные чувствами, и многочисленные принципы системного мышления. Но, с другой стороны, процесс моделирования упростился: появилась возможность «проредить» уровни и разобраться в том, что происходило в нейролингвистической системе. Позднее я обнаружил сходные модели, одновременно возникшие в различных отраслях когнитивной психологии, — к примеру, в мета-познании (1977 г.). Это означает, что построение паттернов, которое наблюдается на первичном уровне опыта, происходит в рамках высших структур построения паттернов.

В данной книге я следовал традиции дополнения и преобразования нашей .модели моделирования, схематично добавляя мета-уровни, описанные моделью мета-состояний, в наши представления о человеческих стратегиях. Разработка процесса НЛП-моделирования с мета-уровнями показывает необходимость перехода на мета-уровни, чтобы проследить субъективность на высших логических уровнях. Это позволяет нам связать воедино все мета-уровневые феномены как контексты высших уровней (и контексты контекстов), в рамках которых действуют стратегии опыта. Они выражены различными терминами и фразами:

Мета-программы: фильтры восприятия Мнения: подтверждение мыслей о мыслях Убеждения: мнения о наших мнениях Сфера представлений: основы знаний Пресуппозиции: предпосылки, подразумевающие фреймы

Ценности и критерии: мнения о значимости и важности

Состояния по поводу состояний: мета-состояния, абстракции второго и третьего порядков Решения: желания, выбор, воля Ожидания: предчувствия последствий Идентификация: самоопределение Намерения: задачи, цели, результаты Все они отражают и основной предмет НЛП, и новые разработки. Они относятся к тому, что изначально присутствовало в НЛП и окружало нас, — к высшим уровням (убеждениям, ценностям, нейрологическим уровням Дилтса, порядку убеждений Гордона и т.д.). Но вместе с тем все перечисленное присуще новым разработкам, в которых обеспечен более распространенный и гибкий способ концептуализации и размышлений о мета-уровнях. Целую главу я посвятил обширному труду Роберта Дилтса, разрабатывающего системы многочисленных логических уровней. В этой главе рассматриваются его оригинальные разработки, особенно модель нейрологических уровней. Но поскольку эта модель представляет собой статичную иерархию уровней, ей недостает гибкости, чтобы принять во внимание нелинейность и изменчивость мета-познания. Мета-уровни разума не статичны и жестки, они не имеют иерархической структуры. Они изменчивы, пластичны и функционируют как голограмма.

Со времен возникновения НЛП основатели этой отрасли ссылались на логические уровни. В особенности НЛП прочно связано с логическими уровнями познания Бейтсона (1980: 158-160, 212). В этой книге я обратился к исследованиям Бейтсона, чтобы проанализировать его ценные мысли по поводу мета-уровней.

Кроме того, я уделил большое внимание еще одному «дедушке» нейролингвистического тренинга, человеку, который ввел в обращение этот термин, — Альфреду Коржибски. Коржибски разработал первую модель того, как наша нейролингвистическая система (процессы психофизического абстрагирования или моделирования) получает «информацию» о какой-либо территории от органов чувств и составляет наши нейрологические и лингвистические карты этой территории.

Наряду с Бейтсоном и Коржибски, Роберт Дилтс (1983 г.) внес существенный вклад в наши представления о мета-уровнях. Он писал о первых опытах широкого применения логических уровней в НЛП. Первые 78 страниц «Корней» (написанных в 1976 г.) — первый перевод на язык НЛП уровней абстрагирования Коржибски, а также анализ трудов Грегори Бейтсона. В то же время глубина и сложность этой работы, несомненно, не способствовали.ее популярности и включению в состав НЛП. Одной из задач, которые я ставил перед собой, было разъяснение и популяризация трудов Роберта.

По мере развития НЛП как функциональной модели человека в первые 25 лет после возникновения теории появлялись многочисленные системы логических уровней. Я выявил и описал десяток таких моделей (глава 5). Кроме того, я привел список других наборов уровней, входящих в сферу НЛП, но не удовлетворяющих критериям «логических».

Насколько мне известно, глава о логических уровнях — на данный момент единственная публикация, позволяющая получить некоторое представление о критериях, применимых к мета-уровням.

Чтобы понять структуру субъективного опыта, надо знать не только горизонтальное направление, в котором развивается психофизика этого субъекта, но и его перемещения по вертикали. ТОТЕ-модель анализа стратегии, исследующая репрезентации, мета-программы, «субмодальности» этого человека и т.д., служит нам инструментом для составления первого списка отличий.

Чтобы получить второй комплект отличий, необходимо принять во внимание такие феномены, как мета-уровни, саморефлексивное сознание, системное мышление и абстракции второго и третьего порядков. Разработав в 1994 году модель мета-состояний на основе «уровней абстрагирования» Коржибски и логических уровней познания Бейтсона, здесь я рассматриваю применение рефлексивной и рекурсивной модели в психофизической системе. При этом у нас появляется гораздо больше существенных отличий, необходимых для отслеживания сознания в процессе поиска «структуры субъективного опыта».

И наконец, приближаясь к завершению этой книги, я попытался учесть некоторые соображения из области моделирования, которые доктор Мартин Робертс ввел в него в статьях, опубликованных в «Rapport». Не навязываем ли мы моделирование, между тем как некоторые пропагандируют НЛП как магический ключ к каждой личности! «Все, на что способен один человек, под силу каждому». Робертс (1998, 1999 гг.) высказал беспокойство о том, что НЛП ликвидирует базовые знания. Мартин поставил несколько вопросов ребром. Если нам будет известна стратегия полетов пилота, его процессы VAK, убеждения, ценности и т.д., хватит ли нам всего этого, чтобы попросить пилота передать нам управление самолетом? Неужели нам не придется спрашивать: «Что нам абсолютно необходимо знать обо всех этих приборах?» И как быть с тренингом вестибулярной системы, благодаря которому пилот обладает чувством равновесия?

Если вы обратили внимание на термин «субмодальности» в кавычках, он подчеркивает еще одну грань модели НЛП, которой требует модель мета-состояний (Холл, 1998 г.). Когда мы с Бобом Боденхеймером приступили к повторному анализу этой модели, мы еще не знали, что в конце концов усомнимся в правильности приставки «суб» в слове «субмодальность». Но именно это и произошло. Мы обнаружили, что никакого «суб» — другими словами, низшего логического уровня — не бывает. В нашем распоряжении свойства, грани, компоненты, элементы, переменные и различия репрезентаций всех составляющих органов чувств. Однако эти репрезентативные отличия не образуют «суб», то есть подуровень. Скорее, они существуют как неотъемлемая часть репрезентаций. И в той же мере, в какой нам необходим переход на мета-уровень, чтобы хотя бы выявить эти отличия, оказалось (и неудивительно), что требуется переходить на мета-уровень, чтобы сместить, изменить и преобразить структурное отличие.

Что это означает в терминах моделирования?

Это означает, что «различие, которое составляет разницу» (Бейтсон), возникает не на некоем предполагаемом «суб»-уровне, а на мета-уровне. И это не должно вызывать удивления. НЛП давно отделило Содержание от Структуры. Кроме того, с самого начала стало ясно, что мы имеем дело со структурой на мета-уровне. Но это совсем другая история. О ней можно прочесть в книге «Структура совершен-

с те а: разоблачение мета-уровней субмодальностей» (Боден- хеймер и Холл, 1999 г.).

Все это показывает, как НЛП в качестве модели моделей (моделирование-11) продолжает производить процесс моделирования и расширяться. Так и должно быть. Основатели предвидели это.

«Сама модель нейролингвистического программирования постоянно меняется, преображается и совершенствуется» (1980 г., с. 201).

И вот теперь НЛП переходит на мета-уровень и приступает к сложному моделированию с применением мета-уровней.

Л. Майкл Холл

Постскриптум:

Семинары по нейросемантическому моделированию я начал проводить в 1999 году, собранный с их помощью материал лег в основу этой книги. Руководство для тренингов, «Сложное нейросемантическое моделирование», служит текстом для наших семинаров по нейросемантическому моделированию.

ВСТУПЛЕНИЕ

Доктор Грэхем Доуз, инструктор по НЛП, Лондон

Еще один труд Майкла Холла! У этого парня книги вылетают из компьютера одна за другой. Всякий, кто умеет бегать, может и читать, но надо уметь бегать очень быстро, чтобы поспеть за Холлом. Этот человек знает секрет стратегии турбореактивного литературного творчества. Слова так и сыплются из-под его пальцев.

Сначала этот фонтан прозы забил со страниц журнала «Точка отсчета» — в нем опубликовали статьи об основоположниках НЛП, таких как Бейтсон и Коржибски (работы обоих подробно рассматриваются и в этой книге). Затем Холл увлекся историей перемен, статьями о мыслителях и терапевтах, которые «подошли вплотную к открытию НЛП». А затем последовал резкий качественный скачок: разогнавшись, Холл приступил к публикации материалов, которые легли в основу его модели мета-состояний. Эта бешеная гонка привела к выходу в свет книг Холла — около дюжины. Многие другие еще не опубликованы, рукописи ждут только появления издателя, который «причешет» их, «оденет», откроет перед ними дверь и выпустит в большой мир.

В «Модели мета-состояний» Холл выдвигает предположение, что мы испытываем состояния по поводу наших состояний, и что многие состояния, которые тревожат нас, — результат путаницы рекурсивных петель. К примеру, нас что-то тревожит. Избавиться от этого ощущения мы не можем. Мы чувствуем себя глупо из-за этого беспокойства, потом досадуем на себя за глупость, потом волнуемся за свою иммунную систему и в конце концов теряем власть над собой. Но тот же самый процесс можно обратить себе на пользу.

Осознание, что мы находимся в таком состоянии, способно спровоцировать желание добродушно посмеяться над собой, а оно, как мета-состояние, меняет качество состояний низшего уровня. Модель мета-состояний, привлекая внимание к рекурсивному элементу сознания, его преимуществам и опасностям, увеличивает ценность критического вопроса: «Полезно ли для меня то, как я сейчас мыслю/чувствую?» (основной вопрос любой практики •самоуправления). В конечном итоге, делая акцент на наши взаимоотношения с собой, модель мета-состояний приводит к вопросу: «Как с собой обращаться?»

В этой книге мы познакомимся с теоретическим НЛП — отраслью, которой обычно пренебрегают, почти запрещенной в столь практической сфере. НЛП пропагандируют на утилитарной, прагматичной платформе, представленной сторонниками инструментализма. Теорию отвергают в пользу моделей, выбирая из них только «действующие». Эта поляризация — наследие времен, когда теория считалась отражением абсолютной реальности. Сама парадигма давно потерпела крушение, но в ее обломках по-прежнему продолжают рыться. Теория больше не описывает нерушимую Реальность. Это концепция, порожденная человеком. Со своей историей. С набором сопутствующих предпосылок. Такая же реальная, как все остальное.

С современной точки зрения, модели выглядят настолько же догматичными представлениями «о том, как устроен мир», как и любая теория. Вероятно, более плодотворным является различие между теорией для понимания и теорией для действия. Теория для понимания почти не предлагает руководства к действию (отсюда и критическое отношение НЛП к теории), в то время как теория для действия всегда опирается хотя бы на нечеткую теорию для понимания. Разумеется, НЛП предназначено для действия, но оно широко пользуется теоретическими ресурсами (например, отличиями, концепциями, взаимоотношениями между ними, классами и категориями, иерархической структурой, подтверждающими процедурами и т.д.).

Для специалистов по НЛП модели — это мы. Соберите модели, а затем разделите их, чтобы создать что-либо новое, — такова сущность теории. То, что поддерживает в ней жизнь. НЛП — мятущийся дух, поле боя и игры моделей; с их помощью мы прядем ниточки, за которые потом будем дергать, управляя собой. Неудивительно, что таким образом НЛП является многомодельным подходом. Ядро НЛП почти ничего не содержит. Большинство методик, если рассматривать их как выражения потенциальных моделей человеческого поведения и изменений, указывают в разные стороны. Модель якорения отличается от модели частей, а она, в свою очередь, отличается от модели стратегий, отличающейся от модели изменения истории, которая отличается от модели субмодальностей, и т.д. Так мы соотносим все разрозненные мрдели человеческого поведения и изменений и можем применить их все в ходе одного вмешательства — этим и объясняется характер НЛП как «открытой теории».

В этой книге Холл обращается к модели стратегий как первой и самой изученной в процессе моделирования (хотя она лишь отдаленно напоминает созданные Ричардом Бандлером и Джоном Гриндером модели Фрица Перлса, Вирджинии Сатир и Милтона Эриксона). Выразив сомнение, основанное на неадекватном применении мета-уров- ней, Холл берет нас в путешествие по Логическим уровням во всех многочисленных проявлениях, в которых они оказывают влияние на НЛП и становятся его частью — от Бейтсона, Коржибски и Дилтса до собственной модели мета-состояний Холла, — делает небольшой крюк в сторону, чтобы рассмотреть вопрос о том, какой уровень считается логическим, а также разобраться в путанице, которая возникает,, когда логический тип находится на уровне. (К счастью, описания — понятие растяжимое, и моделями и концепциями можно с успехом пользоваться и без соблюдения швейцарской точности.) Таким образом, создается основание для объединения модели стратегий и модели мета-состояний, поскольку одно и другое дополняют карту опыта и возможности изменений. Воспользуется ли читатель этим предложением, зависит от личных предпочтений и пристрастий, а к чему это приведет, в том числе и для НЛП в целом, покажет время. Но было бы ошибкой полагать, что успех этой книги как вклада в НЛП всецело определяется именно таким результатом.

Холл — чрезвычайно вдохновляющий автор, неважно, согласны вы с ним или нет. Он с явным удовольствием окунается в поток НЛП, изменчивые отличия завораживают его, как ребенка — кубики, с их помощью он создает новые конструкции и опровергает фреймы. Главным образом он занимается надстройкой этажей, переходя на мета-уровни. (В сущности, он рассмотрел столько моделей НЛП, проанализировав их с точки зрения мета-состояний, что возникает опасение, как бы модель мета-состояний не приобрела известность как «модель, которая поглотила НЛП».) Идеи так и пощелкивают, укладываясь точно на свои места, как костяшки в китайском домино. Игра началась. Появился тот, кто готов высказаться по любому вопросу. Читателю предлагаются новые идеи и перспективы — ради развлечения и в то же время для того, чтобы стимулировать его мышление. Это значительный вклад в любую нервную систему. Пошевели извилинами, детка!

С каждой новой книгой модель мета-состояний быстро обогащается. Это все равно что наблюдать за ростом кристаллов. Здесь, к примеру, Холл добавил принцип перехода мета-состояний в первичные состояния. Это придало им материальности. Если эти состояния имеют приставку «ме- та-», это еще не значит, что они уводят нас прочь, вверх, к нереальному, обособленному и абстрактному.

Обрушившись до первичного состояния, они ощущаются как боль на множестве уровней, и в этом ощущении нет ничего абстрактного.

В этой книге вы также найдете увлекательное исследование природы абстракций высшего уровня, а знакомые концепции, такие как «личность» и «эго», получат неожиданное уточнение. Язык занимает центральное место в модели мета-состояний; интерпретируя его влияние на опыт, Холл описывает его как мета-репрезентативную систему (статус, который он некогда имел в ранних 4-, 5- и 6-компонентных комплексах). И действительно, мыслители вроде Умберто Матураны и Франциско Варелы наверняка заявили бы, что язык — наша единственная репрезентативная система (подразумевается, что НЛП придется отказаться от заложенной основателями метафоры разума как компьютера).

Делая акцент на инструментарий, энтузиасты НЛП зачастую превращаются в рабов методик. «Не сиди сложа руки, делай хоть что-нибудь!» И вправду, есть опасение, что НЛП растаскают на методики для применения во всевозможных сферах, а генеративное дробное уравнение НЛП останется высохшей, всеми позабытой оболочкой.

Уже сейчас существуют разные определения НЛП: как науки о структуре субъективного опыта, как установки и методологии, оставляющей за сдобой шлейф методик, или как практической гносеологии. Предлагаю еще одно. В общую картину НЛП вписывается, как путешествие в мир опыта. Это открывает перед нами практически безграничные возможности. Мы, люди, в избытке располагаем опытом. В сущности, опыт — все, что у нас есть. Он делает человека человеком. Некоторые считают, что опыт уже колонизирован, даже обжит и занят быстро разрастающимся мегаполисом Уверенности. Но Уверенность — допущение, не подходящее для НЛП, где опыт — новая территория, ранчо, простирающееся до самого горизонта. С горсткой жилищ, несколькими враждующими бандами, табунами диких мустангов и почти полным отсутствием признаков цивилизации.

Майкл Холл выезжает на просторы этого ранчо с лассо и возгласами «йохо!».

Грэхем Доуз, Лондон, сентябрь 1997 г.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

перейти в каталог файлов
связь с админом