Главная страница

Моему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха


Скачать 2,23 Mb.
НазваниеМоему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха
АнкорPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
Дата04.09.2018
Размер2,23 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
ТипДокументы
#52767
страница14 из 46
Каталогid305334645

С этим файлом связано 77 файл(ов). Среди них: Противовоспалительные препараты++.ppt.ppt, Yalom_Irvin_-_Psikhoterapevticheskie_istorii_Chem_i_kak_mozhet_p, Russkiy_yazyk_Glavnye_pravila_5-9_klassy.pdf, Algoritmy_neotlozhnoy_pomoschi.pdf, RazumoNoshenie_-_Put_Piita.pdf, Ne_tot_rebenok_Irvin_Yalom.docx и ещё 67 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46
как мета-программ (методов и фильтров для сортировки) и убеждений (мета-пониманий), с помощью которых мы рассматриваем события в окружающем мире. Мы акцентируем события с помощью заранее закодированных фильтров. Обучение, которое мы рефлексивно применяем к нашему мышлению и чувствам, превращается в наши фильтры восприятия или программы восприятия. При этом уменьшается количество «новых различий», поступающих к нам от органов чувств.

Для обучения-III поднимаемся еще на один уровень. Мы поднимаемся туда, где есть «научения, составляющие изменения в обучении второго порядка» (то есть изменения убеждений, изменения в кодировании времени, изменения в наших мета-программах, изменения в фильтрах восприятия и др.). Бейтсон называл все это обучением обучению. Позднее он писал, что ему следовало бы ввести термин «третичное обучение». Под ним он подразумевал «обучение обучению принимать сигналы». Это относится ко всем изменениям, при которых человек «ожидает, что структура мира будет такой-то, а не другой».

Бейтсон описал эту разновидность обучения как составляющую высшего обучения, иногда возникающую в психотерапевтическом процессе. Здесь меняются основные предположения и допущения, касающиеся жизни, — «я», прошлого, будущего, судьбы, предназначения, мужественности, женственности и др.



На уровне обучения-IV мы имеем «изменения в процессах изменений, относящихся к обучению-Ш». Что из этого может следовать? Бейтсон к этому вопросу не обращался. Он писал: «Существует ли у человеческих существ обучение этого четвертого порядка — неизвестно» (с. 249). Позднее на вопрос об этом он сказал, что постулировал существование четвертого уровня, чтобы модель получилась открытой и оставляла простор для дальнейших размышлений (рис. 7.1, символ @ означает «мета»).

Для Бейтсона мир коммуникаций радикально отличается от материального мира. Он подчеркнул это, смещая акцент на тот факт, что «обучение», как изменение в восприятии, существует как «реальность» в мире коммуникаций, и что внешнее

событие к этому миру не относится. В него могут проникнуть только сигналы (нейро-физиологические послания).

Внешний мир Бейтсон именовал термином плерома, а внутренний мир коммуникаций, информации, организации и др. — термином креатура. Разделение этих двух «миров» (реальностей) обеспечивало ему основу для различения логических уровней.

«Само событие или сам объект не могут попасть в этот мир и, следовательно, в этой степени являются нереальными. И наоборот, сигнал не имеет реального аналога в ньютоновском мире: здесь он низведен до звуковых волн или чернил в принтере... нет вещей, соответствующих мысли и опыту, — только сигналы...» (с. 250).

Логические типы

Теория логических типов, заимствованная Бейтсоном у Расселла и Уайтхеда, гласит, что

«никакой класс в формальной математике или логике не может быть членом самого себя; класс классов не может быть одним из классов, которые являются его членами, имя — это не сам предмет, который его носит...» (с. 280).

На первый взгляд все это банально и очевидно, но когда мы путаем типы или отождествляем феномены двух разных уровней, мы совершаем «ошибку логической типизации». При этом мы действуем так, словно не знаем разницы между «поеданием меню» и применением меню для заказа ужина (карта/территория Коржибски и отождествление отличий). Подчеркивая с точки зрения мета-перспективы симметрию логической типизации, Бейтсон писал:

(а) «Класс стульев — тот же порядок абстракции (то есть тот же логический тип), что и класс не-стульев; да-

лее (б), если этот класс стульев не стул, значит, соответственно, класс не-стульев — не не-стул» (с. 280).

Но если мы нарушаем эти правила формальной логики, предупреждает он, мы тем самым создаем парадокс и искажаем логику. Для Бейтсона это процесс играет центральную роль в генезисе наших теоретических представлений о шизофрении.

Конструкции «если - то»: логическое и временное

Бейтсон воспользовался как примером классическим парадоксом «критский лжец», чтобы показать разницу между двумя формами «то»: логическим и временным.

«Если Эпименид был прав, говоря, что все критяне лжецы, и он был критянином, был ли он сам лжецом или нет? Если он был лжецом, значит, он не лгал. Если он не был лжецом, значит, неверно, что все критяне лжецы, и так далее».

Теперь рассмотрим слово «значит» (замена «то») в этом парадоксе. Если да, то нет. Если нет, то да. Если «то» логическое, парадокс существует, но если «to» причинно-следственное и временное, противоречие исчезает.

Такую же последовательность имеет электрическая цепь дверного звонка. Если цепь замкнута, то приводится в действие электромагнит, размыкающий цепь. Если цепь разомкнута, то магнит не приводится в действие, и цепь снова замкнется. Если цепь замкнулась, то в действие приводится электромагнит, и цепь опять разрывается, и так далее. Мы получаем колебания, а парадокс «если да, то нет, если нет, то да» содержит реальное временное «то» (Дональдсон, 1991 г., с. 181).

Здесь Бейтсон вводит два вида референтов для единственного слова «то». Временное «то» — «время», введенное в последовательность действий или событий, поэтому когда происходит одно событие, оно влечет за собой действие, тем самым провоцируя другое событие, и т.д. В результате мы получаем систему, содержащую временные связи «если — то».

[«Время» здесь относится не к концептуальному «времени» или субъективному «времени», а к событиям, действиям, отсюда физическое «время».]

«Вводя время во взаимосвязь «если — то», мы видим, что классическая логика становится устаревшей. Но это не значит, что теперь мыслить невозможно. Это значит, что классическая логика плохо имитирует такую связь. Мы часто спрашиваем: «Могут ли компьютеры имитировать логику?» Но компьютеры пользуются причинно- следственной взаимосвязью «если — то»: «Если этот транзистор включает тот транзистор, то происходит то или это». Это причинно-следственное «если — то», время в нем не участвует» (Дональдсон, 1991 г., с. 182). Здесь Бейтсон описывает физическую вселенную, где происходят события, и когда происходит одно событие, оно оказывает воздействие и влияние на другое событие или последовательность событий. Все это относится к материальному миру, к силам, действиям, событиям и последовательностям. «Этот раздражитель вызывает или провоцирует ту реакцию». Так у нас появляется причинное «то», охватывающее истинное «время». [В «Линии времени», 1997 г., такой вид «времени» описан как первичное состояние.]

Теперь переместимся в другой мир — мир мыслей, коммуникации и организации. В этом мире никаких «предметов» нет. Это мир идей — сигналов, информации, репрезентаций. «Я постоянно убеждаюсь, что то, что мы описываем, это вторичная репрезентация того, что существует на самом деле. Что это такое на первичном уровне, мы не

знаем. Мы туда не попадаем. «Ding an sich» [кантовская «вещь в себе»] всегда и неизбежно оказывается вне досягаемости» (Дональдсон, 1991 г., с. 182).

«Разум не содержит предметов, свиней, людей, акушерок, жаб и так далее — только идеи (то есть новые отличия), информацию о «предметах», неизменно заключенных в кавычки. Подобно этому, разум не содержит времени и пространства, только идеи «времени» и «пространства» (1976 г., с. 141).

Только в этом мире идей и репрезентаций и идей об идеях мы имеем логическое «то». Компьютер действует по принципу причинно-следственной связи. Значит, чтобы функционировать, компьютерам необходимо реальное причинное/временное «то» (то есть «если происходит это событие, оно вызывает то событие»).

Какое отношение все это имеет к нашему разговору? Отсюда следует, что когда мы пользуемся компьютерами, чтобы имитировать логические «если — то», «то» становится временным (реальная «причина» взаимосвязи событий).

«Если я нажму на этот выключатель, тогда (почти немедленно) загорится лампочка».

Однако, как указывал Бейтсон, логическое «если — то» не содержит такого «времени». В утверждении «если три стороны одного треугольника равны трем сторонам другого треугольника, то и треугольники равны», у нас нет при- чинно-следственного «времени». Из этого Бейтсон делает вывод:

«Если в момент времени(1) утверждение критянина верно, то в момент времени(2) оно неверно, если оно неверно в момент времени(2), то верно в момент(З) и так далее...» Противоречия нет, только логическое «если — то» нарушено» (Дональдсон, 1991 г., с. 204).

Здесь Бейтсон пользовался взятым из общей семантики приемом обозначения различных моментов времени с помощью верхних индексов Ь2,3 ПрИ эхом он выдвинул ряд утверждений, действующих горизонтально на одном и том же уровне.

Рис. 7.2

Мета-уровни утверждений

«Теперь верно». «Теперь неверно». «Теперь верно».

Логическое «если — то» не имеет отношения к последовательности событий («время») и к тому, как одни физические силы приводят в движение другие физические силы («причина»). Оно относится к репрезентациям (идеям) и к тому, как идея может рекурсивно обратиться к самой себе (идеи об идеях), поэтому с точки зрени'я логики неизбежно и предсказуемо относится к себе (или к другим идеям) преды



Чтобы ввести логическое «если — то», мы решаем так называемый парадокс, применяя отличие «класс/члены». «Утверждение критянина, что все критяне лжецы, функционирует на мета-уровне как утверждение,уровня класса о всех других утверждениях членов класса критян».

дущего уровня. Здесь появляется «относительность». Возникают абстракции (или размышления) второго порядка. Здесь цепи разума, силы или воздействия не провоцируют «ментальные» события. Вместо этого такие события провоцируются различиями. По Бейтсону, это и есть главное и уникальное отличие между плеромой и креатурой. В плероме мы видим события, силы, влияния и др. А в креатуре — ничего подобного, только отличия (новое о разнице).

«Я понял, что передается от территории карте, то есть от внешнего мира мозгу, — новое о разнице. Если в территории нет различий, сказать о карте нечего... Далее я увидел, что у любой карты есть правила о том, какие различия территории должны быть отмечены на карте» (с. 199). Если новое о разнице — только один аспект, передающийся от территории карте, тогда течение «мысли» включает разницу и способы ее отображения и кодирования. Джудит Делозье писала об этом так:

«Минимальная единица разума — различие. Откуда поступает новая информация? От различия, точно так же, как глубокое понимание — от сходных образов. Новый класс информации возникает из синтеза двух разных описаний» (с. 35).

В НЛП мы говорим о таких «различиях» как о модальностях и репрезентативных отличиях («субмодальностях»). Кроме того, мы пользуемся терминами «двойные» и «тройные описания». С самого возникновения тренингов для специалистов по НЛП мы учимся проводить сравнительный анализ опытов, чтобы выявлять, а потом работать с различиями, чтобы научиться различать. Мы узнаем, что такое различие существует не в буквальном смысле, а репрезентативно, в виде «идей», которые мы кодируем иначе, чем всю остальную информацию.

«Первичные данные об опыте — различия. Из этих данных мы строим гипотетические (всегда гипотетические) идеи и картины внешнего мира. Сообщение о различиях — самая элементарная идея, неделимый атом мысли.

Различия, которые по каким-то причинам не отмечены, это не идеи» (с. 188).

Мы не только можем описать различия терминами репрезентативного кодирования, но и описать эти различия, определяя при этом уровень или порядок абстракции нашей идеи. Идея страха, которую мы абстрагируем от предмета, события или человека из реального мира, — абстракция первого порядка, которую мы кодируем в выбранных модальностях и отличиях. Но идея страха по поводу нашего страха представляет собой абстракцию второго порядка, которая переводит нас на высший логический уровень — уровень, относящийся к низшему определенным образом и содержащий больше новой информации о различиях.

Мета-концептуальные представления о знании

Когда мы обучаемся обучению, узнаем о знании, развиваем идеи об идеях и т.д., мы переходим от первичного состояния к высшим логическим уровням концептуализации. Разрабатывая когнитивные теории, Пиаже проводил эксперименты, чтобы определить, когда у ребенка развивается способность строить иерархические структуры, включающие классы. Недавно другие исследователи подвергли сомнению его методики и выводы.

«Некоторые работы Пиаже создают впечатление, будто он вводил, изменения в реальную репрезентативную способность ребенка. Если дети в буквальном

смысле слова не отображали линейные порядки или классовые включения, тогда трудно понять, как они могли научиться этому; в этом изменении подразумевались некие механизмы взросления. В других работах Пиаже пишет о мета-концептуальном развитии: ребенок осознает знание, умозаключение или обучение. Мета- концептуальные представления — важный аспект знаний ребенка о людях, часть теории разума детей; они усваиваются таким же образом, как любые другие знания» ' (Ошерсон и Смит, 1992 г., с. 156).

Уровни плеромы и креатуры ^

В последней работе, написанной совместно с дочерью Мэри Кэтрин Бейтсон (1987 г.), Бейтсон вновь обращается к вопросу логических уровней. Он делает различие между «миром неживых вещей» (сил, физических воздействий, химических реакций и др.) — плеромой, и миром живых организмов, характеризующихся общением, информацией и организацией — креатурой.

В плероме не существует описания, имени, класса, сигнала и др. Только в мире живых существ, креатуре, мы находим классы, отличия, сигналы.

Затем Бейтсон задает вопрос: «Какие элементы уровня плеромы отражены на карте креатуры?» На него он дает уже ставший классическим ответ: «Новое о различении... различия, которое составляет различение».

«На всем протяжении креатуры логические типы играют важную роль, но на синтаксис влияет и путаница с логическими типами. Подозреваю, что смешения и противоречия логических типов, ограниченные лингвистической коммуникацией, функционируют иначе, чем те, которые прослеживаются в других типах коммуникации.

Вот почему путаницы, создающие патологию, всегда включают нелингвистические и контекстуальные элементы» (с. 189).

Этому высказыванию Бейтсон противопоставляет другое:

«Мир неживой материи, плерома, описанный законами физики и химии, сам не содержит описания. Камень не реагирует на информацию и не пользуется запретами, информацией, методом проб и ошибок в создании внутренней структуры. Чтобы реагировать, демонстрируя поведение, камень должен иметь в себе энергию, как живые организмы. Тогда он перестанет быть камнем. На камень влияют «силы» и «воздействия», но не различия» (с. 18).

Признавая существование этих уровней, Бейтсон пришел к выводу, что
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   46

перейти в каталог файлов
связь с админом