Главная страница

Моему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха


Скачать 2,23 Mb.
НазваниеМоему велению, по моему хотению! Системное нлп психотехника успеха
АнкорPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
Дата04.09.2018
Размер2,23 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаPo_moemu_veleniyu_po_moemu_khoteniyu.doc
ТипДокументы
#52767
страница4 из 46
Каталогid305334645

С этим файлом связано 77 файл(ов). Среди них: Противовоспалительные препараты++.ppt.ppt, Yalom_Irvin_-_Psikhoterapevticheskie_istorii_Chem_i_kak_mozhet_p, Russkiy_yazyk_Glavnye_pravila_5-9_klassy.pdf, Algoritmy_neotlozhnoy_pomoschi.pdf, RazumoNoshenie_-_Put_Piita.pdf, Ne_tot_rebenok_Irvin_Yalom.docx и ещё 67 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
Проверка относится к условиям, с которыми придется иметь дело в ходе действия, прежде чем возникнет реакция. На этапе обратной связи система меняет некий аспект раздражителя или внутреннее состояние человека, чтобы удовлетворять условиям проверки. Дилтс и др. (1980 г.) сравнил действие модели ТОТЕ с настройкой радио.

«Когда вы настраиваете громкость радиоприемника или стереопроигрывателя, вы постоянно тестируете (проверяете) громкость, слушая ее. Если звук слишком тихий, вы действуете, поворачивая регулятор по часовой стрелке. Если вы перестарались и звуки стали оглушительными, вы действуете, поворачивая регулятор против часовой стрелки, чтобы приглушить звуки. Добившись желаемой громкости, вы выходите из программы «настройка громкости» и поудобнее устраиваетесь в. кресле, чтобы продолжить чтение.

Что обозначают стрелки на схеме? Что переходит из одной рамки в другую вместе с ними? Рассмотрим три варианта ответа: энергия, информация и контроль» (с. 27).

Основатели когнитивного движения в прихологии Миллер, Галантер и Прибрам разрабатывали модель ТОТЕ с целью выявления потока информации в системе. Для этого они пользовались методом измерения информации, созданным Норбертом Винером и Клодом Шенноном. Затем рассматривалась концепция «контроля» в системе. А именно, информацию описывали как «набор инструкций», контролирующих реакции или поведение.

«Есть мнение, что на рис. [2.2] по стрелкам перемещается нечто неосязаемое, что иногда называют контролем. Стрелки могут обозначать только последовательность. Эта концепция чаще всего возникает, когда речь заходит о компьютерах, где контроль над действиями машин осуществляется путем передачи одной инструкции за другой, пока машина не выполнит весь список указаний, составляющих программу.

Представьте, что вы ищете в книге конкретную тему. Вы открываете указатель и находите эту тему. Когда вы просматриваете все страницы, приведенные в указателе, можно сказать, что этот список цифр контролирует ваше поведение, и контроль переносится от одной цифры к другой, пока весь список не будет обработан. Перенос контроля можно обозначить, нарисовав между номерами страниц стрелки, но сами стрелки будут иметь совсем не те два значения, что были упомянуты выше» (с. 30). На этапе «действия» стадии «проверки» мы обнаруживаем соответствия или несоответствия. Адекватна ли наша

карта мира (идеи, ожидания, желания и т.д. у нас в голове) нашему опыту, относящемуся к этому миру? Если эти два элемента не соответствуют друг другу, мы снова возвращаемся к первому этапу проверки. Когда мы находим соответствие карты опыту, мы выходим из программы. Эта модель также показывает, как важно постоянно применять ресурсы к текущему состоянию, чтобы достичь нового итогового состояния. Мы продолжаем действовать в зависимости от различия между картой и территорией. Успех достигается неоднократным тестированием текущих состояний и желаемых результатов, а потом — оценкой и применением ресурсов, пока мы не приведем два состояния в соответствие.

Таким образом, предварительным логическим условием модели ТОТЕ является достижение совершенства в поведении посредством следующих элементов:

  1. выявления будущей цели — чего мы хотим;

  2. наличия сенсорного и поведенческого доказательства тому, что ключевая информация свидетельствует именно о достижении цели;

  3. ряда действий, процедур и выборов, при помощи которых мы можем достичь цели.

Бандлер и Гриндер не изобрели модель стратегии и не создали ее на пустом месте. Они взяли модель ТОТЕ и дополнили ее сенсорными репрезентативными системами.

Моделирование совершенства

В НЛП мы обычно сосредотачиваем внимание на достижении совершенства, а не патологии (недостатка). Но это не единственный возможный вариант. Иногда структура конкретной патологии как ничто другое помогает понять способности психофизической системы конкретного человека. Как правило, мы стремимся к ресурсам в виде опыта (твор-



честву, мотивации, памяти, решениям, убеждениям, уверенности и т.д.). Тем самым мы предлагаем человеку создавать все новые внутренние ресурсы. Отсюда вытекает основная стратегия достижений:

«Вспомнив момент, когда вы во всей полноте пользовались своими личными ресурсами и потенциалом, перенеситесь в этот момент, чтобы заново пережить этот опыт». К общим вопросам достижения относятся:

Вопросы о триггерах:

  • Как вы узнаете, когда начинается процесс?., (процесс мотивации, принятия решения, познания)

  • Что дает вам понять, что вы готовы к?..

Вопросы о действиях:

  • Что вы делаете в первую очередь?

  • Что происходит с вами вначале?

  • Что вы предпринимаете, когда не уверены, что достигли цели?

Вопросы о проверках:

  • Какие сравнения вы проводите?

  • Как вы узнаете, что удовлетворяете своим критериям? Вопросы о моменте выбора:

  • Что указывает, что вы завершили действие?

  • Что дает вам понять, что пора переходить к чему- либо другому?

  • Что позволяет вам понять, успешно вы справились с действием или нет?

  • Как вы узнаете, что закончили процесс?

Теперь применим все это к стратегии познания. Сначала попросим конкретного человека задуматься о моменте или ситуации, когда он усвоил что-либо очень хорошо, быстро и надолго. Затем зададим ряд вопросов.

Вопросы о действиях:

Что происходит, когда вы чему-то учитесь?

Что вы делаете, готовясь чему-либо научиться?

Что вы предпринимаете, чтобы быстро чему-нибудь научиться?

Что вы делаете, когда не уверены, что достигли своих критериев?

Вопросы о проверках:

Что показывает, что вы успешно и быстро чему-ни- будь научились?

Как вы узнаете, что быстро научились чему-нибудь? Как вы проверяете, что достигли желаемого результата?

Вопросы о принятии решения:

Как вы узнаете, когда успешно научились чему-либо быстро и эффективно?

Что позволяет вам понять, что вы еще не закончили чему-либо учиться?

Что подсказывает вам, что пора браться за что-то другое?

Когда вы не уверены в том, что успешно освоили что- либо, как вы это понимаете?

Предположим, мы хотим проследить стратегию нейролингвистики (психофизической системы) человека, который способен выполнить задачу, неприятную с точки зрения окружающих. Как выявить эту стратегию?

Начнем с общих расспросов об опыте, чтобы человек начал оценивать это состояние.

«Как вам удается заставить себя выполнить такую неприятную задачу — чистить унитаз, убирать мусор, собирать налоги и т.д.? Вспомните тот момент, когда вы убеждаете себя сделать то, за что не хотите браться, но все-таки беретесь, притом без особого напряжения и отвращения... Думая об этом, скажите, как вы это делаете. Какие образы, интонации, слова и т.д. вы используете, убёждая себя сделать то, что вам неприятно?»

Один человек, с которым я беседовал, видел ситуацию со стороны, создавал конструктивный образ самого себя, совершающего тот или иной поступок, а потом быстро «перематывал пленку» вперед, до самого конца. Затем он создавал внутреннюю картину желаемых результатов и вызванных ими ощущений — вплоть до радости. После просмотра этого внутреннего фильма у него возникало позитивное ощущение напряжения мышц и тепла. Он слышал, как чей-то голос деловито произносил: «Просто возь

ми и сделай!» Услышав этот голос, мой собеседник просто вставал и брался за дело.



Мысленно проследите за собственными нейролингвистическими реакциями. Например, в тот момент, когда требуется встать утром и приняться за работу. Вам когда-нибудь случалось создавать ощущение беспокойства, стресса и лишаться мотивации, необходимой для работы? Какой код VAK управляет этой программой? Один человек объяснял: «Я говорю себе, что могу поваляться еще несколько минут, и продолжаю лежать. Время идет, мне все отчетливее представляется, как я являюсь на работу с опозданием. Когда эта картина становится огромной, мне приходится выскакивать из постели, чтобы избавиться от негативных ощущений».



Из дополненной модели ТОТЕ получились стратегии

Таким способом основатели НЛП выявляли, разрабатывали или отшлифовывали стратегическую модель, взяв за основу модель ТОТЕ когнитивных психологов, разработавших ее как более усовершенствованную модель «раздражитель-реакция». Это наглядный пример принципа связи времен Коржибски. Гриндер и Бандлер не изобретали заново колесо, а воспользовались ранними открытиями и на них построили теорию. Модель ТОТЕ служит основной формой описания конкретной последовательности поступков. Она описывает последовательность действий, образующих функциональную единицу поведения, обычно остающуюся за порогом сознания.

Называя этот процесс нейролингвистической стратегией, Дилтс, Бандлер, Гриндер, Бандлер-Камерон и Делозье (1980 г.) построили модель НЛП по шаблону ТОТЕ. При этом они дополнили и обогатили ТОТЕ репрезентативными компонентами: сенсорными репрезентативными системами, отличиями сенсорных модальностей («субмодальностями»), информацией для визуальной оценки, лингвистическими предикатами и пр. С помощью этих компонентов можно научиться выявлять неосознанную стратегию, заяко- ривать вместе элементы, осуществлять рефрейминг значений и таким образом разрабатывать и внедрять новую стратегию. Новые дополнения гораздо точнее сформировали модель моделирования совершенства, поскольку позволили дальше и глубже заглянуть в «черный ящик». В то же время язык новой модели гораздо более богат и точен.

Так НЛП усовершенствовало модель ТОТЕ. Было показано, как мы производим проверки и действуем в терминах сенсорных систем и точных отличий этих систем. Основатели НЛП дали новое определение условиям проверки и действиям, как происходящим посредством репрезентативных систем, значительно изменив к лучшему модели «раздражитель-реакция» и ТОТЕ.

Например, некий человек может сравнить запомненные внешние и внутренние визуальные признаки (V^/V1), чтобы что-либо проверить. «Похоже ли это написание слова на то, каким оно мне запомнилось и каким должно быть?» Тот же процесс может происходить с участием кинестетической (Ке/К*) или слуховой (А^А1) систем. Соответствие (за ко

торым следует выход из программы) или несоответствие (после которого приходится снова возвращаться в цикл программы) также показаны как проверенные с помощью одной из репрезентативных систем.

В этой модели проверка может происходить между двумя хранящимися в памяти или созданными репрезентациям. Проверена может быть яркость, размер, цвет и пр. репрезентации. Определенному ощущению, звуку или зрительному образу может понадобиться достичь определенного порогового значения, прежде чем сигнал будет достаточным для выхода из программы.

Поскольку большинство людей отдают предпочтение какой-то одной репрезентативной системе, мы говорим о главенстве PC, объясняя, как мы пользуемся нашей самой значимой PC, проводя проверки и совершая действия. Зачастую мы продолжаем делать это, даже когда PC работает не очень эффективно и даже когда она создает трудности и ограничения.

Благодаря усовершенствованной модели стратегии НЛП мы обнаружили, что эффективность моделирования нередко зависит от соответствия PC задаче (например, визуальной PC — написанию слов, слуховой — музыке). В сущности, при проведении анализа ТОТЕ и PC это единственная цель. Поиск PC, наиболее соответствующей этапам ТОТЕ, — вот что позволяет нам максимально быстро добиться желаемого результата. Такие решения мы называем элегантными. В итоге модель стратегии обеспечивает нас новым акцентом и мотивацией, касающимися PC. Она позволяет нам воспринимать применение всех своих PC как ресурсов для улучшения процесса учебы и работы.

Рассмотрим, стратегию грамотного письма. Фонетическая стратегия включает последовательность Ае -> АУАег

(услышать слово — мысленно произнести его — сравнить с тем, как оно звучит, и с хранящимися в памяти правилами произношения и т.д.)- Но поскольку визуальное кодирование английского языка не соответствует фонетическим правилам, люди, которые пользуются визуальной стратегией грамотного письма, обычно демонстрируют лучшие результаты, чем те, кто применяет слуховые стратегии. Стратегия мысленного произнесения прекрасно подходит для демонстрации навыков чтения вслух, но для письма она оказывается неэффективной. Типичная визуальная стратегия грамотного письма включает набор действий, показанный на рис. [2.3].



Выводы

  • Термин «стратегия» в НЛП относится к репрезентативным этапам — от исходного раздражителя из внешнего мира до итоговой реакции нашей нервной системы. Основатели НЛП позаимствовали модель ТОТЕ ког-

нитивистов и дополнили ее репрезентативными элементами.

  • Стратегия эксперта представляет собой модель, с помощью которой человек достигает какого-либо результата, однако моделирование — это не просто выявление стратегии. И все-таки почти всегда моделирование начинается с работы над стратегией.

  • Чудо выявления стратегии заключается в том, что она обеспечивает доступ в «черный ящик» человеческого опыта. Отслеживая реакции психофизической системы, мы понимаем, каким образом человек добивается совершенства.

Глава 3

Стратегии моделирования

Начало моделирования

Преподнося стратегии как способ размышлять, анализировать и следить за «разумом», модель стратегии НЛП дает возможность описывать структуру опыта. Дилтс и др. (1980 г.) делают вывод по стратегиям и их анализу в следующих словах:

«Все наше внешнее поведение контролируется внутренними стратегиями. У каждого из нас есть определенный набор стратегий для того, чтобы убедить себя утром встать с постели, чтобы передать часть обязанностей подчиненным, учиться и учить, проводить деловые переговоры и так далее» (с. 26).

Анализируя последовательность и состав стратегии путем ее разложения (ТОТЕ) на составные компоненты репрезентаций, мы обнаруживаем их порядок или последовательность. При этом мы прослеживаем действия и психофизические реакции, а также поэтапные движения мозга, поскольку он занимается репрезентацией информации и приводит в действие нервную систему, накапливая опыт. Модель ТОТЕ ставит нас в известность, что в этом процессе происходит проверка на входе, предпринимаются действия в зависимости от репрезентаций, возможно, неоднократный возврат к первому этапу проверки — вплоть до выхода из программы после получения-желаемого результата.

Репрезентации можно сравнить с функциями кнопочного телефона. Чтобы устроить запланированную вечеринку, мы должны нажать кнопки с цифрами на телефоне в определенной последовательности. Чтобы дозвониться до конкретного человека, нам предстоит перебирать цифры в строго определенном порядке.

Точно так же нам приходится выстраивать упорядоченную последовательность внутренних репрезентаций, чтобы добиться конкретных результатов. Они зависят и от кнопок, которые мы нажимаем, и от порядка, в котором они нажаты. Если мы вводим последовательность репрезентативных действий (увидеть это, услышать то, почувствовать другое и т.д.), откуда вытекает оценка психически-эмоцио- нальных ресурсов, это означает, что мы смоделировали структуру конкретного опыта.

Кроме того, ошибочные стратегии возникают, когда мы применяем ценные стратегии не в том контексте. Стратегическую последовательность, которая творит чудеса, помогая достичь неких результатов и совершить конкретные поступки, можно применять и добиваться успеха, но если область применения выбрана неправильно, эта стратегия способна создать трудности и ограничения. Так происходит, когда мы применяем слуховую стратегию, чтобы грамотно писать, или визуальную — для устного чтения. В сфере стратегий могут возникать и другие проблемы. В нас порой просыпается непреклонность или тяга к чрезмерным обобщениям. Мы зацикливаемся на стратегиях, повторяем одни и те же действия, не выходя из программы. Это наблюдается при некоторых фобиях. Порой мы создаем бес-

полезные стратегии — например, когда не выдерживаем и срываемся из-за мелочей, спешим с выводами, действуем, не подумав, принимаем на свой счет чужие ошибки и т.д. Мы ошибаемся при строительстве стратегии, прислушиваясь к ненужной информации от другой PC.

Искусство стратегий

Выявление последовательности действий мозга с целью дальнейшего воспроизведения опыта предполагает наличие множества навыков. Поскольку стратегия позволяет понять, в каком направлении мы мыслим и как реагируем на события, для достижения таких же результатов мы должны по меньшей мере

  • Выявлять и замечать стратегии

  • Выделять и расшифровывать стратегии

  • Прерывать и менять стратегии

  • Разрабатывать новые стратегии и/или перерабатывать старые

  • Внедрять стратегии и разрабатывать планы внедрения % • Применять стратегии в различном контексте

Эти навыки моделирования предполагают развитое сознание и внимание к знакам и ключевой информации, указывающим на действие стратегии. Навыки высшего уровня понадобятся нам, чтобы управлять выявленной стратегией. К таким навыкам относятся якорение, рефрейминг, настройка и т.д. Подразумевается и способность проводить сравнительный анализ стратегий. Благодаря этому мы учимся разрабатывать более эффективные стратегии.

65

Мы анализируем стратегии, чтобы неосознанные процессы становились осознанными. Конечно, когда поведение приобретает статус ТОТЕ, его сигнальный уровень находится вне досягаемости для сознания. Это означает, что

3 По моему велению, по моему хотению!

мы уже не фиксируем детали каждого этапа, и нам понадобятся все навыки, чтобы выявить неосознанные стратегии. Как правило, даже люди, пользующиеся конкретной стратегией, не разделяют ее на этапы. Специально для таких случаев НЛП создало искусство калибровки в зависимости от ценности ключевой информации, сенсорные специфические предикаты, общие типы конституции, паттерны дыхания и др.

Общий паттерн выявления стратегии

Предположим, вам нужен рецепт изумительного блюда. Что вам понадобится, чтобы приготовить эту бесподобную еду? Во-первых, конкретные сведения о том, какие ингредиенты взять, в каком количестве, в каком порядке смешивать их, при какой температуре готовить и пр. Так и с выявлением и применением структуры субъективного опыта с целью создания опыта совершенства. Далее представлен основной паттерн выявления стратегии.

  1. Начните с установления позитивного фрейма для взаимопонимания.

«Как здорово это у вас получается! Вы не могли бы и меня научить это делать?»

«Предположим, мне предстоит прожить один день вашей жизни. Как это сделать?»

  1. Оцените состояние.

Человека необходимо полностью ассоциировать с навыком или состоянием. Чтобы правильно выявить стратегию, может понадобиться вернуть его в то место, где интересующее вас поведение наблюдается в естественных условиях. В контексте, в условиях при-

вязки к местности (например, за пишущей машинкой) легче заметить реакцию. Или же можно выявить состояние, воспроизведя контекст частично (например, интонацией, жестами, инсценировкой и др..).

  1. Усильте состояние.

В процессе выявления вам понадобится повысить интенсивность состояния, усилить его. Это очень полезно: чем более отчетливое состояние вы создадите, тем более ярким будет опыт, с которым вам придется иметь дело. Кроме того, у вас появится шанс правильнее оценить состояние.

  1. Изучите тонкости и нюансы.

«Как вы это делаете?» Если человек осознает особенности своей стратегии, он ответит на этот вопрос. Если нет, необходимо попросить продемонстрировать стратегию в действии. Выявлению стратегии способствуют наводящие вопросы, с помощью которых собеседнику предлагается выполнить задачу (реально или мысленно), требующую применения конкретной стратегии.

  • У вас бывали случаи, когда возникало желание что- либо сделать?

  • Когда вы в последний раз ощущали естественную и мощную мотивацию?

  • Как вы ощущаете состояние исключительного прилива творческих сил?

  • Вы когда-нибудь оказывались в ситуации, когда ощущали небывалое вдохновение?

Как правило, оценочные вопросы относятся к воспоминаниям о пережитом.

  • Как это ощущалось?

  • Как вы это сделали?

  • Когда это вам удается особенно хорошо?

  • Что вам необходимо, чтобы сделать это?

  • Что происходит, пока вы это делаете?

  • Когда это случилось в последний раз?

Такие вопросы побуждают внутренне оценивать репрезентации и погружаться в воспоминания, которые содержат «глубинную структуру» или рамки опыта. Для описания этого процесса в НЛП применяется термин из трансформационной грамматики «трансдеривационный поиск» (ТДП). Им назван «уход в себя» в поисках референтов. Эти референты образуют нашу систему отсчета (референтную систему), с помощью которой мы соотносим и понимаем окружающий мир. Все мы участвуем в процессе ТДП, чтобы в чем-либо разобраться, отреагировать на раздражители, воссоздать наши состояния и опыт. При выявлении стратегии мы пользуемся ТДП, чтобы помочь кому-либо вернуться к фундаменту структуры и выяснить, каким образом создавалась уникальная структура этого опыта, то есть конкретная карта.

Обращаясь к модели мета-состояний (глава 9), мы пользуемся другой метафорой. Вместо того чтобы представлять, как мы «погружаемся» в глубинную структуру (метафора глубины), мы применяем метафору высоты. Что касается терминов, затем мы рассуждаем о «погружении» и переходе вверх, на метауровни и фреймы, составляющие структуру наших референтов. Вместо «глубинной структуры» мы говорим о фрейм-структуре разума. В референтном процессе участвуют уровни или слои. Мы говорим о «погружении» с целью оценки наших референтных фреймов и всей системы фреймов внутри других фреймов. Это позволяет нам выявить все контекстуальные фреймы или фреймы мета-уровня как «мысли» высшего уровня — категории, классификации, абстракции, убеждения, парадигмы и др.

  1. Проводите калибровку в состоянии аптайма.

Выявление и вычленение стратегии требует максимального внимания и сосредоточенности на внешней ключевой информации. При этом мы эффективно проводим калибровку, то есть настройку на состояние, наблюдая, как наш собеседник демонстрирует стратегию. Ввиду психофизической связи люди обычно сопровождают действиями разговоры о проблемах, результатах и опытах. Поэтому, настроившись на такое «воспроизведение», вы сможете заметить, как ваш собеседник проходит последовательность репрезентаций, приобретая конкретный опыт.

  1. Добивайтесь от собеседника уточнений.

Если вы не разобрались в стратегии с помощью наводящих вопросов, попросите собеседника подробно рассмотреть ту или иную часть стратегии. Детальный разбор одного этапа может также помочь оценить другие репрезентации, неразрывно связанные с ним.

  1. Изучайте содержание на мета-уровнях.

Поскольку стратегии действуют как чисто внешняя структура, нам понадобится переход на мета-уровни,

чтобы разобраться в процессах создания структуры стратегии. Это не дает нам зацикливаться на содержании.

Расшифровка скоростных стратегий

При расшифровке стратегий основную проблему представляет то, чтб в процессе моделирования, модификации или применения приходится учитывать их скорость. И, как правило, она нарастает стремительно! Можно ли в таком ускоренном темпе выявить отдельные компоненты после- довател ьностей?

Проблема скоростных стратегий особенно остро стоит в тех случаях, когда стратегии достигают статуса бессознательной модели ТОТЕ. Чтобы выявить каждый этап, нам приходится либо развивать свои способности замечать быстрые и незначительные изменения поведения, либо искусственно замедлять процесс, задавая уместные вопросы.

  • Что произошло вначале и позволило вам творчески подойти к этой ситуации?

  • Что произошло непосредственно перед этим?

  • А что случилось до этого события?

Таким образом мы продолжаем с помощью вопросов возвращаться назад, пока не найдем первые внешние раздражители, которые привели в действие стратегию. При этом понадобится задать вопросы, пользуясь нижеперечисленными категориями отличий. Они помогут вам расшифровать стратегии.

  1. Предикаты

В процесс выявления стратегий «как вы это делаете», о которых идет речь, входит буквальное описание того, что мы делаем. Наши предикаты зачастую выявляют PC, которая организует наш опыт. {Предикаты — это прилагательные, глаголы, наречия и описательные слова, которые помогают определить, что мы утверждаем (предицируем).] Комбинации предикатов обычно указывают на паттерны синестезии, как в приведенных ниже примерах. Здесь нам вновь придется переходить на мета-уровни, чтобы заметить форму и структуру содержания.

«Это выглядит неудобно» (V-K).

«Звучит как живописное место» (A-V).

«Не смотрите на меня с таким тоном», (V-A).

«Звучит пугающе» (А-К).

  1. Оценочные сигналы

Поскольку все поведенческие макро- и микрофункции представляют собой трансформацию внутренних неврологических процессов и, следовательно, несут информацию об этих процессах, наше поведение дает представление об организации нашей нервной системы. Поэтому Бейтсон говорил об избыточности речи и поступков. Собирая информацию (совершая поступки), мы пользуемся различными сознательными и бессознательными трансформациями. Чаще всего мы не осознаем подавляющее большинство репрезентаций, проходящих через нашу нервную систему в циклах выполнения стратегий. Но наши визуальные оценочные сигналы говорят об этом незаметном внутреннем поведении.

Обычно взгляд, обращенный куда-то вверх или просто в пустоту, свидетельствует об обращении к зрительной зоне коры головного мозга. Взгляд, который движется из стороны в сторону по горизонтали, говорит об аудиальной (слуховой) оценке, а задумчиво опущенные глаза — о кинестетической. Прочие отличия касаются двух полушарий мозга.

У типичных правшей (людей, лучше владеющих правой руг кой) память закодирована в левом полушарии, а воображение — в правом; у левшей все наоборот.

  1. Логические вопросы

Спросите себя, имеет ли смысл последовательность стратегии. Если ваш собеседник пропустил какие-то этапы, начните задавать вопросы, которые заставят его вернуться назад, к самому началу стратегии, или к пропущенным компонентам.

  • Что первым дало вам понять, что в этой ситуации у вас есть мотивация?

  • Что вы сделали перед этим?

  • Чем это было вызвано?

В конце концов вы найдете исходные внешние раздражители, которые привели в действие стратегию, а затем шаг за шагом выявите весь процесс — подробное описание построения опыта.

  1. Система обозначений стратегии

Имеется в виду язык, который позволяет нам описывать процесс отслеживания движений сознания.

«Я слышу сигнал будильника* смотрю на него и выключаю. Потом снова ложусь и ощущаю, как удобна постель.

Наконец внутренний голос говорит: «Если не встанешь, то опять уснешь и опоздаешь». И мне представляется момент опоздания на работу. Мне становится неприятно, я говорю себе: «В следующий раз будет только хуже», а потом увеличиваю картину того, что мне предстоит, если я опоздаю, и испытываю еще более неприятные чувства. Когда они становятся достаточно сильными, я встаю». Этот процесс можно обозначить следующим образом:

А' - Vе - Ke'+,i - Aw - Y’- - К‘‘ (цикл) - выход

<— Возврат к началу цикла <—

«Я представляю то, что мне предстоит сделать днем, и испытываю радость. Приятные образы заставляют меня покинуть постель. А если у меня намечено неприятное дело, я думаю о том, как чудесно будет, когда я с ним покончу».

У]’7У,+ЛЛ+ - Ki,+ - Ai,d,+ выход

«Я чувствую тепло и говорю себе: «Пора вставать». Голос спокойный, тон ровный. Когда голос становится особенно отчетливым и громким, я настораживаюсь».

K.i,+ -* Ai,t,d/Ai,t,d/ Выход (Аналоговое усиление громкости и высоты)

Разработка стратегий

Мы пользуемся стратегиями, чтобы в первом приближении создавать модель конкретного опыта или набор навыков. Обычно мы сначала находим человека, способного добиваться желаемого результата, а затем уточняем стратегию со всеми ее компонентами. Если некий человек обладает совершенной стратегией чтения и изучения литературы, мы строим модель структуры этого навыка. Зачастую бывает, что один и тот же человек имеет навыки совершенства в одной сфере, но ему не достает даже базовой стратегии в другой. Например, ценитель литературы, прекрасно понимающий ее, может не иметь никаких писательских способностей.

Работая со стратегиями, мы понимаем, что некоторые из них неэффективны, а другие были бы гораздо более действенными, если бы мы модернизировали их или дополнили некоторыми ресурсами. Часто случается, что мы разрабатываем для наших стратегий лучшие проверки и действия, просто следя затем, чтобы в них присутствовали все компоненты PC.

Что вы слышите вокруг?

На что похож этот звук?

Что вы слышите мысленно?

Что вы видите вокруг?

Опишите тональность этого диалога

Опишите громкость

Какие образы вам представляются?

Что вы ощущаете по отношению к этим образам?

Какие свойства присущи этим образам?

Какие запахи вы чувствуете?

Как реагирует на все это ваш организм?

Какой вкус вы чувствуете?

При разработке стратегии мы стремимся понять, как надо мыслить, обрабатывать информацию, чувствовать и реагировать, и поэтапный анализ помогает нам воспроизводить желаемый опыт. При этом мы выстраиваем репрезентативные компоненты в конкретные последовательности, которые играют более важную роль в достижении результатов, нежели просто разум. Таким образом подчеркивается значение осознания шагов, необходимых для перехода от исходного раздражителя к опыту. Кроме того, у нас появляется возможность выбирать, как изменить стратегические программы. Моделирование стратегии опыта таким образом выявляет структуру нашего субъективного опыта.

Разработка новых, более эффективных стратегий

Модель стратегии дает нам возможность модифицировать процессы разработки с целью достижения конкретных результатов — для человеческого «проектирования» (термин Коржибски, 1921 г.). При разработке стратегии наша цель — достижение желаемых результатов, устранение проблем, модификация громоздких и неэффективных стратегий, ограничение применения стратегий, которыми мы злоупотребляем, помещение стратегий в соответствующий контекст, проведение проверок и др. Чтобы стратегии имели удачную форму, в их разработку должны входить все необходимые проверки и другие действия.

К примеру, чтобы модифицировать стратегию недостаточной приспособленности человека, слишком поглощенного внутренней обработкой данных, мы должны производить больше внешних проверок. Если человек боится публичных выступлений, можно разработать этап стратегии для оценки состояния расслабленности, комфорта и само- иронии в качестве поддерживающих ресурсов. В ходе разработки мы встраиваем в стратегию маркеры контекста и точки принятия решений, чтобы управлять нейролингвистическими процессами. Создание таких сигналов позволяет нам различать контексты.

Чтобы разработать стратегию для конкретной задачи, мы должны сначала определить, какие виды различий нам понадобятся. Какая PC нам необходима для сбора информации? Достаточно ли развита та PC, которая нам нужна? Понадобится ли нам ломать паттерн синестезии или модифицировать его, чтобы он нам не мешал? Сколько репетиций нам нужно, чтобы освоить новую последовательность?

Как правило, добротная стратегия включает следующие компоненты:

  1. Вид информации, необходимой для ввода и обратной связи, и PC, которой она нужна.

  2. Виды проверок, отличий, обобщений, связей, необходимых для обработки информации.

  3. Конкретные действия и достижения, необходимые для получения желаемого результата.

  4. Самая эффективная и целесообразная пбследова- тельность для тестирования и действий.

  5. Выявление репрезентации желаемого результата. Вдобавок к критериям, с которыми мы сравниваем репрезентации текущего состояния с желаемым, они вносят свой вклад в процесс проверки и действий.

  6. Экологический контроль. Не нарушит ли процесс личную и организационную экологию? При моделировании мы всегда стараемся убедиться, что новая стратегия не конфликтует с остальными.

  7. Мета-результаты. Они служат организующими правилами для всей стратегии, поскольку она определяет поведение в соответствии с общими целями (например, безопасностью, выживанием, защитой, улучшением, адаптацией).

Применение стратегий

Какое поведенческое значение будет иметь любой конкретный опыт в нашей жизни? Чем он будет служить — ресурсом или препятствием? Все зависит оттого, как мы применяем этот опыт и в каком контексте это происходит. Творчество проявляется в том, как мы пользуемся разными стратегиями в различных контекстах. Такое творческое применение моделей придает нам сил, чтобы мы могли преобразовывать то, что называем «препятствиями» в од-; ном контексте, в «ресурсы». При этом у нас пополняется ассортимент реакций и появляется шанс извлечь все возможное из любой ситуации.

Одна широкая область применения стратегий — расшифровка последовательностей этапов PC, которыми пользуется человек для «обработки информации», и применение их для общения с этим человеком. Выявляя особенности мышления, восприятия, решений данного человека, мы можем подстроиться к его последовательности мышления и действий. Это заметно обогатит наше общение с ним. Поскольку мы не можем реагировать на собственный способ обработки информации, коммуникация будет иметь максимальный эффект. Такое общение «имеет смысл» для данного человека, оно соответствует его стилю обработки информации, само общение становится убедительным и значимым.

Например, предположим, что мы нашли человека, стратегия принятия решений которого связана с каким-либо зрительным образом, а потом — с беседами с самим собой, пока они не вызывают определенные чувства (V —> А*»^ —> К1 -» Выход). Мы могли бы применить эту последовательность, чтобы упорядочить нашу информацию. Стратегия соответствует ее нейролингвистической структуре. Мы поговорим с этим человеком, четко излагая свою мысль, задумаемся о ней, продолжая вести с собой мысленный разговор, и выявим чувства, которые испытываем по отношению к нему.

; Того же результата можно добиться невербальными средствами, незаметно помогая человеку создать подходящие визуальные оценочные позиции. Эти невербальные маневры, как правило, способствуют общению и делают его более эффективным. Шифровка информации таким способом, чтобы она соответствовала мыслительным процессам слушателя, обеспечивает коммуникации максимальное соответствие модели мира этого человека.

Если мы не можем не реагировать на наши внутренние процессы, тогда проникновение в чужой мир и выявление чужих стратегий шопинга, принятия решений, мотивации, применения ресурсов, проактивности и др. повышает нашу способность успешно общаться и убеждать. В этом и заключается практическая ценность работы со стратегиями. Они помогают нам управлять, общаться, выстраивать отношения, понимать, тренировать, оказывать влияние, продвигать на рынке, продавать и т.д.

Нам больше не понадобится существовать в мире, строя догадки или приписывая окружающим наши стратегии мотивации, принятия решений, убеждений и др. Мы можем просто войти в «реальность» другого человека, открыть ее для себя, а потом закодировать наши мысли и предположения наиболее подходящим для него способом. В сфере психотерапии, продаж и обучения мы прежде всего стремимся в ходе диалога понять модель мира собеседника. Затем мы можем облегчить этому человеку процесс изменений, покупки или понимания, в зависимости от его целей и задач. При этом мы действуем в соответствии с реальностью, построенной этим человеком, проявляя уважение к ней.

Этот процесс выявления, анализа и применения чужих стратегий позволяет нам проявлять уважение к ним. Мы получаем возможность общаться, поддерживать отношения, мотивировать и др., поскольку изначально имеем представление о модели мира, которой пользуется наш собеседник. Благодаря этому общение получается бесконфликтным.

Технологии внедрения стратегии

В данном случае внедрить стратегию — значит заставить ее функционировать естественно и автоматически, «встроить» в наше поведение как целостный агрегат, чтобы все этапы действий были взаимосвязаны.

Как мы этого добиваемся? Существует несколько способов. Мы можем внедрять стратегии с помощью якорения, повторения компонентов стратегий (новых реплик из диалогов, жестов, гримас и др.), с помощью чужого опыта при воспроизведении стратегии (в играх, фильмах, метафорах) или путем изменения состояний.

  1. Якорение

Внедрить стратегию можно, выбрав якорь для какой-либо репрезентации или состояния, а затем введя этапы стратегии и отработав их последовательность. Якорение обычно помогает быстро «пройтись» по всем этапам стратегии.

При якорении последовательности мы связываем ее с некими контекстовым раздражителями, чтобы стратегия приводилась в действие при первом же появлении внешних маркеров. Выявить этапы стратегии можно с помощью расспросов и наблюдений. Мы можем заякорить все реакции одним и тем же якорем. Предлагая кому-либо «вспомнить момент по-настоящему мощной мотивации...», мы осуществляем якорение мотивационной реакции, а позднее применяем этот якорь в новом контексте, чтобы привести в действие стратегическую последовательность для создания у человека мотивации в этом новом контексте.

Паттерны синестезии автоматически выполняются после создания, затем мы можем заякорить их и привязать к другим ситуациям. Таким способом можно модицифиро- вать неоправданно длинную стратегию и обойти лишние и ненужные циклы.

У одного человека имелась громоздкая и неэффективная стратегия принятия решений. Он тратил на размышления целые дни, откладывал рещения и в конце концов упускал возможности. Обнаружив это, он приходил в волнение и злился на себя зато, что потерял столько времени впустую. Модифицируя эту стратегию, этот человек принял во внимание «упу- скание возможностей и потерю времени» (А^ -» К").

«Что вы чувствуете при завершении стратегии, когда думаете о потерянном времени и упущенных возможностях?»

Выявив это состояние, мы сможем заякорить его. Затем остается только задать вопрос: «Когда вы только начинаете обдумывать одно из решений... какие чувства вы испытаете, вызвав ощущение потерянного времени и упущенных возможностей?»

Постановка этого вопроса и закрепление якоря позволили человеку приводить его в действие раньше, в более продуктивный момент, а также изменить стратегию и получить мотивацию принятия решения в более ранний момент. С тех пор этот человек пользовался новой стратегией как ресурсом, чтобы проверять свой график и принимать сигналы негативных ощущений: «Пора принимать решения!»

  1. Инструкции

Если внимательно прислушиваться к набору инструкций, четко представляя себе весь процесс, этого достаточно, чтобы внедрить стратегию. С точки зрения нейролингвистики этот прием срабатывает потому, что слова служат якорями для репрезентаций референтов. Теперь понятно, почему мы часто обнаруживаем в себе различные внедренные стратегии — их дали нам в виде набора инструкций.

  1. Репетиции

Когда мы репетируем процесс, мы пользуемся оперант- ным методом формирования условных рефлексов, чтобы внедрить стратегию. Попросту говоря, это репетирование каждого репрезентативного этапа до тех пор, пока он не превратится в доступную в любой момент целостную программу. Для развития визуальной системы мы упражняемся в создании и удерживании образов, мысленно фотографируем их, закрываем глаза, чтобы воспроизвести мысленно, снова сравниваем и т.д. В конце концов у нас развивается способность создавать и запоминать внутренние «мыслеоб- разы».

  1. Репетирование паттернов синестезии

Это еще один способ внедрять стратегии путем репетиций. Даже если некоторые паттерны синестезии могут казаться непривычными или недостаточно разработанным, упражнения помогают добиться репрезентативной гибкости.

А -» К: Мысленно слушая слова, обращайте внимание на ощущения, которые они вызывают. Выявите один набор ощущений, затем снова прислушайтесь к словам и обратите внимание на следующие ощущения. Повторяйте до тех пор, пока не соберете семь разных ощущений.

К -» А: Выберите ощущения, наиболее подходящие к тем или иным словам, произносимым мысленно, и постарайтесь с помощью ощущения вызвать семь звуков. «Приблизьтесь к этому ощущению и дайте ему превратиться в звук». Выберите один из звуков, пусть он создаст внутренний визуальный образ.

Внедрять стратегии можно также путем частичного наложения друг на друга оценочных ключевых сигналов Наложение V-K: «Посмотрите вниз и вправо, расфокусируйте взгляд, дыша часто и неглубоко, потом создайте образ». Повторяйте эту процедуру до тех пор, пока переход не будет проходить легко и без задержек. Потом проведите якорение.

  1. Игры

Если мы превратим в игру чтение «написанных» в воздухе слов, то сместим акцент на внешнюю форму, то есть на написание, а не на смысл слов. Это позволит нам сосредоточиться на том, что делать и когда, куда девать голову и глаза, когда пользоваться чувствами и образами и др. При таком фрейминге репетиции проходят веселее, в форме игры, снижая уровень стресса обучающегося. Таким образом внедрение проходит легче и сохраняется дольше.

(в) Прекращение

Когда мы видим хорошо освоенный и привычный поведенческий паттерн, бессознательная компетентность возникает потому, что проводящие нервные пути достаточно закрепились. Этот паттерн выполняется автоматически, регулярно, систематически и неосознанно. Зачастую прежде чем внедрить новый паттерн поведения, нам приходится прерывать старую стратегию, чтобы она не вмешивалась в процесс.

Именно при этом происходит прекращение состояния и латтерна. Существует множество способов прекратить состояние или стратегию. Можно применить перегрузку, то есть дать больше информации, чем может воспринять человек. Естественные ситуации перегрузки возникают, к примеру, в шумных местах, когда «мы не слышим, как думаем». То же самое происходит, когда человек чувствует себя так хорошо (или настолько плохо), что не знает, как ему быть и что сказать («захлестнули чувства»). Примерно то же бывает, когда кто-то «ошеломлен красотой» или «одурманен запахом». Перегрузка прерывает стратегию, не дает ей завершить цикл.

Мы прерываем стратегию, меняя ее путем ввода конкретной информации. При этом репрезентативная последовательность меняется, становится отличной от последовательности выполняющейся стратегии. Шум может так сильно помешать нам, что стратегия прервется, когда мы потеряем мысль. Если кто-то или что-то помешает поступлению оценочных сигналов, выполнение стратегии будет прекращено наверняка. К примеру, так случается, если неистово размахивать руками перед лицом человека, который пытается визуализировать что-либо.

Подобно этому, когда мы просим чем-то подавленного человека сесть прямо, высоко держа голову, вдохнуть полной грудью, расправить плечи, широко открыть глаза и улыбнуться, обычно этих действий бывает достаточно, чтобы прекратить депрессивную стратегию. Унылая поза и тяжелое дыхание обычно способствуют стратегии депрессии, поникшие плечи служат ориентиром для полной кинестетической оценки.

Еще один набор паттернов прекращения содержит стратегию «растягивания». Чтобы осуществить его, от результатов стратегии вернитесь обратно к ней. Обладатель стратегии обязательности считает, что «должен» что-то предпринять, когда представляет себя выполняющим некую задачу. У него имеется структура Vе — Монеиз^ежность: «Если я это вижу, я должен это сделать». Мы можем «растянуть» эту стратегию, ввести в нее цикл, предложив нашему собеседнику представить, как он НЕ выполняет ту же самую задачу.

Основная цель всех этих методик прекращения стратегии — добиться, чтобы выполнение текущей стратегии остановилось. Мы применяем этот способ, чтобы создать воз-

можность модификации и внедрить более продуктивную стратегию.

Новые отличия стратегий

Какой вклад вносят отличия НЛП и модели стратегии в наше понимание структуры субъективности и моделирование? Какие новые озарения, методики, паттерны, процессы и навыки возникают благодаря применению НЛП в модели ТОТЕ?

  1. Сенсорная информация обрабатывается в «черном ящике»

Уточняя каждый этап модели ТОТЕ с помощью сенсорных репрезентаций, НЛП позволяет нам лучше понять, что мы делаем внутри «черного ящика» и что обозначают стрелки на схеме модели ТОТЕ. В ходе проверок и действий мы пользуемся сенсорными системами, чтобы вводить, отображать, обрабатывать и выводить информацию. Мы собираем информацию и получаем обратную связь с внутренней и внешней средой. Мы создаем карту такой информации, определяя последовательности репрезентаций. Так возникают наши внутренние паттерны.

  1. Сознание обладает внутренней системной рефлексивностью

Мы строим свой субъективный опыт, обрабатывая полученную информацию. По мере применения внутренних сенсорных репрезентаций и лингвистических репрезентаций мы отмечаем на карте нейролингвистические инструкции для своей нервной и психофизической систем. На первый план выступает взаимодействие психофизической системы как кибернетической. Кроме того, становится ясно, в,

ад

какой степени наши мышление и эмоции создают продукты, которые позднее превращаются в раздражители для нашего мышления и чувствования.

  1. Карта всегда отличается от территории

Стратегии существуют только «внутри» нашей нервной

системы как карта территории. Они не являются территорией и не могут стать ею. Такой «реальностью» стратегии не обладают. Стратегии совместно пользуются нейросеманти- ческой «реальностью» и выражают ее («значение», внедренное в организм). Следовательно, стратегии нереальны. То есть нереальны снаружи, зато «реальны» внутри, как описания наших процессов. Зная это, мы можем остановить выполнение последовательности или прервать репрезентации, как будто они нам надоели, словно непрерывные. Стратегии существуют только как освоенные способы функционирования, а не врожденные качества. Мы можем изменить любую карту, которая плохо нам служит.

  1. Изменчивость ведет к гибкости

Кибернетическое определение изменчивости говорит,

что в любой целостной системе взаимодействия тот элемент, который имеет наиболее изменчивое поведение, в конечном итоге станет самым распространенным, часто выбираемым и значительным элементом.

Гибкость реагирования (и изменчивость) обеспечивает нам больший выбор. Чем выше гибкость, тем у нас больше возможностей преуспеть. Многие затруднения в стратегиях — результат неадекватных или неэффективных проверок или критериев принятия решений. Конечно, при чрезмерной гибкости мы рискуем стать неразборчивыми. Но если гибкость слишком низка, разборчивость повышается, и мы

4

теряемся в потоке фактов, не имеющих отношения к конкретному решению. Однако чем лучше мы контролируем детали содержания наших репрезентаций, тем успешнее управляем результатом.

Важный аспект гибкости при настройке — замена создаваемых внутренне репрезентаций на репрезентации из внешних источников, и наоборот. Поскольку внутренний и внешний опыт передается по одним и тем же нервным путям, мы можем подменить один другим.

«Представьте, как бы вы почувствовали себя, если бы могли сделать следующее...»

Этим объясняется, как мы можем разрабатывать новые стратегии с применением нейролингвистики в воображении.

  1. Причинная необходимость приводит к «элегантному» моделированию

Стратегия называется элегантной, когда мы упростили ее, оставив только элементы, имеющие причинную значимость. При элегантном моделировании мы отсекаем сложности поведения, чтобы выявить условия и отличия, «необходимые и достаточные» для достижения желаемого результата. Элегантность в данном случае относится не к изяществу, вкусу, красоте и др., а к простоте.

  1. К «механизмам» наших нервных цепей относятся синестезии

Когда последовательности репрезентаций включают взаимосвязанную сетевую активность нервной системы, мы называем эти перекрестные связи «синестезией» (Дилтс, 1980 г., с. 23). Этим объясняется, к примеру, то, что мы «слышим резкий звук, и нам становится неуютно» (А —» К). Еще один пример пересечения входящей информации — «вид крови» и связанное с ним «ощущение тошноты» (V -> К). Дилтс и др. отмечали, что «паттерны синестезии составляют немалую долю процесса, при котором человек чему-либо придает значение».

Синестезия — явление мгновенной связи одной PC с другой, при котором активность в одной PC провоцирует активность в другой. Стратегия действует посредством яко- рения каждой репрезентации в цепи с предшествующей. Установка якорей между PC создает синестезию.

Дополнительно, поскольку язык выполняет функцию нашей крупнейшей и самой изощренной системы якоре- ния, мы можем использовать слова (например, «собака», «тепло», «любовь») как визуальные и слуховые якоря для создания синестезий. Невербальные якоря также эффективны, поскольку они зачастую действуют за пределами сознания. Якорем может служить тон, высота звука, темп речи, тональные модуляции, гримасы и жесты. Очевидно, что здесь важную роль играет контекст.

Якорением можно пользоваться и для создания нового опыта. Поскольку опыт, созданный внутренне, передается по тем же нервным путям, что и внешний опыт, воображение порождает яркие и связные репрезентации VAK и таким образом строит новый нейрологический опыт.

  1. Программирование совершенства означает неосознанную компетентность

Стратегия «обучения езде на велосипеде» — пример тому, как мы разрабатываем «программы», стремясь эффективно ориентироваться на территории. На первый взгляд задача кажется колоссальной. Приходится одновременно выполнять множество дел: удерживать равновесие, крутить педали, рулить и смотреть, куда рулишь, слушать советы и др.

Практика позволяет нам рационализировать этот процесс. Отшлифовывая конкретные навыки, адаптируясь к ним, мы учимся пользоваться ими, не задумываясь. В конце концов эта программа начинает работать, вообще не требуя внимания. В такой момент мы говорим, что достигли состояния неосознанной компетентности.

  1. Структура поведения включает внутренние процессы В последовательность внутренних репрезентативных

функций, порождающую поступки, входит структура процессов, а не предметы. Однако большинство «учений» делают акцент не на структуру, а на содержание. В школе мы не учимся грамотно писать, поскольку этим процессом руководит учитель. А большинство учителей только говорят: «Запомните, как пишутся эти слова, — в пятницу диктант». Они не объясняют структуру стратегии, которой пользуются те, кто пишет наиболее грамотно.

«Внимательно посмотрите на слово и мысленно представьте его себе. Закройте глаза и постарайтесь увидеть его... Откройте глаза, снова посмотрите на слово... Посмотрите, как оно выглядит, когда написано правильно, и создайте в себе ощущение «правильного написания». Теперь закройте глаза и мысленно воспроизведите это слово...»

  1. Отличия совершенства возникают при сопоставлении и сравнении

Сравнение различных стратегий позволяет нам обнару^ жить ключевой ингредиент в структуре совершенства. Если у кого-то появилась проблема, мы можем провести анализ сопоставления стратегии, которой этот человек пользуется для решения творческих задач, и стратегии, которая создает проблемы. Как отличаются эти последовательности? Что есть в творческой стратегии и чего недостает проблематичной?

Предположим, человеку недостает мотивации. Мы можем выявить его мотивационную стратегию, а затем стратегию, которая вызывает «чувства немотивированности». Как последняя стратегия отличается от той, с помощью которой человек мотивирует себя? Мысля терминами анализа сопоставления, мы можем провести человека по этапам стратегии, которая поможет ему преуспеть.

  1. Настройка — «дорога, вымощенная желтым кирпичом», в чужой внутренний мир

Когда мы пользуемся чужой стратегией как структурой коммуникации, мы получаем представление об окружающем мире в чужом стиле. Так возникают связь и доверие — фундамент для влияния. Когда мы производим настройку, общаясь на основе модели этого человека, мы подстраиваемся к его внутренним процессам. Успешную настройку преодолеть почти невозможно. При этом связь становится результатом нашей способности наблюдать, понимать и применять стратегии.

  1. Путем рефрейминга можно менять стратегии

Рефрейминг позволяет нам менять форму и структуру

репрезентации и то, как она функционально вписана в систему.

Придавая новые значения и фреймы, мы- преобразуем строительный материал в ресурсы. Таким образом, мы несем ответственность за значения, которые придаем раздражителям. Рефрейминг перестраивает значения, чтобы мы могли создавать фреймы, где все компоненты системы работают совместно. Мы подвергаем компоненты рефрей- мингу, чтобы все они служили достижению одного и того же мета-результата. Для этого необходимо признание аспектов системы как ценных ресурсов. Согласившись с несоответствием или возражением, мы превращаем его в ценный ресурс, обеспечивающий обратную связь, необходимую для улучшения нашей стратегии. Здесь мы используем все, что нарушает работу нашей стратегии, — эти .помехи выполняют роль ценной обратной связи.

Выводы

  • Модель стратегии, сформулированная Дилтсом и др. (1980 г.), дополнила модель ТОТЕ Миллера и его коллег (1956 г.). Дилтс и остальные создали обновленную и дополненную версию старой модели «раздражитель- реакция», которая применялась в бихевиоризме и теории познания. От нее НЛП досталась линейная внешняя форма для отслеживания и составления карты структуры субъективного опыта.

  • Пользуясь дополненной НЛП моделью ТОТЕ, Бандлер, Гриндер, Дилтс и многие другие практики НЛП начали моделировать поведение гениев прошлого и современности. Они создавали модели навыков и поведения тех, кто многого добился и демонстрировал виртуозное мастерство. Стремясь открыть «Стратегии гениев» (Дилтс, 1994, 1995 гг.), они искали совершенство в сферах терапии, гипноза, продаж, спорта, бизнеса, управления и др.

  • Бандлер сделал вывод о сущности моделирования в НЛП: «НЛП — позиция, подкрепленная методикой, оставляющей за собой шлейф техник». Теперь, зная эту подоплеку, мы имеем все необходимые компоненты для перехода на мета-уровень и добавления логических уровней к стратегической модели.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

перейти в каталог файлов
связь с админом