Главная страница

Леонтьев А.А. - Язык и разум человека. Ограничен разум человека


Скачать 11,5 Mb.
НазваниеОграничен разум человека
АнкорЛеонтьев А.А. - Язык и разум человека.pdf
Дата07.10.2018
Размер11,5 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаLeontyev_A_A_-_Yazyk_i_razum_cheloveka.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#55768
страница1 из 5
Каталогid223678805

С этим файлом связано 42 файл(ов). Среди них: ИГРЫ XXI ВЕКА-расширенная презентация.docx, Leontyev_A_A_-_Yazyk_i_razum_cheloveka.pdf, Leontyev_A_A_-_Yazyk_rech_rechevaya_deyatelnost.pdf, N_Latta_Poka_vash_podrostok_ne_svyol_vas_s_uma.pdf, Корчак Януш - Наедине с Богом.doc, Анкета волонтера.docx, Заявка участника.docx, ?art=147969&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Чудакова Выше-ниже Альбом упражнений по формиро...doc и ещё 32 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5


Эта книжка посвящена вопросу о сущности языка и его роли в мышлении человека. Опираясь на данные марксистско-ленинской философии, психологии, языкознания, автор знакомит читателя с новейшими достижениями науки. Книга, написанная ярко и вполне доступно, заставит читателя задуматься над многими вещами, о которых он раньше, может быть, не имел представления.

Ограничен разум человека,
но зато безграничен разум человеческий,
то есть разум человечества.
В. Г. Белинский
От автора
Недавно мне передали письмо, присланное на московское радио. Это письмо было необычно и очень заинтересовало меня. Посудите сами.
«Говорят, что невозможно мышление без языка,— прочел я в этом письме.— Наверное, это так. Но все-таки мне не очень верится. Я живу в
Кировской области, в селе, учусь в десятом классе. И вот выйду я утром на опушку леса и наслаждаюсь красотой нашей русской природы: ветер шепчет что-то в верхушках сосен, поют птицы, трава посеребрена росой, и тонко-тонко пахнет ландыш, когда его сорвешь. Так и хочется писать об этом стихи, но слова не идут на ум, а все равно переживаешь все это и чувствуешь красоту. При чем же здесь язык? Я ведь даже не могу подобрать подходящих слов, а все-таки думаю и все понимаю. Это во-первых. #3
А во-вторых, сижу я, скажем, за рулем автомобиля и кручу баранку вправо- влево. И никакими словами не пользуюсь. Или на ринге, когда боксер выбирает, куда бы ему ударить противника: он ведь тоже обходится без языка! Как же говорят, что мышление без языка невозможно?»
Надо сказать, что письмо заставило меня задуматься. Конечно, автор письма во многом прав. Но на двух-трех страницах ведь не объяснишь ему, в чем он прав, в чем ошибается и как обстоит дело в действительности. Ну хорошо, напишу я ему шесть, десять, пятнадцать страниц, и все равно обо всем как следует не расскажешь. Не вкладывать же в конверт целый том!
Целый том — это, конечно, слишком. А вот почему бы мне, действительно, не послать моему далекому корреспонденту, кировскому школьнику, небольшую книжку, в которой было бы рассказано о тех вещах, которые интересуют его, и не только его?
Так и была написана книжка, которая лежит сейчас на вашем столе.
Конечно, может быть, некоторые места книги вы поймете не сразу, не с первого чтения. Если не поймете, перечитайте еще и еще раз. Эта книжка не для развлекательного чтения. Над ней надо думать. И если при этом у вас возникнут какие-нибудь вопросы, все мы — и автор, и издательство — будем рады на них ответить. #4

Глава 1.
Интеллект шимпанзе и интеллект Наполеона
На вопрос, возможно ли мышление без языка, затруднительно ответить одной фразой, так, чтобы ответ был убедительным. Поэтому придется начать издалека и сравнить особенности поведения человека и животных.
Тогда, вероятно, и удастся найти такие стороны сознательной деятельности человека, которые неосуществимы без помощи языка. #5
Что такое рефлекс
После работ академика Ивана Петровича Павлова всякий школьник знает, что такое рефлекс. Но мы все-таки напомним нашему читателю, что рефлекс
— это реакция организма на внешние воздействия, которые физиологи называют раздражителями, стимулами. Раздражители, или стимулы, бывают
биологически важными (существенными для жизни) или безразличными
(индифферентными). Например, кусок мяса для собаки— биологически важный раздражитель, а для коровы, хотя она, конечно, тоже воспринимает этот кусок зрением и обонянием,— раздражитель безразличный. Клок сена, наоборот, будет биологически важным раздражителем для коровы и безразличным для собаки.

Вид куска мяса у всякой собаки (хотя бы она была отнята у матери маленьким щенком и никогда других собак не видела) вызовет одну и ту же реакцию: будет бурно выделяться слюна, собака потянется к мясу. Так, кстати, реагирует на пищу и голодный человек. Такой слюнный и вообще пищевой рефлекс называется безусловным, врожденным, и он закреплен в особенностях строения организма, в частности в строении нервной системы собаки. Чтобы этот рефлекс «сработал», собаке достаточно столкнуться с биологически важным раздражителем, соответствующим этому рефлексу.
Безусловные рефлексы всегда связаны с жизненно важными для животного явлениями. Например, птенцы серой куропатки при малейшей тревоге припадают к земле и становятся невидимыми на ее фоне. Никто их этому не учил; вернее, их научили #6 этому бесчисленные предшествовавшие поколения серых куропаток. Те из них, кто умел при опасности «сливаться с землей», выживали, те, кто не умел,— делались добычей хищника.
Происходил, таким образом, естественный отбор, и постепенно умение быстро и правильно реагировать на опасность у каждого птенца куропатки становилось врожденным (передавалось по наследству).
У истоков безусловных рефлексов стоят жизненно важные потребности: потребность в пище, в самосохранении и т. д. Если рефлекторное действие, реакция, удовлетворяет эту потребность, оно прекращается. (Если ястреб не заметил птенца куропатки и улетел, птенец спокойно направляется по своим делам; если собака насытилась, слюнотечение у нее кончается.) Не будь безусловных рефлексов, животные (и человек) просто не смогли бы жить и удовлетворять самые необходимые потребности, поддерживать свое существование. Безусловные рефлексы есть даже у амеб.
Но у большинства животных кроме безусловных есть еще и так называемые условные рефлексы. Что же они из себя представляют?
Почему пуганая ворона куста боится?
Вы, конечно, знаете пословицу «Обжегшись на молоке, дует на воду»? Эта пословица как раз и описывает условнорефлекторное поведение. Давайте представим себе, как происходило дело. Человек хотел выпить горячего молока и обжегся. А обжегшись, стал дуть на него, чтобы остудить. В следующий раз он стал дуть уже на всякую жидкость, не дожидаясь нового ожога: сам вид #7 жидкости стал для него раздражителем, вызывающим рефлекс «дутья на воду».

То же и с «пуганой вороной», которая, как известно, «куста боится».
Сначала она не боялась куста. Но в кусте скрывалось какое-то опасное для вороны существо, скажем человек с дробовиком, и «пугануло» ворону.
Теперь вид куста превратился для нее в биологически важный раздражитель, она уже не дожидается, чтобы в нее всадили заряд дроби, а прямо летит восвояси
1
Такой условный рефлекс не врожден: он формируется у каждого животного
(или человека) в отдельности. Образно говоря, каждую ворону, чтобы она
«куста боялась», нужно заново пугать. Ясно, в чем преимущество условного рефлекса перед безусловным: животное получает возможность в случае изменения окружающей обстановки, внешней среды, изменять и свое поведение, приспосабливаться к новым условиям жизни. А в общем условный рефлекс ничем принципиально не отличается от безусловного: условнорефлекторная реакция — такая же автоматическая #8 и бессознательная, как и безусловнорефлекторная. Разница между ними только в механизме возникновения и передачи по наследству.
Итак, у животных и в простейших случаях у людей мы наблюдаем поведение, которое можно назвать рефлекторным.
Что такое интеллект
Но есть и еще одна форма поведения— так называемое интеллектуальное поведение, интеллектуальная деятельность. Каковы же особенности этого вида деятельности?
Когда раздражитель вызывает у животного или человека ту или иную рефлекторную реакцию, связь раздражителя (стимула) и реакции для животного совершенно естественна. У него нет выбора. Рефлекс диктует ему один-единственный путь: птенцу куропатки — прижаться к земле; собаке — вцепиться в мясо; пуганой вороне — лететь прочь от куста; тому, кто обжегся на молоке,— дуть на воду. Можно сказать, что во всех этих
1
Кстати, слово «стимул» (синоним слова «раздражитель») связано по происхождению с условным рефлексом. Оно обозначало у древних римлян остроконечную палочку, которой человек, ехавший на слоне, колол слона, если тот шел недостаточно быстро. Когда слона укалывали стимулом в первый раз, он, конечно, не знал заранее, чего от него хотят, и, вероятно, не сразу делал то, что нужно. Тогда его кололи до тех пор, пока он не делал то, что от него хотели, и избавлялся этим от боли. Так у него закреплялся условный рефлекс на болевое ощущение, и в дальнейшем было достаточно самого легкого укола или даже прикосновения стимулом, чтобы слон сразу ускорил свое движение.
случаях раздражитель как бы нажимает на кнопку. А раздающийся при этом звонок — рефлекторная реакция.
Интеллектуальное же поведение всегда предполагает выбор из нескольких возможностей. Вот простейший пример: вам нужно попасть на другой конец города. Это можно сделать с помощью разных видов транспорта, но можно дойти и пешком. Прежде чем отправиться в путь, мы оценим ситуацию, взвесим возможности, имеющиеся в нашем распоряжении, и, выбрав какую-то из них, наметим план действий. Иначе говоря, перед нами стоит определенная задача, но выбор правильного решения зависит #9 от нас самих. Мы не автоматически удовлетворяем свою потребность (не интересуясь механизмом этого удовлетворения), а сознательно перебираем и сопоставляем друг с другом разные способы достижения цели.
Интеллектуальная деятельность в высшей степени типична для человека.
Профессор Московского университета, известный психолог А. Р. Лурия однажды подсчитал, что не менее семи восьмых человеческого поведения складывается из интеллектуальных актов и только одна восьмая —
«чистые» условные и безусловные рефлексы.
Каждый интеллектуальный акт состоит из трех частей, или фаз. Первая фаза
— это ориентировка в условиях задачи и выработка плана действий.
Вторая— фаза исполнения, или осуществления, намеченного плана. И наконец, третья — сличение получившегося результата с поставленной целью. В нашем примере первая фаза — это размышление о том, какой транспорт для нас выгоднее, и сравнение разных вариантов, вторая — выбор и осуществление того или иного варианта и, наконец, третья — удовлетворение от того, что мы попали на работу вовремя.
Как легко видеть, у человека первая и вторая фазы интеллектуального акта
— не говоря уже о третьей — очень четко отделены друг от друга. Человек сначала рассматривает наличные возможности, а затем составляет план действий. В этом его основное отличие (в том, что касается интеллектуального поведения) от других животных, например человекообразных обезьян. #10
Пробы и ошибки Рафаэля
Обезьяны, как и другие животные, планировать своих действий не умеют. У них первая и вторая фазы интеллектуального акта слиты воедино. Они не выбирают лучший из возможных способов решения задачи, чтобы потом его
осуществить,— выбор происходит у них в действии. Обезьяна не будет сидеть и раздумывать; она сразу, «с места» начнет действовать и уже во время действия станет отбрасывать «гипотезы», оказавшиеся ошибочными.
Поэтому обычно говорят, что обезьяна «пользуется» методом «проб и ошибок»; попробует — ошибется, попробует по-другому. Причем если ее действия привели к желаемому результату, то она не считается с тем, что они могут быть, с нашей точки зрения, совершенно нерациональными, а то и просто бессмысленными. Раз цель достигнута, приманка получена, значит, действие правильно, и найденный способ закрепляется.
Много интереснейших наблюдений над интеллектом обезьян сделал в свое время немецкий психолог В. Кёлер. Эти наблюдения производились на острове Тенерифе, где в просторных вольерах жили девять шимпанзе. Кёлер написал целую книгу о результатах своих наблюдений. В ней приводится масса случаев заведомо интеллектуального (не объяснимого условными рефлексами) поведения шимпанзе. Вот типичный случай. Приманка — банан — подвешена так, что достать ее нельзя. А в углу вольера лежит куча ящиков разных размеров. Как поступает шимпанзе? Сначала он пытается достать банан с земли. Не получается. Тогда он подтаскивает #11 ящик поближе к бананам, но не под самые бананы. Влезает на него, прыгает по направлению к банану. Неудача. Подтаскивает еще ближе; теперь ящик под бананом. Неудача.

Тогда начинается постройка пирамиды из ящиков. Они нагромождаются в совершенно случайном порядке: внизу может оказаться самый маленький, а наверху — самый большой ящик. Поэтому пирамида то и дело обрушивается, пока наконец обезьяна не нападает на наиболее целесообразное расположение ящиков, в результате чего успешно достает банан.
Как бы поступил в этой ситуации человек, по крайней мере взрослый?
Во-первых, он сразу бы #12 оценил, что банан висит слишком высоко и не стоит тратить усилий на ненужные прыжки. Во-вторых, быстро прикинул бы в уме, где и как поставить ящики, а затем сделал бы это, найдя сразу наиболее целесообразное решение задачи еще до его осуществления.
Здесь можно видеть и второе важное отличие интеллекта человека от интеллекта обезьяны (кроме умения планировать заранее свои действия).
Человек планирует их в уме, его интеллект хотя и связан с практической деятельностью, но не «вплетен» в нее непосредственно, не совпадает с ней.
А интеллект шимпанзе — практический интеллект, он проявляется только в непосредственной деятельности.

Вот еще один случай или, вернее, целенаправленный опыт, произведенный с шимпанзе Рафаэлем в лаборатории академика И. П. Павлова и ставший классическим в науке об интеллекте животных — зоопсихологии. Рафаэлю давали банан в кормушке, устроенной таким образом, что путь к банану преграждал огонек спиртовки. Чтобы достать банан, надо было этот огонь потушить. У Рафаэля был выработан условный рефлекс — тушить огонь водой, которую он приносил в кружке из стоявшего невдалеке бака. Кроме того, Рафаэль умел перебрасывать через яму палку и по этой палке переходить на другую сторону. Однако оба эти действия не были связаны друг с другом. Рафаэлю никогда не приходилось делать того и другого одновременно.
И вот в один прекрасный день Рафаэль, кормушка и палка оказались на плоту, укрепленном в нескольких десятках метров от берега озера. А примерно на #13 расстоянии длины палки находился второй плот, на котором стоял бак с водой. Вот тут-то Рафаэль и продемонстрировал в полной мере, чем он отличается от человека. Казалось бы, чего проще: наклониться и зачерпнуть воды из озера? Но этого Рафаэль сделать «не догадался». Он построил «мост» из палки, перешел с кружкой на второй плот, зачерпнул там воду из бака и, тем же путем вернувшись назад, залил огонь...
Описанные особенности поведения животных и позволяют назвать их интеллект практическим. Но отсюда вовсе не следует, что элементов практического интеллекта совершенно нет у человека.
«Надо доставать...»
Начнем с того, что у ребенка (человеческого!) интеллектуальный акт очень похож по строению на интеллектуальный акт обезьяны: в нем слиты первая и вторая фазы. Ребенок до определенного возраста совершенно не умеет планировать свои действия и руководствуется только их практической целесообразностью. #14 Советский психолог А. В. Запорожец в одной из своих работ рассказывает, как трехлетний мальчик никак не мог достать высоко лежавший предмет, хотя для этого ему достаточно было взять линейку. Его спросили: «Что ты все прыгаешь, лучше бы подумал, как это сделать». «Не надо думать, надо доставать»,— убежденно ответил мальчик.

Опираясь на подобные факты, некоторые ученые даже говорили о
«шимпанзеподобном» возрасте ребенка. Это, конечно, неверно. Ребенок в три-четыре года уже знает и умеет настолько больше самой умной обезьяны, что их даже сравнивать невозможно; достаточно того, что ребенок владеет речью. Но в общем сходство все-таки есть, по крайней мере в тех случаях, когда ребенок имеет дело с узкопрактической задачей, требующей конкретных действий.
Есть элементы практического интеллекта и в деятельности взрослого человека. Типичные примеры практического интеллекта как раз и приводит в своем письме юноша из Кировской области, говоря о шофере и боксере.
Шофер, сидя за рулем автомобиля, конечно, не обдумывает и не планирует каждого своего действия; но, с другой стороны, никак нельзя сказать, что все его действия условнорефлекторные. Допустим на минуту, что на шоссе прямо перед автомобилем появился человек или вообще возникла сложная ситуация, требующая немедленной реакции. Тут-то и проявляется практический интеллект шофера: хороший шофер отреагирует немедля и самым лучшим образом. Если бы его действия были только условнорефлекторными, он не мог бы #15 мгновенно сориентироваться и поступить, как надо. А если бы он заранее обдумывал свои действия, то просто не успел бы принять меры. Здесь «проб и ошибок» быть не может.
«Ошибка» влечет за собой трагические последствия.
Мы сказали «хороший шофер». А что такое хороший шофер? Это шофер с высокоразвитым практическим интеллектом, который формируется на основе системы навыков человека. А навык — своего рода двигательная привычка, результат простейшей тренировки, т. е. действие чисто приспособительных безусловнорефлекторных и условнорефлекторных физиологических механизмов. Чем отработаннее навыки, тем они автоматичнее и тем выше, следовательно, общий уровень организации
двигательного поведения человека, тем больше в его деятельности элементов практического интеллекта.
Абсолютно то же самое с боксером, и мы не будем тратить время на рассмотрение его поведения.
У взрослого человека, однако, практическое мышление обычно бывает соединено с другой формой мышления, которую можно назвать
теоретическим мышлением. Иначе говоря, в этом случае человек производит действие в уме, не осуществляя его непосредственно или же включая «внешнее», практическое действие в интеллектуальный акт в качестве одного из возможных вариантов. Иногда, впрочем, этот вариант оказывается единственно возможным. Приведем пример подобной задачи
1
#16
Задача о четырех красках
В математике пользуется популярностью «задача о четырех красках». Она формулируется так. Дана любая поверхность (можно для простоты взять плоскость, от этого ничего не изменится). Мы можем провести на ней бесконечное число пересекающихся линий любой формы. В результате поверхность распадется на некоторое, сколь угодно большое число
«кусков». Закрашиваем их разными красками так, чтобы никакие соседние
«куски» не были закрашены одинаково. Каково наименьшее число необходимых для этого красок? Решить эту задачу в уме, не пытаясь начертить и закрасить реальную плоскость, невозможно. Найти ответ
(четыре краски) можно лишь, как говорят, эвристическим путем, т. е. с кисточкой и бумагой в руках.
Но такие задачи для человеческого мышления, вообще говоря, нехарактерны. Классической задачей, с которой каждый из нас неоднократно встречался, является следующая: «В одном кармане у меня два яблока, в другом — три. Сколько всего у меня яблок?..»
  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов
связь с админом