Главная страница
qrcode

Штюрмер Опасности в туризме, мнимые и действ_1983 ---Турист18. Опасности в туризме, мнимые и действительныеАвтор Ю. А. ШтюрмерМосква, Физкультура и спорт , 1983 г


НазваниеОпасности в туризме, мнимые и действительныеАвтор Ю. А. ШтюрмерМосква, Физкультура и спорт , 1983 г
АнкорШтюрмер Опасности в туризме, мнимые и действ 1983 ---Турист18.pdf
Дата07.08.2018
Размер0,51 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаShtyurmer_Opasnosti_v_turizme_mnimye_i_deystv_1983_---Turist18.p
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#50888
страница2 из 15
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
5
конечном итоге безразлично, где, на каком участке, в какое время и при каких обстоятельствах пострадал дорогой им человек: важно, что это произошло во время путешествия. Еще более очевидна правомочность такого подхода в условиях планового маршрута, когда, приобретя путевку, турист вступает в определенные договорные отношения с туристской организацией и (если это особо не оговаривается официальным документом) готов считать, что она на весь срок действия путевки, вне зависимости от вида и форм деятельности или отдыха туриста, берет на себя заботу о его безопасности.
Выделяя путешествия с активными способами передвижения, совершаемые в рамках требований, изложенных в соответствующих документах, отметим, что и в них травматизм имеет часто своими источниками несчастные случаи, происшедшие в обстановке, далекой от спортивной (например, ожог пламенем костра при приготовлении пищи, сотрясение мозга в результате автокатастрофы при подъезде на автомашине, ранение ноги топором на привале). Но поскольку такие действия
(приготовление пищи, транспортные переезды, организация походного быта) являются органической частью путешествия, то и травмы, полученные при этом, следует учитывать как туристские.
Итак, если в наиболее общем виде определить несчастные случаи в туризме как непреднамеренную травму или смерть человека, происшедшие в результате неожиданного травмирующего воздействия в условиях туристского путешествия, то в чем же причины их возникновения?
Оговорки, сделанные при оценке неожиданности туристских травм, позволяют рассматривать несчастные случаи как результат сочетания закономерного и случайного и соответственно выделять объективные и
субъективные факторы их возникновения.
Однако далеко не все факторы можно разделить на не зависящие от воли человека и зависящие от нее. Здесь лишь подчеркивается, что субъективный фактор в большей мере связан с ошибками и нарушениями, допущенными пострадавшим, чем объективный. Как правило, на маршруте редко бывают несчастные случаи, вызванные лишь одними объективными причинами. К ним относятся, например, те, что вызваны непрогнозируемыми проявлениями стихийных сил природы - землетрясением, наводнением, грозой, или те, что связаны со скрытыми (не поддающимися предварительному выявлению)
дефектами в
походном снаряжении.
Обычно все причины события тесно переплетаются и взаимно влияют друг на друга. Нередко их даже трудно выяснить и разграничить, потому что в каждом конкретном примере одни и те же обстоятельства могут выступать в качестве объективного или субъективного фактора, отражая закономерность и случайность события. Так, повышенно опасный участок маршрута создает объективные условия для травматизма туристов, а кто пострадает на нем - будет в значительной степени делом случая. И наоборот, травматизм недисциплинированного, невнимательного и неопытного человека есть закономерное явление, а место несчастья определится случаем.
Подобная сложность, взаимозависимость и комплексность факторов возникновения несчастных случаев позволяет считать далеко не исчерпывающим традиционное деление опасностей в туристском путешествии на две большие группы: опасности, вызванные недостаточной физической, технической и моральной подготовкой - людей и их неправильным поведением, и опасности, обусловленные рельефом и климатическими факторами. Трудно согласиться и с утверждениями, что главной опасностью туризма являются только сложные маршруты и опасные участки пути (т.е. объективные причины). Вместе с тем нельзя признать виновниками всех несчастных случаев в туризме одних людей (субъективный фактор). Подобное отрицание объективных причин в туристском травматизме сближает данную гипотезу с не требующим критики утверждением буржуазного ученого Х.У. Гейдрича, что на производстве 88% несчастных случаев происходит по вине рабочих из-за таких недостатков личности, как жадность, неосторожность, несдержанность, нервозность, возбудимость, опрометчивость, 10% - по вине машин и
2%
- непредотвратимые травмы "по вине бога".
Наиболее продуктивный путь создания реальной схемы опасностей в туризме (отражающей действительность, а не предположения или пожелания отдельных лиц) - это анализ статистического материала по травматизму.
Для выяснения удельного веса факторов возникновения происшествий целесообразно рассматривать их в отдельности. Вместе с тем анализ по "устоявшимся" позициям (срывы на скалах, на льду, камнепады, снежные лавины, недостаточный опыт руководителя, недостаточно калорийное питание, слабое знание района путешествия) представляется очень дробным и не во
6
всем показательным, поскольку учитывает разные и порой несоизмеримые, находящиеся в разных плоскостях,
причины событий.
Ниже для анализа факторов травматизма в качестве рабочей схемы избрана группировка по так называемым "эпидемиологическим" особенностям. Дело в том, что ряд зарубежных исследователей в связи с интенсивным ростом несчастных случаев на автодорожном транспорте предложили для изучения способов борьбы с травматизмом использовать методы, принятые в практике изучения эпидемий. Несчастные случаи предлагается рассматривать как результат взаимодействия всех сил, участвующих в соревновании между человеком и окружающей его средой, что, по мнению исследователей, дает возможность применить подобный метод как научный подход к
проблеме предупреждения несчастных случаев.
Действительно, и в туристском травматизме, если рассматривать его под таким непривычным углом зрения, можно найти ряд любопытных аналогий с эпидемиологическими заболеваниями.
Во-первых, переносчиком "эпидемии" туристских несчастных случаев служит человек, который выступает таковым чаще всего силой личного примера, ошибочным ощущением безнаказанности нарушения мер безопасности.
Во-вторых, есть четкая географическая локализация несчастных случаев. Они имеют обычно ярко выраженные "очаги эпидемии", приуроченные к определенным районам, и "размазанную периферию".
В-третьих, "эпидемия" по-разному поражает различные группы населения, точно так же, как это бывает с настоящими инфекционными заболеваниями. Мужчины, женщины, подростки, дети, жители городов или сельских местностей, люди разных возрастов не одинаково страдают от несчастных случаев в
туризме.
Далее, на частоте и тяжести несчастных случаев, как и при эпидемиях, отражаются такие факторы, как сезон года, метеорологические условия, характер контакта "больных" (нарушителей) со "здоровыми"
и др.
Наконец, средством борьбы с туристским травматизмом служат "прививка" знаний, умений, опыта, повышение общей морально-физической устойчивости людей к "заболеванию", активная массово- разъяснительная и
воспитательная работа с
населением.
Подходя к туристскому травматизму с меркой эпидемиологического исследования, можно из числа причин, определяющих возникновение несчастного случая, выделить четыре, образующие формулу: "маршрут - снаряжение - путешественник - общество". Для каждого вида туризма первые элементы этого комплекса будут выглядеть конкретно, например как "река - лодка - рулевой",
"дорога
- машина
- водитель"
и т.п.
В рамках такой условной формулы легче произвести оценку факторов, приводящих к возникновению несчастных случаев, и разграничить мнимые и действительные причины опасности на маршрутах.
Но прежде несколько слов о характере, распространении и степени тяжести туристских травм.
Наиболее характерные для туристов травмы - это легкие повреждения конечностей: ушибы, потертости, ссадины, мелкие порезы, намины. Как правило, особенно подвержены травмированию ноги - на них приходится до 3/4 всех походных повреждений. Типичны также легкие ожоги, местные обморожения. Не исключены растяжения и другие повреждения связок рагшичных суставов, вывихи и переломы, раны от острых (топор) и тупых (камень) предметов. Из заболеваний чаще других встречаются отравления, расстройства желудка, простуды.
По видам туризма "локализация" травм наиболее проста в пеших путешествиях: большинство травм падает на ноги и, как правило, проявляется в виде потертостей, наминов кожи стопы и повреждений связочного аппарата суставов (голеностопного или, что реже, коленного).
На водных активных маршрутах могут быть травмы рук - ссадины, срывы кожи, трещины, растяжения связок лучезапястных суставов. Иногда потертости ягодиц и спины, растяжения спинных мышц, ушибы. Нередки радикулиты, ангины, ожоги от чрезмерной освещенности солнцем.
Наибольшая опасность травм на воде связана с возможным утоплением (асфиксией).
При занятиях зимними видами туризма характерны повреждения сумочно-связочного аппарата голеностопных и коленных суставов: травмы передних связок и лодыжек голеностопа при падении вперед, мениска и боковых связок коленного сустава при падении назад. Распространено обморожение пальцев и пяток ног, пальцев и запястий рук, носов, ушей, щек. Нередки случаи
7
ожогов пламенем костра и
горячей пищей.
Разнообразны травмы в горных и спелеологических (пещерных) путешествиях: потертости кожи, ожоги ладоней (иногда спины и ягодиц) трением при неправильной работе с веревкой, ушибленные раны, в отдельных случаях сотрясения мозга, повреждения внутренних органов, переломы конечностей. Для горного туризма характерны также местные обморожения, ожоги и заболевания глаз при слепящем солнце.
В велопутешествиях могут произойти потертости внутренних поверхностей бедер и ладоней рук, растяжения связочного аппарата нижних конечностей. Порой во время быстрой езды в глаза попадают соринки, мелкие насекомые. Как результат падений не исключены обширные ссадины, ушибы. Иногда случаются переломы (обычно ключиц), сотрясение мозга и ушибленно-рваные раны.
Эти же травмы специфичны и для мототуризма. По степени тяжести большинство туристских травм легкие и не сопровождаются потерей трудоспособности. Но определенный процент травм в туризме относится к тяжелым повреждениям. Поскольку прямых данных о таких соотношениях нет, приходится воспользоваться аналогиями. Так, по статистике спортивного травматизма*, очень тяжелые травмы составляют 0,3% всех несчастных случаев в спорте, тяжелые - 2,7%, средней тяжести (с потерей спортивной трудоспособности на срок до 2 месяцев) - 10%. Остальные 87% травм принадлежат к
разрядам легких и
очень легких.
Данные о дорожно-транспортном травматизме дают другую картину: по английским источникам, для мотоциклистов на один несчастный случай со смертельным исходом приходится 14 тяжелых травм и 36 легких; для велосипедистов на одного погибшего - 15 тяжелых и 61 легкий случай травмирования.
Сравнительно благополучен по соотношению тяжелых и легких повреждений бытовой травматизм, в
котором на последние падает до
9/10
повреждений.
В туризме, как известно, трудно разграничить элементы спортивного, бытового и транспортного травматизма (даже если четко выделять одни спортивные путешествия). Поэтому представляется реальным, что соотношения между травмами по степени их тяжести при занятиях туризмом будут близки некоторой средней пропорции, учитывающей данные по травматизму в спорте, быту и на используемом в туризме транспорте. Значит, в активном туризме (подразделяя повреждения на 3 степени тяжести) на один тяжелый (смертельный) случай приходится 20-30 травм средней тяжести и
до
100-200
легких.
Эти же соотношения подтверждаются результатами выборочной проверки журналов медпунктов туристских баз и опросом инструкторов. Вместе с тем они могут быть приняты только как средние для всех видов туризма, поскольку в некоторых путешествиях (в частности, горных, водных и особенно "колесных") отмечается повышенная смертность и тяжесть повреждений. Во всяком случае, известно, что в Австрии за год на 86 смертельных случаев с горными туристами, альпинистами и горнолыжниками пришлось около 6 тысяч травм, потребовавших транспортировки пострадавших.
Для отражения истинной картины тяжести травматизма необходимо собирать сведения в различных учреждениях, связанных с организацией походов и обслуживанием путешественников на маршрутах, - туристских контрольно-спасательных пунктах, маршрутно-квалификационных комиссиях, туристских базах, клубах, секциях, коллективах физкультуры. Надо помнить, что, когда за основу берется только документация медпунктов или судебно-медицинской экспертизы, данные оказываются неполными. Нельзя ограничиваться анализом отчетов руководителей и инструкторов групп, поскольку повреждения нетяжелые или окончившиеся выздоровлением во время путешествия в
них чаще всего не показываются.
Более полную картину дает устный разбор итогов путешествия с участниками каждой группы (хотя и здесь бывают случаи скрытия пострадавшими своих травм) и письменные опросы руководителей групп, проводящиеся общественными комиссиями, занимающимися проблемами туристской безопасности. В последнем случае опросы должны проводиться безотносительно к зачету туристского путешествия и иметь целью накопление статистического материала.
8

Маршрут как источник опасности
От чего мы получаем добро, от того же самого мы можем
получить и зло, а также средство избежать зла.
Так, например, глубокая вода полезна во многих отношениях,
но, с другой стороны, она вредна, так как есть опасность
утонуть в ней. Вместе с тем найдено средство - обучение плаванию.
Демокрит
С какой стороны подойти к туристским маршрутам, чтобы оценить их причинность в травматизме?
Как определить их опасность? Существующие по этому вопросу мнения противоречивы. Одни считают, что между количеством несчастных случаев в путешествиях и отдаленностью и сложностью маршрутов имеется простая зависимость: чем сложнее и длительнее маршруты, тем чаще и опаснее травматизм. Следовательно, несчастных случаев можно избежать, если ограничить туристов походами по торным тропам пригородных зон отдыха и не организовывать многодневных путешествий в географически отдаленные и необжитые районы.
Другие убеждены, что не районы, а опасные участки и препятствия на маршрутах служат главными источниками травматизма. Принято также считать, что отрицательная роль этих участков и препятствий проявляется при ухудшении погодно-климатических условий и что основная масса несчастных случаев происходит в обстановке плохой видимости, в вечернее или ночное время, в тумане, при дожде, ветре, пурге.
Можно понять такое расхождение в оценках: туристский маршрут - понятие очень емкое. В него входит, например, географическая характеристика района, и в первую очередь оценка его орогидрографии по пересеченности рельефа, уклонам и мощности водных потоков, наличию болот, песков, скал, льда и др. Каждый из этих природных элементов находится в определенной стадии развития и таит для человека опасность обвала, лавины, сноса быстрым течением; осложняет путь тяжелым подъемом, трудной переправой, непреодолимым порогом, таежным завалом или, наоборот, отсутствием растительности.
Маршрут включает оценку погодно-климатических условий и всегда конкретен по сезону, месяцу и даже часу суток. На одном и том же участке в каждый отдельный момент может быть жарко или холодно, сухо или дождливо, тихо или пронизывающе ветрено, светло или сумеречно. В пределах одного сезона под воздействием метеорологических условий снежный покров, например, может дать более десятка заметных для лыжников и в разной степени увеличивающих опасность маршрута модификаций: снег сухой, сыпучий, рыхлый, сырой, вязкий, плотный наст, крепкий фирн, коварная "доска", жесткий "цемент".
Маршрут включает и часто предопределяет способ, вид и особенности передвижения туриста.
Причем иногда с очень высокой степенью конкретизации: только на разборных байдарках, только на надувных лодках, только на горных лыжах с тормозящими приспособлениями... Маршрут диктует особенности организации походной жизни, виды лагерных работ, режим ходового дня, соотношения несложных и опасных участков пути.
Исходя из такого широкого понимания туристского маршрута, попробуем проанализировать причинность травматизма в зависимости от района путешествия, сезона, дня недели, времени суток, погоды, вида передвижения, формы организации путешествия, наличия опасных участков и категории сложности похода.
По частоте несчастных случаев между различными географическими районами страны имеется определенная разница. Так, для самодеятельных спортивных групп в порядке наибольшей повторяемости происшествий с тяжелым исходом за 1978-1981 гг. можно назвать Кавказ, Южную
Сибирь (Алтай, Саяны), Среднюю Азию и Казахстан (Памир, Тянь-Шань), Урал. Для туристов плановых маршрутов последовательность районов несколько иная: Кавказ (43%), Украина (18%),
Европейский Центр (17%), Средняя Азия и Казахстан (12%), Южная Сибирь (5%), Урал (3%). В целом для всех видов путешествий и категорий путешествующих, включая неорганизованных, география туристского травматизма дает следующую очередность: Кавказ, Украина, Европейский
Центр, Южная Сибирь, Средняя Азия и Казахстан, Урал, Европейский Север, Дальний Восток. На
9
первые три из этих районов приходится две трети случаев тяжелого травматизма, на последние три
- менее одной десятой.
Взятые для контроля данные 10-15-летней давности хотя несколько и меняют очередность районов по условной опасности, но одновременно подтверждают, что большинство тяжелых травм происходит в районах, давно освоенных в туристском отношении. На первом месте среди них стоит
Кавказ, причем не Центральный, высокогорный и труднодоступный, а обычно причерноморские склоны Западного Кавказа и Северный Кавказ.
Значительной частотой травм, особенно по сравнению с небольшим количеством природных опасностей или их четкой локализацией, отличается Центр европейской .ста и Украина - районы массового развития туризма.
Замыкают список территории, сравнительно мало освоенные, посещаемые большей частью достаточно опытными туристами, в том числе, например, Кольский Полуостров и Дальний Восток, которым принято приписывать повышенную опасность.
Приведенная выше градация территорий - не есть Деление районов на опасные и безопасные: количество туристских травм лишь частично зависит от особенностей природных факторов местности. В большей степени оно связано с качеством подготовки и проведения походов, наличием организованных или "диких" групп, видами практикуемых путешествий, уровнем туристского обслуживания.
Частота травматизма прежде всего связана, конечно, с интенсивностью движения групп по маршрутам, с общим количеством людей, прибывающих в тот или иной район. Поэтому, учтя отношение между фактическим количеством травм, основной причиной которых были природные факторы, и числом путешественников, подвергающихся опасности в данной местности, правильнее говорить о кажущемся различии между районами, хотя в некоторых случаях она все же сказывается.
Из распределения несчастных случаев по сезонам можно установить, что явно выраженный "пик" травматизма приходится на июнь - сентябрь (около 70% повреждений) . Наиболее тяжелыми оказываются июль, а затем август, к которым приурочивается более половины туристских травм года. Самый "благополучный" период - вторая половина ноября и декабрь (менее 1% травматизма) .
Промежуточное положение занимают январь, февраль и март, "приносящие" вместе около 10% несчастных случаев, из которых от половины до двух третей происходят в зимний "пик" - время студенческих каникул. Примерно 15% несчастных случаев приходится также на весну (конец апреля - май) и 5% - на осень (октябрь - начало ноября).
Эти соотношения достаточно четко отражают динамику занятия людей туризмом в течение года и в общем совпадают с представлением о времени летних отпусков как периоде наиболее массовых походов. Однако травматизм и массовость не всегда прямо пропорциональны друг другу. В процентном выражении они дают своеобразный показатель сезонной опасности маршрутов, который наиболее высок для месяцев туристского межсезонья.
Очевидность повышенной опасности маршрутов в переходное время становится особенно заметной, если конкретизировать приведенные выше среднегодовые показатели для "усредненного" туриста к спортивным самодеятельным группам. Оказывается, что в динамике за последние 15 лет наблюдается резкий взлет кривой несчастных случаев в весенний сезон. Так, если в 1964 г. травматизм с тяжелым исходом в период конца апреля - первой половины мая и октября - ноября составлял 5% годовой величины, то в 1968-1969 гг. его доля возросла до 20%, а в 1978-1979 гг. один только апрель-ско-майский травматизм достиг 32%.
Такая тенденция частично объясняется продлением туристского сезона, наличием нескольких дней отдыха в майские и ноябрьские праздники, а также растущей популярностью путешествий в переходный период. Но увеличение количества травм опережает рост массовости походов в это время, что свидетельствует о реальном усложнении и повышенной опасности маршрутов в межсезонных условиях и о неподготовленности тех, кто отправляется на них. Поэтому указанная тенденция должна учитываться и находить определенные "противоядия", например в виде повышения требований к туристскому опыту отправляющихся в межсезонные путешествия.
Частота несчастных случаев на маршрутах связана также с определенными дням и временем суток.
Наиболее чреваты опасностями суббота и воскресенье. На эти дни приходится более 4/7 случаев тяжелого травмирования, что в основном объясняется высокой долей травм в походах выходного дня и однодневных экскурсиях. Очевидно, увеличение травматизма в определенные дни. отражает
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом