Главная страница

Пластичность мозга. Потрясающие факты отом, как мысли способны


Скачать 0,77 Mb.
НазваниеПластичность мозга. Потрясающие факты отом, как мысли способны
АнкорDoydzh_N_Plastichnost_mozga_Potryasayuschie_fakty_o_tom_kak_mysli_sposobny_menyat_strukturu_i_funktsii_nashego_mozga.fb2
Дата16.06.2018
Размер0,77 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=6992350&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#39445
страница8 из 9
Каталогjulimia

С этим файлом связано 65 файл(ов). Среди них: German_Yury_Pavlovich_Ya_otvechayu_za_vse.doc, Левашов Николай - Последнее обращение к человечеству.doc, Lapin_A_Fotografia_kak_2_gl_Vozmozhnost_khudozhestva.pdf, d08d4d14fb30676abc089fa1b381ba36_285294_1518078285.gif, German_Yury_Pavlovich_Dorogoy_moy_chelovek.doc и ещё 55 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Программа для детей с речевыми
нарушениями и проблемами в обучении
В 1996 году Мерцених, Паула Таллал, Билл Дженкинс и один из коллег Таллал, психо- лог Стив Миллер, создали компанию Scientific Learning, работа которой полностью посвя- щена использованию результатов исследований в области нейропластичности – призвана помочь людям перепрограммировать свой мозг.
Главный офис компании находится в деловой части Окленда, штат Калифорния, и рас- полагается в шикарном здании под названием «Ротонда» с овальным стеклянным куполом высотой 120 футов (40 м), края которого украшены сусальным золотом. Входя в это здание,
вы словно попадаете в другой мир. В Scientific Learning работают детские психологи, спе- циалисты по нейропластичности, по человеческой мотивации и патологии речи, инженеры,
программисты и художники-мультипликаторы.
Я уже упоминал «Fast ForWord» – название обучающей программы, которую компания разработала для детей с речевыми нарушениями и проблемами в обучении. Эта программа позволяет тренировать любую основную функцию мозга, связанную с языком, начиная с расшифровки звуков и заканчивая пониманием – своего рода перекрестное мозговое обуче- ние.
Программа включает в себя семь упражнений для мозга. Одна из них помогает детям совершенствовать способность различать короткие и длинные звуки. Например, по экрану монитора пролетает корова, издающая мычащие звуки. Ребенок должен поймать корову с помощью курсора и удерживать на месте нажатием кнопки мыши. Затем неожиданно дли- тельность звука «му» едва заметно меняется. В этот момент ребенок должен отпустить корову и дать ей улететь. Тот, кто отпускает корову сразу же после изменения звука, наби- рает очки.
В другой игре дети учатся различать сочетания согласных и гласных звуков, которые
легко перепутать, такие как «ба» и «да». Сначала эти сочетания появляются на небольшой скорости, как в обычной речи, а затем скорость их появления увеличивается. С помощью еще одной игры детей учат запоминать и сопоставлять звуки. «Быстрые части речи» использу- ются во всех упражнениях, но их озвучивание замедляется с помощью компьютеров, чтобы дети с речевыми нарушениями могли слышать их и формировать для них четкие карты; затем по мере выполнения упражнений скорость озвучивания увеличивается.
Когда ребенок достигает поставленной перед ним цели, происходит что-то забавное:
персонаж мультфильма съедает ответ, зарабатывает несварение желудка, корчит комичную рожицу или делает смешное движение, которое достаточно неожиданно, чтобы удержать внимание ребенка. Это «вознаграждение» – важная часть программы, поскольку каждый раз,
когда ребенок получает такое поощрение, его мозг выделяет такие медиаторы, как допамин и ацетилхолин, которые способствуют закреплению тех изменений карты, которые только что произошли. (Допамин усиливает вознаграждение, а ацетилхолин помогает мозгу «настраи- вать» и оттачивать воспоминания.)
Дети с менее выраженными нарушениями обычно работают с программой Fast
ForWord один час и сорок минут в день пять раз в неделю в течение нескольких недель, а те,
чьи нарушения более выражены, занимаются восемь – двенадцать недель.
Первые результаты исследования, опубликованные в журнале Science в январе 1996
года, были удивительными. Детей с нарушениями речи разделили на две группы – члены одной выполняли упражнения по программе Fast ForWord, а члены контрольной группы играли в компьютерную игру, похожую на ту, что была создана в рамках программы, но не тренирующую ускоренную обработку речи. В обе группы отбирали детей одинакового

Н. Дойдж. «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»
74
возраста с похожими коэффициентами умственного развития и языковыми навыками (про- блемами). У детей, работавших с программой Fast ForWord, наблюдалось значительное улучшение результатов стандартного тестирования обработки речевой, языковой и слухо- вой информации. На момент окончания обучения они получали нормальное или превыша- ющее норму количество баллов за владение языком, а повторное тестирование спустя шесть недель показало устойчивое сохранение достигнутых ими успехов. Они добились гораздо больших улучшений, чем дети в контрольной группе.
За шесть недель среднестатистический ребенок, прошедший обучение по про-
граммеFast ForWord,продвигался в развитии языковых навыков на 1,8 года. Группа исследователей из Стэндфордского университета провела сканирование мозга двадцати детей, страдающих дислексией, до и после прохождения ими Fast ForWord. Первоначаль- ные результаты сканирования показали, что дети с дислексией используют для чтения иные участки мозга, чем обычные дети. После обучения были получены результаты, свидетель- ствующие о нормализации работы их мозга.
История Вилли Арбора
Вилли Арбор – семилетний мальчик с рыжими волосами и веснушками из Западной
Вирджинии. Он состоит в отряде бойскаутов-волчат
24
, любит ходить в супермаркет и, хотя его рост не превышает четырех футов (1 м 22 см), увлекается борьбой. Он только что прошел обучение по программе Fast ForWord и буквально преобразился.
«Главная проблема Вилли заключалась в том, что он недостаточно хорошо восприни- мал на слух речь других людей, – рассказывает его мать. – Я могла сказать слово «копия»,
а ему слышалось «кофе». Когда был какой-либо шумовой фон, ему было особенно сложно.
Посещение детского сада действовало на него угнетающе. Его неуверенность буквально бросалась в глаза. Из-за того, что все дети правильно отвечали на вопросы воспитателей, а он нет, у него появились нервные привычки – он начал жевать свою одежду или теребить рукав. В первом классе учитель предлагал оставить его на второй год». У Вилли были про- блемы с чтением – как вслух, так и «про себя».
«Вилли не мог четко услышать изменение высоты тона, – продолжает его мать. –
Поэтому он неспособен был отличить восклицание от общего утверждения и не улавливал изменений интонаций речи, что осложняло для него понимание эмоций людей. Для него все звучало одинаково».
Родители водили Вилли к детскому сурдологу, который диагностировал, что его «про- блемы со слухом» вызваны возникшим в его мозге нарушением процесса обработки слухо- вой информации. Вилли тяжело давалось запоминание цепочек слов, потому что его слухо- вая система быстро перегружалась. Если вы давали ему более трех указаний одновременно,
например: «пожалуйста, отнеси свою обувь наверх – положи ее в шкаф – затем спускайся обедать», он забывал их. Он снимал обувь, поднимался по лестнице и спрашивал: «Мама,
что ты просила сделать?». Учителям все время приходилось повторять ему свои указания.
Хотя он был по-своему одаренным ребенком – у него были способности к математике, –
проблемы с чтением мешали его успехам и в этой области.
Мать Вилли отказалась оставить его в первом классе на второй год, и летом в течение восьми недель он занимался по программе Fast ForWord.
«До начала занятий, – вспоминает она, – нам приходилось чуть ли не силой усаживать его за компьютер, и работа за ним его очень утомляла. Однако во время обучения он про- водил за компьютером по сто минут в день в течение целых восьми недель. Ему нравился
24
Бойскауты-волчата – младшая дружина бойскаутов, 7–10 лет. – Прим. перев.

Н. Дойдж. «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»
75
процесс выполнения упражнений и система баллов, потому что он сам мог видеть, как его результаты становятся все лучше и лучше». После окончания курса Вилли научился вос- принимать интонации речи, начал хорошо понимать эмоции других людей и стал испыты- вать меньшее беспокойство. «Для него так много всего изменилось, – говорит его мать. –
Когда он принес домой результаты экзаменов, проводившихся в середине семестра, он ска- зал: «Мама, они лучше, чем в прошлом году». Он начал получать за свои работы высокие оценки, и это было очень заметное улучшение….Теперь он чувствует уверенность в себе и своих возможностях. Мне же кажется, что мои молитвы были услышаны. Это просто уди- вительно». Прошел год, а способности Вилли продолжают совершенствоваться.
«Побочные эффекты» обучения
До команды Мерцениха начала доходить информация о том, что использование про- граммы Fast ForWord дает ряд «побочных эффектов». У детей улучшался почерк. Родители сообщали о том, что у многих учеников начало проявляться устойчивое внимание и сосредо-
точенность. Мерцених считал, что эти неожиданные позитивные моменты связаны с тем,
что программа Fast ForWord способствует некоторым общим улучшениям процесса пси-
хической обработки информации.
Один из наиболее важных видов деятельности мозга – о котором мы часто не задумыва- емся – это определение длительности тех или иных вещей или обработка временно́й инфор- мации. Если вы не способны определить, сколько времени длятся события, то не можете соответствующим образом двигаться, воспринимать окружающий вас мир или прогнозиро- вать. Мерцених выяснил, что при обучении людей чувствовать на своей коже очень быст- рые вибрации, длящиеся всего 75 миллисекунд, они также обретают способность распозна- вать звуки длительностью в 75 миллисекунд. Создавалось впечатление, что программа Fast
ForWordповышает общую способность мозга управлять временем.
Иногда эти улучшения затрагивали также обработку визуальной информации. До начала занятий, когда Вилли предложили сыграть в игру, в которой нужно было выбирать предметы, не соответствующие месту: сапог на дереве, жестяная банка на крыше, – его глаза бегали по всей странице. Он пытался увидеть всю страницу вместо того, чтобы просмат- ривать единовременно одну небольшую ее часть. В школе при чтении он часто пропускал целые строки. После завершения обучения по программе Fast ForWord его глаза больше не бегали по всей странице – он научился фокусировать свое визуальное внимание.
У некоторых детей, которые прошли стандартизованное тестирование вскоре после завершения программы Fast ForWord, наблюдался прогресс не только в области языка, речи и чтения, но и в математике, естественных и социальных науках. Возможно, эти дети лучше слышали то, что происходило в классе, или лучше читали – но Мерцених считал, что объ- яснение этого факта более сложное.
«Происходит повышение коэффициента интеллекта, – говорит он. – Мы использо- вали матричный тест, представляющий собой средство оценки коэффициента интеллекта,
ориентированное на обработку визуальной информации – и наблюдали его повышение».
Кроме того, были и другие неожиданные результаты. Так, специалисты начали наблю- дать определенный общий прогресс у некоторых детей, страдающих аутизмом.

Н. Дойдж. «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»
76
Аутизм
Аутизм – патологическая замкнутость, когда человек не способен установить душев- ный контакт с другим человеком. Аутизм – одна из самых непостижимых загадок и одно из наиболее тяжелых нарушений развития у детей. Эту проблему называют «расстройством развития», потому что она затрагивает множество аспектов: ум, восприятие, навыки обще- ния и эмоциональную сферу жизни человека.
У большинства детей, страдающих аутизмом, коэффициент интеллекта ниже 70. У них наблюдаются серьезные трудности с общением, а в наиболее тяжелых случаях аутисты вос- принимают людей как неодушевленные объекты, не приветствуя их и не признавая за людей.
Иногда может показаться, что аутисты не видят, что в мире существует «другой разум».
Они также испытывают трудности с обработкой поступающей извне чувственной информа- ции. Такая информация часто вызывает у них быструю перегрузку мозга, делая их сверхчув- ствительными к звукам и прикосновениям. (Возможно, это объясняет, почему дети-аутисты обычно избегают зрительного контакта: впечатления от контактов с людьми, в особенно- сти когда «общение» воздействует на несколько органов чувств, – для них слишком интен- сивны.) Нейронные сети у таких детей сверхактивны, и многие из них страдают эпилепсией.
В связи с тем что многие аутичные дети имеют нарушения речи, врачи-клиницисты стали предлагать их родителям воспользоваться программой Fast ForWord. Результаты ока- зались самыми неожиданными. Родители аутистов, прошедших лечение по программе Fast
ForWord, рассказывали Мерцениху, что их дети стали более общительными. Это вызвало у него вопрос, не стали ли эти дети просто более внимательными слушателями. Ответы роди- телей привели его в восхищение: стало ясно, что симптомы расстройства речи и симптомы аутизма исчезали одновременно. Могло ли это означать, что языковые и аутистические нару- шения – разные проявления одной и той же проблемы?
Два исследования с участием детей-аутистов подтвердили информацию, полученную
Мерценихом. Одно из них – ориентированное на изучение языковых навыков – показало,
что программа Fast ForWord помогает аутичным детям быстро перейти от тяжелых рече- вых нарушений к нормальному уровню владения речью. Однако в ходе второго исследова- ния, в котором приняли участие сто детей-аутистов, выяснилось, что эта программа также оказывает серьезное влияние на симптомы их главного недуга. У детей повышалась про- должительность концентрации внимания и улучшалось… чувство юмора. Им стало проще общаться: они были способны к более длительному зрительному контакту, начали здоро- ваться с людьми и обращаться к ним по имени, разговаривали с ними и прощались в конце встречи. Казалось, что дети начали ощущать, что в мире существуют другие люди, достой- ные внимания.
История Лорали
Восьмилетней Лорали диагноз «среднефункциональный аутизм» поставили, когда ей было три года. Даже в возрасте восьми лет она мало говорила. Она не откликалась на свое имя и не реагировала на обращение родителей, словно не слышала их. Иногда она разгова- ривала, но когда делала это, то, по словам матери, «использовала свой собственный язык,
который иногда было невозможно понять». Если она хотела сока, то не просила его. Если она хотела взять какую-либо вещь, она объясняла это с помощью жестов и тянула родителей к шкафам.
У нее наблюдались и другие симптомы аутизма, такие как повторяющиеся движения,
к которым дети-аутисты прибегают, пытаясь сдержать охватывающие их чувства. По словам

Н. Дойдж. «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»
77
матери Лорали, у нее «был весь спектр симптомов: взмахи руками, хождение на цыпочках,
избыток энергии, кусание. И она не могла сказать мне, что чувствует».
Она была очень привязана к деревьям. Когда родители водили ее по вечерам на про- гулку, она часто останавливалась, прикасалась к дереву, обнимала его и разговаривала с ним.
Лорали обладала необычной чувствительностью к звукам. «У нее был исключитель- ный слух, – говорит ее мать. – Когда она была маленькой, то часто закрывала уши руками.
Она не выносила определенную музыку, передаваемую по радио, например, классику или медленную музыку». В кабинете педиатра она слышала раздающиеся на верхнем этаже звуки, которые никто другой не слышал. Дома она подходила к раковине, наполняла ее водой,
обнимала трубы и слушала, как по ним течет вода.
Отец Лорали был военным моряком и в 2003 году служил в Ираке. Когда в связи с его переводом семья переехала в Калифорнию, Лорали поступила в среднюю школу, где ее взяли в специальный коррекционный класс, в котором использовалась программа Fast
ForWord. В течение восьми недель она примерно два часа в день выполняла упражнения этой программы.
Когда она завершила курс, «ее речь буквально взорвалась, – вспоминает ее мать, – и она начала больше говорить и использовать полные предложения. Она могла рассказать мне о том, что с ней было в школе. До этого я спрашивала: «Как прошел твой день – хорошо или плохо?». Теперь она рассказывала о том, что делала, при этом помнила детали прошедшего дня. Если она попадала в плохую ситуацию, то могла поделиться этим, и мне не приходилось вытягивать из нее слова. Ей также стало проще что-то запомнить». Лорали всегда любила читать, теперь же она читает более длинные книги, научную литературу и энциклопедию.
«Сегодня она слушает достаточно тихие звуки и спокойно воспринимает разную музыку,
звучащую по радио, – говорит ее мать. – Она словно пробудилась к жизни. А так как она изменилась в плане общения, это стало пробуждением для всех нас. Это настоящее счастье».
Природа аутизма по Мерцениху
Мерцених решил, что ему нужно вернуться к научной работе, чтобы лучше понять природу аутизма и многочисленные задержки в развитии, связанные с ним. Он считал, что для этого необходимо прежде всего создать «аутистичное животное» – животное, у которого будут те же нарушения в развитии, что и у детей-аутистов. Тогда он сможет изучить его и попытаться вылечить.
Когда Мерцених начал думать о том, что он называет «детской катастрофой» аутизма,
ему пришло в голову, что, возможно, в этом случае что-то идет не так в младенческом воз- расте, то есть в тот период, на который приходятся наиболее важные критические периоды,
наивысшая пластичность мозга и максимально активное его развитие. Однако аутизм – это,
главным образом, наследственное расстройство. Если один из однояйцовых близнецов стра- дает аутизмом, то его вероятность у второго близнеца равна 80–90 процентам. В случае раз- нояйцовых близнецов, когда один из них аутист, у второго, не страдающего аутизмом, все же бывают проблемы с речью и социальными взаимодействиями.
Тем не менее число случаев аутизма растет с ужасающей скоростью, что не может объ- ясняться исключительно генетикой. Когда около сорока лет назад это расстройство впервые получило признание в качестве самостоятельного диагноза, оно наблюдалось примерно у одного человека из 5000. Сегодня – у одного из 15 человек! Это увеличение вызвано отча- сти тем, что аутизм устанавливают лучше, чем раньше, кроме того, у некоторых детей при- знают «легкий аутизм» ради обеспечения государственной финансовой помощи на их лече- ние. «Однако, – говорит Мерцених, – даже с учетом всех поправок, наблюдается трехкратное увеличение числа случаев аутизма за последние пятнадцать лет».

Н. Дойдж. «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»
78
Мерцених пришел к мысли, что существует вероятность влияния факторов окружаю- щей среды на рефлекторные дуги таких детей, вызывающего раннее завершение критиче- ских периодов до полной дифференциации карт мозга. При рождении наши проекционные зоны мозга напоминают «черновые наброски», или схематичные чертежи, лишенные дета- лей и недифференцированные. В сенситивные периоды, когда под действием первого жиз- ненного опыта формируется структура карт нашего мозга, черновой набросок становится детализированным и дифференцированным.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов
связь с админом