Главная страница

Роберт Дилтс, Джудит Делозье нлп-2 поколение Next


Скачать 1,15 Mb.
НазваниеРоберт Дилтс, Джудит Делозье нлп-2 поколение Next
АнкорDzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc
Дата08.05.2018
Размер1,15 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc
ТипДокументы
#45008
страница14 из 48
Каталогid21468189

С этим файлом связано 75 файл(ов). Среди них: P_Dzh_Patsula_-_Biznes-plan_za_30_dney_poshagovoe_rukovodstvo_po, vsya_grammatika_angliyskogo_yazyka_v_tablitsakh.pdf, Dzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc, 6b10fa0fce92791994a3aa90958730a8_2580_1516589001.gif, Osnovy_biznes-planirovania_Kunashev_LAKONIChNO.pdf, Kak_rabotaet_mozg_-_Karter_R.pdf, 401eeca2366c8fbfebb6a536509588c7_2580_1516588999.gif, adesivo_kokeshi.pdf, Elsukov_-_Biznes-planirovanie_2015.pdf, stickers_2.pdf и ещё 65 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   48

Холархии Кестлера

      Всю свою жизнь Бейтсон исследовал теорию логических типов, применяя ее к самым разным аспектам поведения, а также в сфере биологии. Он считал логические типы «законом природы», а не просто математической теорией. Например, он считал, что ткань, состоящая из групп клеток, представляет собой другой логический тип, чем отдельные клетки; характеристики мозга – не то же самое, что клетки мозга. Они могут влиять друг на друга посредством косвенной обратной связи, то есть функционирование и связи мозга в целом могут влиять на поведение отдельной клетки мозга, и активность отдельной клетки мозга вносит свой вклад в общее функционирование мозга. Действительно, можно сказать, что клетка влияет на саму себя с помощью всей остальной структуры мозга.

      Эти уровни классификации не только «иерархические». Их можно назвать «холархическими». Артур Кестлер описал фундаментальные уровни интеграции в рамках физических и социальных систем. Он назвал эти уровни термином холархия. В книге «Акт творения» (1964) Кестлер пишет:

      Живой организм или социальный институт – не набор элементарных частиц или элементарных процессов; это интегрированная иерархия полуавтономных подсистем, состоящих из под-подсистем и так далее. Поэтому функциональные единицы на каждом уровне иерархии имеют две стороны; они действуют как целое, когда обращены сверху вниз, и как части, когда обращены снизу вверх.

      Итак, то, что интегрирует части на более низком уровне в более обширное целое, на более высоком уровне само становится частью. Например, вода – это уникальная субстанция, возникающая в результате интеграции водорода и кислорода. Но сама вода может быть частью многих других, более сложных субстанций, от оранжевого сока до океанов и человеческого тела. Поэтому вода – это и целое, и часть других, более обширных целых.

      Вот как описывает эти отношения мастер трансформации и писатель Кен Уилбер в своей книге «Краткая история всего» (1996):

      Чтобы описать систему, которая сама является целым и одновременно частью другого целого, Артур Кестлер предложил термин «холон». И если внимательно рассмотреть вещи и процессы, существующие в реальности, становится ясно, что это не просто системы, а тоже части чего-то большего. Это целое/части, это холоны.

      Например, целое атома – часть целого молекулы, целое молекулы – часть целого клетки, целое клетки – часть целого организма и так далее. Каждая из этих систем – ни целое, ни часть, но целое/часть, холон.

      По мнению Уилбера, каждое новое целое включает в себя и при этом превосходит его части, лежащие на более низком уровне. Важно сказать, что в рамках холархии если более низкий уровень такой системы не присутствует на более высоких уровнях, он не может быть полностью выражен. Более низкие уровни – необходимые компоненты всех более высоких уровней.

      Например, человеческое сердце – целостная система клапанов, сосудов и мышц и при этом – часть более обширной системы человеческого тела. Сердце испытывает на себе влияние всех остальных подсистем тела (глаз, желудка, почек, автономной нервной системы и так далее) и при этом само оказывает на них влияние прямо или косвенно. Точно так же человеческое тело – подсистема более обширных систем семьи, сообщества, страны и так далее.

      Подсистемы состоят из других подсистем, до самого «низа», до уровня систем молекул, атомов и субатомных частиц, формирующих основу физического мира.

      Одна из фундаментальных пресуппозиций НЛП заключается в том, что наши разум, тело, общество и Вселенная формируют экологическое целое, состоящее из сложных систем и подсистем и все они взаимодействуют друг с другом и влияют друг на друга. Невозможно полностью изолировать какую-то часть системы от остальных ее частей.

      Наша Вселенная состоит из экологических систем, которые сами по себе являются подсистемами в рамках все более и более обширных систем

      Например, 33 буквы алфавита могут существовать без слова «дом», но слово «дом» не может существовать без алфавита. При этом слово «дом» находится на более высоком уровне, чем буквы алфавита, потому что «дом» организует буквы алфавита и обозначает нечто большее, чем буквы. Точно так же предложения лежат на более высоком уровне, чем слова; абзацы – на более высоком уровне, чем предложения; главы книги – на более высоком уровне, чем абзацы, и так далее. Каждый более высокий уровень формирует более обширное целое, потому что вмещает в себя предыдущие структуры, из которых он состоит, и при этом не является простой суммой их частей.

      Этим свойством обладают уровни Бейтсона, а также нейро-логические уровни НЛП. Каждый уровень включает отношения между элементами предыдущего уровня и при этом превосходит эти элементы, создавая более обширную структуру (точно так же, как атомы водорода и кислорода формируют молекулу воды). В этом смысле они и «иерархичны» и «холархичны».

Нейро-логические уровни и нервная система

      С точки зрения НЛП каждый уровень обучения, изменений или взаимодействия должен быть функцией какой-то формы нейро-лингвистического программирования. Одна из целей модели нейро-логических уровней – связать уровни классификации и обучения Бейтсона с нервной системой.

      Сам Бейтсон («Шаги в направлении экологии разума») писал о том, что иерархия, сформированная разными уровнями обучения, соответствует «иерархиям структуры, которую мы можем – а в действительности должны – ожидать найти в кортикальных отделах мозга». Он утверждал, что «стоит ожидать появления классификации или иерархии нейропсихологических структур, изоморфных [разным уровням обучения]». Концепция нейро-логических уровней гласит, что разные логические уровни – это функция разных типов нейро-логической организации, и они мобилизуют все более и более глубинные уровни нейро-логической «цепи».

      Например, когда у человека возникают трудности на уровне миссии и идентичности, это мобилизует гораздо более глубокие уровни нейрологии, чем те уровни неврологии, которые необходимы для того, чтобы двигать рукой. Чтобы воспринимать свое окружение, человек может пассивно адаптировать свои органы чувств. Чтобы действовать в определенном окружении, человеку нужно мобилизовать более обширные участки своей нервной системы. Чтобы координировать свои действия в сложной последовательности, например танцевать или вести автомобиль, нужно использовать еще более обширные части нервной системы. Чтобы формировать и проявлять убеждения и ценности, связанные со способностями, поведением и окружением, нужны еще более глубинные уровни нейрологии (в том числе и те, которые связаны с сердцем и пищеварением). Ощущение своего «я», личности возникает в результате тотальной мобилизации нервной системы на всех остальных уровнях. Поэтому в целом более высокие уровни процесса мобилизуют более глубокие уровни нервной системы.

      Окружение состоит из таких факторов, как тип помещения или местности, погодные условия, тип и наличие пищи, уровень шума и так далее, – всего, что окружает человека или группу. Нейрологически наше восприятие окружения связано с информацией, поступающей от органов чувств и периферийной нервной системы. Например, воспринимая определенное окружение, человек смотрит глазами, чтобы увидеть те или иные объекты, слушает ушами, чтобы услышать важные звуки, и ощущает температуру воздуха кожей. При этом человек делает множество тонких и бессознательных изменений, чтобы поддерживать равновесие, реагировать на изменение интенсивности света и звука, приспособиться к изменению температуры и так далее. Поэтому периферическая нервная система отправляет информацию, связанную с окружением, в мозг, а также получает ее из мозга. Она отвечает за ощущения органов чувств и базовые рефлекторные реакции.

      Поведение связано с конкретными физическими действиями и реакциями, посредством которых мы взаимодействуем с людьми и со своим окружением. Нейрологически наше внешнее поведение – результат активности в моторной системе (пирамидальной системе и мозжечке). Нерефлексивное, произвольное поведение активирует психомоторную систему, более глубокий уровень неврологи, чем органы чувств. Психомоторная система координирует наши физические действия и сознательные произвольные движения.

      Способности связаны с ментальными стратегиями и картами, которые создают люди, чтобы управлять своим поведением в определенном контексте. Некоторые элементы поведения – это просто рефлекторные реакции на стимулы окружения, но основная часть наших действий таковыми не являются. Многие элементы нашего поведения – результат «ментальных карт» и других внутренних процессов, источник которых находится в мозге. Этот уровень опыта выходит за рамки восприятия нашего непосредственного окружения. К примеру, мы можем создавать образы вещей, которых нет в той комнате, где мы сейчас находимся.

      Мы можем вспомнить события и разговоры, происходившие много лет назад. Можем представить себе события, которые могут произойти через много лет. Элементы поведения, которые не направляют та или иная внутренняя карта, план или стратегия, похожи на «коленные рефлексы», привычки или ритуалы. На уровне способностей мы можем выбирать, менять и адаптировать класс поведения к самым разным внешним ситуациям. Поэтому способность предполагает владение всем классом поведения – например, понимание, как что-то сделать в самых разных обстоятельствах.

      Все это происходит в структуре нашего мозга в результате взаимодействия сенсорных нервов, моторной системы и коры мозга. Именно в коре (или сером веществе) мозга сенсорная информация от органов чувств представлена в форме ментальных карт. Эти карты связаны с другими ментальными репрезентациями либо созданы в воображении, а затем связаны с соответствующими действиями и реакциями. Например, исследования мозга обезьян показывают, что если моторная кора обезьяны повреждена или удалена, она все равно способна демонстрировать любые отдельные элементы поведения. Но при этом она теряет способность интегрировать поведение в более сложные координированные действия. Развитие способностей – самый «когнитивно интенсивный» из всех нейро-логических уровней. Этот тип обработки информации обычно сопровождается полуосознанными микродвижениями или «ключами доступа» (движения глаз, изменение ритма дыхания, небольшие изменения позы тела или тона голоса и так далее).

      Ценности и убеждения связаны с фундаментальными суждениями и оценками по поводу самого себя, других людей и окружающего мира. От них зависит, какой смысл мы придаем событиям; они лежат в основе мотивации и культуры. Наши убеждения и ценности обеспечивают подкрепление (мотивацию и разрешение), поддерживающее или угнетающее определенные способности и поведение. Убеждения и ценности связаны с вопросом «Зачем?».

      Нейрологически убеждения связаны с лимбический системой и гипоталамусом, расположенными в среднем мозге. Лимбическая система связана с эмоциями и долгосрочной памятью. Во многом лимбическая система – более «примитивная» структура, чем кора мозга. Она служит для интеграции информации, поступающей от коры, и регулирует деятельность автономной нервной системы (контролирующей базовые функции тела – сердцебиение, сокращение зрачков и так далее). Убеждения являются результатом деятельности более глубоких структур мозга, и поэтому они приводят к изменениям фундаментальных физиологических функций тела, отвечающих за различные бессознательные реакции. В самом деле, мы знаем, что по-настоящему во что-то верим, потому что это «что-то» вызывает у нас физиологические реакции: «сердце бьется», «кровь закипает» или «бегут мурашки по спине» (ни одну из этих реакций невозможно вызвать сознательно). Именно так детектор лжи определяет, говорит ли человек правду. Люди демонстрируют разные физиологические реакции, когда верят в то, что говорят, и когда лгут или что-то утаивают.

      Именно благодаря тесной связи между убеждениями и более глубокими физиологическими функциями убеждения оказывают такое мощное влияние на здоровье и на процесс исцеления (как в случае эффекта плацебо). Ожидания, созданные нашими убеждениями, влияют на глубокие уровни неврологии и иногда приводят к невероятным физиологическим последствиям. Например, женщина усыновила ребенка. При этом она верила, что мама кормит ребенка грудным молоком. В итоге у нее действительно началась лактация, и молока хватало, чтобы кормить усыновленного ребенка!

      Уровень идентичности связан с ощущением того, кто мы. Восприятие собственной идентичности организует наши убеждения, способности и поведение в целостную систему. Наше ощущение идентичности также связано с восприятием себя по отношению к более обширным системам, частью которых мы являемся. Оно определяет наше ощущение «роли», «цели» и «миссии». В нашей неврологии идентичность можно ассоциировать с нервной системой в целом; возможно, она затрагивает глубокие структуры мозга, например ретикулярную формацию. Ретикулярная формация – это большая группа клеток в глубине ствола мозга. Ткани из этой области простираются сквозь ядро таламуса к большим областям коры. Ретикулярная формация регулирует состояния бодрствования; ее разрушение на уровне среднего мозга приводит к состоянию комы. (И наоборот, при повреждении областей коры мозга сознание часто сохраняется.)

      Идентичность также физиологически связана с иммунной системой, эндокринной системой и другими глубинными функциями поддержания жизни. Поэтому изменение или трансформация идентичности может оказать огромное и почти мгновенное влияние на физиологию человека. Медицинские исследования людей с расстройствами по типу множественной личности (Путнам,1984) подтверждают, что когда пациент переходит от одной своей «личности» к другой, в его теле происходят существенные и драматичные изменения. Например, волновые паттерны мозга для разных «личностей» обычно оказываются совершенно разными. Иногда у таких пациентов есть несколько пар очков, потому что у разных «личностей» – разная острота зрения. У других есть аллергия, но только в одной «личности», но не в другой. Один из самых интересных примеров физиологических изменений, связанных со сменой идентичности, – это женщина, которую положили в больницу по поводу диабета. Она «сбивала с толку врачей, потому что в одной из ее „личностей“ у нее не было никаких симптомов диабета» (Гоулман, 1985).

      Опыт духовного уровня связан с ощущением того, что мы являемся частью чего-то большего, на очень глубоком уровне. Это осознание того, что Грегори Бейтсон называл «связующим паттерном», связывающим все вещи в единое, более обширное целое. Мы, как личности, являемся подсистемой этой большей системы. Переживание этого уровня связано с ощущением цели и миссии нашей жизни. Это ответы на вопросы «Для кого?» и «Для чего?» Вероятно, именно на этот уровень указывал Бейтсон, когда говорил об Обучении IV.

      Неврологически процессы духовного уровня связаны с неким «полем отношений» между нашей собственной нервной системой и нервными системами других людей, формирующим нечто вроде большой, общей нервной системы. Результаты этого поля взаимодействия иногда называют групповым «разумом», групповым «духом» или «коллективным сознанием». Это поле также включает в себя «нервные системы» или сети обработки информации других существ и даже нашего окружения.

      В целом нейро-логические уровни представляют собой иерархию нейро-физиологических цепочек.

      A. Духовный. Поле — нервные системы участников, в сочетании формирующие более обширную систему.

      Б. Идентичность. Нервная система в целом — глубинные функции поддержания жизни (например, иммунная система, эндокринная система и ретикулярная формация).

      B. Убеждения и ценности. Лимбическая система и система автономного контроля (например, сердцебиение, сокращение зрачков и так далее) – бессознательные реакции.

      Г. Способности. Кортикальные системы — полуосознанные действия (движения глаз, поза и так далее).

      Д. Поведение. Моторная система (пирамидальная и мозжечок) – сознательные действия.

      Е. Окружение. Периферийная нервная система — ощущения и рефлекторные реакции.

      Иерархия нервной системы

Нейро-логические уровни и язык

      Как и все ключевые модели и понятия НЛП, нейро-логические уровни связаны не только с неврологией. В них также есть лингвистический компонент, который проявляется в интуитивном использовании языка. Например, сравним следующие утверждения.

      Этот объект в вашем окружении опасен.

      Твои действия в данном конкретном контексте опасны.

      Твоя неспособность делать верные суждения опасна.

      Твои убеждения и ценности опасны.

      Ты – опасный человек.

      В каждом из этих утверждений делается суждение о том, что нечто «опасно». Но интуитивно почти каждый человек чувствует, что «пространство» или «территория», связанные с каждым из этих утверждений, становятся все больше и больше и каждое из них оказывает на нас все более сильное эмоциональное воздействие. Если кто-то говорит нам, что какой-то конкретный паттерн нашего поведения опасен, это совсем другое, чем когда нам говорят, что «вы – „опасный человек“».

      Проведите такой эксперимент сами. Представьте себе, что кто-то говорит вам каждую из следующих фраз:

      Твое окружение (глупо/уродливо/необычно/красиво).

      Твое поведение в этой ситуации (глупо/уродливо/необычно/красиво).

      Ты способен/не способен быть (глупым/уродливым/необычным/ красивым).

      Твои убеждения и ценности (глупы/уродливы/необычны/красивы).

      Ты (глуп/уродлив/необычен/красив).

      Обратите внимание, что оценки в каждом утверждении одни и те же. Меняется только уровень, к которому они относятся.

Примеры утверждений, относящихся к разным логическим уровням

      Следующие группы утверждений – другие примеры вербального выражения разных нейро-логических уровней.

      Утверждения, описывающие разные уровни реакции школьника, который провалил тест на правописание.

      A. Идентичность. Ты глуп/не способен учиться.

      Б. Убеждения. Если ты не умеешь грамотно писать, то не сможешь хорошо учиться в школе.

      B. Способности. Ты не можешь грамотно писать.

      Г. Специфическое поведение. Ты не прошел этот тест.

      Д. Окружение. Шум в классе мешает сосредоточиться во время выполнения тестов.

      Утверждения, описывающие разные уровни реакции человека, злоупотребляющего алкоголем.

      A. Идентичность. Я алкоголик и всегда буду алкоголиком.

      Б. Убеждения. Мне нужно выпить, чтобы успокоиться и вести себя нормально.

      B. Способности. Я не могу контролировать тягу к алкоголю.

      Г. Специфическое поведение. Я слишком много выпил на той вечеринке.

      Д. Окружение. Общаясь с друзьями, я люблю пропустить пару стаканчиков.

      Утверждения, описывающие разные уровни реакции человека, узнавшего о том, что он болен раком.

      A. Идентичность. Я – жертва рака.

      Б. Убеждения. Не стоит питать напрасных надежд и лучше смириться с неизбежным.

      B. Способности. Яне смогу выздороветь.

      Г. Специфическое поведение. У меня опухоль.

      Д. Окружение. На меня напал рак.

      Утверждения, описывающие разные уровни реакции человека, который хочет быть здоровым.

      A. Идентичность. Я здоровый человек.

      Б. Убеждения. Если я здоров, я могу помогать другим.

      B. Способности. Я знаю, как повлиять на свое здоровье.

      Г. Специфическое поведение. Иногда я веду себя как здоровый человек.

      Д. Окружение. Эти лекарства мне помогли.

      Есть несколько вербальных паттернов, связанных с разными нейро-логическими уровнями опыта. Их можно кратко описать следующим образом:

      • Язык на уровне окружения относится к конкретным наблюдаемым элементам или деталям внешнего контекста. Например, белая бумага, высокие стены, большая комната и так далее. Опыт уровня окружения характеризуется безличными, но подробными описаниями, связанными с сенсорным опытом.

      Например, я откусил сочное красное яблоко; я увидел бежевый автомобиль, мчавшийся на высокой скорости; я услышал высокий звук из радиоприемника; губка была холодная, влажная и мягкая, и так далее.

      • Язык поведенческого уровня описывает конкретное поведение и наблюдаемые действия: «делать», «действовать», «ходить», «говорить» и так далее. Поведенческий уровень опыта выражается в сравнительно конкретных, активных глаголах и наречиях, описывающих сенсорный опыт.

      Например, он шел вниз по улице; она мне подмигнула; все они остановились; он толкнул сестру и так далее.

      • На уровень способностей указывают такие слова, как «знаю», «как», «я могу», «думаю» и так далее. Процессы уровня способностей лучше всего выражаются тем, что в мета-модели называется неопределенной формой глаголов (создать, общаться, думать и так далее).

      Например, я вижу, что вы говорите; я способен понять смысл этого, она может управлять самолетом, водить автомобиль, играть на музыкальном инструменте, смастерить стул и так далее.

      • Уровень убеждений и ценностей часто проявляется в форме утверждений и суждений, правил и причинно-следственных связей, например «если…, то…», «тебе следует…», «нам нужно…» Язык, связанный с убеждениями и ценностями, включает в себя больше генерализаций, чем язык уровня способностей, и отражается в «утраченных перформативах» (хороший, плохой, этичный, позитивный, недружелюбный и так далее), «номинализациях» (успех, любовь, принятие, достижения, власть и так далее), «причинно-следственных» утверждениях (делает, заставляет, вызывает и так далее), «модальных операторах» (должен, вынужден, может, обязан и так далее) и «универсальных квантификаторах» (всегда, никогда, вечно, никто, каждый и так далее).

      Например, нет ничего лучше, чем…; детей, которые хорошо себя ведут, должно быть не видно и не слышно; практика – путь к совершенству; мы испробовали все, и ничего не получилось; и так далее.

      • Утверждения уровня идентичности связаны с такими конструкциями: «я —…», «он —…» или «ты —…». Для описаний уровня идентичности характерны генерализации. Они всегда довольно абстрактны. Репрезентации, отражающие идентичность, часто выражаются символическим и метафорическим языком. Как ни странно, люди дают меньше информации о себе, когда приводят описания, основанные на сенсорном опыте, чем когда описывают символы и аналогии. Например, если я скажу, что я – «белый мужчина, я одет в черные джинсы, сижу на деревянном стуле, набираю текст на клавиатуре ноутбука, пью чай и так далее», то на самом деле это почти ничего не говорит о том, «кто я». С другой стороны, если я скажу, что я – «первопроходец, мне нравится исследовать новые территории, но становится скучно, если я слишком долго задерживаюсь на одном месте», то это описание будет весьма неточным, но при этом оно очень много говорит о том, кто я и что меня увлекает.

      Например, я похож на маяк; он – тяжелый человек; они – животные; она – как солнышко, и так далее.

      • Язык духовного уровня также часто содержит символы и метафоры, например, как в притчах об Иисусе. Грегори Бейтсон считал, что язык священного не может быть «буквальным». Ведь «священное» и «сакральное» обычно являются не буквальной интерпретацией событий, но отражением их глубинной структуры.

      Бейтсон часто приводил в пример известный британский гимн о Марии, Иосифе и их пути в Вифлеем для участия в переписи. Мария несет «бремя» (она беременна) и устала от путешествия. Она начинает жаловаться мужу, что устала и проголодалась. Они привязывают осла и останавливаются у дороги. Мария, которую раздражает, что приходится так далеко ехать, говорит Иосифу: «Я голодна. Дай мне что-нибудь поесть». Иосиф, который тоже устал и раздражен и не очень хотел останавливаться, отвечает: «Пусть тебя накормит тот, от кого ты беременна». И тут же вишневое дерево, под которым они остановились, нагибает ветви и предлагает Марии сладкие вишни.

      Бейтсон указывает, что если вы скажете, что «в Палестине в первом столетии нашей эры не было вишневых деревьев», то это значит, что вы не поняли, о чем эта история. Если воспринимать ее буквально, она теряет смысл. Буквальная интерпретация мешает увидеть ее глубинный смысл, ее «мораль». Иначе говоря, когда Иисус говорил о сеятеле, который сажает семена, он не пытался прочесть лекцию о земледелии. Эта история имеет символический смысл.

Уровни вопросов

      Еще один аспект, где естественная иерархия нейро-логических уровней интуитивно проявляется в языке, – это фундаментальные вопросы. Вот шесть фундаментальных вопросов, с помощью которых мы организуем свою жизнь: где, когда, что, как, зачем и кто.

      Окружение: Где? Когда?

      Поведение: Что?

      Способности: Как?

      Убеждения и ценности: Зачем?

      Идентичность: Кто?

      Уровень духа и цели проявляется в вопросах «Для кого?» и «Для чего?».

      Мы часто интуитивно поднимаемся по нейро-логическим уровням даже в обычной беседе, когда разговор выходит на более глубокий уровень. Если я дам маленькому ребенку список слов (что) и скажу ему, что в конце недели в классе будет тест по правописанию этих слов (что и когда), он задаст логичный вопрос: «Как мне запомнить, как пишутся все эти слова?» Если я попрошу ребенка поднять глаза вверх и влево и мысленно представить себе каждое из этих слов (это будет ответ на вопрос «как»), он может спросить: «Почему это поможет мне запомнить эти слова?» На это я могу изложить ему свое убеждение: чтобы грамотно писать, нужна способность помнить, как выглядит слово, и этот процесс поможет сделать так, чтобы образ слова запечатлелся в памяти. Потом ребенок может перейти на уровень идентичности и спросить: «Так я буду грамотно писать?»

      Тот же самый интуитивный паттерн иллюстрируют следующие диалоги:

      Врач: Я бы хотел назначить вам время в моем кабинете в следующую среду, в полдень, прием продлится около 45 минут.

      Пациентка: Хорошо. А для чего?

      Врач: Я бы хотел сделать анализ на толерантность к глюкозе.

      Пациентка: Как проводится эта процедура?

      Врач: Я попрошу вас выпить очень сладкую жидкость, напоминающую колу, мы немного подождем, возьмем анализ крови и посмотрим, как хорошо ваше тело усваивает сахар.

      Пациентка: Зачем мне нужно это делать?

      Врач: Ваш последний анализ крови показал повышенный уровень сахара, и это может указывать на гестационный диабет.

      Пациентка: Это значит, что я больна диабетом?

      Врач: Не обязательно. У многих женщин во время беременности повышается уровень сахара в крови.

      Менеджер: Сможем ли мы встретиться во вторник после обеда в моем офисе?

      Сотрудник: Да. О чем вы хотите поговорить на этой встрече?

      Менеджер: Я бы хотел вместе с вами подготовиться к нашей презентации на следующей неделе.

      Сотрудник: Что вы называете «подготовкой»?

      Менеджер: Думаю, мы могли бы продумать сценарий презентации и подумать, нужны ли какие-то иллюстрации или таблицы.

      Сотрудник: Зачем? Вы думаете, людям будет сложно понять наши аргументы?

      Менеджер: Ну, я думаю, что основные идеи полезно было бы представить несколькими разными способами.

      Сотрудник: Хорошо. Вы хотите, чтобы я участвовал в разработке презентации или сыграл роль «адвоката дьявола»?

      Менеджер: Было бы неплохо, если бы вы встали на место аудитории и оценили презентацию с точки зрения слушателя.

      Обсуждая темы, имеющие некоторую глубину, в итоге мы обязательно приходим к вопросам «духовного» уровня, например кому и чему служит наша жизнь. Этот уровень языка становится очень важным в таких вопросах, как жизнь и смерть. Например, этим темам почти полностью посвящена знаменитая речь Авраама Линкольна в Геттисберге. Он сказал: «Мы пришли сюда для того, чтобы освятить часть этого поля как место последнего успокоения для тех, кто отдал свои жизни ради того, чтобы эта нация могла жить».

      Линкольн начинает с того, «ради кого» и «ради чего» собрались присутствующие. Акцент на этом глубоком нейро-логическом уровне становится еще более явным, когда Линкольн заключает: «Для нас, живущих, лучший способ почтить память погибших – посвятить себя с удвоенной преданностью завершению того дела, которое они так благородно начали, за которое они здесь сражались и за которое с честью умерли, отдав все, что могли. Мы должны торжественно постановить, что эти смерти не будут напрасными, и наша нация под покровительством бога получит новый источник свободы, и это правительство из народа, созданное народом и для народа, не умрет на земле».

Уровни и невербальные мета-сообщения

      Уровень, на который указывает то или иное сообщение, может также выражаться с помощью различных невербальных мета-сообщений. Например, рассмотрим разницу между следующими сообщениями, где курсивом обозначены слова, которые говорящий выделяет тоном голоса:

      «Тебе не следует делать это здесь».

      «Тебе не следует делать это здесь».

      «Тебе не следует делать это здесь».

      В зависимости от того, на чем делается акцент тоном голоса, это утверждение имеет разный смысл: тебе (идентичность) не следует (убеждения/ценности) делать (способности) это (поведение) здесь (окружение). Именно наличие или отсутствие подобных мета-сообщений часто определяет то, как интерпретируется утверждение и верна ли эта интерпретация.

      Например, если какая-то авторитетная фигура говорит: «ТЫ не уважаешь правила», это, скорее всего, воспринимается как утверждение об идентичности. Если же человек говорит: «Ты не уважаешь ПРАВИЛА», то идентичность не так важна, как уровень поведения.

Вербальный рефрейминг для изменения логических уровней

      Это хороший способ использовать язык по отношению к разным нейро-логическим уровням, позволяющий выйти из «застывшего» состояния и провести рефрейминг своего опыта. Для этого нужно изменить категорию качества или опыта с одного логического уровня на другой (например, отделить идентичность человека от его способностей или поведения). Негативные суждения об идентичности часто возникают в результате интерпретации как утверждения об идентичности определенных поведенческих результатов или неспособности получать те или иные поведенческие результаты. Вернув негативное утверждение об идентичности на уровень поведения или способностей, мы значительно уменьшаем его ментальное и эмоциональное влияние.

      Например, человек может впасть в депрессию из-за того, что у него обнаружили рак, и считать себя «жертвой рака». Можно провести вербальный «рефрейминг» этого убеждения: «Ты не жертва рака (А = идентичность), ты нормальный человек, у которого пока еще нет способности эффективно использовать связь между разумом и телом (Б = способности)». Это может помочь человеку изменить отношение к болезни, открыться для новых возможностей и начать воспринимать себя как активного участника процесса исцеления.

      Рефрейминг такого же типа можно провести с убеждением «Я неудачник». Можно сказать: «Дело не в том, что ты неудачник, просто ты еще не научился всем навыкам, необходимым для успеха». И снова это возвращает ограничивающее убеждение на уровне идентичности на более проактивный уровень поведения.

      Когда мы переводим что-то на другой логический уровень, его значение и влияние изменяются.

      Такой рефрейминг можно разбить на следующие шаги:

      A. Определить негативное суждение об идентичности (А):

      Я________________ (например, «Я – обуза для других»).

      Б. Определить конкретную способность или поведение, связанное либо с текущим состоянием, либо с желаемым состоянием, связанным с суждением об идентичности (В):

      Способность______________ (например, «Способность справляться с проблемами самостоятельно»).

      B. Заменить способность или поведение, связанные с негативным суждением об идентичности:

      Возможно, ты не______________ (негативная идентичность, например, «обуза для других»), просто не обладаешь способностью_____________ (определенная способность или поведение, например «справляться с проблемами самостоятельно»).

      Чтобы подчеркнуть сдвиг логического уровня, можно изменить тон голоса или использовать другие невербальные мета-сообщения (обозначенные словами, выделенными жирным шрифтом в примерах, приведенных выше).
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   48

перейти в каталог файлов
связь с админом