Главная страница

Роберт Дилтс, Джудит Делозье нлп-2 поколение Next


Скачать 1,15 Mb.
НазваниеРоберт Дилтс, Джудит Делозье нлп-2 поколение Next
АнкорDzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc
Дата08.05.2018
Размер1,15 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc
ТипДокументы
#45008
страница3 из 48
Каталогid21468189

С этим файлом связано 75 файл(ов). Среди них: P_Dzh_Patsula_-_Biznes-plan_za_30_dney_poshagovoe_rukovodstvo_po, vsya_grammatika_angliyskogo_yazyka_v_tablitsakh.pdf, Dzhudit_Delozye_-_NLP-2_pokolenie_Next.doc, 6b10fa0fce92791994a3aa90958730a8_2580_1516589001.gif, Osnovy_biznes-planirovania_Kunashev_LAKONIChNO.pdf, Kak_rabotaet_mozg_-_Karter_R.pdf, 401eeca2366c8fbfebb6a536509588c7_2580_1516588999.gif, adesivo_kokeshi.pdf, Elsukov_-_Biznes-planirovanie_2015.pdf, stickers_2.pdf и ещё 65 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

      Эволюция НЛП


      Ведущие разработчики НЛП – Джон Гриндер (лингвист по образованию) и Ричард Бэндлер (получивший математическое образование и имевший подготовку в сфере гештальт-терапии). Первоначально они стремились создать точные модели человеческого совершенствования. В их первой книге «Структура магии» (1975, 1976) описаны вербальные и поведенческие паттерны психотерапевтов Фрица Перлза (создателя гештальт-терапии) и Вирджинии Сатир (знаменитого семейного психотерапевта). Их вторая книга, «Паттерны гипнотических техник Мил-тона Эриксона» (1975, 1976), посвящена вербальным и поведенческим паттернам Милтона Эриксона, основателя Американского общества клинического гипноза (American Society of Clinical Hypnosis) и одного из самых известных и самых успешных психотерапевтов мира.

      В результате этой ранней работы Гриндер и Бэндлер создали формальные описания своих методов моделирования и своих собственных открытий и объединили их под названием «Нейро-лингвистическое программирование». В этом названии они хотели отразить взаимоотношения нервной системы и языка и влияние этих взаимоотношений на наш опыт, психологию и действия.

      С точки зрения НЛП базовые процессы изменения включают в себя:

      1) идентификацию текущего состояния человека, команды, организации или системы и

      2) внесение необходимых ресурсов, позволяющих перевести этого человека, команду, организацию или систему в

      3) желаемое состояние.

      Текущее состояние + необходимые ресурсы = желаемое состояние

      Дистинкции и техники НЛП организованы таким образом, чтобы помочь выявить и определить текущее состояние и желаемое состояние разных типов и уровней, а затем получить доступ к необходимым ресурсам и внести их в ситуацию так, чтобы достичь эффективных и экологичных изменений в направлении желаемого состояния.

      Постепенно в рамках НЛП были разработаны очень мощные инструменты и методы коммуникации и достижения изменений в самых разных профессиональных сферах: коучинге, консультировании, психотерапии, образовании, здравоохранении, творчестве, юриспруденции, менеджменте, сфере продаж, лидерстве и педагогике.

      Задача любой техники нейро-лингвистического программирования – усилить или создать одну из трех составляющих эффективного поведения.

      1. Наличие достаточно богатой модели мира, в частности, в связи с желаемыми результатами.

      2. Полный доступ ко всему сенсорному опыту.

      3. Гибкость внутренних реакций и внешнего поведения.

      Огромное множество точных техник и процедур, из которых состоит поведенческая технология НЛП, описано в постоянно растущем количестве книг, видео, аудиозаписей и семинаров, отражающих развитие поля нейро-лингвистического программирования. Кроме того, множество техник еще не изложены в письменном виде или в форме видеопрезентаций и еще столько же находится в процессе исследования и разработки.

      НЛП уже около тридцати лет остается полем исследований и с момента своего создания в начале 70-х годов значительно эволюционировало. Мы пишем эти строки ровно через тридцать лет после выхода в свет книги «НЛП, том I» (Дилтс, Гриндер, Бэндлер, Делозье, 1980). За эти годы НЛП приобрело поистине всемирную известность и затронуло жизнь миллионов людей. Каждый год в наших программах в Университете НЛП в Калифорнии квалификацию НЛП-практика, мастера и тренера получают люди более чем из 35 стран мира. Еще тысячи людей каждый год учатся в специализированных институтах НЛП по всей планете.

      Сегодня мы приветствуем уже третье поколение разработчиков НЛП, тренеров и практиков; вместе с тем пришло время оценить и признать НЛП нового поколения. Для этого нужно ответить на два фундаментальных вопроса:

      1. Почему мы говорим о НЛП «нового» поколения, а не просто о развитии НЛП нынешнего поколения? (Похожий вопрос задают биологи: что делает растение или животное новым биологическим видом, а не просто разновидностью уже существующих видов.)

      2. Что дает нам основание предположить, что открытия или структуры, предложенные этим новым поколением, – «часть» НЛП, а не чего-то другого? Иначе говоря, что отличает модель или метод НЛП от моделей и методов других подходов и теорий?

      В каком случае нечто можно назвать «НЛП»?


      Для начала мы ответим на такой вопрос: «Когда нечто (технику, формат, модель или набор дистинкций) можно назвать НЛП?»

      Процессы и процедуры НЛП охватывают впечатляющий спектр тем и вопросов. Например, в нашей «Энциклопедии системного НЛП и Нового кода НЛП» (Дилтс, Делозье, 2000) перечислены такие темы: лечение фобий, травм и эмоциональных расстройств; техники для изучения иностранных языков, обучения правописанию, скорочтению, алгебре, писательскому мастерству и т. д.; навыки лидерства и менеджмента; методы стратегического планирования, создания команд и организационного развития; форматы, связанные с физическим исцелением, творчеством, разрешением конфликтов, мотивацией и множеством других сфер. НЛП содержит намного больше методик, чем другие психологические и поведенческие подходы – психоанализ, гештальт-терапия, транзактный анализ, психосинтез и даже когнитивная психология.

      Очевидно, НЛП не ограничено какой-то одной определенной сферой или темой. Учитывая широкий спектр техник и моделей НЛП, было бы очень интересно попытаться определить, что делает нечто частью НЛП. Это фундаментальный вопрос «эпистемологии». Термин «эпистемология» происходит от древнегреческих слов эпи («сверху», «над»), хистанаи («множество» или «место») и логос («слово» или «знание»); то есть «то, на чем основано (или расположено) знание». Таким образом, эпистемология – это фундаментальная система определений и допущений, на которой основаны и из которых происходят наши знания. Вот определение Грегори Бейтсона:

      Эпистемология – это история происхождения знания; иначе говоря, как мы узнаём то, что знаем.

      Начиная с вопросов о том, что мы можем знать и как мы узнаем то, что, как мы думаем, мы знаем, эпистемология переходит к следующему вопросу: «Как мы вообще что-то знаем?»[2]

      Бейтсон продолжает:

      Философы определяют и отделяют друг от друга два типа проблем. Первый тип – проблемы, связанные с тем, чем являются вещи, что такое человек и каков этот мир. Это проблемы онтологии. Второй тип – это проблемы того, как мы что-то распознаём, точнее, как мы узнаём, каков этот мир и что мы за создания, способные что-то знать (или ничего не знать) о нем. Это проблемы эпистемологии.

      НЛП – это и способ бытия («онтология»), и способ знания («эпистемология»). В основе НЛП как онтологии лежит набор фундаментальных пресуппозиций, связанных с коммуникацией, свободой выбора, изменениями и намерениями нашего поведения. В основе НЛП как эпистемологии лежит моделирование — непрерывный процесс расширения и обогащения наших карт мира благодаря осознанности, любопытству и способности синтезировать множество точек зрения и множество описаний.

      И онтология и эпистемология НЛП начинаются с той пресуппозиции, что «карта – не территория». НЛП учит, что ни одна карта не более реальна или правильна, чем любая другая, но при этом наша способность эффективно действовать и эволюционировать, выходя за границы текущего состояния, зависит от наличия карты, дающей нам наибольшую возможную свободу выбора. Таким образом, НЛП, по сути, предпочитает гибкость и открытость жесткости и неподвижности.

      Как мы уже сказали, НЛП не интересует содержание субъективного опыта, который оно исследует. В основе эпистемологии НЛП лежит манера, в которой исследуется этот субъективный опыт и в которой он представлен.

      Например, в последние годы некоторые НЛП-практики и даже тренеры утверждают, что таким темам, как «духовность», «любовь», «прошлые жизни» или «реинкарнация», нет места в НЛП. С другой стороны, эти темы очевидно отражают мощный субъективный опыт, который переживают многие из нас. Как субъективный опыт эти темы, конечно же, могут быть предметом исследования НЛП.

      Точно так же как любая форма языка может быть объектом изучения лингвистики (изучения языка), любая форма субъективного опыта может стать объектом исследования в рамках НЛП.

      Конечно, НЛП не будет интересовать конкретное содержание этого субъективного опыта и то, соответствует ли он «объективной реальности». НЛП задаст другие вопросы: как люди переживают эти субъективные феномены, как отличают их от других субъективных феноменов? Каковы последствия этого субъективного опыта? Этот опыт создает ресурсные или проблемные реакции и состояния? Способствует или препятствует структура этого опыта эффективной деятельности? Наши отношения с этим опытом увеличивают или уменьшают наше чувство личного удовлетворения? То, как мы его переживаем, расширяет наш выбор или создает ощущение беспомощности и зависимости?

      Иначе говоря, НЛП-практик, или коуч, работая с человеком, который начинает говорить о воспоминаниях, связанных с «прошлой жизнью», не станет спорить о «реальности» этого опыта. Скорее, НЛП-практик проявит интерес к структуре и последствиям этого субъективного опыта и к тому, как он сочетается с другими аспектами субъективной модели мира этого человека.

      С самого начала Бэндлер и Гриндер утверждали, что НЛП – не просто еще одна модель человеческого поведения, но скорее «мета-модель». То есть НЛП – это модель того, как люди создают свои модели мира.

      Таким образом, чтобы определить, является ли какой-то феномен частью НЛП, нужно обращать внимание не на содержание, но на подход к тому, как он исследуется, и на форму, в которой организованы основанные на нем структуры.

      В итоге, независимо от того, к какой сфере относится тот или иной субъективный опыт, НЛП разбивает структуру или процесс, лежащие в основе этого опыта, на конкретные дистинкции и шаги, включающие в себя сенсорные репрезентации (образы, звуки, тактильные ощущения и так далее), паттерны языка и физиологические реакции. Все ключевые дистинкции и форматы НЛП основаны на сочетании этих трех аспектов структуры человеческого опыта.

      Соответственно, чтобы что-то было признано частью «нейро-лингвистического программирования», это «что-то» должно быть воспринято и описано как нечто фундаментально нейро-лингвистическое.

      Нейро-компонент НЛП относится к нервной системе. Во многом НЛП связано с пониманием и использованием принципов и паттернов нервной системы. Согласно НЛП, мышление, память, воображение, принятие решений, желания, воля, суждения и все остальные когнитивные, эмоциональные или поведенческие процессы являются результатом программ, «записанных» в нервной системе человека. Таким образом, человеческий «опыт» – это продукт информации, которую мы получаем, синтезируем и создаем посредством своей нервной системы. На практике любой опыт связан с чувственным восприятием мира – зрением, слухом, осязанием, обонянием и ощущением вкуса.

      Поэтому, с чем бы ни был связан субъективный опыт, который мы исследуем, – с мотивацией, памятью, космосом, религией, искусством, политикой, образованием и так далее, – НЛП интересуется тем, как этот аспект человеческого опыта организован в нервной системе.

      С точки зрения НЛП язык, несомненно, является продуктом человеческой нервной системы. Однако язык при этом вызывает и стимулирует активность нервной системы. Определенно, язык – одно из основных средств активации или стимуляции нервной системы, доступных человеку, – и своей собственной, и других людей. Субъективный опыт и формируется, и выражается с помощью языка. Следовательно, чтобы какой-то феномен был признан частью НЛП, он должен быть основан на паттернах языка, которые естественно и спонтанно проявляются в паттернах человеческой коммуникации, и вербальной, и невербальной.

      Аспект программирования в НЛП основан на той идее, что влияние нашего опыта на такие процессы, как обучение, запоминание, мотивация, творчество или любые другие виды деятельности, – это функция программ: нейро-лингвистических программ, функционирующих с большей или меньшей эффективностью и позволяющих нам достигать тех или иных целей или результатов. На практике это означает, что мы, люди, взаимодействуем с окружающим миром посредством внутреннего программирования в нашей нервной системе. Мы реагируем на проблемы и подходим к новым идеям в соответствии с типами внутренних программ, которые создали, – и не все программы одинаковы. Для достижения определенных результатов одни программы более эффективны, чем другие.

      В этом смысле один из самых важных аспектов НЛП – акцент на практическом применении процесса моделирования. Концепции и тренинговые программы НЛП подчеркивают интерактивный, эмпирический контекст обучения, в котором принципы и процедуры можно легко воспринять и понять. Более того, так как процессы НЛП выведены из эффективных человеческих моделей, ценность и структуры, лежащие в их основе, часто интуитивно понятны людям, даже не имеющим большого личного опыта.

      В целом со времени своего возникновения НЛП занимается исследованием структуры субъективного опыта; «структуры», нейро-лингвистической по самой своей природе. Таким образом, можно сказать, что частью НЛП является любой феномен, который:

      • Делает акцент на процессе и структуре в противоположность содержанию.

      • Ищет основания процессов и дистинкции в анатомии и функциях человеческой нервной системы.

      • Позволяет легко идентифицировать и изменить эти дистинкции и процессы посредством естественных и спонтанных паттернов вербальной и невербальной коммуникации.

      • Организует результаты исследования в практические упражнения, техники, инструменты и практики, которые можно использовать, чтобы повлиять на человеческий опыт или поведение.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

перейти в каталог файлов
связь с админом