Главная страница
qrcode

ПСИХОТЕРАПИЯ ЗДОРОВЫХ. ПСИХОТЕРАПИЯ РОССИИ.. Руководство по Характерологической креатологии Под редакцией М. Е. Бурно и Г. Ю. Канарша


НазваниеРуководство по Характерологической креатологии Под редакцией М. Е. Бурно и Г. Ю. Канарша
АнкорПСИХОТЕРАПИЯ ЗДОРОВЫХ. ПСИХОТЕРАПИЯ РОССИИ
Дата30.10.2018
Размер4,33 Mb.
Формат файлаdocx
Имя файлаПСИХОТЕРАПИЯ ЗДОРОВЫХ. ПСИХОТЕРАПИЯ РОССИИ..docx
ТипРуководство
#57500
страница11 из 59
Каталог
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   59

1.12. Характерологическая акмеология в пространстве клинической терапии духовной культурой58

Независимо от того, является человек писателем или читателем, задача его состоит в том, чтобы прожить свою собственную, а не навязанную или предписанную извне, даже самым благородным образом выглядящую жизнь. Ибо она у каждого из нас только одна, и мы хорошо знаем, чем все это кончается.
Было бы досадно израсходовать этот

единственный шанс на повторение

чужой внешности, чужого опыта,

на тавтологию тем более обидно,

что глашатаи исторической необходимости,

по чьему наущению человек на тавтологию

эту готов согласиться, в гроб с ним вместе

не лягут и спасибо не скажут.

Иосиф Бродский

(из Нобелевской лекции 1987 г.)

Характерологическая акмеология — это новая, только приобретающая свои очертания междисциплинарная область изучения конституциональных и характерологических закономерностей и механизмов достижения человеком вершины своего личностного становления (акме) на различных этапах жизненного пути, а также разработки программ оказания терапевтическо-акмеологической помощи прежде всего дефензивным людям в достижении личностного акме на основе построения акмеологических моделей клинической терапии духовной культурой.

Характерологическая акмеология возникла не как избыточная область знания, а ее выделение в качестве самостоятельного исследовательского пространства в системе человекознания обусловлено рядом объективных причин.

Во-первых, в акмеологической науке, изучающей закономерности и феномены развития человека на ступени его зрелости, и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии, существует значительный пробел в изучении личностного аспекта акме человека. А. А. Деркач и В. Г. Зазыкин, одни из ведущих отечественных теоретиков и методологов акмеологии, основные проблемы в определении содержания в прогрессивном развитии человека как личности связывают с трудностями установления четких мировоззренческих позиций и описания личностных стандартов и эталонов развития в условиях «идеологического» и методологического плюрализма современного человекознания (Деркач, Зазыкин, 2003). Как следствие акмеология, позиционирующая себя как наука, призванная изучать вершины в развитии взрослого человека как индивида, как личности, как субъекта деятельности, постепенно превращается в науку, преимущественно разрабатывающую проблемы прогрессивного развития человека как субъекта труда (профессионала).

Во-вторых, по-прежнему в акмеологии отсутствуют подходы к изучению как условий и факторов, так и организации практической акмеологической помощи, направленной на личностное совершенствование, на максимальное раскрытие индивидуальности людей, имеющих разной степени отклонения от среднестатистической нормы в психическом и характерологическом развитии, страдающих хроническими соматическими или психическими заболеваниями. Между тем с моральной точки зрения наука не должна игнорировать право человека, имеющего психическое или патохарактерологическое расстройство, на совершенствование своей личности, выражение своей уникально-неповторимой индивидуальности. Профессор М. Е. Бурно в процессе многолетней психиатрической и психотерапевтической деятельности приходит к убеждению, «что осознавший, прочувствовавший... творческую силу своего душевного расстройства и живущий творчески, в сущности, здоров» (Бурно, 2009а: 29).

В-третьих, следует признать огромное влияние психотерапии в XX в. на развитие знания о человеке и в естественных, и в гуманитарных науках. По сути, в прошлом веке психотерапия обретает статус самостоятельной области познания феномена психического посредством системы целенаправленного воздействия на психику человека, а через нее и на организм и личность в целом. Достаточно упомянуть в связи с этим психоанализ 3. Фрейда, влияние которого распространилось далеко за пределы медицины и психологии, в плоскость гуманитарного знания, во многом определило вектор становления культуры западного общества. Клиническая психотерапия также внесла свой вклад в современное человекознание, прежде всего в решение проблемы определения психического, установления границ психического здоровья, формирование новых взглядов на изучение психики в контексте комплексного и системного подходов в науке (Ананьев, 2001; Клиническая психология, 2002а).

Основные цели, задачи и методы характерологической акмеологии

Характерологическая акмеология, главной целью которой, как и для акмеологической науки, выступает совершенствование человека, помощь в достижении им вершин в этом процессе, между тем не является лишь одним из новых направлений в акмеологии. Предметная область характерологической акмеологии становится более ясной, приобретает четкие очертания только в том случае, когда она начинает рассматриваться на пересечении акмеологического знания о закономерностях и механизмах совершенствования человека, оптимальных путях его самореализации, со знанием об этих же феноменах, получаемых в клинической терапии духовной культурой. Именно в этом направлении психотерапии, и прежде всего в Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно (Бурно, 2012), накоплен обширный материал о роли конституциональных, характерологических особенностей человека в процессе его творческого, духовно-нравственного самоопределения, осознания своей общественной полезности, обретения смысла жизни, т. е. тех компонентов, которые в совокупности и определяют продвижение к личностному акме.

Впервые под акмеологическим углом зрения клиническая терапия духовной культурой была рассмотрена одесским врачом и философом, доцентом Евгением Антоновичем Поклитаром. Е. А. Поклитар предпринял попытку теоретически обосновать на методологической платформе современного человекознания и воплотить в области психотерапии, практической психологии и педагогики Терапию творческим самовыражением, разработанную М. Е. Бурно, как «целостную психологическую систему», как «комплексный психолого-педагого-философский метод» помощи дефензивным людям — Характерологическую терапию творческим самоутверждением (ХТТС) (Поклитар, 2009). В его публикациях последних лет жизни мы обнаруживаем стремление осмыслить пройденный Одесской школой ТТС путь от применения психотерапевтического метода М. Е. Бурно в соматической медицине, педагогике, социальной работе до создания гуманитарно-культурологического направления в Терапии творческим самовыражением в широком философском контексте.

Критическое осмысление и всесторонний анализ работ Е. А. Поклитара — это задача, которую еще только предстоит решить специалистам из различных областей человекознания в ближайшем будущем. Между тем для характерологической акмеологии две центральные идеи, разрабатываемые в ХТТС, являются определяющими на методологическом уровне построения собственного знания: 1) личностное совершенствование невозможно без понимания и принятия человеком природных оснований своего характера; 2) личностный рост человека является условием его духовного развития, а духовность, в свою очередь, обусловливает новый уровень личностного роста. Поэтому процесс личностного и духовного роста образно можно представить как спираль, каждый виток которой свидетельствует о совершенствовании человека в целом.

Кроме знания, полученного в акмеологии и клинической терапии духовной культурой, характерологическая акмеология в изучении акмического становления личности апеллирует к клинической характерологии, педагогике, исследованиям, проводимым в рамках психологической науки и в других областях человекознания.

Методами характерологической акмеологии можно считать многие научные методы, применяемые в области человекознания, помогающие эффективно решать собственные исследовательские задачи и проблемы. К основным из них следует отнести: 1) общелогические методы и приемы исследования; 2) методы психологических исследований; 3) акмеологическое моделирование, а также 4) клинико-патографический метод — изучение творчества одаренных людей на основе клинико-характерологического анализа. Основными задачами характерологической акмеологии являются:

1. Изучение акмеологического потенциала различных характерологических радикалов (синтонного, замкнуто-углубленного, и др.) (Бурно, 2008а, 2012)59.

2. Выявление конституциональных, характерологических и возрастных адаптационно-компенсационных ресурсов личности, определяющих закономерности ее акмического становления на различных этапах жизненного пути.

3. Изучение объективных и субъективных психологических условий, оказывающих влияние на процесс становления личностного акме.

4. Описание терапевтических и психологических механизмов формирования основных компонентов личностного акме.

5. Разработка акмеологических моделей клинической терапии духовной культурой для практической психологии и педагогики, а также для оказания психотерапевтической помощи дефензивным личностям в рамках гуманитарно-культурологического и акмеологического вариантов Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно.

При решении указанных задач характерологическая акмеология опирается на ряд теоретических и методологических принципов современной системы человекознания.

Теоретические и методологические принципы изучения личностного акме в характерологической акмеологии

Основными объяснительными принципами изучения феномена личностного акме человека следует признать положения, сформулированные в рамках субъектного подхода к исследованию человека, началом развития которого в отечественной науке послужили работы выдающегося философа и психолога Сергея Леонидовича Рубинштейна. Впервые методологическая перспектива развития категории «субъекта» в области человеко-знания была обозначена С. Л. Рубинштейном в статье «Принцип творческой самодеятельности», опубликованной в 1922 г. В ней С. Л. Рубинштейн приходит к выводу (до сих пор представляющему ценность для понимания процесса становления личности) о том, что субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется, а он в них созидается и определяется (см.: Брушлинский, 1994). Концептуальную завершенность субъектный подход к исследованию человека получил в научной деятельности одного из ближайших учеников С. Л. Рубинштейна—Андрея Владимировича Брушлинского (там же).

Следует остановиться более подробно на тех положениях субъектного подхода, которые выступают основополагающими методологическими ориентирами для характерологической акмеологии.

Первое положение касается развития психики человека как единства природного и социального. В психике нет ничего, что было бы исключительно природным, а не социальным или только социальным, но не природным. Причем это относится и к высшим уровням духовного развития личности, которые в отечественном человекознании традиционно рассматривались как социально обусловленные, а роль природного либо признавалась минимальной, либо отрицалась полностью.

Принципиально важным представляется понимание психики, с одной стороны, и как функции мозга, организма в целом, а с другой — как неразрывной взаимосвязи с внешним миром, с окружающей действительностью, «поскольку лишь в этой взаимосвязи, — отмечал А. В. Брушлинский, — возникает и формируется сам мозг, а вне его функционирования психика не существует... Как известно, мозг — только орган (не источник) психической деятельности, человек — ее субъект» (там же: 4).

Таким образом, целостность природного и социального — это сущность человека и его психики, возникшая в ходе антропогенеза и социогенеза и развивающаяся дальше: в процессе истории человечества и жизненного пути каждой отдельной личности. «Великая тайна столь уникальной целостности во многом остается еще неразгаданной» (там же: 4). Из этого следует, что с момента рождения в природе человека существуют исходные основы и простейшие проявления социальности. Человек рождается не животным, а именно человеком, имеющим анатомо-физиологические предпосылки для становления в качестве личности, субъекта своего жизненного пути в ходе освоения культуры, всего исторического опыта человечества. Важно подчеркнуть, что с позиции субъектного подхода освоение социокультурного опыта, накопленного человечеством за несколько тысячелетий, осуществляется в процессе изначально социальной, самостоятельной, творческой деятельности и общения ребенка с окружающим миром, а не путем пассивного усвоения, интерио-ризации60 общественного. Индивид по природе своей изначально активен и благодаря проявлению различных видов активности во взаимодействии с внешней средой он становится субъектом. А. В. Брушлинский в своей работе «Проблема психологии субъекта» дает следующее определение этого понятия: «Человек как субъект—это высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь, психических процессов, состояний и свойств, его сознания и бессознательного» (там же: 31).

Из выше сказанного можно сделать вывод, что противопоставление природного в психике человека и социального неправомерно, поскольку психика человека есть не биологическое и не социальное в «чистом виде», а их особая целостность.

Второе положение субъектного подхода к пониманию человека, на которое в методологическом плане опирается характерологическая акмеология, сводится к тому, что субъектность предполагает у человека позицию творца своего жизненного пути. Человек в процессе своего личностного становления не выступает в качестве объекта воспитания со стороны различных институтов социализации (семьи, школы, общества в целом). Процесс воспитания—это всегда сотворчество, созидание духовных ценностей в ходе совместной деятельности воспитуемого и педагога. Поскольку человек — это субъект, он обладает творческой активностью, возможностью по-своему, исходя из уникальных особенностей своей индивидуальности, взаимодействовать с культурным наследием всего человечества, формировать свою личность, выступать вершителем своей жизни.

Итак, мы подошли к двум ключевым вопросам: 1) как соотносятся понятия «субъект» и «личность» и 2) что представляет собой в содержательном плане понятие «личностное акме»?

Ответ на первый вопрос не вызывает затруднения и является закономерным итогом понимания человека в качестве субъекта. Младенец рождается индивидом, в ходе активного взаимодействия со средой становится субъектом, а на определенном этапе онтогенеза посредством творческого, созидательного отношения к социокультурным условиям своего жизненного пространства обретает новое качество — быть личностью.

Чтобы дать ответ на второй поставленный нами вопрос, прежде всего необходимо методологически четко обозначить сам феномен «личности». В современном человекознании не существует единой общепринятой концепции, в полном объеме раскрывающей содержание понятия «личность». Вместо этого есть множество теорий личности, выражающих мировоззренческие позиции своих авторов и как следствие либо изолированных друг от друга, либо вступающих в открытый антагонизм. Не ставя перед собой цель проведения анализа имеющихся точек зрения по проблеме личности в гуманитарных и естественных науках, наше понимание личности поместим в систему координат психологии.

Психологическое определение понятия «личность» в общем виде в отечественной науке впервые было сформулировано Владимиром Михайловичем Бехтеревым в докладе «Личность и условия ее развития и здоровья» на Втором съезде российских психиатров в 1905 г. «Личность с объективной точки зрения есть психический индивид со всеми его самобытными особенностями, —индивид, представляющейся самодеятельным существом по отношению к окружающим внешним условиям» (Бехтерев, 1916: эл. ресурс). В дальнейшем это определение многократно уточнялось, его содержание обогащалось на основе экспериментальных исследований личности, переосмысления исходных теоретических позиций, построения психологией собственного методологического знания. Однако в какой мере существующие современные психологические теории личности отличаются друг от друга, в той же мере они имеют определенное сходство. Раскрытая С. Л. Рубинштейном в работе «Основы общей психологии» сущность феномена личности, как особого качества человека, не потеряла своей актуальности и сегодня. Во взглядах ученого и философа консолидируются самые различные подходы и мнения по данной проблеме. «Личностью в специфическом смысле этого слова является человек, у которого есть свои позиции, свое ярко выраженное сознательное отношение к жизни, мировоззрение, к которому он пришел в итоге большой сознательной работы. У личности есть свое лицо. ...Глубина и богатство личности предполагают глубину и богатство ее связей с миром, с другими людьми; разрыв этих связей, самоизоляция опустошают ее. Но личность — это не существо, которое просто вросло в среду; личностью является лишь человек, способный выделить себя из своего окружения для того, чтобы по-новому, сугубо избирательно связаться с ним. Личностью является лишь человек, который относится определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно выявляется во всем его существе» (Рубинштейн, 2001: 631). «Это реальный живой человек из плоти и крови». «Сущность человеческой личности находит свое завершающее выражение в том, что она не только развивается как всякий организм, но и имеет свою историю» (там же: 641).

Исходя из данного понимания личности становится очевидным, что каждый человек, как субъект, как высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, состояний и свойств: конституции, психических процессов, темперамента, характера, сознания, бессознательного, может проявить в полной мере свою неповторимую индивидуальность только как личность, структурирующая свой уникальный жизненный путь.

Человек, не имеющий своей истории в определенном обществе, не будучи современником определенной эпохи, не осознавший и не переживший смысла жизни, причастности к общечеловеческим ценностям и ценностям своей культуры, полноты творческого самовыражения и интенсивности взаимодействия с жизнью, словно и не жил вообще. Только через свою личность человек может состояться как человек, а не как сложный, высокоразвитый организм. И только через социальное бессмертие своей личности он обретает духовное бессмертие. Эту мысль наиболее точно выразил В. М. Бехтерев в статье «Бессмертие человеческой личности как научная проблема»: «...человек, умирая физически, не умирает духовно, а продолжает жить и за гранью телесной формы человеческой личности, ибо все то, в чем эта личность уже проявилась, чем она заявила себя в течение своей жизни, в умах и сердцах людей все это, претворяясь в окружающих людях и в потомках в новые нервно-психические процессы, переходит от человека к человеку, из рода в род, оставаясь вечно двигающим импульсом, побуждающим людей, его воспринявших, к той или иной форме деятельности <...> личность не уничтожается вместе со смертью, а, выявляясь в течение всей жизни своими различными сторонами, живет и дальше, и живет вечно, как известная частица в творениях общечеловеческой духовной культуры, которая является слагаемой из производительного труда всех вообще отдельных человеческих личностей» (Бехтерев, 1916: эл. ресурс).

Впервые попытка описания в содержательном плане понятия «личностное акме» принадлежит Алексею Александровичу Бодалеву, одному из пионеров акмеологической науки, которое он формулирует в своей работе «Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения». Под личностным акме А. А. Бодалев предлагает понимать совершенный человеком поступок «или серию поступков, которые свидетельствуют о том, что он на пределе своих возможностей выразил себя как высоко развитая в духовно-нравственном смысле Личность, защищая своим действенным отношением основные ценности жизни и культуры, которые, если судить по его поступкам, стали и глубоко значимыми для него собственными ценностями» (Бодалев, 1998: 23). Как уже отмечалось ранее, проблема вершины личностного становления человека и в концептуальном, и в методологическом плане в современной акмеологии еще не может быть признана разработанной в полном объеме. Категориальный аппарат акмеологии, выделившейся в самостоятельную науку только в конце 80-90-х годов прошлого века, находится в состоянии становления и однозначно не определен. В связи с этим в трудах ученых, активно продолжающих развивать акмеологию как самостоятельную научную дисциплину (А. А. Деркач, В. Г. Зазыкин, В. Н. Маркин и др.), понятие «личностное акме» в содержательном плане не имеет четких границ, часто рассматриваясь как синоним понятия «личностная зрелость» или как один из аспектов акме в профессиональном, гражданском становлении человека. Кроме того, само понятие «личность» употребляется в акмеологии в нескольких значениях: как социальная способность индивида жить через свое Я или как способность индивида быть активным авторским субъектом различных сторон своей жизнедеятельности (Акмеология, 2002). Но при этом собственно взаимосвязь между индивидными (природными) свойствами человека и его социальной способностью быть субъектом, «выступать самоопределившимся» при анализе акме личности в акмеологии не вскрывается, а, по сути, лишь констатируется.

Поэтому помимо субъектного подхода к изучению личности, в теоретико-методологическом плане при построении знания о вершинах личностного становления характерологическая акмеология опирается не только на психологию и не столько на акмеологию, сколько на клиническую (естественно-научную) характерологию. В частности, на работы Э. Кречмера, П. Б. Ганнушкина, М. Е. Бурно (см.: Бурно, 2008а, 2012; Ганнушкин, 1964; Кречмер, 1995).

В своей работе «Психиатрия, ее задачи, объем и преподавание» выдающийся отечественный психиатр П. Б. Ганнушкин указывал на то, что смысл понятия «личность» может быть раскрыт, только если мы будем соотносить его с другим понятием —«индивидуальность», тем самым подчеркивая, что личность есть всегда отклонение от средней нормы, противоположность какой-либо человеческой «схеме», середине. Характер человека как совокупность устойчивых и существенных индивидуально-своеобразных свойств личности, отражающих все многообразие ее отношений к окружающему миру и к самой себе, также есть в известной мере отсутствие «равновесия во взаимоотношении отдельных сторон его душевной деятельности». «Ведь если бы мы имели под наблюдением человека с идеально-нормальной психикой... — писал П. Б. Ганнушкин, — то едва ли бы можно было говорить о наличии у него того или другого «характера» (цит по: Психология и психоанализ характера, 1997: 495). Опираясь в методологическом плане на данное положение и базовый тезис, на котором строится классификация характерологических типов М. Е. Бурно (см.: Бурно, 2008а), — «душевное, духовное есть снятое, преобразованное в процессе развития биологическое» (Бурно, 2009а: 29), — в характерологической акмеологии личностное акме рассматривается как вершина духовного развития личности, сообразно ее конституциональным особенностям, в рамках присущего ей того или иного характерологического рисунка.

Бесспорно, личностное акме каждого человека, выступая духовно-нравственной вершиной в системе действенных отношений личности к другим людям и к миру в целом, всегда уникально и неповторимо в своем роде. Между тем духовность, существующая прежде всего как определенное отношение человека к себе и к миру, возникает в процессе активного творческого рефлексивного взаимодействия личности, имеющей определенное природное (конституционально-характерологическое) своеобразие с культурой. И в этом ценностно-смысловом (духовном) отношении личности всегда запечатлены ее природные свойства в «снятом виде» и отчетливо обнаруживает себя характер. Таким образом, духовность личности, в конечном счете и определяющая вершину личностного становления человека, всегда характерологична, т. е. синтонна, замкнуто-углубленна, тревожно-сомневающаяся и т. д.

Наиболее отчетливо взаимосвязь характера и траектории духовного становления, акмического развития личности можно проследить, анализируя жизненный и творческий путь выдающихся деятелей науки, литературы, искусства и т. д. Например, жизнь и литературное творчество М. М. Пришвина (1873-1954), советского писателя, «в художественной прозе и дневниках которого заключена оригинальная нравственно-философская концепция» (Русская философия..., 2007: 448), являются ярким примером духовного самоопределения человека с замкнуто-углубленным характером (см.: Бурно, 2008а: 43-57; Филозоп, 2007с). Уже в юности у М. М. Пришвина можно обнаружить склонность к идеалистическому мироощущению и аутистичность61, определяющие существо замкнуто-углубленного характера (Бурно, 2008а: 45-46): превалирование в мыслях, чувствах и поведении субъективной психологической реальности над окружающей объективной действительностью и особое сказочно-поэтическое видение мира62 (см.: Филозоп, 2007с). Аутистическое отношение к природе, другим людям и миру определило центральные идеи философско-культурологической концепции писателя, которая формулировалась на протяжении многих десятилетий, прежде всего в дневниковых записях М. М. Пришвина, и параллельно реализовывалась им в личной и общественной жизни. Опорные понятия философии М. М. Пришвина: «родственное внимание к миру», понимаемое писателем как любовное созерцание всего сущего и устремленность к духовному единению людей между собой и с природой63, и «творческое поведение» — «усилие в поисках своего места в общем человеческом деле и... долг оставаться самим собой» (Пришвин, 1982: 454) — возникают в произведениях писателя не случайно, а являются своеобразным итогом разрешения этическо-нравственных исканий и страданий человека с замкнуто-углубленным характером. Аутистическая непротиворечивая концепция окружающего мира (и своего места в этом мире) складывается у М. М. Пришвина постепенно и обретает свою целостность, когда писатель уже переступил порог своего шестидесятилетия64. И как в самом начале писательского пути, немаловажную роль на процесс творческого и личностного развития М. М. Пришвина до акмического уровня в поздние годы оказала влияние любовь к женщине — В. Д. Лебедевой. Для М. М. Пришвина «любовь» — это нечто изначальное и вечное, то иррациональное начало, которое способно объединить людей между собой, помочь обрести каждому человеку себя в мире именно как личности65 (Филозоп, 2007с).

Таким образом, первый этап становления личностного акме М. М. Пришвина обусловливается открытием созвучного своей душе в Природе и путешествиями в поисках «небывалых стран» в сочетании с постоянным внутренним диалогом писателя, со своей безвозвратно потерянной возлюбленной (В. П. Измалковой), ставшей его Музой на многие десятилетия (там же). Центральное произведение, созданное М. М. Пришвиным в этот период, принесшее писателю мировую славу и знаменующее переход на следующий этап личностного становления,—повесть «Женьшень». Второй этап — это творческая зрелость, создание нового жанра в литературе—поэтической новеллы, и вершина зрелости личностной как человека с замкнуто-углубленным складом характера—открытие «небывалого» в повседневной жизни, обретение Дома66, нового созидающего чувства любви к женщине67.

Как показывает характерологически-акмеологический анализ жизненного пути М. М. Пришвина и других выдающихся деятелей литературы и искусства (см.: Филозоп, 2009b), итогом действенного отношения личности к себе, другим людям и к окружающему миру выступает поступок68.

Когда мы имеем в виду личность, достигшую высокого уровня духовного развития, т. е. способности, руководствуясь высшими (эстетическими, моральными, мировоззренческими) чувствами, рассматривать общечеловеческие ценности как равные альтернативы для выбора в конкретной ситуации, то по содержанию поступка, по силе его гуманистической направленности мы можем судить о масштабах акме личности. Однако мысль В. М. Бехтерева о том, что «ни один вздох и ни одна улыбка не пропадают в мире бесследно», иначе побуждает нас взглянуть на внешние критерии масштабности акме. Любой нравственный поступок, даже самое крохотное движение души, проявляющееся в сострадании или в милосердии, остается в духовной культуре человечества. Личность, его совершившая, по убеждению В. М. Бехтерева, обретает социальное бессмертие, и даже в том случае, когда имя человека давно уже стерлось из памяти потомков и с надгробных плит, поскольку частица, которую он привнес в прогресс духовного совершенствования мира, не исчезнет никогда (Бехтерев, 1905: эл. ресурс).

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о переживании и осмыслении человеком своего личностного акме, т. е. его репрезентативности во внутреннем мире личности, на уровне самосознания человека.

Особенности субъективного восприятия человеком акме своей личности помогает раскрыть анализ результатов психотерапевтической работы с дефензивными пациентами в рамках Терапии творческим самовыражением (М. Е. Бурно, Е. А. Добролюбова, С. В. Некрасова, Е. А. Поклитар и др.), которые в широком смысле, безусловно, имеют акмическую направленность. Теплое эмоциональное участие врача в поиске-переживании пациентом своих личностно значимых духовных ценностей, творческое взаимодействие с духовной культурой человечества посредством применения комплекса терапевтических приемов, разработанных в ТТС, способствуют личностному совершенствованию человека, его продвижению к акме посредством:

1) появления стойкого переживания счастья быть самим собой и смысла своего существования;

2) осознания общественной полезности своего характера;

3) духовно-нравственного обогащения мировоззренческих ориентиров;

4) формирования целенаправленной активности поиска более эффективных способов самовыражения;

5) углубления процесса самопонимания;

6) расширения системы эмоционально и ценностно значимых отношений с другими людьми, с миром природы, с самим собой.

Заключение

В настоящее время в рамках геронтологических исследований характерологической акмеологии изучается влияние и зависимость возрастного фактора на достижение личностью своего акмического уровня на поздних этапах жизненного пути. Описаны психологические критерии акме личности пожилых людей. Разработаны программы терапевтическо-акмеологической помощи дефензивным людям пожилого и старческого возраста. Реализуются исследовательские проекты по разработке акмеологической модели гуманитарно-культурологической ТТС оказания коррекционно-развивающей и профилактической помощи детям старшего подросткового возраста, имеющим акцентуации характера и высокий риск социально-психологической дезадаптации.

В наше время, когда идеалом становится сильная самодостаточная конкурентоспособная личность, ориентированная на социальный успех, характерологическая акмеология призвана помочь тем, кто испытывает серьезные трудности в силу своих индивидуально-психологических (характерологических) особенностей в адаптации к существующим реалиям жизни общества. Безусловно, личность как носитель определенных социальных ролей, может быть оценена в диапазоне успешности и конкурентоспособности, но личность как индивидуальность—всегда уникальна и неповторима, и ее вершину (акме) невозможно измерить какими-либо социальными критериями, которые всегда усредняют то в человеке, что не имеет средней нормы.

Дефензивная личность не должна становиться объектом опеки со стороны самых различных общественных структур. Она нуждается не в этом, а в получении реального шанса как можно полнее и творчески проявить себя в различных отношениях с окружающим ее миром, и только тогда ее «слабость» характера обретет социально востребованную силу (Бурно, 2006b).
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   59

перейти в каталог файлов


связь с админом