Главная страница

Остеопатия и постуральная функция в стоматологической практике. В современной российской стоматологии всё большую тенденцию приобретает использование в практике междисциплинарного подхода


Скачать 1,68 Mb.
НазваниеВ современной российской стоматологии всё большую тенденцию приобретает использование в практике междисциплинарного подхода
АнкорОстеопатия и постуральная функция в стоматологической практике.pdf
Дата10.12.2016
Размер1,68 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаOsteopatia_i_posturalnaya_funktsia_v_stomatologicheskoy_praktike
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#7144

1
В современной российской стоматологии всё большую тенденцию приобретает использование в практике междисциплинарного подхода. При этом данный подход не ограничивается смежными стоматологическими дисциплинами, а всё больше уходит не только в общемедицинские, но и «парамедицинские» области. Что зачастую приводит к гипердиагностике, применению необоснованного и объёмного лечения, ив конечном итоге, залечиванию пациентов, нарушению их психологического состояния.
Большую популярность последние годы приобретает остеопатия и её раздел краниоостеопатия для лечения пациентов с дисфункциями зубочелюстной системы. В этой связи, несомненный интерес вызывает и взаимодействие опорно-двигательного аппарата, органов равновесия с жевательной системой человека.
Проблемы с височно-нижнечелюстным суставом начинают искать не в челюстно- лицевой области, а в неправильной осанке, заболеваниях разных отделов позвоночника, изменении положения головы и тела, нарушениях постуральной функции.
Данному обстоятельству уже посвящено множество статей, учебников, проводятся крупные конференции, обучающие курсы. Довольно много клиник или сотрудничают с остеопатами, или держат такого специалиста в своём штате.
Безусловно, применение любых эффективных методов, в том числе и краниоостеопатических, для помощи нашим пациентам, является существенным вкладом в решение столь сложной проблемы как поражение ВНЧС. С другой стороны использование методик, фармакологических препаратов или лечебного оборудования должно быть научно и клинически обосновано ив достаточной степени доказано путём лабораторных, доклинических и клинических исследований. Цель исследования определить рамки использования (кранио)остеопатии в стоматологии, определить взаимосвязь постуральной функции и функции жевательной системы организма.
Для понимания эффективности краниоостеопатических методов, а также изменения и лечения проблем локомоторного аппарата, в практике врача стоматолога, нам необходимо ответить наряд вопросов.
1. Что представляет из себя краниоостеопатия и её основные принципы с позиции стоматологии
2. Существует ли клинически значимая взаимосвязь между постурой (положение тела, осанка) и зубочелюстной системой Так как, изменение постуральной функции часто считается причиной дисфункций, а также является предметом воздействия основных мануальных, остеопатических, кинезиологических и прочих терапевтических техник.
3. Обоснование лечебных методик осеопатов, их эффективность, специфичность и чувствительность для пациентов с дисфункциями челюстно-лицевой области. Метод
1). Обзор литературы и исследований по остеопатии, нарушениям постуральной функции и локомоторного аппарата и их связи с дисфункциями челюстно-лицевой области.
2). Обследование детей страдающих различными формами ДЦП с постоянным прикусом, на наличие дисфункций и аномалий развития челюстно-лицевой области.

2 Введение.
В своей книге Физиологическая окклюзия Джеймс Карлсон (J. Carlson, 2009) вводит понятие ортоганальной окклюзии (23). Под этим термином он понимает распределение окклюзионных нагрузок перпендикулярно окклюзионной плоскости, которая в свою очередь должна быть параллельна HIP – плоскости. Все эти параллельности и перпендикулярности обусловлены тем, что, по мнению автора, залогом гармонии жевательной системы будет параллелизм всех костных (скелетных) структур – особенно важное значение имеет опосредованное соединение верхнечелюстной и клиновидной костей. Необходимо признать, что силы, развиваемые вовремя жевания, глотания, и стискивания зубов влияют на микроподвижность клиновидной кости и остальных костей черепа, а направление силовых векторов зубов - на движение каждой кости черепа в отдельности и на черепные швы.
В случае же отсутствия таковой симметричности, будет развиваться дисфункция и проблемы в зубочелюстной системе и наоборот. Неправильная окклюзионная нагрузка приводит к скручиванию твёрдой мозговой оболочки, неправильному току ликвора, нарушениям в различных отделах всего организма и т.д. и т.п. Рис Схема из J. E. Carlson. Physiologic occlusion. Midwest Press. USA. – 2009. – 234 p
Эта книга становится одним из основных источников для приверженцев нейромышечной и краниоостеопатичекой теорий в стоматологии. Также на её основе базируется соответствующая диагностика и лечение не только дисфункций зубочелюстной системы, но и нарушений опорно-двигательного аппарата.
Идеи о подвижности костей черепа и взаимном влиянии жевательных сил на опорно- двигательный аппарат происходят из краниоостеопатии.
Краниоостеопатия, ещё одно название краниосакральная остеопатия, один из основных разделов остеопатии, разработанный Sutherland W.G. (1873-1954).
Sutherland W.G. обнаружил некий краниальный ритм – ритмические сокращения головного мозга и всей нервной системы, который назвал краниосакральным механизмом
(КСМ). В теории остеопатии данный механизм является базовыми объясняет все основные процессы, происходящие в организме человека.
КСМ базируется наследующих пяти принципах

3
I. Подвижность как неотъемлемое свойство ткани головного и спинного мозга.
II. Флуктуация цереброспинальной жидкости.
III. Подвижность мембран реципрокного натяжения (reciprocal англ. – взаимный, перекрёстный).
IV. Подвижность костей черепа.
V. Подвижность крестца между подвздошными костями.
Эти пять базовых принципов краниоостеопатии лежат в основе различных методик лечения и диагностики, так называемых, остеопатических техник.
В остеопатических источниках мало уделяется внимания этим базовым принципам, они обсуждаются коротко в весьма расплывчатых формулировках. Далее, осуществляется быстрый переход непосредственно к техникам лечения, либо к описанию успешных результатов, наблюдений и опыта авторов.
Кроме того, сам краниосакральный механизм, как первоисточник всего в организме, никаким образом не объясняется, если не считать некоторых смутных предположений, а просто постулируется как данность – он есть и это всё объясняет.
Подвижность мозговых структур некоторые авторы связывают со способностью глиальных клеток к сокращению, причём ритмичному. Далее, через гидравлическую систему ликвора и механическую систему мембран, это движение передаётся всему организму (1).
Хотя, существует и другое мнение, «... наиболее убедительная теория появления краниосакрального ритма, является теория циклического изменения давления спинномозговой жидкости, разработанная J. E. Upledger» (3).
Ю.Е. Москаленко и соавторы используя методы высокочастотной электроимпедансографии обнаружили медленно-волновые колебания с частотами 6-12 циклов в минуту наряду с дыхательными и пульсовыми колебаниями. При этом на серийных снимках с помощью метода фазоконтрастной ЯМР-томографии полости черепа и шейного отдела позвоночника вовремя диастолы сердца наблюдалось нисходящее течение ликвора в люмбальные отделы позвоночника. После 2-3 сердечных циклов они наблюдали обратный ток ликвора. Что позволило предположить связь между сердечными циклами, вовремя которых происходит как бы накачивание люмбального отдела позвоночника ликвором с последующим обратным током спинномозговой жидкости, вызванным ответным сокращением окружающей его тонической мускулатуры и связочного аппарата. На основании этого авторы предложили гемоликвородинамическую концепцию краниосакрального механизма (6). Также, они подтвердили роль дыхания в перераспределении ликвора, что связано с изменением количества крови в пространстве черепа (5).
Также в ряде экспериментов были обнаружены некие волнообразные колебания отличные от пульсовых и дыхательных колебаний (5, 6, 7, 8).
Эти колебания происходят с частотой 9,54 циклов в минуту, что не совпадает ни с частотой дыхания (17 – 20 циклов в минуту, ни с частотой сердечного пульса (60 – 80 в минуту. При этом данные колебания должны вызвать на краниальном вдохе – флексию (расширение, а на краниальном выдохе – экстензию (сокращение) всего черепа.

4 Вовремя фазы первичного краниального вдоха происходит активное сокращение ткани мозга в переднезаднем направлении и расширение в латеральном направлении. Вертикальный диаметр уменьшается. Вовремя фазы первичного краниального выдоха происходит пассивная релаксация мозга в переднезаднем направлении и сжатие в латеральном направлении. Вертикальный диаметр увеличивается (1).
Таким образом, по мнению приверженцев данной теории, череп как воздушный шарик равномерно расширяется, потом сужается. То есть, приблизительно в течение 6–10 секунд череп находится в стабильно расширенном или сокращённом состоянии, что вызвано током спинномозговой жидкости (ликвора) по ликворосодержащей системе мозга. Либо, попеременным сокращением и расслаблением тканей мозга. Рис Схема из Viola M. Frymann. Der Zusammenhang von Störungen des Kraniosakralen Mechanismus

mit der Symptomatik bei Neugeborenen: Eine Studie mit 1250 Neugeborenen / Genehmigter Nachdruck aus
JAOA. – 1966. – №65. – Р (9).
Возможность подобных метаморфоз обусловлена микроподвижностью в черепных швах,
ротацией и другими деформациями костей черепа, на которые оказывается гидравлическое давление ликвора.
То есть, в соответствии сданной теорией, черепные швы нечто иное, как суставы. При этом размах движений в этих суставах составляет от 1 до 1,5 мм (1).
Одно из самых объёмных и длительных исследований в этой области было проведено
Viola M. Frimann, 1971 (10). Проводя постоянный и упорный поиск движений костей черепа им удалось записать колебательные волны с частотой, не совпадающей ни с дыханием, ни с пульсом.

5
Госпожа Фриманн потратила более 7 лет на поиски движений костей черепа, амплитуда которых составила 0,002 - 0,025 мм, те. от 2 мкм до 25 мкм. Для сравнения толщина эритроцита 2 мкм, диаметр 8 мкм.
Для справки, толщина теменной кости у мужчин колеблется от 4,0 до 8,9 мм, в среднем от 6,0 до 6,9 мм (15). То есть, движение возможно максимум на пол процента от толщины смещаемой кости. Деформации кости на изгиб имеют большие значения.
Микрометр является стандартным допуском отклонений от заданного размера (по ГОСТу) в машиностроительном и почтив любом производстве, где требуется исключительная точность размеров.
Это могла быть погрешность прибора, либо они зарегистрировали перистальтику кишечника.
Потому что, при такой чувствительности измерений невозможно исключить микровибраций биологических объектов. Что подтверждает и сама Фриманн, описывая процесс исследования. Регистрация была возможна у испытуемого, который блестяще владел своим телом и мог надолго задержать дыхание. Кроме того, если не будет изоляции от внешних вибраций, то будут регистрироваться шумы от проезжающего транспорта, хлопанье дверьми и прочее. Рис. 5 – при наложении измерителя на лобную кость не было обнаружено движений.
Однако некие движения были зарегистрированы, и мы должны разобраться стем, что их вызвало.
При флексии происходит равномерное расширение черепа, при экстензии наоборот сужение, это обусловлено, по мнению остеопатов, гидростатическим давлением ликвора на внутренние стенки черепной коробки. Что соответствует закону Паскаля (XVII в Жидкость или газ, заключённые в замкнутый сосуд, передают производимое на них поверхностное давление по всем направлениям одинаково" рис. 2. рис. 3 рис рис.

6 рис

6
При этом давление ликвора на стенки черепа должно оставаться в пределах нормы, иначе высокие цифры будут вызывать патологическую симптоматику – триада Кушинга повышение артериального давления, стойкая брадикардия, нарушение дыхания.
Итак, в норме у взрослого человека в положении лежа внутричерепное давление (ВЧД) колеблется от 3 до 15 мм рт.ст., у детей 3-7 мм рт.ст., ау новорожденных 1,5-6 мм рт.ст.
Также возможны значительные колебания ВЧД до 50 – 60 мм рт.ст. при кашле, чихании, прирезком подъеме внутрибрюшного давления. Эти непродолжительные подъёмы ВЧД не приводят к нарушениям в ЦНС, но если следовать логике развития флексии, тов этот момент происходит резкое расширение черепной коробки.
Более того, при некоторых патологических состояниях пациенты способны в течение длительного периода времени переносить очень высокие цифры ВЧД (например, при медленнорастущих опухолях головного мозга или доброкачественной внутричерепной гипертензии. Можно предположить, что голова таких пациентов находится в постоянной флексии.
То, давление ликвора ритмически меняется в пределах 3 – 15 мм рт. ст, что приводит к смещению костей черепа. При этом надо понимать, что 1 мм рт. ст. = давлению в 1,36 грамм силы на 1 кв. см. То есть, давление равное 4 – 20 граммам вызывает смещение костей крыши и основания черепа. Что тогда говорить о воздействии артериального давления на черепную коробку.
Как уже писал выше, давление ликвора рассматривается как некое равномерно распределенное давление в пределах полости черепа. Однако содержимое черепа неоднородно и представляет собой комплекс различных, связанных между собой полостей. Наличие объемных анатомических образований создаёт дополнительную изоляцию определённых отделов черепной коробки. Например, намет мозжечка разделяет супра- и инфратенториальные пространства. Инфратенториальное пространство представляет собой замкнутую полость, имеющую ограниченные связи с супратенториальным пространством в районе тенториальной вырезки и со спинальным субарахноидальным пространством через foramen magnum. Супратенториальное пространство разделяется на две симметричные части относительно ригидным барьером, серпом мозга (falx cerebri). В дополнение к этому передние отделы височных долей также заключены в собственном пространстве, образованном височными костями, основной костью и наметом мозжечка. Внутри каждого из этих пространств находятся не только вещество мозга, но и кровеносные сосуды, а также элементы желудочковой системы. Все этот приводит к тому, что довольно часто повышение (или понижение) ВЧД водном из интракраниальных пространств может не отражать общего уровня ВЧД.
Согласно доктрине Монро Келли все внутричерепные объёмы (вещество мозга 80-85 %, ликвор 5-15 %, кровь 3-6 %) заключены в ригидные стенки черепной коробки и за изменением какого-либо из компонентов происходит компенсаторное изменение других
(11).
Безусловно, при изменении внутричерепного давления в первую очередь будут меняться показатели объёмов ликвора и мозгового кровотока, а не расширяться костные стенки черепа.

7
При повышении уровня ВЧД более 15 мм рт.ст. включаются компенсаторные механизмы, поддерживающие постоянство интракраниального объема. Первоначально происходит перемещение ликвора из краниального отделав спинальный, одновременно увеличивается его резорбция (скорость продукции СМЖ постоянна. Изобарическая компенсация эффективна при уровне ВЧД не более 30 мм рт. ст. При дальнейшем повышении уровня ВЧД происходит сокращение объема интракраниальной крови (11, 13).
Также, если кости черепа смещаются при столь низких показателях давления, то страшно подумать, что должно происходить с головой у пловцов, ныряльщиков, да и просто атмосферное давление в 760 мм рт. ст. будет представлять опасность.
Данную проблему надо рассматривать с позиции функции. Зачем нужны эти движения костей черепа организму Или они нужны только для того, чтобы каким-то образом объяснить краниосакральный механизм
Не будем забывать, что одна из основных функций костей черепа, это каркасная. К ним крепятся множество мышц, которые ежесекундно развивают достаточно большую, комбинированную и разнонаправленную нагрузку. Если бы кости черепа могли так легко смещаться, да ещё с амплитудой в 1 – 1,5 мм, то, что было бы с нашим лицом, например, при жевании Ведь жевательная мышца одна из самых сильных в организме. Рис. 7 Схема из M. Nordin. Basic Biomechanics of the Musculoskeletal System / M. Nordin, V. Frankel //

Lippincott Williams & Wilkins, New York. – 2001. – 468 p. Рис Схема на основе статьи Alperin N.
From cerebral fluid pulsation to noninvasive
intracranial compliance and pressures measured
by MRI flow studies /Alperin N., Mazda M.,
Lichtor T. // Current Medical Imaging Reviews. –
2006. – Vol. 2, No. 1 – Р. 117-129.

8
На рисунке 7 показано распределение нагрузок за единицу времени на кортикальную пластинку большеберцовой кости человека при медленной ходьбе и беге. Изданной схемы видно, что нагрузка может колебаться в пределах 10 МПа и носить очень разноплановый характер.
Для сравнения с давлением ликвора, который вызывает смещение костей нам надо перевести давление, которое развивается мышцами при ходьбе в мм рт. ст.
Итак, если 1 мм рт. ст. = 133 Па, а нагрузка при беге может достигать 10 МПа (10 6
Па, или в мм рт. ст. это будет нагрузка эквивалентная 75188,6 мм рт. стили примерно 100 кг на см. кв.
То есть, давление на кости черепа, развиваемое мышцами вовремя функции, может превышать давление ликвора в десятки, а то ив сотни раз.
Сама форма швов представляет собой тип соединения в шип, которая по своей сути, даёт наименьшую возможность к какому бы тони было смещению. Например, русские построили Преображенскую Церковь на острове Кижи, без единого гвоздя. Используя соединение брёвен в шип. Более того, швы подогнаны очень точно. Рис Сагиттальный и ламбдовидный швы.

9 Рис. 9. Схема из Beatrix Renaux. Anatomie, Histologie und Entwicklung der Suturen des menschlichen Schädels / Diplomarbeit. Schule für Craniosacrale Osteopathie. – 2007. – 23 р.
Интрасутуральные волокна расположены таким образом, что величина внутришовного пространства составляет 250 микрон, те, 0,25 мм (17). Рис. 10 Схема из Beatrix Renaux. Anatomie, Histologie und Entwicklung der Suturen des menschlichen Schädels / Diplomarbeit. Schule für Craniosacrale Osteopathie. – 2007. – 23 р.
Сточки зрения развития черепа мозговой отдели кости основания черепа развиваются по-разному. Кости свода черепа формируются путём внутримембранной реконструкции без формирования предварительных хрящей.
Реконструкция и рост костей происходит за счёт периостальной деятельности на поверхности костей. В первую очередь в местах контакта надкостницы смежных костей черепа. Аппозиция кости в черепных швах свода черепа является основным источником роста костей. Рис. 11 Череп новорождённого (20).

10
Основание черепа формируется изначально в виде хряща и преобразуется в кость путём внутрихондрального окостенения. Центры окостенения формируются ещё на начальных стадиях эмбрионального развития, задавая положение костям основания черепа. В процессе окостенения между костями сохраняются участки хрящевого соединения, называемые синхондрозами (21).
Рис. 12. Синхондрозы основания черепа. Рис. 13 Схема роста в межклиновом синхондрозе.
На рисунке 13 показана схема роста в синхондрозе. В центре видно скопление незрелых пролиферирующих клеток. Более зрелые хрящевые клетки оттесняются к периферии, внутрихрящевое окостенения происходит по обоим краям, что приводит к удлинению кости основания черепа. Рис. 14. Эпифизарная пластинка – зоны роста трубчатых костей.
Рост костей основания черепа сходен с ростом трубчатых костей. Эпифизарная пластинка участвует в продольном росте костей. Хондроциты пластинки находятся в постоянном митотическом делении. Дочерние клетки собираются со стороны эпифиза, материнские оттесняются к метафизу. На фоне дегенерации старых хондроцитов остеобласты формируют новую костную ткань. В конце полового созревания эпифизарные хрящевые клетки прекращают деление, и вся хрящевая ткань постепенно замещается костной, за исключением тонкой эпифизарной линии.
Таким образом, функция черепных швов это поддержание роста костей черепа, а не движения.
Это хорошо иллюстрируется на примере краниосиностоза (craniosynostosis). Когда происходит сращение одного или нескольких швов (Рис. 15), что приводит к остановке роста черепа, при продолжающемся росте головного мозга. Проблема решается только хирургически.

11
Также, окончательное прекращение подвижности наступает с возрастом. Так как швы влет срастаются. Поданным обзора Андреевой ИВ. Возрастные изменения толщины костей свода черепа, 2000 – «... диагностика возраста по черепу осуществляется уже длительное время и применяется, как правило, в судебной медицине. Анализируют полное закрытие отдельных участков швов на наружной поверхности черепного свода. Поданному принципу были построены многочисленные таблицы (15). Рис. 15. Скафоцефалия – преждевременное зарастание сагиттального шва. Движение костей основания черепа задаёт, по мнению приверженцев краниосакральной теории, часовой механизм движения костей. То есть, кости, как зубчатые шестерёнки в часах цепляют друг друга, формируя разнообразные ротации. Рис. 16. Схема на основе John E. Upledger. Lehrbuch der CranioSacralen Therapie I /John E.
Upledger, Jon D. Vredevoogd // MVS Medizinverlage, Stuttgart – 2009. – 378 p. Рис. 17 и 18. Схема на основе Синельников Р.Д. Атлас анатомии человека том 1 /
Синельников Р.Д. и Синельников ЯР. // Москва. Медицина. – 1996. – 344 с.
Данная идея основывается на том, что ни швы, ни синхондрозы не зарастают. Но если швы не срастаются, то часовой механизм должен быть ещё интересней.

12
Рис. 18
Как видно из схемы на рисунке 18, остеопаты не ограничиваются подвижностью в неподвижных соединениях. Существует ещё ротация внутри самих костей, в данном случае лобной. И цель терапии сделать эту ротацию правильной.
Движение костей черепа создаёт натяжение твёрдой мозговой оболочки и тем самым, в соответствии с сакральным механизмом, происходит подёргивание крестца между подвздошных костей. Это ключевой механизм передачи дисфункции из таза в челюстно- лицевую область, поэтому невозможно обойти его стороной. Ведь дальнейшие усилия остеопата при лечении проблем височно-нижнечелюстного сустава будут направлены на выравнивание крестца и симметричного положения подвздошных костей.
Кроме того, что это сточки зрения биомеханики абсурдно, совершенно ясно, что даже колебания костей черепа с амплитудой 1- 1,5 мм будут гаситься в пределах эластичности структур вызывает подтягивание спинального дурального мешка, что, в свою очередь, инициирует движения сакрального отдела позвоночника. Такое объяснение представляется малореальным с биомеханических позиций, поскольку подвижность костей черепа, измеряемая долями миллиметра, если и вызывает подтягивание спинального дурального мешка, то оно достаточно мало и вероятнее всего гасится его растяжимостью походу позвоночника (6).
Достаточно посмотреть на анатомию этого сустава, чтобы совершенно успокоиться по поводу крестцово-копчиковых движений.

13
Крестцово-подвздошный сустав (articulatio sacroiliaca) образован ушковидными суставными поверхностями крестца и подвздошной кости. По форме суставных поверхностей сустав относится к плоским. Суставные поверхности покрыты волокнистым хрящом. Сустав укрепляется прочными связками, что практически полностью исключает в нем движения.
Рис. 19
Что касается принципа подвижности мембран реципрокного натяжения, то этот постулат, по всей видимости, постулируется для возможности распространения техник остеопатического лечения навесь организм. Так как, фасции образуют трёхмерную сеть, связывающие организм от макушки до пят. Сюда же добавляются и брюшина, и плевра и etc.
Эти образования имеют разное происхождение, функцию и строение, и совершенно не вписываются в столь упрощённую механистическую модель развития патологии. Рис. 20 Модель нескольких фасциальных рестрикций (3).

14
Нарушения сводятся к ограничениям подвижности данных фасций, так называемых,
рестрикций. Которые, в свою очередь, ведут к нарушению всего, всего (3). Лечение сводится к разглаживанию данных рестрикций.
Название лечебных остеопатических методик несмотря на своё исключительное разнообразие и «мудрёность» сводится к нескольким приёмам:
- поверхностная, глубокая и скользящая пальпация
- сдвиг тканей
- вибрация низко- и высокочастотная
- растяжение кожи и глубжележащих тканей
- регистрация движений двигательного аппарата
- регистрация отражённой боли и локального судорожного ответа
- скручивание и т.д.
Все эти методики идентичны тем, которые, используются в лечебном массаже, хиропрактике, мануальной терапии, прикладной кинезиологии и т.п. Исключение составляют только такие экзотические, как регистрация движения черепа, ликвора, других органов, пальпации черепа, растяжение твёрдой мозговой оболочки и некие энергетические, сакральные техники. При этом регистрация проводится на основе субъективного впечатления оператора, что приводит к широкому толкованию и спекуляциям получаемых данных.
Предметом воздействия данных способов лечения является опорно-двигательный аппарат и его элементы. Список литературы.
1. И.А.Егорова. Краниальная остеопатия: Руководство для врачей / МАПО. СПб. —2006.-
488 с.
2. И. А. Егорова. Сборник лекций по краниальной остеопатии / МАПО. СПб. — 2007.—
152 с.
3. Ю.В. Чикуров. Краниосакральная терапия / М. Изд. Триада-Х – 2007. – 226 с.
4. J. E. Upledger. Cranio Sacral Therapy. What It Is. How It Works. Краниосакральная терапия. Что это Как это работает / СПб. Изд. Весь. – 2010. – 112 с.

15 5. Ю. Е. Москаленко. О колебательных движениях спинномозговой жидкости в полостях головного и спинного мозга животных / Ю. Е. Москаленко, АИ. Науменко // Физиологический журнал СССР. – Т. 63,
№10. – с. 928-932 6. Ю.Е. Москаленко. Медленноволновые колебания в краниосакральном пространстве гемо-ликворо-динамическая концепция происхождения / Ю.Е. Москаленко, Т.И.
Кравченко, Г.Б. Вайнштейн // Физиологический журнал России им. ИМ. Сеченова. –
2008. – Тсс N., Mazda M., Lichtor T. // Current Medical Imaging
Reviews. – 2006. – Vol. 2, No. 1 – Р. 117-129.
8. Viola M. Frymann. Eine Studie über die rhythmischen Bewegungen des lebenden Schädels /
Genehmigter Nachdruck aus JAOA – 1971. – №70. – Р. 928-945 9. Viola M. Frymann. Der Zusammenhang von Störungen des Kraniosakralen Mechanismus mit der Symptomatik bei Neugeborenen: Eine Studie mit 1250 Neugeborenen / Genehmigter
Nachdruck aus JAOA. – 1966. – №65. – Р 10. Viola M. Frymann. Eine Studie über die rhythmischen Bewegungen des lebenden Schädels /
Genehmigter Nachdruck aus JAOA – 1971. - №70 – Р. 928-945 11. Башкиров МВ. Внутричерепное давление и внутричерепная гипертензия Башкиров МВ, Шахнович АР, Лубнин А.Ю. // Российский журнал анестезиологии и интенсивной терапии. – 1999. – №1 – С.
12. Ошоров А.В. Внутричерепное давление, мониторинг ВЧД / Ошоров А.В., Лубнин
А.Ю. // Анестезиология и Реаниматология. – 2010. – №4 – С 13. Ф.Уолтерс. Интракраниальное давление и церебральный кровоток / Update in
Anaesthesia. – 1996 – №1 – С. 4-8 14. M. Nordin. Basic Biomechanics of the Musculoskeletal System / M. Nordin, V. Frankel //
Lippincott Williams & Wilkins, New York. – 2001. – 468 p.
15. Андреева ИВ. Возрастные изменения толщины костей свода черепа / ИВ. Андреева
// Укр. мед. альманах. - 2000. - Т. 3, № 2. - С. 15 – 17 16. Scott Cuthbert. Symptomatic arnold-chiari malformation and cranial nerve dysfunction: a case study of applied kinesiology cranial evaluation and treatment / S. Cuthbert, C. Blum //
Journal of Manipulative and Physiological Therapeutics. – 2005. – Vol. 28, № 4 – рр. 289 ее 2009. – 378 p.
17. Beatrix Renaux. Anatomie, Histologie und Entwicklung der Suturen des menschlichen
Schädels / Diplomarbeit. Schule für Craniosacrale Osteopathie. – 2007. – 23 р.
18. Frank Netter. Atlas of Human Anatomy / Frank Netter, Ed. Paul Kelly, 3 Edition, 2003. –
627 p.
19. Синельников Р.Д. Атлас анатомии человека том 4 / Синельников Р.Д. и Синельников ЯР. // Москва. Медицина. – 1996. – 320 с.

16 20. Синельников Р.Д. Атлас анатомии человека том 1 / Синельников Р.Д. и Синельников ЯР. // Москва. Медицина. – 1996. – 344 с.
21. W. Proffit. Contemporary orthodontics / W. Proffit et al., Mosby, London. – 2006. – 825 p.
22. Славичек Р. Жевательный орган / Р. Славичек, Азбука, Мс. ГА. Иваничев. Техническая идентичность и терминологическая путаница в мануальной (манипулятивной) медицине (особое мнение экспертов) / ГА. Иваничев, К.Э. Левит Неврология. Психиатрия.Лекции для врачей общей практики, Неврология, Практическая медицина – 2013, Т. 01 №13 – С. 1-7
связь с админом