Главная страница
qrcode

Вальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга


НазваниеВальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга
Дата03.07.2019
Размер3,03 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаhuman_atmosphere.doc
ТипКнига
#76695
страница12 из 19
Каталог
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   19

Пример 40 (рисунок 26). Х.Т., 13-летний мальчик, обследовался в 1909 году. Его друг заметил за ним странные «приступы сна» и обратился к отцу мальчика с просьбой отвести его к врачам. Автор сознательно не стал ни о чем расспрашивать мальчика перед осмотром. Его аура оказалась сильно асимметричной и имела зеленовато-серый цвет. Ширина внешней ауры справа от головы составляла 6 дюймов, внутренней — 3 дюйма; слева от головы — 4 дюйма и 2 дюйма соответственно.
Когда мальчик положил руки на шею, ширина внешней ауры с правой стороны от туловища оказалась равной 4 дюймам; ниже она сужалась еще на ½ дюйма. Граница внутренней ауры проходила на ½ дюйма ближе к телу. С левой стороны внешняя аура была шириной всего 3 дюйма. Внутренняя аура едва достигала 2 ½ дюйма около туловища, а на уровне ног была и того меньше. При изучении в профиль ширина внутренней ауры перед телом составляла 2 ½ дюйма; внешняя аура была здесь лишь немного шире. Сзади внутренняя аура имела такую же протяженность, в то время как внешняя аура несколько выгибалась наружу, достигая в области поясницы 6 дюймов. Всюду за пределами выступа ее ширина составляла 3 дюйма. Полоса дополнительного цвета нигде над телом оттенка не изменила, но ее продолжение справа от головы оказалось светлее, чем слева. Удивительно, но по краям с.с. полосы за границами тела к ее цвету примешивался коричневый оттенок, особенно заметный с левой стороны. На уровне туловища края с.с. полосы выглядели так же, за исключением того, что коричневого цвета здесь было уже меньше. После осмотра мальчика его отец признался, что сейчас сын проходит лечение с диагнозом «малая эпилепсия», хотя серьезных припадков у него никогда не было.

В связи с эпилептическим типом ауры возникает два естественных вопроса. Во-первых, является ли ее асимметрия врожденным свойством или она развивается в результате самих приступов? И во-вторых, может ли однажды появившаяся асимметрия исчезнуть или это изменение необратимо?

Разрешение первого вопроса встречается со столь серьезными трудностями, что в настоящее время никаких окончательных выводов сделать невозможно. Однако автор все же склоняется к мысли, что эпилептическая аура не дается человеку от рождения.

Если бы эта форма была врожденной, она должна была присутствовать у всех людей, предрасположенных к болезни. В этом случае можно было бы ожидать, что при осмотре могут встретиться пациенты, у которых еще никогда не было эпилептических припадков, но обе ауры которых
тем не менее различаются по размерам справа и слева, выдавая тем самым врожденную предрасположенность к эпилепсии. Однако до настоящего времени автор ни разу не встретил человека с эпилептической аурой, у которого точно никогда не было ни одного приступа. Изучая ауры пациентов с возможной предрасположенностью к эпилепсии на предмет выявления асимметрии, автор всегда обнаруживал ее только у тех, у кого уже были припадки падучей.

Еще одно важное наблюдение заключается в том, что у некоторых детей с совершенно симметричными аурами на первых двух годах жизни были приступы судорог. Но изучать аурический туман у детей младше 6-7 лет исключительно сложно, и дело здесь не столько в детской застенчивости и неусидчивости, сколько в том, что ауры в этом возрасте еще слишком узки, поэтому заметить небольшие отклонения в размерах почти невозможно.

В одном случае (пример 44), который скорее противоречит гипотезе врожденной асимметрии ауры, у женщины после родов был приступ эклампсии. Когда приступ закончился и она смогла прийти на осмотр, обе ее ауры оказались несимметричными. От природы эта женщина была очень крепкой и до замужества совершенно здоровой. Более того, никто из ее братьев и сестер не проявлял ни малейшей склонности к невротическим состояниям.

Если асимметрия ауры не является врожденным свойством, скорее всего она начинает развиваться уже при первом припадке. Окончательно разрешить вопрос могли бы наблюдения за человеком с симметричной от природы аурой, который заболел падучей. С началом приступов аура может либо сразу изменить свою форму, проявив характерную для эпилепсии асимметрию, либо сохранять ее некоторое время. Возможно, именно на этом пути и будет найден окончательный ответ.

У автора нет почти никаких сомнений в том, что аура, однажды превратившаяся в эпилептическую, сохраняет эту форму постоянно. Следующий пример подтверждает это.

Пример 41. В., моложавая 39-летняя женщина, пришла на осмотр ауры в связи с падением за полгода до этого. Повредив левое плечо, руку и бок, пациентка с тех пор по-
стоянно испытывала боли. Поднятие любых тяжестей сопровождалось у нее тянущим ощущением слева в брюшной полости. Не находя выхода, женщина совершенно отчаялась и начала слабеть. Автор никак не ожидал увидеть в ее ауре каких-либо существенных отклонений от нормальной формы, от силы — легкие признаки лопатообразной ауры, поэтому очень удивился, обнаружив, что отклонения есть, да еще какие.

Внешняя аура с правой стороны простиралась на 10 дюймов около головы и туловища, 6 дюймов около ног и выглядела здесь более чем широкой. У нее был нормальный вид, серо-голубой цвет и вполне четкая внешняя граница. Внутренняя аура справа имела ширину 3 дюйма и хорошо заметную полосчатость. С левой стороны ширина внешней ауры не превосходила 8 дюймов возле головы и туловища и 4 дюймов около ног. Здесь она выглядела грубой и имела нечеткую границу. Внутренняя аура слева имела ширину 2 3/4 дюйма и довольно грубую полосчатость. В области поврежденного плеча из внутренней ауры выходил короткий луч длиною около 4 дюймов. На всякий случай, чтобы убедиться в объективном характере асимметрии, автор попросил пациентку повернуться к нему спиной. Никаких сомнений в реальности феномена не было. В профиль ширина ауры перед телом составляла 4 дюйма, сзади — тоже 4 дюйма, за исключением выступа, начинающегося от плеч и заканчивающегося прямо под ягодицами. Максимальная ширина выступа достигала 8 дюймов.

Сжатие ауры с левой стороны от головы указывало на то, что общее одностороннее сужение тумана не связано с несчастным случаем, поскольку травма находилась ниже. Приводить описание дальнейшего осмотра с помощью с.с. полосы и т.д. не имеет смысла, поскольку на загадку ауры этой женщины нового света оно не проливает.

В конце осмотра пациентка была помещена на изолированную скамью и в течение 5 минут заряжалась отрицательным электричеством. Последовавшее затем расширение ауры, насколько можно было судить, оказалось пропорциональным с обеих сторон, выявив асимметрию еще ярче. Внутренней ауры эти изменения не коснулись.
Поскольку аура пациентки, без сомнения, относилась к эпилептическому типу, автор сразу после осмотра поинтересовался, не страдала ли пациентка приступами падучей, несмотря на то, что ни внешний вид женщины, ни история ее болезни как будто не давали поводов к такому вопросу. Ни секунды не раздумывая, она ответила, что с 12 лет ничего подобного в ее жизни не случалось, но до этого возраста в течение примерно двух-трех лет у нее действительно были редкие эпилептические припадки, повторявшиеся не чаще трех раз в год. К этому она добавила, что в первые годы жизни ее беспокоили младенческие судороги.

Этот пример подтверждает постоянство эпилептического типа ауры, которая не изменилась даже после 27-летнего отсутствия припадков. Если асимметрия и не была врожденной, то она должна была развиться еще в детстве. Всякие подозрения в утаивании женщиной фактов продолжающейся эпилепсии, чудом не попавших в историю болезни, кажутся автору маловероятными.

Пример 42. N.E., 34-летняя женщина, пришла на осмотр в октябре 1915 года. Она жаловалась на сильную слабость и неспособность к более или менее продолжительной работе. Пациентку одолевали обмороки, причем случались они независимо от того, стояла она, сидела или лежала. Иногда она теряла сознание постепенно, в некоторых случаях ей даже удавалось сдержать приступ усилием воли, но бывало и так, что обморок происходил настолько стремительно, что женщина даже не успевала сообразить, в чем дело. У пациентки была явная тахикардия, но врачи не находили никаких органических нарушений. Пятнадцать лет назад у ее отца случился припадок, который в то время признали эпилептическим, в остальном же пациентка была просто невротическим отпрыском в многодетной семье. Поначалу казалось, что изучение ауры женщины не обнаружит в ней ничего необычного и только поможет выяснить, являются ли ее так называемые обмороки следствием общего состояния здоровья или имеют чисто нервную природу. На самом деле ее аура оказалась настолько непохожей на все, с чем автор сталкивался до сих пор, что он считает полезным привести ее детальное описание.
Первое, что сразу бросилось в глаза во время осмотра, — невысокая яркость ауры, определенно не дотягивающая до среднего уровня, хотя все же достаточная для визуального изучения. Второй особенностью была исключительно нечеткая внешняя граница, причем с первого взгляда аура даже казалась широкой благодаря присутствию хорошо заметной ультравнешней ауры. После более тщательного изучения автор пришел к выводу, что внешняя аура пациентки имела обычную ширину около туловища, но на уровне нижней части бедер и около икр была довольно широкой. Приблизительные значения ширины оказались следующими: 9 дюймов вокруг головы и туловища, 6 дюймов на уровне голеней (при изучении в фас), 6 дюймов перед телом, 8 дюймов за поясницей и 6 дюймов около голеней (при изучении в профиль). На этом симметрия заканчивалась, поскольку аура, обладавшая синим цветом с небольшой примесью серого, с обеих сторон от тела выглядела по-разному. Справа ее цвет оказался чище; кроме того, туман с левой стороны выглядел более грубым. Автор на всякий случай попросил пациентку несколько раз повернуться вокруг, чтобы удостовериться в объективности этих различий. Очевидно, неравномерность освещенности была тут ни при чем. При изучении внутренней ауры через красные экраны (автор использовал несколько разных оттенков) обнаружилось, что справа она на целый дюйм шире. Кроме того, с этой стороны она и выглядела более четко, а ее полосчатость проявлялась ярче. С правой стороны от тела ее ширина около туловища составляла 4 ½ дюйма, начиная от бедер и ниже — на ½ дюйма меньше. Сзади и перед туловищем ширина оказалась такой же, тогда как вдоль всей левой стороны тела она не превосходила 3 дюймов. Никаких существенных отклонений цвета с.с. полосы в ауре замечено не было.

Самыми необычными особенностями этой ауры оказались размер и яркость ультравнешней ауры, которая выглядела чем-то средним между обычной ультравнешней аурой и аурой, расширившейся после воздействия статического электричества.

Когда автор, не касаясь тела пациентки, провел несколько раз вдоль ее позвоночника металлической кистью,

соединенной с положительным полюсом машины Вимшур-ста, значительная часть ультравнешней ауры проявилась более четко, но ее периферия по-прежнему плавно растворялась в окружающем пространстве. Тем не менее после этой процедуры было хорошо видно, что правая сторона тумана значительно шире левой. Затем пациентка была помещена на изолированную скамью и несколько раз поочередно заряжена положительным и отрицательным электричеством. Эффект оказался таким же.

При изучении ауры через различные экраны в положении «руки на талии» ее оттенки под правой и левой рукой различались, причем под левой рукой к цвету тумана примешивалось довольно много желтого.
Таблица VIII.

Оттенки ауры пациентки N.E. между руками и телом

при изучении через цветные экраны


Экраны

Красный

Оранж.

Желтый

Зеленый

Синий

Фиолет.

Правая сторона

Красный

Желтый и синий

Синий

Синий

Синий

Синий

Левая сторона

Красный и синий

Желтый

Желтый

Желтый и зеленый

Желтый и синий

Желтый и синий


Различие ауры с двух сторон от тела еще больше усилилось после окуривания спины йодом. Вместо обычного симметричного воздействия пары йода окрасили левую сторону ауры в красно-коричневый цвет, в то время как правую почти не затронули.

В описанном случае аура пациентки обладала всеми свойствами эпилептической ауры, за исключением того, что из-за присутствия ультравнешней ауры уменьшение размеров внешней ауры слева было не столь очевидным, как обычно. После воздействия электричеством асимметрия проявилась сильнее: даже если левая сторона ауры и не стала заметно уже, то по крайней мере ее периферия определенно стала менее яркой.

Спустя восемь месяцев женщина пришла на повторный осмотр. Общий вид ауры к этому времени не изменился. Автору так и не удалось заметить в ней ничего, что могло бы пролить свет на ее уникальные свойства.

Пример 43. В 1918 году в больнице наблюдался еще один пациент, S.J., аура которого в чем-то напоминала предыдущий случай. Это был старый солдат, ставший эпилептиком после сильного удара по голове на фронте Южноафриканской войны. По крайней мере, так считал он сам, хотя большой уверенности в связи этого инцидента с болезнью пациента у автора не было, поскольку удар был несильным (пациента даже не пришлось отзывать с фронта), а приступы болезни начались гораздо позже. В последнее время припадки участились и следовали обычно целыми сериями с интервалом несколько часов один за другим, после чего наступал сравнительно продолжительный период спокойствия.

При осмотре у пациента обнаружилась ультравнешняя аура исключительной для мужчины ширины. При этом граница внешней ауры была настолько нечеткой, что оценить ее размеры оказалось невозможно. Левая половина ауры выглядела более грубой и тусклой, чем правая, и без учета ультравнешней ауры казалась более узкой, хотя размытость границ и не позволила выразить это различие в цифрах. Внутренняя аура слева от тела тоже выглядела более узкой и была исполосована грубее, чем справа. За спиной пациента присутствовал большой выступ, начинающийся чуть выше плеч и заканчивающийся вскоре за ягодицами. Изучение ауры через цветные экраны обнаружило в ней больше желтого цвета с левой стороны, чем с правой. Поверхностного электричества на теле пациента не оказалось, но после приложения к нему отрицательного заряда степень расширения ауры превзошла все, что доводилось ранее видеть автору среди мужчин.

Этот пациент вместе с женщиной из предыдущего примера были единственными эпилептиками, у которых автор наблюдал присутствие ультравнешней ауры, поскольку обычно эпилептическая аура выглядит, наоборот, зауженной по сравнению с нормальной.
К концу 1918 года автор столкнулся лишь с четырьмя случаями, когда ширина внутренней и внешней аур пациентов при отсутствии точно установленного диагноза эпилепсии оказывалась слева меньшей, чем справа. Все эти люди страдали расстройствами мозговой деятельности: у первого подозревали скрытую эпилепсию, вторая перенесла послеродовую эклампсию, третьим был мужчина, выписанный накануне из Бетлемской королевской больницы1, и четвертым — здоровая женщина, описанная в примере 51.

Пример 44. К счастью, приступы послеродовой эклампсии случаются не часто, и автор долгое время не имел возможности изучить ауру женщины с подобным диагнозом. Однажды такая возможность все-таки представилась. У миссис S., 27-летней матери троих детей, в начале четвертых родов начались судороги. Акушеры помогли ей как можно скорее разрешиться двумя близнецами, после чего судороги быстро прекратились. Оба малыша оказались крепкими и здоровыми. Уже через три недели после родов женщина смогла прийти на осмотр. Ее аура имела голубовато-серый цвет при яркости, едва дотягивающей до нормального уровня, но изучать ее было несложно. С правой стороны внешняя аура простиралась на 8 дюймов возле головы и туловища, на 5 дюймов около бедер и на 3½дюйма около голеней. Внутренняя аура имела с этой стороны тела ширину 2 ½ дюйма. Слева внешняя аура имела ширину всего 7 дюймов около головы и туловища, сужаясь к лодыжкам до 3 дюймов. Ширина внутренней ауры с этой стороны составляла 2 1/4 дюйма. В целом левая сторона ауры просматривалась хуже правой и имела очень неопределенную границу. Последнее обстоятельство допускает гипотетическую возможность, что при кажущейся асимметрии размеры внешней ауры с обеих сторон на самом деле могли быть одинаковыми, но это маловероятно. Внутренняя аура слева тоже не имела такой четкости, как справа, а ее полосчатость угадывалась с трудом. При изучении в профиль граница внешней ауры проходила в 4 дюймах перед туловищем, в 5 дюймах

за спиной и в 3 ½ дюйма около ног и икр. Ширина внутренней ауры спереди и сзади составляла 2 ½ дюйма. Напротив молочных желез обе ауры выглядели особенно яркими; то же, но в меньшей степени, наблюдалось и около нижней части брюшной полости, откуда у пациентки выходил луч второго рода. Оттенок с.с. полосы оставался постоянным над всей поверхностью тела, за исключением молочных желез, где он становился ярче. Как только женщина приложила к груди одного из новорожденных, цвет заметно потускнел. При наблюдении ауры через синий экран ее оттенок превратился в грязно-охристый, но даже после такой метаморфозы левая сторона все еще выглядела более тусклой и мутной.

Этот случай был особенно интересен тем, что нельзя было наперед предсказать, будут ли у пациентки какие-либо изменения в ауре или нет.

Пример 45. I.X., профессиональный сапожник 58 лет, отец и родной дядя которого оказались в психиатрической лечебнице (дядя там и умер), всегда опасался разделить судьбу своих старших родственников. Нередко он замыкался в себе и выглядел подавленным безо всякой видимой причины. Приступы депрессии продолжались у него иногда несколько часов, дней, а порой и недель кряду, однако даже в таком состоянии он никогда не бросал своего ремесла. Вдобавок к этому пациента одолевали нервные стрессы, страхи и т.п. Как стало известно автору, спустя несколько лет он покончил с собой.

Аура пациента изучалась в 1910 году. Она имела серый цвет и грубую текстуру, особенно внутренняя аура с левой стороны. Ширина внешней ауры справа от тела составляла 7 дюймов около головы и 4 дюйма около туловища и ноги. Внутренняя аура с этой стороны имела ширину 2 ½ дюйма. Слева граница внешней ауры проходила в 5 дюймах от головы и в 3 дюймах около туловища и ноги, при этом ширина внутренней ауры здесь составляла всего 2 дюйма. Что касается автора, то еще задолго до начала осмотра ауры он уже не сомневался в эпилептическом характере пациента; осмотр лишь подтвердил этот диагноз.

Пример 46. Этот весьма печальный случай произошел с одаренным молодым человеком, который после безупреч-

ной школьной и университетской карьеры, будучи научным сотрудником колледжа, неожиданно потерял интерес к жизни. Его поместили в Бетлемскую больницу, где он пролежал полгода. Вскоре после выхода из больницы пациент попал на осмотр ауры. Вид у него был весьма странный. Он был угрюм, на вопросы отвечал корректно, но замедленно. Молодой человек признался, что не может заниматься более часа или двух в день. Обе его ауры имели нормальную четкость, но очень странный, неописуемый цвет, образованный несмешивающейся комбинацией синего и зеленого. Внешняя аура простиралась на 8 дюймов справа от головы и только на 6 дюймов слева. С правой стороны ее ширина составляла 4 ½ дюйма около туловища и примерно на ½ дюйма меньше около ноги, в то время как слева она не превосходила 3 ½ дюйма всюду до самого низа. Внутренняя аура имела ширину 2 дюйма слева и 2 ½ дюйма справа от тела. Полосчатость просматривалась всюду, за исключением области справа от головы, где внутренняя аура выглядела зернистой. Полосы дополнительного цвета сохраняли над телом свой цвет, однако их продолжения за его границу слева были темнее, чем справа. Наиболее заметные изменения в ауре были связаны с ее цветом при изучении через различные экраны. Наблюдаемые оттенки переплетались без всякого смешения настолько густо, что описать их точно просто невозможно; необычным было и их распределение. Через красный, оранжевый, желтый и зеленый экраны аурические цвета справа и слева выглядели как бы смешанными с мутным белым, который отсутствовал при наблюдении через синий и фиолетовый экраны. С оранжевым экраном аура справа выше плеча выглядела более синей и отчетливой, чем около туловища; с зеленым экраном синий оттенок ауры был одинаковым вдоль всей правой половины тела; зато с синим и фиолетовым экранами аура с этой стороны казалась смесью зеленого и желтого цвета и выглядела около туловища более яркой, чем около головы. С левой стороны при наблюдении через оранжевый, желтый и зеленый экраны цвет ауры становился комбинацией синего и желтого, причем около туловища желтый цвет проявлялся активнее, чем около головы. При работе с синим и фиоле-

товым экранами оттенок ауры становился зеленовато-синим и проявлялся ярче около головы, тогда как около тела к нему примешивался желтый.

Иногда внешняя аура пациентов имеет разную протяженность слева и справа, в то время как внутренняя остается симметричной, хотя это не исключает значительных изменений в последней, связанных с ее цветом, текстурой и т.д. До тех пор пока внутренняя аура сохраняет свой нормальный вид, пациент может быть вполне здоров телесно, но совсем не обязательно ментально. Это хорошо иллюстрирует следующий пример.

Пример 47. В данном случае пациентка находилась под наблюдением на протяжении нескольких лет, поэтому этот пример следует считать более чем просто интересным. N.D. в апреле 1907 года в возрасте 20 лет работала в школе с большой перегрузкой. Весь день она давала уроки, а ночью готовилась к экзаменам. Каждый вечер она засиживалась далеко за полночь и совершенно не высыпалась, поскольку утром должна была рано вставать. Когда наступили пасхальные праздники, девушка почувствовала себя плохо. Через два дня у нее поднялась температура и появились первые признаки менингита, затронувшего оба полушария. Болезнь была настолько сильной, что в одну из ночей сиделке даже показалось, что девушка умирает. Тем не менее пациентка справилась с болезнью, но лишь телесно; в ментальном отношении это был уже совсем другой человек. Прилежная рассудительная девушка превратилась в капризную эгоистку, не способную ни к какой умственной концентрации.

Интересно, что во время болезни у девушки четко проявился симптом Кернига1, который в небольшой степени сохранялся на протяжении полутора лет, однако через два года после болезни обнаружить его уже не удалось. Аура

этой пациентки изучалась в сентябре 1908 года. Она имела голубоватый цвет, была ясной и значительно более широкой слева, чем справа. Синяя с.с. полоса всюду над телом имела постоянный цвет, но ее продолжение за его границу справа было заметно темнее, чем слева. Во время этого осмотра автор еще не умел отделять внутреннюю ауру от внешней.

В июне 1909 года телесное здоровье девушки было по-прежнему хорошим, а ее ментальные способности значительно поправились. Она оставила школу и занималась теперь работой по дому. Девушка даже могла немного читать, но только самую легкую литературу.

В ноябре того же года пациентка снова попала на осмотр. Общий вид ее ауры не изменился, хотя несимметричность уменьшилась. С обеих сторон был хорошо заметен эфирный двойник шириной чуть более 1/8 дюйма. Внешняя аура простиралась на 5 дюймов справа и на 7 дюймов слева от головы, на 7 дюймов справа и на 8 дюймов слева от туловища и приблизительно на 4 дюйма около ног (здесь различия в ширине почти не было). Внутренняя аура была симметричной и всюду имела ширину около 3 дюймов. В профиль внешняя аура имела ширину перед телом около 3 ½ дюйма и еще на ½ дюйма больше сзади; ширина внутренней ауры спереди и сзади равнялась 2 ½ дюйма.

Очень важно, что внутренняя аура девушки слева и справа выглядела одинаково. Была ли она такой сразу после менингита, неизвестно. В данном случае перед нами пример частичного восстановления ауры после серьезной болезни.

В сентябре 1913 года пациентка, согласившаяся за несколько месяцев до этого на секретарскую работу, снова заболела и вынуждена была оставить новую должность. Несколько недель серьезные головные боли не давали ей возможности сосредоточиться на работе. Девушка была очень подавлена. Ко всему прочему она стала часто испытывать странное ощущение жжения на внешней поверхности бедер, особенно на правом. Такого же рода дискомфорт иногда возникал и на правом плече. При усталости боли обострялись. Чувствительность всей поверхности правого бедра и большей части брюшной полости оказалась сильно подавленной. Со спины утрата чувствительности

проявлялась сильнее с правой стороны. Кроме того, частичная потеря чувствительности коснулась обеих ступней. Тонус правой руки был заметно понижен, хотя тремора не наблюдалось. Обе голени выглядели одинаково сильными. Высунутый язык заметно отклонялся вправо. Правый глаз как бы потух, а левый косил на переносицу, хотя и без нистагма. Реакция зрачков на свет и аккомодацию была одинаково замедленной.

При осмотре обе ауры пациентки выглядели менее отчетливыми, чем в 1909 году, когда женщина была телесно здоровой. Хотя определить точный размер внешней ауры оказалось трудно, не было никаких сомнений, что ее правая сторона уже левой, хотя ширина внутренней ауры оставалась одинаковой с обеих сторон. Полосчатость просматривалась, но с трудом. Полоса дополнительного цвета обнаружила на теле пациентки несколько цветных пятен, под каждым из которых находилась область, чувствительная к прикосновению. В положении «руки на талии» в пространстве между телом и руками оказалось больше желтого, чем обычно.

Следующий пример также представляет особый интерес, поскольку в нем описывается случай, когда при неизменных размерах внутренней ауры наблюдалось сначала уменьшение внешней ауры всюду с правой стороны, затем быстрое ее восстановление до естественных размеров и, наконец, появление внешнего тумана, почти неотличимого по виду от ультравнешней ауры, который, очевидно, был вызван приложением статического электричества и сохранялся довольно длительное время.

Пример 48. На осмотр пришла 37-летняя женщина, которая уже 21 год фактически выполняла роль домашней прислуги. Она никогда не жаловалась на здоровье вплоть до сильного приступа инфлюэнцы, случившегося за три месяца до осмотра. Через четыре дня после начала болезни женщину начало трясти. Дрожь охватила голову, руки и ноги. Когда она бралась за какую-нибудь работу, тремор всегда усиливался, и только после того, как она ложилась, дрожь затихала.

При осмотре обнаружилось, что обе ауры пациентки не имеют нормальной четкости. Внешняя аура с левой сторо-

ны обладала весьма совершенной формой и имела обычные размеры: 8 ½ дюйма около головы и туловища, 6 дюймов около верхней части бедра и 4 ½ дюйма около голени. С правой стороны внешняя аура была уже и имела ширину только 7 дюймов около головы и туловища, 5 дюймов возле бедра и 4 дюйма около голени. Кроме того, с этой стороны она выглядела более тусклой. Внутренняя аура вокруг всего тела имела постоянную ширину, но справа казалась менее четкой — полосчатость угадывалась здесь с большим трудом. Полоса дополнительного цвета выявила светлое пятно над четырьмя верхними грудными позвонками и небольшое темное пятно слева от шестого грудного позвонка. На передней поверхности тела никаких изменений цвета с.с. полосы замечено не было.

Затем женщина была помещена на изолированную скамью и заряжена отрицательным электричеством. В какой-то момент она неожиданно вскрикнула от боли во всем теле, немало удивив автора, поскольку заряд вообще редко вызывает какие-либо ощущения. Машина тут же была остановлена. Поразительно, но когда женщина сошла со скамьи, она тут же призналась, что почувствовала прилив бодрости, а дрожь в конечностях почти исчезла. Значительно уменьшилась и гиперчувствительность, которая до этого наблюдалась почти по всему телу. Испытав явное улучшение, пациентка, невзирая на боль, захотела еще раз зарядиться электричеством. Не было никаких сомнений, что ей стало намного лучше. Это был первый случай на памяти автора, когда обычное статическое электричество, приложенное к телу человека, помещенного на изолированную скамью, принесло ему очевидное облегчение. После процедуры аура пациентки обычным образом увеличилась.

После такого многообещающего начала автор предложил пациентке и дальше продолжать сеансы статического электричества. 7 августа 1917 года она пришла снова и выглядела на этот раз значительно лучше. Тремор настолько уменьшился, что женщина без труда смогла поднять с пола булавку. На этот раз электричество не вызвало у нее никаких ощущений. Через три дня она пришла в третий раз. Автор снова заметил у нее значительные улучшения. Теперь

ее аура выглядела одинаково широкой с обеих сторон, хотя яркость правой половины еще не достигла яркости левой. Кроме того, у пациентки появилась хорошо заметная ультравнешняя аура, которая, очевидно, была следствием электрического воздействия.

24 августа пациентка явилась на очередной осмотр почти здоровой. И все же ее аура по-прежнему выглядела справа менее четкой, чем слева, хотя пятно над грудными позвонками, замеченное ранее с помощью с.с. полосы, почти исчезло. Хотя с момента последнего приложения электричества прошло уже больше недели, ультравнешняя аура оставалась неизменной. Желая выяснить, как долго сохранится это состояние, автор попросил пациентку прийти к нему еще раз через три недели. Она явилась в назначенное время. Собственная граница внешней ауры на этот раз просматривалась довольно четко, но за нею все еще присутствовала ультравнешняя аура. Заметим, что от внешней ауры ее отделяла резкая граница — никакого плавного перехода между ними не было. Скорее всего, в течение последующей недели периферическая часть ауры полностью растворилась.

Пример 49 (рисунок 27). N.U., 34-летней женщине хрупкой конституции, никогда не страдавшей серьезными заболеваниями, пришлось пережить очень трудные времена и ее здоровье пошатнулось. Испытания ввергли ее в депрессию и в конце концов привели к полному истощению. Пациентка жаловалась на боли с левой стороны в голове, плече и грудной клетке. При осмотре обнаружилась повышенная чувствительность большого затылочного нерва и болезненность спины вдоль левой стороны позвоночника вплоть до нижних грудных позвонков. Особенно болезненными были места выхода нервов, а также соответствующие области спереди на грудной клетке и брюшной полости. В 1908 году женщина попала на первый осмотр. Правая сторона ее ауры оказалась значительно шире левой. Разница достигала 2 дюймов на уровне туловища и чуть меньше на уровне головы. В профиль аура выглядела нормальной. Синяя с.с. полоса на фоне левой половины грудной клетки выглядела значительно светлее, чем на фоне правой. Демаркационная линия совпадала с осевой линией тела, но тональный переход был


Рис. 27

... Зернистая область внутренней ауры

= Темные области на фоне с.с. полосы

/// Светлые области на фоне с.с. полосы
плавным. Желтая с.с. полоса также обнаружила здесь соответствующие изменения. На фоне брюшной полости оттенок с.с. полосы оставался одинаковым. Когда женщина повернулась спиной, над левой стороной туловища с.с. полоса опять выглядела ярче, чем над правой, причем переходная зона совпадала с осью позвоночника.

В ноябре, после полного выздоровления, женщина снова пришла на осмотр. Ширина ее внутренней ауры составляла 3 дюйма вокруг головы и по бокам от туловища и чуть более 2 дюймов вокруг остальных частей тела. Внешняя аура

стала симметричной и простиралась на 11 дюймов вокруг головы, на 10 дюймов около туловища и на 5 дюймов около голеней. При изучении в профиль ширина внешней ауры перед телом составляла 5 дюймов, за талией — 7 дюймов и около нижних конечностей — 4 дюйма. Несмотря на то что обе половины ауры стали симметричными, между ними все-таки было одно очень странное различие: внешняя граница ауры слева выглядела не такой резкой, как справа, отчего с этой стороны аура казалась немного зауженной.

В ауре можно было заметить и другие изменения. Внутренняя аура над левой стороной грудной клетки вплоть до самых нижних ребер выглядела сильно гранулированной и более темной, чем справа. Ниже этого уровня различие исчезало. Синяя с.с. полоса все еще обнаруживала над левой стороной грудной клетки большое пятно более светлого оттенка, чем над правой. Демаркационная линия на этот раз была четкой и очень резкой. Верхняя граница пятна проходила над верхним краем молочной железы, внутренняя — над средней линией грудины и нижняя — над реберными хрящами, в 1 дюйме выше их края. Над брюшной полостью цвет полосы оставался постоянным всюду, за исключением темного пятна над правым подреберьем, чуть выше пупа. Сзади с.с. полоса выявила два небольших пятна: одно — светлое, расположенное прямо под левой лопаткой, другое — темное над крестцом. Область под светлым пятном проявляла болезненность к прикосновению.

Еще одна интересная форма ауры, которую нам предстоит рассмотреть и существование которой вполне предсказуемо, связана с гемиплегией — односторонним параличом тела. Конечно, в каждом наблюдавшемся автором случае присутствовали свои, незначительные, вариации. Следующий пример такой ауры можно считать типичным.

Пример 50 (рисунок 28). Е., довольно крепкий мужчина 69 лет, в марте 1916 года перенес апоплексический удар. Несколько дней он пролежал без сознания. Симптоматика оказалась обычной: правая рука и нога оказались парализованными, одновременно наступила афазия. Довольно скоро функции конечностей значительно восстановились, однако речь почти не улучшилась. Мужчина мог понимать все, что

Рис. 28. Гемиплегия
ему говорят, но отвечал невразумительно — ему редко удавалось выговорить желаемые слова.

В августе того же года мужчина пришел на осмотр. Ширина его внешней ауры справа от головы составляла 9 дюймов, в то время как слева она едва достигала 6 ½ дюйма. Ниже плеч картина менялась: справа внешняя аура имела ширину только 4'/г дюйма и сужалась книзу до 3 ½ дюйма, зато слева ее ширина достигала 6 ½ дюйма около туловища и 6 дюймов около ноги. Аура пациента, конечно, была и сама по себе приглушена болезнью, но вдобавок к этому ее левая сторона оказалась дополнительно ослабленной по сравнению с правой, отчего определить ее точную ширину было исключительно трудно. В профиль ширина ауры перед

телом составляла 5 дюймов. За спиной она имела совершенно естественную форму, с прямой границей, проходившей на расстоянии 4 дюймов от плеч и ягодиц.

Внутренняя аура выглядела всюду тусклее, чем обычно. Над плечами она как бы концентрировалась и выглядела зернистой, причем справа была шире и имела более тонкую структуру, чем слева, где была очень грубой и плотной. С левой стороны от тела ее ширина составляла 3 дюйма, тогда как справа она была на целый дюйм уже. Полосчатость едва просматривалась только с левой стороны.

При изучении через красный, оранжевый и фиолетовый экраны аурические цвета с обеих сторон были одинаковыми. Вопреки всем ожиданиям, через зеленый экран аура справа выглядела синей, а слева — желтой и зеленой; через синий экран правая сторона также выглядела синей, а цвет левой оказался чисто желтым. Эта особенность, для которой у автора нет никаких объяснений, и есть главная причина, по которой данный случай был выбран в качестве примера ауры при гемиплегии.

Сам собою напрашивается очень важный вопрос: могут ли здоровые люди в принципе иметь асимметричную ауру? Возможно, более точная его формулировка такова: если аура лишена симметрии, может ли ее обладатель, здоровый на вид, быть таковым в реальности, или же у него обязательно есть какое-то локальное или конституциональное нарушение? К сожалению, для уверенного ответа на этот вопрос у автора недостаточно данных, поскольку до настоящего времени он наблюдал только одну ауру, вполне соответствующую условиям вопроса. Этот случай имел место еще до того, как автор научился разделять внутреннюю и внешнюю ауры, поэтому его ценность весьма ограничена. При каждой возможности автор, конечно, производил тщательный осмотр ауры, поскольку подобная асимметрия — событие далеко не рядовое. Однако не следует забывать, что заметить небольшую разницу в размерах ауры с двух сторон довольно трудно, особенно у мужчин и девочек, не достигших переходного возраста, причем при плохом самочувствии пациента ситуация нередко усложняется размыванием внешней границы ауры с одной из сторон. Поэтому
поиски асимметричных аур следует ограничить почти исключительно женским кругом пациентов.

Пример 51. C.N., высокая здоровая женщина 29 лет, единственной серьезной болезнью в жизни которой была язва желудка, обнаруженная несколько лет назад, пришла на осмотр в 1908 году. Ее аура светло-голубого цвета была широкой около туловища и бедер, ниже которых она окончательно сжималась и дальше повторяла контуры тела. По каким-то непонятным причинам справа она выглядела шире, достигая здесь 12 дюймов в самой широкой части и сужаясь до 3 дюймов около лодыжек. Слева в самой широкой части она не превосходила 9 дюймов. В профиль ее граница проходила в 5 дюймах спереди от тела и в 3 дюймах перед нижними конечностями. За спиной она была широкой и сжималась только на уровне средней части бедер.

Теперь рассмотрим вопрос границ асимметрии и отражающей ее формы поперечного сечения ауры. Теоретически в случае асимметрии формы или различия в текстуре между обеими половинами ауры, возникающих вследствие системных, а не локальных причин, логично ожидать, что граница между аффектированной и неаффектированной частями ауры совпадает с передней и задней осевыми линиями тела. В нескольких наблюдавшихся автором случаях, два из которых приведены ниже, это предположение подтвердилось.

Пример 52. K.N., девушка, недавно достигшая совершеннолетия, пришла на осмотр ауры в апреле 1912 года. С раннего детства у нее иногда случались приступы падучей, но за последние четыре года ни одного припадка не было. Тем не менее ее аура по-прежнему сохраняла эпилептическую форму. Ввиду необычности следует описать ее более подробно. Во время обследования цвет ауры пациентки сначала был серым, с небольшой примесью синего. Когда автор изучал с помощью с.с. полосы спину пациентки, аура над всей левой стороной туловища неожиданно, без всяких очевидных причин, стала темнее, чем над правой, при этом демаркационная линия проходила точно над позвоночником. После замены белого фона на черный оказалось, что цвет левой половины ауры стал охристым, совершенно непохожим на тот серый, который по-прежнему сохранялся с правой стороны. Различие цветов было настолько очевидным, что границу между двумя половинами ауры удалось определить без труда, поворачивая пациентку под разными углами напротив фона и наблюдая за вертикальными линиями стыка двух цветов спереди и сзади. Одновременно с изменением цвета текстура ауры с левой стороны стала на вид более грубой, хотя автор так и не смог точно установить, было ли это огрубение реальным или только кажущимся, вызванным изменением цвета.

Пример 53. R.F., девушка среднего уровня интеллекта, обследовалась в 1914 году. Известно, что у нее было как минимум три эпилептических припадка, причем последний буквально за два дня до обследования. После разговора с пациенткой не оставалось никаких сомнений в том, что она постоянно испытывает легкие приступы малой эпилепсии, которые остаются незамеченными даже ее друзьями. Внешне девушка была довольно высокой и крепкой, но ее позвоночник был заметно искривлен. Первое, что бросилось в глаза при осмотре, — различный цвет ауры с обеих сторон от тела. Правая половина ауры выглядела синей, с небольшой примесью серого, левая — зелено-серой. Такое сильное различие позволило без труда рассмотреть стык разноокра-шенных частей ауры, который совпадал с передней и задней осевыми линиями тела. Внешняя аура слева имела ширину 7 дюймов около головы, 8 дюймов около туловища и всего 3 ½ дюйма около голени. Справа ее ширина составляла соответственно 8, 10 и 4 ½ дюйма. В профиль граница внешней ауры проходила в 4 ½ дюйма перед телом, в 7 дюймах за спиной и в 4 ½ дюйма около голеней. Ширина внутренней ауры составляла 4 дюйма справа и 3 дюйма слева от тела.

Около талии пациентки между ее телом и внутренней аурой присутствовало необычное пустое пространство длиной 7-8 дюймов и максимальной шириной около 1 дюйма. Причина его появления так и осталась неясной.

При изучении ауры в положении «руки на талии» через красный, оранжевый, желтый и зеленый экраны она выглядела голубовато-серой справа и зеленовато-серой слева. С синим экраном ее цвет справа стал синим, а слева превратился в несмешивающееся переплетение синего с желтым.

И наконец через фиолетовый экран правая сторона выглядела фиолетовой, а левая — синей.

Эти два примера решительно свидетельствуют, что в некоторых, если не во всех, случаях, когда аура человека оказывается несимметричной, различие начинается около передней и задней осевых линий тела. Если рисовать гипотетическое поперечное сечение эпилептической ауры, осевые линии должны стать теми точками, откуда начинается сжатие ауры. Фрагменты g и h рисунка 23 (с. 201) иллюстрируют обычную форму мужской и женской эпилептических аур. В некоторых случаях эпилепсии, например в описанных в примерах 42 и 43, сжавшаяся половина ауры обладает очень нечеткой границей, и иногда создается впечатление, что за обычной аурой присутствует еще немного аурического тумана, напоминающего своим видом ультравнешнюю ауру.

В подобных ситуациях (и только в них) существует вероятность того, что внешняя аура этих эпилептиков все-таки обладает одинаковой шириной с двух сторон, просто с одной из них туман может оказаться настолько разреженным, что у наблюдателя создается полное впечатление его сжатия. На фрагментах г и А: рисунка 23 приведены гипотетические поперечные сечения таких истощенных аур.

Пример 54 (рисунок 29). На осмотр пришла замужняя женщина Н., страдавшая припадками. Первый случился, когда ей было всего два года. Пациентка сосчитала, что за последние два года у нее было еще семь припадков, накануне и после каждого из которых ее мучили сильные головные боли, причем последний сопровождался температурой, которая продержалась четыре дня. Женщина выглядела угрюмой и была, по-видимому, от природы слабоумной.

Осмотр, состоявшийся во второй половине 1915 года, показал, что обе ее ауры были довольно четкими и имели серый цвет. Внешняя аура с правой стороны имела ширину

9 дюймов около головы и туловища и 4 дюйма около ноги. С левой стороны аура оказалась мутной на вид и имела грубую текстуру, а ее граница была не такой четкой, как справа. Ширина ауры слева составляла 6 дюймов около головы и туловища и 3 дюйма на уровне нижней части бедра и голени. В профиль аура имела ширину 4 дюйма перед телом

Рис. 29

. . . . . . . . . . . . Внутренняя аура

– – – – – – – Внешняя аура при болезни

.... – Внешняя аура после приложения электричества
и около ног и 7 дюймов за поясницей. Граница внутренней ауры проходила в 3 дюймах от правого контура тела и в 2 дюймах от левого, причем слева внутренняя аура была не только заужена, но и выглядела менее четкой.

Когда женщина стала на изолированную скамью и начала заряжаться отрицательным электричеством, внутренняя аура исчезла первой; внешняя аура сначала сконцентрировалась по обеим сторонам от тела, а затем тоже исчезла. Когда заряд рассеялся, обе ауры вскоре снова проявились, но их расширение до максимального размера продолжалось

не менее 10 минут. При этом обычного падения четкости не наблюдалось; текстура правой стороны ауры выглядела нормально, тогда как левая оставалась плотной на вид. Размеры внешней ауры справа выросли до 14 дюймов около головы и туловища и до 6 дюймов около ноги. Слева эти цифры составляли соответственно 9 и 4 дюйма. Граница ауры с этой стороны стала более четкой. Автор на всякий случай попросил пациентку повернуться спиной, чтобы удостовериться в реальности различий: как и ожидалось, освещение не имело к ним никакого отношения. Внутренняя аура после электризации не изменилась.

Столь поразительное различие, наблюдавшееся после стекания заряда, подтверждает, что аура пациентки слева действительно была не такой широкой, как справа.

Если внешняя аура с одной стороны от тела сжата и это сжатие начинается от передней и задней осевых линий тела, следует ожидать, что толщина тумана перед соответствующей стороной тела, а также позади нее тоже должна быть меньше. Сколько автор ни старался, наглядного подтверждения этого феномена он так и не получил. По-видимому, его невозможно получить в принципе, поскольку аура всегда воспринимается как силуэт и более широкие ее части не позволяют наблюдать феномен непосредственно.

Причиной любого сужения ауры, будь оно абсолютное или только кажущееся, должно быть соответствующее ослабление аурических сил. Если природа такого ослабления чисто количественная, аура должна просто сужаться или ослабляться (рисунок 23, фрагменты g-k). Но более вероятно, что кроме количественных изменений аурические силы претерпевают и некоторые качественные перемены. Этот вопрос еще будет обсуждаться в следующей главе.

Аура здорового человека внешне выглядит настолько симметричной по форме, размерам и текстуре, что сам вопрос о возможности каких-либо различий между ее половинами мог бы никогда не возникнуть. Тем не менее он логически вытекает из некоторых данных, собранных при изучении определенных патологических состояний. Ниже приводится краткая сводка фактов, проливающих некоторый свет на этот вопрос.
1. Асимметрия размеров. При рассмотрении ауры эпилептиков мы говорили, что внешняя и внутренняя ауры этих пациентов с одной стороны оказывались более широкими, чем с другой (с. 201) во всех случаях, за исключением рассмотренных в примерах 42 и 43, где наблюдалось кажущееся (но не реальное) равенство двух половин внешней ауры.

2. Асимметрия текстуры. Сужение ауры с одной стороны обычно сопровождается изменением ее текстуры (с. 202). Наиболее вероятными местами стыка аффектированной и неаффектированной частей ауры, которые обычно хорошо выражены, служат передняя и задняя осевые линии тела (примеры 52 и 53).

3. Цветовая асимметрия. Даже у совершенно здоровых людей цвета ауры с двух сторон от тела иногда различаются. У невротиков и людей с ослабленным здоровьем такое различие наблюдается гораздо чаще, причем всякий раз, когда цветовые границы удается хорошо идентифицировать, они совпадают с вертикальными осевыми линиями тела. Иногда для выявления цветовых различий требуются цветные экраны (пример 42). Обычно для этих целей лучше всего подходит синий экран.

4. Асимметрия, проявляемая с помощью полос дополнительного цвета. Задолго до постановки самого вопроса о возможности реальных различий между двумя половинами аур здоровых людей автор часто замечал, что обнаруживаемые с помощью полос дополнительного цвета пятна имеют односторонний характер, особенно спереди, а если располагаются около осевой линии, то резко ограничиваются ею.

5. Асимметрия химически индуцируемых изменений. Автор много раз наблюдал, что при окуривании химическими парами только одной половины ауры границы между нормальным и индуцированным цветом совпадают с осевыми линиями тела. То же самое наблюдалось при окуривании обеих половин ауры парами различных веществ. Один или два раза при очень легком окуривании спины парами йода цвета ауры с двух сторон получались разными.

6. Асимметрия, индуцируемая сознательным усилием. Аналогично предыдущим случаям, любые односторонние изменения в ауре путем сознательных усилий всегда имеют
осевые линии в качестве границы. Если же, вопреки желанию человека, изменения все-таки распространяются и на другую половину его ауры, их качество по разные стороны от осевой линии оказывается различным.

Взятые в совокупности, эти наблюдения определенно указывают на возможность существования реальных различий в структуре правой и левой половин аур здоровых людей, а также на то, что эти различия слишком утонченны для обнаружения современными методами. Тем не менее автор надеется, что благодаря новым исследованиям этот интересный вопрос будет окончательно разрешен уже в ближайшем будущем.
Приложение к главе VII
Пример 55. Следующий пример задержки в развитии исключительно интересен и поучителен, поскольку описанная в нем пациентка S.K. обладала аурой, не похожей ни на одну из встречавшихся ранее.

На осмотр пришла здоровая от природы 22-летняя девушка, недавно заболевшая легкой формой анемии. К обследованию ауры ее подтолкнуло то, что до сих пор у нее не было ни одной менструации. Она обладала высокой, крепкой, несколько склонной к полноте фигурой, в которой было пропорционально все, за исключением молочных желез, которые сохраняли инфантильную форму, свойственную девочкам 6-8 лет. Волосяной покров в лобковой области был недоразвит — обычно такой наблюдается у девочек при приближении к переходному возрасту. Пациентка оказалась интересной и довольно умной для девушки ее возраста и профессии. Приступая к осмотру, автор полагал, что любые ожидаемые отклонения в ауре пациентки будут сближать ее с переходным типом ауры, характерным для девочек 14-18 лет. Но этим предположениям не суждено было сбыться.

Первое впечатление при осмотре оказалось следующим: аура была довольно широкой сверху и простиралась вокруг головы на 9 дюймов, в то время как около туловища она казалась не шире 7 – 7 ½ дюйма. Далее вниз к лодыжкам она почти не сужалась, отчего около бедер и икр выглядела очень широкой. Внешняя граница ауры тоже оказалась менее четкой, чем обычно. Более тщательное изучение, однако, показало, что упомянутая граница на самом деле не является таковой в истинном смысле этого слова. Ширина ауры около туловища в реальности была на 2-3 дюйма больше, просто туман на периферии проявлялся слабее. Своим видом он напоминал обычную внешнюю ауру, только пониженной

яркости, которая, впрочем, ничем не уступала яркости аур иных больных пациентов. Характер этого периферического тумана явно отличался от характера ультравнешней ауры, а его наличие придавало ауре почти лопатообразную форму. При изучении в профиль внешняя аура спереди и сзади выглядела шире, чем обычно, и имела за спиной выступ, который начинался около плеч и заканчивался прямо под ягодицами. Внутренняя аура тоже оказалась широкой, можно даже сказать, ненормально широкой для внешней ауры, размером 7 дюймов. Такие внутренние ауры обычно наблюдаются у женщин, туман вокруг туловища которых простирается дюймов на 10.

После приложения к телу пациентки отрицательного электричества ее внешняя аура увеличилась, а ее форма приблизилась почти к идеальной лопатообразной. Выступ за спиной стал еще выразительнее. В то же время различие между двумя областями внешней ауры несколько сгладилось, но полностью не исчезло. К сожалению, тело этой девушки совершенно не несло на себе поверхностного электричества, поэтому так и не удалось выяснить, имелся ли в его распределении максимум, обычно наблюдаемый у женщин.

Конечно, делать какие-либо выводы на основании единственного случая нельзя, однако его сравнение с другими случаями задержанного развития весьма интересно. Все отстающие от сверстниц девушки, кроме одной, обладали более узкими для своего возраста аурами; в одном исключительном случае аура даже оказалась инфантильной. Кроме того, во всех известных автору случаях аура девочек приобретала переходные черты еще до начала менструаций. Автор также заметил, что если после установления половых функций работа половых органов по каким-либо причинам временно приостанавливалась, аура обычно (хотя и не всегда) сужалась. Таким образом, если бы аура девушки в описанном выше случае действительно оказалась узкой, шириной всего 7-7 ½ дюйма, удивляться было бы нечему. Самое интересное заключалось в той ее части, которая лежала за этой границей. Возможно, дальнейшее изучение подобных случаев прольет некоторый свет на происхождение лопатообразных аур у людей с истерическим темпераментом.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом