Главная страница
qrcode

Вальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга


НазваниеВальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга
Дата03.07.2019
Размер3,03 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаhuman_atmosphere.doc
ТипКнига
#76695
страница14 из 19
Каталог
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Пример 61 (рисунок 34) иллюстрирует некоторые весьма необычные аурические изменения, в число которых входит локальное пустое пространство около тела.

N., молодая женщина 27 лет, недавно вышедшая замуж, рассказала, что когда ей было всего два года, у нее начало болеть бедро. Несколько раз она лечилась в больнице, перенесла четыре операции, оправившись от последней только в возрасте 19 лет. Костыль стал неизменным спутником ее

Рис. 34. Застарелая болезнь бедра. Лопатообразная аура

= Темные области на фоне с.с. полосы

/// Светлые области на фоне с.с. полосы
жизни, поскольку ее левая голень была на 2 дюйма короче правой, а окружность левого бедра на 4 дюйма меньше правого.

Во время осмотра, состоявшегося в 1912 году, женщина выглядела совершенно здоровой. Цвет ее ауры оказался синим. Правая половина внешней ауры имела четкий край и типичную лопатообразную форму. Простираясь на 9 дюймов около головы и туловища, она резко сужалась за нижней границей тела и на уровне колена ее ширина уже не превосходила 4 дюймов. С левой стороны четкой границы не было; аура растворялась к периферии постепенно и, насколько удалось рассмотреть, имела рядом с туловищем

ширину 8 дюймов, хотя на первый взгляд казалась более узкой. Чуть ниже гребня подвздошной кости граница внешней ауры слева резко изгибалась внутрь и начиная с этого уровня до самого низа проходила всюду в 3 дюймах от тела. При изучении в профиль ширина ауры достигала 4 дюймов перед туловищем, правым бедром и голенью, но перед левой ногой она оказалась на 1 дюйм меньше. За спиной наблюдался обычный для лопатообразных аур выступ с максимальной шириной около 8 дюймов. Ниже, вдоль бедер и голеней, туман был той же ширины, что и спереди.

Внутренняя аура имела одинаковую ширину вокруг всего тела, за исключением участка от гребня подвздошной кости до середины левого бедра. Выше аффектированной части она выглядела совершенно нормальной, в то время как над нею наблюдалось пустое пространство шириною 3/4 дюйма, напоминавшее расширившийся эфирный двойник; полосчатость внутренней ауры здесь становилась грубой. Автору так и не удалось определить, как сильно пустое пространство охватывает бедро. Внешняя аура тоже казалась тут соответственно более грубой, причем область изменения текстуры ограничивалась спереди и сзади вертикальными осевыми линиями тела. С.с. полоса над левой стороной тела, между гребнем подвздошной кости и серединой бедра, выглядела более темной. Еще одно темное пятно1, связанное с нарушением пищеварения, обнаружилось в эпигастральной области. Над остальными частями тела цвет с.с. полосы оставался постоянным.

Уникальный и весьма интересный феномен, связанный с проявлением многочисленных изменений внутренней ауры обсуждаемого типа, наблюдался у пациента, страдавшего опоясывающим лишаем. Сыпь на его теле была настолько обширной, что вместо полного выпадения внутренней ауры над пораженной областью автор ожидал увидеть то или иное ее нарушение. Хотя яркость ауры пациента была ниже обычной и туман проявлялся недостаточно четко, описанная далее редкая особенность ауры замечалась в ней без труда.

Когда пациент разводил руки в стороны, аура около высыпаний выглядела удивительно — она была словно изрешеченной и напоминала пчелиные соты с пустотами, висящими под предплечьем и сбоку от туловища. Поначалу феномен казался труднообъяснимым, но стоило вспомнить, что линии аурических сил выходят из тела под прямым углом к его поверхности, как все становилось на свои места. Действительно, при разведении рук в стороны некоторые линии аурических сил в области между телом; и руками исходят из туловища, другие — из предплечий, третьи — из подмышечной впадины, причем все они пересекаются под разными углами. Поскольку над пораженной частью тела аурические силы из-за болезни были ослаблены и беспорядочно нарушены, производимый ими туман выглядел более слабым и приобрел ячеистую структуру. Более или менее здоровая аура, расположенная впереди и позади патологической части тумана, также могла усиливать феномен.

Пример 62. На осмотр пришел 22-летний сапожник ЕЕ, у которого еще в возрасте семи лет заболело бедро. Долгие годы он страдал от абсцессов с сиквестированием костной ткани. Перенеся несколько операций, последние пять лет пациент находился в добром здравии. Однако за неделю до осмотра он заметил сбоку на грудной клетке сыпь, сопровождавшуюся высыпанием на внутренней стороне предплечья и в области подмышечной впадины. Еще одно весьма болезненное и пораженное сыпью пятно появилось на спине. При осмотре обнаружилось также герпетическое пятно размером 1 ½ дюйма, расположенное прямо под ключицей. Вся правая подмышечная впадина, три четверти правого предплечья, а также небольшой участок на спине около позвоночника в области третьего грудного позвонка оказались покрытыми сыпью, причем волдыри были очень большими, размером до ½ дюйма. Вне всяких сомнений, у пациента была тяжелая форма опоясывающего лишая.

При осмотре его ауры оказалось, что она имеет серовато-голубой цвет и недостаточную четкость. С левой стороны она выглядела нормальной, но очень узкой, не шире 3 дюймов. Ширина внутренней ауры составляла здесь 2 ½ дюйма. Спереди и сзади аура в целом имела такую же протяжен-
ность и не проявляла явных отклонений от обычной здоровой формы. Справа аура выглядела нормальной только около головы. Стоило пациенту оторвать правую руку от тела, как аура под правым предплечьем и на некотором участке вдоль туловища приобретала весьма странный вид — она становилась зернистой, но не так, как обычно. На черном фоне она выглядела словно изрешеченная темными дырами. Описать этот туман исключительно трудно. Ослабление гранулированной части ауры, очевидно, было связано с недостатком аурической субстанции. Кроме того, внешняя и внутренняя ауры казались здесь слитыми воедино, поскольку никаких различий между ними разглядеть не удалось. Ниже изрешеченной части внешний вид ауры снова восстанавливался, однако ненадолго. Ниже гребня подвздошной кости на протяжении около 5 дюймов туман снова приобретал описанный выше вид, только слабее выраженный. Эта область примыкала к пораженному много лет назад суставу.

В следующем и единственном в своем роде примере описывается аура, форма которой нарушилась в результате локального телесного расстройства и которая начала восстанавливаться, как только пациентка пошла на поправку. К счастью, время от времени она обследовалась у автора, и ему удалось зарисовать этапы постепенного восстановления ее ауры. Дабы не усложнять рисунок, автор изобразил на нем только внешний туман. Конечно, у него были и другие случаи наблюдать постепенное исправление формы поврежденной ауры, но ни один из них не сравнится с этим по объему восстановившейся части.

Пример 63 (рисунок 35). D., незамужняя 47-летняя женщина, домработница, пришла на первый осмотр в конце июля 1908 года. Последние годы она постоянно страдала нарушением пищеварения и уже несколько месяцев испытывала сильные боли и дискомфорт, сопровождавшиеся вздутием живота, которое начиналось примерно через полтора часа после приема пищи и продолжалось обычно не менее получаса. Вдобавок к этому женщину мучили запоры и ее желудок был расширен.

Аура пациентки с левой стороны имела обычную для женщины форму и начинала окончательно сжиматься не


Рис. 35. Восстановление ауры

= Темные области на фоне с.с. полосы
выше середины бедра. Справа ее форма была весьма необычной. Около головы аура по отношению к левой стороне выглядела симметричной, но около молочной железы, где она простиралась на 6 ½ дюйма, граница ауры резко изгибалась внутрь, так что на уровне чуть выше пупа ширина ауры составляла всего 1 ½ дюйма. Далее книзу она уже не менялась. При изучении в профиль аура за спиной и перед телом имела обычный вид.

Осмотр с помощью с.с. полосы выявил над правым подреберьем темное четырехугольное пятно. Оно начиналось от передней осевой линии тела и как бы опоясывало туловище; его верхний край находился на уровне мечевидного отростка, а нижний — точно на уровне пупа. Эта область

выглядела на несколько тонов темнее оставшейся полосы и имела очень резкие границы. Пальпация обнаружила повышенную чувствительность печени, а в 3 дюймах выше и правее пупа была найдена область, чрезвычайно болезненная при глубоком надавливании. Назначенное пациентке лечение значительно поправило ее здоровье.

В октябре 1908 года женщина пришла на осмотр повторно. Ее аура имела прежний вид всюду, за исключением правой стороны. На этот раз описанный выше изгиб оказался не столь глубоким и длинным. К середине бедра аура восстанавливала свою ширину и далее книзу проходила симметрично левой стороне.

Шестью месяцами позднее прогиб правой границы ауры дополнительно уменьшился, хотя все еще хорошо различался; в остальном аура выглядела по-прежнему. Поскольку тенденция к постепенному восстановлению ауры была очевидной, автор решил еще раз осмотреть женщину в октябре 1909 года. Незадолго до этого у пациентки вновь было нарушение пищеварения в течение приблизительно шести недель, но после трехнедельного лечения ее здоровье быстро поправилось. На этот раз аура выглядела вполне симметричной, хотя пораженная ранее область все-таки сохраняла некоторые особенности.

Различия начинались на уровне мечевидного отростка и заканчивались чуть выше гребня подвздошной кости. Аура здесь выглядела тусклой, имела грубую текстуру и не столь голубой цвет, как в здоровых областях. Справа ее ограничивали полосы более светлого тона, идущие под прямым углом от тела и отличавшиеся от обычных лучей степенью прозрачности. Внутренняя аура здесь была немного зауженной и имела грубозернистую текстуру при полном отсутствии полосчатости. Вне этой области вокруг всего тела она имела ширину около 2 дюймов и обладала отчетливой полосчатостью. В дополнение ко всему аффектированный участок выделялся хорошо выраженным эфирным двойником шириною ½ дюйма. Таким образом, после восстановления исходной формы аура тем не менее не обрела своего естественного вида. Четырехугольное пятно в подреберной области по-прежнему выглядело более темным на фоне синей

с.с. полосы, хотя степень потемнения была уже не такой сильной. Край с.с. полосы за правой границей тела также выглядел более темным, чем за левой, но различие было незначительным. Описанный процесс постепенного восстановления ауры схематически изображен на рисунке 35.

Спустя несколько месяцев, когда пациентка была совершенно здорова, автор опять получил возможность изучить ее ауру. Внешний туман теперь имел обычные размеры вокруг всего тела и выглядел симметричным, однако текстура внутренней ауры с правой стороны все еще окончательно не восстановилась. Здесь она выглядела более грубой и тусклой, и хотя в ней уже появились признаки полосчатости, она была определенно далека от нормально исполосованной здоровой внутренней ауры. Измененная область начиналась на уровне грудино-мечевидной плоскости и немного не доходила до гребня подвздошной кости.

Синяя с.с. полоса все еще позволяла обнаружить темное пятно, которое по-прежнему как бы опоясывало туловище и продолжалось за спину, но оно уже не было таким заметным, как на предыдущих осмотрах. Эта же полоса выявила на левой стороне тела другое хорошо заметное пятно с нечеткими границами, которое располагалось частично над поясничной, частично над подвздошной областью. По словам пациентки, буквально за день до осмотра эта область у нее болела; пальпация подтвердила повышенную чувствительность в этом месте.

Спустя много лет, в первой половине 1917 года, автор получил последнюю возможность осмотреть эту женщину. Ничего особенного в ее ауре не появилось, за исключением того, что текстура аффектированной ранее области с правой стороны полностью восстановилась — ни малейших признаков былого болезненного состояния уже не наблюдалось.

Перейдем теперь к рассмотрению локальных расширений ауры. Такие расширения, к примеру, всегда наблюдаются при беременности, но в этом случае они имеют временный характер и чисто физиологическую природу. В действительности, как будет показано в последней главе, расширение ауры перед молочными железами и брюшной полостью является одним из признаков этого состояния. Два следую-

щих примера оказываются исключениями из этого правила, поскольку в обоих случаях расширение ауры оказывалось типичным для беременности, но самой беременности не было.

Пример 64. Е., мать, первый ребенок которой родился мертвым, воспитывала второго малыша двух с половиной лет. Вскоре после вторых родов у нее случилось маточное кровотечение, а на следующий год ей удалили полип. После операции менструации стали повторяться с интервалом 14 дней и были очень обильными. К моменту осмотра у женщины было уже три пропуска, а ее брюшная полость казалась чуть-чуть увеличенной. Чувствовала она себя хорошо, но далеко не идеально. Аура пациентки имела голубовато-серый цвет и простиралась на 9 дюймов вокруг головы и туловища, постепенно сужаясь до 4 дюймов на уровне лодыжек. Ширина ауры перед брюшной полостью достигала 5 дюймов, хотя выше и ниже этой области не превосходила 3 дюймов. Около бедер и голеней она была шириной 4 дюйма. Внутренняя аура имела ширину 2 ½ дюйма всюду, за исключением брюшной полости, над которой она несколько расширялась. Первоначальное предположение о беременности впоследствии не подтвердилось.

Пример 65. На осмотр пришла замужняя бездетная женщина N. очень нервного и депрессивного темперамента. За последний год она сильно похудела и жаловалась на неопределенные боли по всему телу. Тремя годами ранее она перенесла операцию на матке. Аура пациентки оказалась синей, лопатообразной, шириною 7 ½ дюйма вокруг головы, 9 дюймов около туловища и чуть менее 4 дюймов на уровне лодыжек. При осмотре в профиль ширина внешней ауры позади тела составляла 4 дюйма везде, за исключением поясницы, где она расширялась до 9 дюймов. Спереди ее граница проходила в 4 дюймах от тела, но около нижней части брюшной полости это расстояние увеличивалось еще на 3/4 дюйма. Ширина внутренней ауры составляла 2½ дюйма вокруг всего тела, однако перед брюшной полостью она тоже немного расширялась — до 3 дюймов. Утолщенная часть внутренней ауры имела зернистую текстуру, хотя всюду вокруг тела внутренняя аура была исполосована обычным

образом. В данном случае отсутствие полосчатости свидетельствовало против беременности.

К подобному изменению текстуры, которое мы вскоре опишем подробно, тесно примыкает нечеткость внутренней ауры или даже обеих аур одновременно. Плохо выраженная полосчатость внутренней ауры может свидетельствовать о конституциональной слабости пациента или быть признаком временного или хронического заболевания. Единственное распространенное исключение — беременность, во время которой внутренняя или, что случается чаще, обе ауры вместе значительно тускнеют. Однако случаи ослабления аур сами по себе настолько многочисленны, что этот признак в отдельности не следует рассматривать как важное свидетельство в пользу беременности.

Сказанное хорошо иллюстрирует следующий пример, описывающий высокого, сильного, хорошо сложенного мужчину, который вбил себе в голову, что люмбаго следует лечить голоданием. Когда мы встретились, он заявил, что чувствует себя вполне нормально, хотя уже девять дней ничего не ел и пил только воду. Мужчина рассказал, что накануне все утро занимался своими пчелами, а послеобеденное время посвятил саду, выполняя там, как он сам выразился, «тяжелую работу землекопа». В здоровом состоянии его аура была бы довольно широкой, особенно вокруг головы, поскольку его интеллект значительно превосходил средний. Когда-то он был адвокатом и неплохим оратором.

Пример 66. H.G., 48-летний мужчина, пришел на осмотр в 1915 году. Его внешняя аура имела нормальную четкость и правильную форму, тогда как внутренняя почти не просматривалась (полосчатость едва-едва угадывалась). С.с. полоса имела одинаковый цвет над всей поверхностью тела, за исключением желтого пятнышка над желудком. Пациент признался, что дискомфорт в этом месте появился у него сразу после начала голодовки, поэтому он связывает его с отсутствием пищи. Ничего особенного в его ауре автор больше не нашел. Интересно заметить, что на теле пациента почти отсутствовало поверхностное электричество, хотя за месяц или за два до этого оно проявлялось необычайно сильно.
Пример 67. 34-летняя женщина, никогда не страдавшая серьезными заболеваниями, пришла на осмотр в 1913 году. Незадолго до этого у нее было нарушение пищеварения, но к осмотру ее здоровье полностью восстановилось. Бросавшаяся в глаза худоба была для нее естественной. Пациентка рассказала, что некоторые ее родственники в свое время умерли от чахотки, но у нее самой признаков этой болезни никогда не было. Она принадлежала к категории здоровых, но хрупких женщин. Цвет ее ауры оказался синим, с небольшой примесью серого. Яркость внешней ауры едва достигала среднего уровня, а внутренняя аура вообще просматривалась с трудом — автор приложил немало усилий, чтобы разглядеть в ней полосчатость. Ширина внешней ауры составляла 9 дюймов вокруг головы и по бокам от туловища, 4 дюйма перед телом, 7 дюймов за спиной и 3 ½ дюйма около нижних конечностей. Внутренняя аура имела ширину 2 ½ дюйма вокруг головы и туловища и 2 дюйма около ног. Осмотр с помощью с.с. полосы обнаружил лишь два небольших пятнышка — одно на спине, другое на передней поверхности тела. Через различные экраны цвета ауры выглядели весьма любопытно, но их описание мы опустим.

Такое состояние ауры часто наблюдается у анемичных девочек и молодых женщин, однако стоит им выздороветь, и яркость тумана сразу восстанавливается.

Как только автор научился отделять внутреннюю ауру от внешней, он, естественно, предположил, что изменять размер и структуру может каждая из них. В этой связи он заметил, что изменение размера внутренней ауры довольно часто сопровождается модификацией ее субстанции, поэтому эти вариации удобно изучать вместе.

Для понимания изменений, затрагивающих текстуру внутренней ауры, важно помнить, что в здоровом состоянии эта аура представляет собой чрезвычайно утонченный туман, состоящий как бы из мельчайших зерен, которые благодаря своей особой упорядоченности придают внутренней ауре полосчатый вид. Поскольку ее ширина вокруг разных частей тела почти одинакова, скорее всего, она порождается только одной эмалирующей из тела силой, а именно внутренней аурической силой (с. 154-155).
Любая болезнь нарушает эту силу и приводит к изменению субстанции внутренней ауры. Одно из таких изменений, которое часто можно различить без всяких экранов, — отсутствие нормальной полосчатости. С него начинаются все болезненные состояния внутренней ауры.

Одновременно с исчезновением полосчатости тончайшие гранулы, образующие субстанцию здоровой внутренней ауры, заменяются более грубыми и темными. Каждая крупная гранула, по-видимому, является конгломератом, состоящим из нескольких мелких. Размер этих гранул сильно варьируется, но обычно в их массе присутствует доминирующий калибр, который и придает аффектированной области характерный внешний вид. По характеру грануляцию можно для удобства разделить на тонкую, среднюю и грубую. Появление в текстуре внутренней ауры крупных гранул приводит сперва к огрубению полосчатости, а затем к ее полному исчезновению. Учитывая, что ширина внутренней ауры меняется довольно редко, можно предположить, что интенсивность порождающих ее сил в большинстве случаев сохраняется. Таким образом, причина аномальной грануляции остается неясной. Если грануляция появляется, особенно грубая, восстановление нормальной текстуры, как правило, требует длительного времени.

В качестве примера упомянем одну женщину, во внутренней ауре которой через семь недель после того, как ей продуло шею, присутствовала грануляция. Спустя еще пять месяцев автор имел возможность осмотреть пациентку повторно. Изучая ее ауру без экранов, он заметил небольшой измененный участок, эмалирующий из нижней части шеи, шириной в основании 2 ½ дюйма и высотой 2 дюйма. Его внешняя граница состояла из множества вершин — каждая последующая была выше предыдущей, и так до самой высокой; с обратной стороны от пика вершины убывали в обратной последовательности. Через красный карминовый экран текстура этой области выглядела тонкогранулированной, с зернами гораздо меньшего размера, чем в предыдущий раз. Оттенок синей и зеленой с.с. полос на шее казался справа более темным, чем слева, тогда как желтая выглядела одинаковой с обеих сторон. Утончение грануляции очевидно
свидетельствовало о постепенном возвращении ауры к нормальному состоянию.

Следующий пример интересен тем, что описанная в нем пациентка обследовалась и при плохом самочувствии, и после травмы, и, наконец, совершенно поправившись. Это позволило выяснить, временный или постоянный характер носили изменения в ее ауре.

Пример 68. U., крепкая от природы и никогда серьезно не болевшая 24-летняя женщина, работавшая продавщицей, имела незадолго до осмотра расстройство пищеварения, которое потребовало непродолжительного лечения. Во время осмотра она все еще чувствовала себя неважно. Ее внешняя аура имела правильную форму и серовато-синий цвет. Около туловища и вокруг головы она простиралась на 9 дюймов, сужаясь до 6 дюймов около бедер и 4 дюймов около лодыжек. Всюду перед телом ширина ауры составляла 4 дюйма. За спиной присутствовал небольшой выступ шириною 7 дюймов, ниже которого, около бедер и голеней, аура вновь сужалась до 3½ дюйма.

Ширина внутренней ауры составляла 2 3/4 дюйма около туловища и чуть меньше вокруг конечностей. Нормальная полосчатость присутствовала всюду, кроме области левого подреберья, где она становилась грубой. С.с. полоса выявила обычное пятно над крестцом и большое темное пятно над эпигастральной областью, которое опоясывало левую сторону тела вплоть до позвоночника.

Два года спустя женщина стала анемичной. Ее преследовали постоянная слабость и расстройство пищеварения, сопровождающееся расширением желудка. В таком состоянии она и пришла на второй осмотр. Ее внешняя аура почти не изменилась, если не считать появившегося локального расширения перед брюшной полостью. Четкость внутренней ауры значительно ослабла и теперь намного уступала среднему уровню, хотя полосчатость по-прежнему была хорошо заметна. Геометрия внутренней ауры оставалась прежней, за исключением локального расширения перед туловищем, начинающегося от сосков и заканчивающегося чуть выше пупа. В этой области полосчатость все еще сохранялась, но выглядела грубой: казалось, внутренняя аура вот-вот распадется

на отдельные зерна. Осмотр с помощью с.с. полосы выявил большое желтое пятно над левым подреберьем.

Поскольку во время первого посещения никакого расширения ауры перед брюшной полостью не наблюдалось, можно заключить, что оно появилось сравнительно недавно. Чтобы выяснить, временный или постоянный характер имело новоприобретенное увеличение, необходим был еще один осмотр спустя некоторое время. Пациентка любезно согласилась на это, но, к сожалению, долго не могла выполнить своего обещания, поскольку вскоре вышла замуж и переехала на север Англии.

Придя на третий осмотр осенью 1916 года, женщина еще ощущала на себе последствия одного падения, закончившегося переломом двух ребер с правой стороны. Поскольку аура в целом сохранила свой прежней вид, ее подробное описание можно опустить. Локальное расширение перед брюшной полостью осталось на месте, но четкость внутренней ауры полностью восстановилась. Однако в области недавно полученной травмы, между грудинно-мечевидной плоскостью и гребнем подвздошной кости, появилось пустое пространство шириною 1½ дюйма, отделяющее внутреннюю ауру от тела. Поскольку травма еще давала о себе знать и пациентка, следовательно, пока не могла считаться совершенно здоровой, она пообещала прийти снова, как только почувствует себя вполне окрепшей.

Последний осмотр состоялся в марте 1917 года. Внешняя аура женщины по-прежнему имела обычную четкость, но выглядела более широкой, чем на предыдущих осмотрах. Несмотря на некоторую неопределенность границ и слабые намеки на ультравнешнюю ауру, никаких сомнений относительно реального увеличения ее размеров у автора не было. Ширина внешней ауры составляла 11 дюймов вокруг головы, 12 дюймов около туловища, 6 ½ дюйма около бедер и 4 дюйма около лодыжек. Перед туловищем и за спиной она имела ширину 8 дюймов; далее вниз ее ширина около бедер и голеней была такой же, как при изучении в фас. Локальное расширение обеих аур перед брюшной полостью сохраняло прежний вид. Около травмированной области полосчатость внутренней ауры выглядела грубой, а с.с. полоса над ней
становилась более темной. Над остальными частями тела внутренняя аура выглядела здоровой и имела ширину З ½ дюйма вокруг туловища и чуть меньше около конечностей. Замеченное на предыдущем осмотре пустое пространство между телом и туманом оказалось заполненным внутренней аурой самым обычным образом. В данном случае локальное расширение обеих аур перед брюшной полостью следует считать более-менее постоянным.

Поскольку здоровая внутренняя аура у людей с крепким от природы телосложением шире, чем у людей хрупкой конституции, можно не сомневаться, что при асимметрии внутренней ауры болезненной стороной является та, с которой аура заужена. Это заключение подтверждается также тем, что в зауженной части внутренней ауры, как правило, наблюдаются и другие изменения, обнаруживаемые либо непосредственно, либо с помощью с.с. полосы. Кроме того, наблюдатель может заметить, что одновременно с сужением внутренней ауры внешний туман над ней всегда изменяется соответствующим образом (обратное утверждение в общем случае неверно). Опыт автора свидетельствует, что сужение внутренней ауры на большой площади всегда свидетельствует о тяжелом характере заболевания пациента.

Исследование эпилептиков показывает, что их внутренняя аура при сохранении нормального размера с правой стороны всегда оказывается зауженной слева. На этом изменения не заканчиваются, поскольку текстура ауры слева тоже выглядит более грубой или даже зернистой, отчего полосчатость здесь если и бывает видна, то всегда с большим трудом. В действительности одностороннее сужение внутренней ауры служит еще более веским основанием для диагноза эпилепсии, чем сжатие внешнего тумана, хотя последнее обычно замечается в первую очередь (и первым же было открыто автором).

Существует область, в которой зернистое состояние внутренней ауры наблюдается очень часто и может почти не считаться патологией. Это нижняя поясничная и крестцовая область у многих женщин в возрасте от 20 до 50 лет. В одних случаях зернистость проявляется над крестцом, в других — несколько выше, причем обычно пятно бывает
немного смещено в какую-то одну сторону, хотя осевую линию тела покрывает всегда. При наличии такого зернистого пятна у женщины можно не сомневаться, что ее менструальный цикл сопровождается если не болями, то как минимум дискомфортом напротив этого места. Повторение менструальных циклов через сравнительно короткий промежуток времени не позволяет ауре восстановить нормальную текстуру — каждый следующий цикл снова возвращает ее к измененному состоянию. В результате область над крестцом остается зернистой постоянно. Другой интересный факт заключается в том, что пятно обычно выражено тем ярче, чем сильнее и острее боль.

Выявить зернистую область, как правило, помогает темный карминовый экран. Надо сказать, что еще до включения карминового экрана в свой арсенал автор не раз замечал в этой области с помощью полос дополнительного цвета темные пятна, причина появления которых оставалась для него загадкой до тех пор, пока он не догадался, что оттенок с.с. полос меняется под влиянием локальных нарушений ауры. Кроме того, автор заметил, что у девочек, не достигших половой зрелости, и у лиц мужского пола аналогичного темного пятна обычно не наблюдается. Не характерно оно и для женщин в постклимактерическом возрасте, а также для беременных, если только его появление не обусловлено другими, хорошо известными причинами, скажем радикулитом.

Дополнительным свидетельством в пользу тесной связи описываемого пятна с характером менструаций служит случай с пришедшей на осмотр молодой женщиной, над крестцом которой автор не заметил ни малейших признаков изменения цвета с.с. полосы. В разговоре пациентка упомянула, что во время менструации никогда не испытывает никакой боли и дискомфорта. На том же осмотре автор с помощью с.с. полосы заметил у женщины небольшое светлое пятнышко размером приблизительно 1½ дюйма, висевшее над первым поясничным позвонком. На вопрос о возможной причине женщина ответила, что уже две недели в этом месте ее ничто не беспокоит, но до этого действительно были боли, причем однажды такие сильные, что пришлось

даже лечь. Это еще один пример того, как долго иногда восстанавливается аура после появления в ней зернистости.

Помимо очень грубых и очевидных модификаций текстуры внутренней ауры, которые легко заметить (например, зернистость), встречаются и другие изменения, более утонченной природы, которые неразличимы невооруженным глазом, но тем не менее вполне обнаружимы с помощью полос дополнительного цвета. Использованию этих полос при осмотре пациентов посвящена следующая глава.

Физиологическое расширение внутренней ауры бывает двух типов. Первый, отличающийся скоротечностью, характеризуется значительными размерами, при которых внутренняя аура иногда выходит за границу внешней. Такие расширения уже обсуждались ранее под названием лучей. Расширения второго типа тоже носят временный характер, но они значительно продолжительнее и могут сохраняться на протяжении нескольких недель или даже месяцев. Хорошей иллюстрацией для них служит область ауры перед брюшной полостью беременных женщин.

Бесспорно, существуют и чисто патологические расширения внутренней ауры, как, например, описанное в примере 68. Если в какой-то области внутренняя аура оказывается расширенной, но при этом ее текстура изменена несильно и полосчатость у внешней границы сохраняется, сомнений относительно реальности расширения у наблюдателя не будет. В то же время внешняя аура в прилегающей области тоже может оказаться тем или иным образом модифицированной.

Нередко расширение внутренней ауры бывает только кажущимся и объясняется именно изменением прилегающей к ней части внешнего тумана, поэтому при оценке ширины внутренней ауры нужно всегда учитывать структуру последнего. У здоровых людей текстура внешнего тумана сразу за границей внутренней ауры образована зернами более крупного размера, чем на периферии, причем слои ауры с зернами разного калибра переходят один в другой очень плавно. Когда внутренняя аура локально изменяется и становится гранулированной, зерна прилегающих областей внешнего тумана подвергаются, хотя и в меньшей степени, аналогичным
изменениям. По мере развития нарушений внутренней ауры изменения во внешнем тумане прогрессируют параллельно, в чем нередко можно убедиться, наблюдая хроматические изменения цвета с.с. полос над пораженными участками. Истинную ширину внутренней ауры (и тем самым степень изменения внешней) иногда помогает определить процедура зарядки тела пациента статическим электричеством, ибо в ходе нее внутренняя аура исчезает первой, оставляя вместо себя пустое пространство. Тем не менее, ответить на вопрос о том, является ли наблюдаемое увеличение внутренней ауры реальным или только кажущимся за счет модификации внешней, бывает иногда очень трудно.

Следующий пример дает хорошую иллюстрацию изменения, затронувшего обе ауры, при котором внутренняя аура выглядела расширенной. Разделение аур автор произвел с помощью статического электричества. Описываемая в примере аура имела и другие особенности, заслуживающие упоминания.

Пример 69 (рисунок 36). I.W., 20-летняя девушка, пришедшая на осмотр недавно, перенесла годом ранее грипп, осложненный левосторонним плевритом, после которого ей пришлось сделать операцию из-за развившейся эмпиемы. Еще через несколько месяцев ей удалили миндалины с правой стороны. Пациентка рассказала, что в возрасте 11 лет она попала с параличом ног в больницу, откуда ее выписали как неизлечимую, но буквально через два дня после возвращения домой чувствительность ее ног неожиданно восстановилась, и к ней вернулась способность ходить.

Осмотр показал, что четкость ее аур была нормальной. Внешняя аура имела лопатообразную форму и оказалась довольно широкой. Она простиралась на 10 дюймов вокруг головы, на 11 дюймов около туловища, 6 дюймов около бедер и 5 дюймов около лодыжек. На уровне нижней границы туловища аура резко сужалась. Во внутренней ауре около правой стороны шеи присутствовало пустое пространство шириною 1 дюйм; текстура сохранившейся над ним внутренней ауры оказалась грубозернистой. Эта была как раз та сторона, где ей удалили миндалины. Оставшаяся часть правой половины ауры выглядела нормальной; полосчатость

Рис. 36. Зернистые участки внешней и внутренней аур.

Пустое пространство около шеи
с этой стороны просматривалась без труда. С левой стороны от подмышечной впадины до середины бедра аура имела очень грубозернистую текстуру, хотя около шеи и голени все было в порядке. Ширина внутренней ауры с левой стороны от туловища, казалось, достигала 6 дюймов, при том что около остальных частей тела, включая измененную область около шеи, не превосходила 3 дюймов. Конечно, широкий зернистый участок с левой стороны на самом деле включал в себя часть внешней ауры. Поставив пациентку на изолированную скамью и зарядив ее тело достаточной порцией положительного электричества, автор добился исчезновения ее внутренней ауры, но сохранил при этом видимость

внешней. Оказалось, что пустое пространство в зернистой области имело такую же ширину, как у внутренней ауры около остальных частей тела, а именно — 3 дюйма. Отсюда следовало, что внешняя аура в аффектированной области подверглась аналогичному изменению текстуры и стала зернистой на глубину 3 дюймов. Увеличивая заряд на теле и наблюдая исчезновение внешней ауры, автор также заметил, что ее зернистая часть исчезла из виду последней.

Полоса дополнительного цвета также позволила выявить некоторые особенности. Прежде всего, вся левая половина тела от ключицы до самого низа выглядела темнее правой. Потемнение начиналось сзади от самого позвоночника, охватывало левый бок и заканчивалось у передней осевой линии тела, не доходя до нее всего на 1 дюйм. Когда девушка стояла лицом к наблюдателю, продолжение с.с. полосы за правую границу ее тела имело нормальный цвет, тогда как за левой границей цвет полосы казался более темным, но определить этот оттенок точно оказалось довольно трудно — мешала грануляция ауры, которая как бы примешивалась к цвету полосы. Это был односторонний случай феномена, уже упоминавшегося ранее (с. 176). Еще одно темное пятно обнаружилось у девушки сзади в области шеи.

Подведем итог. Практика показывает, что размеры и форма у внутренней ауры обычно меняются в меньшей степени, чем у внешней, а главные патологические изменения проявляются в ней через изменение ее субстанции. Приведенные в книге примеры свидетельствуют, что для внешней ауры изменение формы и размеров — явление довольно обычное, причем степень этих изменений может быть весьма значительной. В то же время структурные изменения в ней, как правило, оказываются либо очень слабыми, либо слишком утонченными и поэтому часто просто ускользают от внимания наблюдателя.

О цвете ауры при наблюдении ее без экранов ничего нового мы не скажем. Этот цвет ограничен главным образом двумя оттенками — синим и серым или их смесью в той или иной пропорции. Характер человека и его умственные способности оказывают на него гораздо большее влияние, нежели временные недуги и болезни. В приведенной
ниже классификации, составленной автором на основании первой сотни изученных им аур, все они разделены на три класса в соответствии с их цветом: синие ауры; ауры, сочетающие в себе синий и серый цвет; чисто серые ауры. (Данная классификация, впервые опубликованная в первом издании книги, повторяется здесь без изменений, поскольку подавляющее большинство аур, изученных автором с того времени, принадлежало больным пациентам.)

1. Синие ауры — 40 человек.

Умственные способности всех без исключения представителей этого класса были не ниже средних; в некоторых случаях они явно превосходили этот уровень.

2. Синие ауры с той или иной примесью серого — 36 человек.

Умственные способности представителей данного класса не превосходили среднего уровня; некоторые из этих людей не обладали даже такими способностями. В этот класс попали два эпилептика, один паралитик и один пациент, страдавший менингитом.

3. Серые ауры — 17 человек.

Умственные способности всех без исключения представителей этого класса оказались явно ниже средних. В него попали шесть эпилептиков, один полностью парализованный пациент, два чудака и трое слабоумных.

Цвета ауры семи оставшихся пациентов в свое время не были зафиксированы автором, поэтому в классификацию они не попали.

Приведенная классификация со всей очевидностью демонстрирует, что обладатели синих аур наделены умственными способностями в максимальной степени. Врожденная серость ауры — признак неразвитого интеллекта, однако автору так и не удалось выяснить, может ли ослабление умственных способностей, вызванное болезнью, повлечь за собой постнатальное изменение цвета ауры в сторону серого. Не исключено, что возможно и такое.

И последнее. Не следует забывать, что цвета ауры никогда не бывают насыщенными —- аурический туман обладает весьма изысканной и утонченной окраской.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

перейти в каталог файлов


связь с админом