Главная страница
qrcode

Вальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга


НазваниеВальтер Джон Кильнер. Атмосфера человека (аура) пер с англ. М. Международный Центр Рерихов, 2008. 328 с. Эта книга
Дата03.07.2019
Размер3,03 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаhuman_atmosphere.doc
ТипКнига
#76695
страница4 из 19
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Глава II

Эфирный двойник
Обратимся теперь к структуре ауры. Как и следовало ожидать, аура оказалась феноменом со сложной структурой. В ней можно видеть три хорошо различимые компоненты, добавив к ним четвертую, выделяемую исключительно ради удобства. Эти компоненты называются соответственно: эфирный двойник, внутренняя аура и внешняя аура. Упомянутая четвертая компонента называется ультравнешней аурой.

Эфирный двойник. Уже после первых наблюдений ауры автору бросилась в глаза одна интересная особенность, воспринимавшаяся им поначалу как оптическая иллюзия, однако более глубокое изучение полностью подтвердило ее реальность. Речь идет об эфирном двойнике. Он часто виден через различные цветные экраны как темная полоса, оконтуривающая тело человека и отделяющая его от самой ауры. Ширина ее обычно не превосходит 1/16 — 1/8 дюйма и, как правило, постоянна вокруг всего тела. При болезни эта полоса иногда выглядит гораздо более широкой, но такие случаи скорее патология, чем норма. У разных людей ширина эфирного двойника различна, и даже у одного и того же человека при разных условиях она не остается постоянной. Бывает, что эта полоса бросается в глаза с первого взгляда, иногда она замечается лишь после тщательного осмотра, а иной раз без специального экрана ее и не разглядеть. В тех случаях, когда эфирный двойник заметить не удается, наблюдателю кажется, что аура начинается от самой поверхности тела, но даже тогда в структуре прилегающей к телу части ауры при внимательном изучении обычно обнаруживаются некоторые отличия, детали которых можно проявить с помощью цветных экранов.

Опыт автора показывает, что люди с четко выраженным эфирным двойником — это, как правило, пациенты с Некротической тенденцией, яркость ауры которых обычно не достигает среднестатистического уровня. Если с одной стороны от пациента аура проявлена более отчетливо, чем С другой, то эфирный двойник нередко лучше выражен как раз со слабой стороны и может быть почти не заметом с яркой. Следующий пример хорошо иллюстрирует эти особенности.

Пример 17. Х.Е., девушка 18 лет. Аура девушки была достаточно широкой для ее возраста и имела лопатообразную форму (с. 182) со следами ультравнешней ауры, которая просматривалась наиболее четко напротив нижней части ной, благодаря чему форма ауры казалась почти нормальном. Это частичное проявление ультравнешней ауры наблюдалось у девушки всего несколько раз. Со стороны спины Пыл хорошо виден обычный истерический выступ. Внешняя мура простиралась на 10 дюймов вокруг головы и туловища, но резко сужалась около верхней части бедер и на уровне лодыжек имела ширину всего 4 ½ дюйма. При изучении сбоку внешняя аура имела ширину 6 дюймов спереди и 10 дюймов в самой широкой части со стороны спины, напротив поясницы. Полосчатость внутренней ауры нигде не нарушалась, но ее яркость можно было считать нормальной только справа. Левая половина внутренней ауры выглядела гораздо менее яркой, и именно вдоль левой границы тела был хорошо заметен эфирный двойник шириною 1/8 дюйма, справа и спереди он различался с большим трудом, однако пади, от уровня плеч до середины ягодиц, его ширина была вдвое больше, и только книзу, вдоль границы левого бедра, он вновь сужался до прежнего размера.

С пациентом, обладающим ярко выраженным эфирным двойником, можно провести несколько простых экспериментом. Не каждый раз они завершатся полным успехом, поскольку иногда на их исход оказывают влияние непонятные автору обстоятельства. По этой причине им можно уделить значительное время, но, поскольку их результаты имеют Пока лишь чисто теоретическое значение, для диагностической процедуры они не нужны.

Эксперименты можно проводить с любой частью тела, но удобнее всего работать с рукой или кистью пациента, так как исследование продолжается дольше того времени, в течение которого большинство людей еще не испытывают дискомфорта, оставаясь раздетыми. Рука и кисть обладают также тем преимуществом, что позволяют наблюдателю без труда исследовать и свои собственные. Как только пациент займет нужное положение, наблюдателю следует обычным образом сенсибилизировать глаза с помощью темного дицианинового экрана.

Эксперимент 1. Изучите руку и кисть пациента на черном фоне через темно-синий экран. В этом случае эфирный двойник проявится в виде темной канвы, без каких-либо признаков полосчатости и грануляции, которая плотно прилегает к телу и совершенно не похожа на саму ауру.

Эксперимент 2. Замените черный фон белым и аккуратно отрегулируйте освещенность. На этом фоне эфирный двойник будет казаться темной полосой.

Эксперимент 3. Замените синий экран зеленым. На черном фоне эфирный двойник опять будет казаться темной полосой, но уже не столь отчетливой, как через синий экран. Аура тоже будет видна, но менее четко.

Эксперимент 4. На белом фоне при приглушенном освещении эфирный двойник вокруг руки пациента через тот же зеленый экран снова будет выглядеть темным.

Эксперимент 5. Желтый экран не принесет изменений: эфирный двойник будет по-прежнему казаться темным на черном и белом фоне.

Эксперимент 6. Часто при использовании темно-красного фильтра эфирный двойник сохраняет видимость темной полосы около границы тела, похожей на ту, что наблюдалась через другие фильтры, только более четкой. Но иногда она уже не кажется пустым пространством — в ней проявляется тончайшая грануляция с тенденцией к полосчатости. Тем не менее даже в этом случае эфирный двойник все еще очень сильно отличается по цвету и текстуре от внутренней ауры.

Эксперимент 7. После смены фона на белый и соответствующей регулировки освещенности эфирный двойник при
взгляде через темный карминовый экран может приобрести розовую окраску, совершенно не похожую на тот кармино-вый оттенок, в который окрашивается экраном белый фон. Приглядевшись внимательно, вы разглядите полосчатость и одновременно обнаружите, что именно эти тонкие полоски и есть причина окраски эфирного двойника.

Как оказалось, для проявления определенных компонент ауры и выяснения некоторых ее свойств совершенно необходимы цветные экраны, поэтому уместно будет ска-зать здесь несколько слов о воздействии различных экранов на восприятие, пусть даже это отступление и покажется кому-то элементарным. Поскольку цвета ведут себя схожим образом, остановимся подробно лишь на красном.

Через темно-красный экран все белые предметы выглядят красными, а красные поверхности кажутся более светлыми, чем окрашенные в другие цвета (последние становятся более темными). В этом легко убедиться, если при обычном дневном свете положить рядом листы белой и черной бумаги и, а сверху поперек обоих расположить полосу красной бумаги среднего тона так, чтобы одна ее часть лежала на белом листе, а другая — на черном. При наблюдении через темно-красный экран будет казаться, что красная бумага потеряла почти весь свой цвет и контраст между нею и черной бумагой усилился. Другая часть красной полосы станет по цвету близка к белому листу.

Теперь, ничего не меняя в этой композиции, посмотрим на нее через светло-красный экран. Оттенок красной поносы станет чуть более темным, но контраст между нею и белой бумагой не изменится — просто к цвету каждой из них добавится немного красного в одинаковой пропорции.

Теоретически красная полоса должна ярче выделиться и фоне черной, но на практике результат зависит от чистоты черного.

Если бы мы взяли красную бумагу очень темного оттенка, тогда контраст между нею и черной бумагой не изменился бы, в то время как контраст с белой бумагой стал бы менее резким.

Причина этих явлений станет очевидной, если мы вспомним, что белый дневной свет на самом деле состоит
из всех цветов видимого солнечного спектра и что объект кажущийся белым, отражает эти цвета в равной пропорции. Когда предмет отражает только часть спектра, поглощая остальные цвета, он выглядит окрашенным. Как правило, окрашенный предмет не может поглощать абсолютно все лучи ни в каком диапазоне, поэтому в дополнение к своему собственному цвету он отражает ту или иную долю белого. Его оттенок зависит от пропорции, в которой белый свет смешан с цветными лучами, и может быть выражен количественным отношением. Если из белого света, отраженного цветным объектом, тем или иным образом удалить лучи, поглощаемые его поверхностью, его оттенок станет более чистым. Именно это и делают цветные экраны.

При работе в условиях умеренной освещенности темно-красный экран поглощает все лучи за исключением красных, которые пропускает к глазу. Белая бумага в описанных экспериментах отражает практически весь падающий на нее дневной свет, включая и красные лучи. Они оказываются единственными, которые не поглощаются экраном, следовательно, через темно-красный экран белая бумага должна выглядеть красной. Красная бумага, если она не слишком темная, отражает красные лучи, смешанные с известной долей остальных, которые также поглощаются экраном. Таким образом, красная и белая бумаги при наблюдении через темно-красный экран будут выглядеть схожими по цвету, несмотря на то что красная поглощает часть падающего на нее белого света. Действительно, даже если бы эта часть отразилась (как в случае с белой бумагой), она все равно поглотилась бы красным экраном. При замене темно-красного экрана светлым через него вместе с красными лучами начинает проходить немалая доля остальных лучей спектра, поэтому цвет красной бумаги при наблюдении через такой экран проявится более отчетливо. Следует помнить, что при низкой освещенности светлый красный экран действует в точности так же, как темно-красный на ярком свету. При выполнении этих экспериментов из-за разницы в цвете используемой бумаги и количестве света результаты могут немного отличаться от описанных, но общий принцип сохранится.


Проведем еще один эксперимент. Если через красный экран любого оттенка посмотреть на раскаленный уголь (неважно, на свету или в темноте), красный цвет угля станет более чистым, ибо уголь есть самосветящееся тело и его цвет добавляется к цвету экрана.

Подводя итог описанным в главе опытам, можно заключить, что эфирный двойник совершенно прозрачен и непосредственно окружает тело. Наблюдая его при очень благоприятных условиях, можно ясно видеть, что он испещрен тончайшими линиями более насыщенного оттенка, чем окружающая его однородная строма. Возможно, своей окраской в целом эфирный двойник обязан именно этим цветным линиям. Он обладает удивительным розовым оттенком, в котором безусловно больше синего, чем в карминовом. Совершенно непонятно, как этот розовый цвет может наблюдаться через карминовый экран на белом фоне. До сих пор этому феномену нет удовлетворительного объяснения, если не предположить самосвечения эфирного двойника или участия в феномене лучей ультрафиолетовой части спектра.


Глава III

Внутренняя аура
Непосредственно за эфирным двойником начинается собственно аура. Ближняя к телу часть ауры кажется более плотной и обладает иной текстурой по сравнению с более удаленной, тем не менее первое время автор воспринимал ауру как нечто единое, поскольку переход между этими частями выглядел слишком плавным, чтобы рассматривать их независимо. Наконец после многочисленных экспериментов автору удалось найти способ разделить ауру на две составные части с помощью цветных экранов, отличных от дицианиновых. Эти части уже известны нам как внутренняя и внешняя ауры. Новые экраны многократно расширили наши знания об ауре, открыв дополнительные возможности ее изучения при болезнях и дав объяснение некоторым непонятным ранее феноменам.

Наиболее подходящими для этой цели экранами являются: насыщенный карминовый — С, светло-карминовый — Са и голубой — В (метиленовая синь). Осмотрев пациента обычным образом, без экранов, можно перейти к изучению ауры через экран В. С его помощью обе ауры легко различаются. Внутренняя будет казаться более плотной и, как правило, более зернистой, а ее внешняя граница проявится четче. Тем не менее структура внутренней ауры будет еще не до конца различима. Внешняя аура тоже четко выделится, и ее внешняя граница может быть локализована с точностью, вполне достаточной для описания размера и формы внешней ауры. При использовании следующего экрана, Са, внешняя аура будет в той или иной степени подавлена — в зависимости от уровня освещенности и насыщенности экрана. Количество света в комнате и концентрацию красителя экрана Са следует подобрать таким образом, чтобы у паци

ента все еще были видны обе ауры. Так можно проверить, насколько точно размер внутренней ауры был определен через экран В.

Заключительный шаг состоит в осмотре ауры через темный карминовый экран С, для чего потребуется гораздо больше света. Этот экран полностью подавляет видимость внешней ауры. Начинающий наблюдатель может предположить, что экран С отрезает вместе с внешней аурой и часть внутренней. Однако многочисленные эксперименты показали, что никакого усечения внутренней ауры не происходит, если в комнате достаточно света. Именно для правильной регулировки освещенности и важно, чтобы ширина внутренней ауры была надежно определена еще при работе с экранами В и Са. При изучении через насыщенный карминовый экран внутренняя аура обычно имеет ширину от 1 ½ до 3 ½ дюйма, в зависимости от возраста и индивидуальных особенностей пациента. У детей она может быть относительно полосе широкой, чем у взрослых, хотя в абсолютном выражении ширина детской внутренней ауры безусловно меньше. Когда наблюдатель получит достаточный опыт, светло-карминовый и голубой экраны будут ему уже не нужны.

Границы внутренней ауры у здорового человека определяются расстоянием, до которого в ауре простирается по-лосчастость при исследовании ее через темный карминовый экран. Как правило, в области головы и туловища внутренняя аура имеет одинаковую ширину и обычно, хотя и не всегда, несколько сужается к конечностям. Как у мужчин, так и у женщин иногда случается, что в какой-нибудь области внутренняя аура расширяется и приобретает более грубую текстуру, но пока в ней удается различить полосчатость, неопределенности относительно границ локального расширения не возникает. (При локальных телесных расстройствах полосчатость может вообще пропасть.) У женщин расширение внутренней ауры чаще всего наблюдается по бокам от талии, у мужчин — в районе поясницы, причем появление зернистости во втором случае обычно носит патологический характер и будет описано позже. Увеличение ауры у женщин часто наблюдается в области молочных желез и живота. Об этом будет говориться в главе, посвященной беременности.
Как правило, внутренняя аура повторяет контуры тела. Ее внутренняя граница либо соприкасается с эфирным двойником, либо, в большинстве случаев, кажется прилегающей непосредственно к телу. Внешняя граница внутренней ауры имеет зубчатую форму, а ее структура образована исключительно мелкими зернами, упорядоченными так, что в совокупности они создают видимость полосчатости. Полосы эти неописуемо тонки, параллельны друг другу и расположены перпендикулярно к поверхности тела. Собственного цвета у них нет. Они кажутся собранными в пучки, причем самые длинные полоски находятся в центре пучков, а кратчайшие — на периферии. Эти пучки в совокупности и образуют «частокол» внутренней ауры. У большинства здоровых людей полосчатость замечается без труда, в то время как у людей хрупкой конституции или ослабленных болезнью она может быть обнаружена (если это вообще возможно) только при тщательной регулировке освещенности и правильном выборе оттенка экрана.

В каком бы месте внутренняя аура ни вторгалась в эфирный двойник, она почти всегда будет уничтожать его. Возникает вопрос: либо ее зерна присутствуют в эфирном двойнике всегда, пусть и невидимо, либо они выталкиваются за его пределы какой-то эмалирующей из тела силой, благодаря которой эфирный двойник освобождается от всяких зерен и поэтому выглядит совершенно прозрачным? В конце предыдущей главы этот вопрос рассматривался в примере со здоровым пациентом. Сделанное там заключение состояло в том, что эфирный двойник не содержит зерен. В предыдущем абзаце говорится, что собственного цвета у внутренней ауры не выявлено, а в главе II было сказано, что тонкие полоски эфирного двойника иногда воспринимаются как источник розового цвета. Если полосы внутренней ауры и эфирного двойника являются — что очень правдоподобно — продолжением друг друга, их описания на первый взгляд не согласуются. Однако расхождение это только кажущееся, ибо во внутренней ауре нежно-розовый цвет может подавляться красным оттенком экрана и более глубоким цветом, который получает аура. При недомоганиях и локальных расстройствах все меняется, и тогда грану-

лированная субстанция внутренней ауры, вероятно, иногда действительно вторгается в эфирный двойник. Эта тема будет обсуждаться в другой главе.

Внешняя аура начинается там, где заканчивается внутренняя, и имеет в разных местах разную ширину. Не имея четкой границы, она постепенно растворяется в пространстве, но в большинстве случаев определить ее ширину достаточно легко. Последнее утверждение, тем не менее, не всегда справедливо, ибо иногда, при очень благоприятных условиях, за ее границей можно заметить едва уловимую дымку, простирающуюся на значительное расстояние. Впечатление такое, что мы скорее только чувствуем ее присутствие, нежели действительно что-то видим. Эта эфемерная дымка, вероятно, служит продолжением внешней ауры, ибо во всех случаях, когда она наблюдалась, граница внешней ауры казалась не такой четкой, как обычно. Такая дымка встречается только у людей с большой аурой. Далее этот феномен мы будем называть ультравнешней аурой.

В конце 1915 года автору посчастливилось изучать ауру, давшую исключительно интересные и неожиданные резуль-таты. Это был первый случай, реально проливающий некоторый свет на природу ультравнешней ауры.

Пример 18 (рисунок 13). W.B., 29-летняя женщина, впер-вые обследовалась автором в 1914 году. Она имела тучное телосложение при довольно тонких костях. За четыре года до этого женщина была худой, но быстро располнела, ее тело стало тяжелым и дряблым, а вес достиг 168 фунтов. Пациентка сделалась анемичной, жаловалась на слабость и одышку, каждый ее шаг отдавался страшными болями в спине. Сердцебиение было нормальным, но из-за ожирения прослушивалось плохо; щитовидная железа не была увеличенной.

Внешняя аура имела нормальную форму и вокруг головы и туловища могла быть классифицирована почти как широкая — здесь она была 9 ½ дюйма шириной и сужалась и лодыжкам до 4 ½ дюйма. Видимость ее была очень ясной, Ни внешняя граница определялась нечетко, так как смазывалась, переходом в хорошо заметную ультравнешнюю ауру. В профиль аурический туман простирался на 4 ½ дюйма


Рис. 13

. . . . . . . . . . . . Внутренняя аура

– – – – – – – Внешняя аура при болезни

­– .... – Внешняя аура в здоровом состоянии

...... Внешняя аура после приложения

положительного электричества

перед туловищем и по обеим сторонам от бедер и ног, а в области поясницы достигал ширины 6 дюймов. Внутренняя аура как легко было догадаться по состоянию здоровья пациентки, оказалась весьма слабой. Ее ширина составляла 3 ½ дюйма вокруг всего тела. Полоса дополнительного цвета выявила у нее на спине желтое пятно, начинающееся на уровне нижних грудных позвонков и увеличивающееся в ширину над крестцом. Интересно, что поверхностное элект-

ричество (см. с. 125) было распределено по ее телу совершенно равномерно и достигало высокой интенсивности.

В ноябре того же года женщина была обследована по-вторно. К счастью, все особенности ее ауры наблюдались и в этот раз, что исключало возможность ошибки при первом обследовании.

К маю 1915 года пациентка совершенно выздоровела. Теперь она чувствовала себя сильной и энергичной, способной к длительным пешим прогулкам без утомления и болей в спине. Ее вес вернулся почти к норме, дряблость тела исчезла.

При обследовании обе ее ауры оказались очень четкими. Ширина внешней ауры составляла 12 дюймов вокруг туловища, 10 дюймов вокруг головы и 5 ½ дюйма в области лодыжек. Ее внешняя граница просматривалась совершенно ясно — абсолютно так же, как у нормальных аур, и даже лучше, чем обычно бывает у людей с широкими аурами. Ни малейшего намека на ультравнешнюю ауру не было. Внутренняя аура на этот раз имела ширину 4 дюйма. Увеличилась ли она на ½ дюйма или нет, сказать трудно, Поскольку при первом осмотре ввиду нездоровья пациентки ома была плохо выраженной и на самом деле могла быть чуточку шире, чем тогда казалось. Теперь же она выглядела предельно ясной. Внешняя аура, несомненно, выросла.

После осмотра женщина была помещена на изолированную скамью и заряжена электричеством с помощью большой машины Вимшурста. Обе ауры, как обычно, пропали (с. 113-114), но заряд подавался еще некоторое время после их исчезновения.

После этого ауры начали медленно восстанавливаться, И когда они достигли своего максимального размера, внешняя аура прибавила лишних 3 дюйма. Теперь она простиралась на 15 дюймов, но ее граница по-прежнему сохраняли ясную видимость. Заметим, что даже при такой ширине они, несомненно, находилась в пределах той ультравнешней ауры, которая наблюдалась ранее. Этот эксперимент хорошо согласуется с гипотезой о том, что ультравнешняя аура является просто слабовыраженным расширением внешней ауры.


Другой пример чрезвычайно интересен тем, что дает нам новую информацию и одновременно подтверждает наблюдения, сделанные в предыдущем случае.

Пример 11 (продолжение). В июне 1915 года упоминавшаяся натурщица сначала была тщательно обследована с целью удостовериться, что обе ее ауры находятся в нормальном состоянии. Особое внимание уделялось поиску ультравнешней ауры, ни малейших признаков которой обнаружено не было. Внутренняя аура имела обычную для здорового человека видимость с хорошо просматривающейся полосчатостью. Затем натурщица была помещена на изолированную скамью и заряжена отрицательно при помощи большой машины Вимшурста. Эффект был обычным, но по каким-то неизвестным причинам аура и в этот раз, и во всех последующих экспериментах исчезала гораздо медленнее, чем у большинства других людей. Зарядка электричеством продолжалась еще несколько минут после исчезновения ауры. Пока аура отсутствовала, рядом с телом женщины была помещена рука, которая испускала луч самым обычным образом; однако никакого отклика со стороны ее ауры при этом не наблюдалось. Факт сам по себе интересный, ибо было неясно, может ли луч достичь тела без встречного усиления. На этот раз так и не удалось определить точно, достиг ли он самой поверхности тела или нет.

Как только зарядка электричеством прекратилась, аура начала медленно восстанавливаться. Через несколько минут она была снова измерена. Теперь она простиралась на 10 дюймов вокруг головы, на 15 дюймов около туловища и на 6 дюймов в области ног, имея правильную яйцеобразную форму. Спереди она имела ширину 6 дюймов, напротив поясницы — 9 дюймов, причем сзади ее граница опускалась по прямой линии от плеч до самой выступающей части ягодиц; далее вниз она сохраняла ширину 6 дюймов. Внутренняя аура простиралась на 4 дюйма, однако выглядела нечеткой. Поначалу никак не удавалось выяснить, присутствует ли в ней полосчатость, поскольку изменения в ауре происходили слишком быстро, чтобы можно было что-либо разглядеть. Спустя полчаса был проведен повторный осмотр. Внутренняя аура по-прежнему оставалась неизменной, в то время


как внешняя еще немного расширилась, прибавив дополни-тельно 3 дюйма; при этом ее внешняя граница стала нечеткой — создавалось ощущение присутствия ультравнешней ауры. Наиболее удаленная часть аурического тумана напоминала настоящую ультравнешнюю ауру, а чуть более близкая к телу уже казалась переходной между ультравнешней и истинно внешней аурой. Это наблюдение, по-видимому, также подтверждает, что ультравнешняя аура является не более чем расширением внешней ауры.

Если это так, вполне вероятно, что она присутствует всегда, независимо от ширины внешней ауры, но, как правило, оказывается слишком слабой для настоящих методов изучения. Средние по ширине и даже узкие ауры могут быть усилены статическим электричеством, о чем будет рассказано дальше (с. 115).

Обычные размеры и форма внешней ауры подробно описаны в главе I. На вид она кажется слабым аморфным облаком, лишенным всякой внутренней структуры, которое можно осветить, но которое само по себе не является самосветящимся в обычном понимании этого слова (см. с. 101).

При длительном изучении становится очевидно, что ауpa не является совершенно неизменным образованием — то там, то тут в ней постоянно происходят какие-то измене-ниями. Одна ее часть неожиданно может стать более яркой, а через несколько секунд или минут снова вернуться к прежнему состоянию; одновременно такая же метаморфоза может начаться в любой другой ее части. Обычно такие флуктуации происходят спонтанно, без видимых на то причин.

Самое характерное кратковременное явление в ауре — лучи. Для удобства их можно разделить на три группы:

1) лучи, идущие из одной части тела в другую или от одного человека к другому;

2) лучи, выходящие из тела и уходящие прямо в окру-жающее пространство;

3) яркие области внутри ауры, которые названы псевдо-лучами в силу того, что их появление внешне напоминает появление лучей двух первых групп.

Рассмотрим сначала последнюю группу — псевдолучи. Псевдолучи наблюдаются только в непосредственной близости от тела и нигде более. Псевдолучи возникают во внутренней ауре и граничат с телом с одной стороны и с внешней аурой — с другой. В большинстве случаев они имеют удлиненную форму с главной осью, ориентированной параллельно поверхности тела. Обычно их ось видна очень четко, а их концы постепенно растворяются в ауре. Как правило, псевдолучи возникают внезапно и столь же быстро исчезают. Если наблюдать за ними через темный карминовый экран, во многих случаях можно заметить полосчатость, хотя в других проявляется зернистость. Эти псевдолучи появляются не так часто, как лучи других групп. Не следует путать их с зернистыми участками внутренней ауры, которые встречаются гораздо чаще, хотя автор должен признаться, что у него самого долгое время было неправильное представление о них.

Лучи первой группы, по-видимому, самые яркие из всех. Они могут выходить из произвольной части тела и устремляться к любой другой, если эти части находятся достаточно близко друг к другу и угол между ними не слишком велик. Гораздо чаще они излучаются неровностями тела, нежели гладкими поверхностями. При отведении руки в сторону можно заметить один или несколько лучей, связывающих ее с телом. В данном случае они, скорее всего, идут от тела к руке, а не наоборот, ибо всегда перпендикулярны телу, а с рукой образуют различные углы. Еще один хороший пример явления, очень часто проявляющегося при осмотре: когда пациент ставит руки на талию и разводит в стороны локти, луч может «выстрелить» из подмышечной впадины и устремиться к запястью. Кроме того, луч может появиться, если исследователь приблизит к телу пациента свою руку. В данном случае лучи будут соединять двух людей, иллюстрируя взаимное притяжение человеческих аур. Тщательное изучение показывает, что эти лучи формируются главным образом посредством удлинения внутренней ауры, которая остается возбужденной еще некоторое время после удаления руки наблюдателя. Этот феномен уже описывался нами в качестве тренировочного упражнения (с. 32).

Другой замечательный пример внешнего воздействия, вызвавшего появление луча, будет описан позже. Известен случай, когда луч, соединявший руки двух людей, в течение нескольких секунд изменил свой цвет с ярко-желтого на чистый рубиново-красный.

Лучи второй группы выходят под прямым углом к поверхности тела и устремляются в пространство, никуда не отклоняясь. Чаще всего кажется, что они заканчиваются и пределах границы внешней ауры, но известно немало случаев, когда они наблюдались заходящими в область ультравнешней ауры (если таковая существовала). Однако автору так и не удалось выяснить, простираются ли они на самом деле за пределы этой области или нет. Обычно по мере уда-пения от тела яркость этих лучей падает. Их границы, как правило, параллельны (реже расходятся) и прямолинейны. Особенно это касается лучей, выходящих из пальцев.

Перпендикуляр к поверхности тела, очевидно, является естественным направлением для лучей, однако внешнее воздействие может их отклонить, заставив выйти под другим углом к этой поверхности; между тем никогда еще не наблюдалось случая, чтобы лучи изгибались. Этот феномен легко наблюдать на примере лучей, исходящих из кончиков пальцев, которые продолжают направление пальцев только до тех пор, пока рядом не появится что-нибудь их притягивающее. Если поднести к ним кисть другой руки на расстояние 8-10 дюймов и двигать ею вверх-вниз, все лучи, соединяющие пальцы рук между собой, будут оставаться совершенно прямыми, несмотря на то что движение второй руки будет постоянно изменять углы между лучами и пальцами. Ни малейшего изгиба самих лучей мы не увидим. Хорошей иллюстрацией служит и такой эксперимент: пусть один человек держит кисти рук одну напротив другой (как было только что описано), а другой расположит свои кисти рук подобным образом в той же плоскости, но под прямым углом к рукам первого. Тогда основные лучи образуют крест, а дополнительные — соединят кисти смежных рук. И снова ни один из этих лучей не изогнется ни на йоту.

Размеры лучей могут быть самыми разными и сильно зависят от места на теле, из которого выходят. К примеру, лучи, исходящие из плеч, почти всегда широкие, в то время как ширина лучей, исходящих из кончиков пальцев, редко превышает полтора диаметра пальца. Несмотря на то что при благоприятных условиях лучи можно видеть исходящими из любой части тела, очень редко удается заметить луч, идущий от пациента в сторону наблюдателя. Этот факт объясняется чрезвычайной прозрачностью лучей. Их видимость зависит от фона, а кожа пациента в данном случае служит далеко не лучшим фоном. Кроме того, ситуацию усложняет и ракурс. В данном случае лучше всего подходит черный фон, так как на нем лучи просматриваются настолько ясно, насколько это возможно. Несмотря на то что лучи, направленные от пациента к исследователю, могут быть невидимыми, их присутствие тем не менее иногда может быть обнаружено по вызываемому ими изменению оттенка полосы дополнительного цвета, о чем еще будет говориться далее.

Помимо обычных лучей голубоватого цвета наблюдались также красные и желтые лучи. Возможно, они могут принимать и другую окраску. Внешняя аура, по-видимому, никакого отношения к их появлению не имеет, так как какого-либо влияния лучей на ее плотность и яркость никогда не наблюдалось.

Сходство структуры лучей со структурой внутренней ауры наводит на мысль, что оба эти явления имеют общее происхождение; в сущности, луч состоит из удлиненных пучков внутренней ауры.

Ранее уже говорилось, что когда один человек подносит руку к любой части тела другого, между ними возникают лучи. Структура одного такого соединяющего луча выяснилась благодаря следующему наблюдению.

На обследование ауры пришел темнокожий человек (пример 6). Его аура имела очень грубую текстуру и грязно-коричневую окраску. Когда исследователь поднес к его телу свою руку, появился обычный соединяющий луч, в котором можно было легко различить светлоокрашенные и перемежающиеся с ними коричневые лучи, причем лучи обоих видов тянулись вдоль всего промежутка между телами без малейшего смешения.

Стоит заметить, что такие лучи легче получить между двумя выступающими частями тела, нежели между большими участками гладких поверхностей. К примеру, если наблюдатель поднесет палец к боковой поверхности тела испытуемого, вскоре возникнет луч, который проявится быстрее и будет виден отчетливее ближе к пальцу, чем к телу. Потом его яркость вдоль всего промежутка может выровняться, но этого может и не произойти. Если же наблюдатель поместит палец на таком же расстоянии от выступающих частей тела пациента (напротив носа, подбородка, согнутого локтя или пальца), лучи станут появляться быстрее и, как правило, будут более яркими. Таким образом, аурический потенциал (если можно так выразиться) на выступающих участках тела выше, чем на ровных. В этом он похож на статическое электричество.

Если обнаженное предплечье наблюдателя расположить параллельно телу испытуемого, промежуточные участки их аур станут ярче и будут смешиваться, демонстрируя феномен взаимного притяжения аур. Расстояние между пациентом и наблюдателем в этом случае должно быть достаточно большим, чтобы между их видимыми аурами оставался промежуток в 1-2 дюйма. Исключительно важным условием для участников такого опыта будет сведение их ментальной активности к минимально возможному уровню. О влиянии мышления на ауру дальше будет говориться подробнее, но для иллюстрации важности названного условия достаточно провести следующий опыт. Пусть наблюдатель расположит палец на расстоянии около 18 дюймов от тела испытуемого. Вскоре он заметит, что луч, выходящий из пальца в направлении пациента, настолько подвержен сознательной регулировке, что одним только усилием мысли можно довольно легко дотянуть его до поверхности тела.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом