Главная страница

Методика Г.Аммона. Я-структурный тест аммона


Скачать 301,5 Kb.
НазваниеЯ-структурный тест аммона
АнкорМетодика Г.Аммона.doc
Дата16.12.2017
Размер301,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаМетодика Г.Аммона.doc
ТипДокументы
#37896
страница1 из 4
Каталогid182114490

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: Словарь гендерных терминов.doc, Kletsina_I_S_-_Gendernaya_psikhologia.pdf, Бердяев Н. - Эрос и личность.doc, Shulga_E_N_-_Kognitivnaya_germenevtika.pdf, Annotatsia_D_I_Dubrovskiy.pdf, Khitruk_E_B_-_Suschestvuet_li_zhenschina.pdf, Z_Freyd_-_Nedovolstvo_kulturoy.pdf, Захер-Мазох, Делез, Фрейд. pdf.doc, Р. Мэй Искусство психологического консультирования.doc, Mak-Vilyams_Nensi_Psikhoanaliticheskaya_diagnostika.pdf и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4



Я-СТРУКТУРНЫЙ ТЕСТ АММОНА
Опросник для оценки центральных личностных функций на структурном уровне.

Пособие для психологов и врачей. –СПб, 1998, 70 с.).
Пособие подготовлено в соответствии с договором 620/041/014 Отделением научных основ организации психоневрологической помощи и подготовки кадров совместно с лабораторией медицинской психологии Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева.

Авторы-составители: доктор медицинских наук, профессор Ю. Я. Тупицин, канд. психол. наук В. В. Бочаров, психолог Т. В. Алхазова, лаборант-исследователь Е. В. Бродская.

Предлагаемая версия Я-структурного теста разрабатывалась при участии профессора А. А. Чуркина и профессора Б. С. Положего (Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского).

Пособие посвящено разработке оригинальной русскоязычной версии Я-структурного теста.

Новизна: впервые в России адаптирована психоаналитическая тестовая методика, позволяющая целостно оценить структуру личности в совокупности ее здоровых и патологически измененных аспектов. Опросник может быть полезен также как инструмент для скрининговых эпидемиологических исследований, как средство для оценки психологической динамики в процессе лечения.

Пособие предназначено для психологов и врачей, работающих в разных лечебно-профилактических учреждениях здравоохранения.

Размножение пособия без разрешения авторов не допускается

Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева. Отделение научных основ организации психоневрологической помощи и подготовки кадров.

Оглавление




Введение 1

Теоретические основы метода 2

Психометрические параметры теста. 14

Характеристики отдельных шкал 17

Заключение 42

Список литературы. 44

Приложение (текст опросника; инструкция испытуемому)


ВВЕДЕНИЕ




Усложнение социально-политической, экономической и демографической ситуации в обществе предъявляет особые требования к развитию и применению психологических знаний. С одной стороны, значение человеческого фактора как источника активного творческого преобразования окружающей действительности неизмеримо возрастает, а с другой стороны, теперь значительно в большей степени чем раньше психическое здоровье уязвимо из-за усложнившихся отношений человек-среда. В этой связи психологические теории давно перестали быть «экзотическим» довеском к социальным, экономическим, техническим и другим знаниям. Психология активно «работает»: здесь подбор и оптимальная расстановка кадров, создание благоприятной среды для творческой реализации личности, максимальная реализация индивидуального потенциала человека в процессе воспитания и образования. Но не менее важен учет психологических факторов в процессе возникновения и разрешения межличностных конфликтов, выборе оптимальных стратегий психологической адаптации в ситуациях «катастроф», преодоления жизненных кризисов, диагностики и коррекции отклоняющихся форм поведения, компенсации психических и физических дефектов, то есть в решении проблем психического здоровья.

Одной из отличительных особенностей современного состояния дел в этой сфере является отмечаемый многими авторами рост числа пограничных нервно-психических расстройств, к которым трудно применить традиционные психиатрические критерии оценки.

Реально существенно возрастает потребность в «тонких» психодиагностических методах исследования. Несмотря на то, что арсенал клинической психодиагностики достаточно обширен, его все же явно не хватает для решения многих задач, выдвигаемых современной жизнью. Одной из существенных проблем психодиагностических методов, по видимому, является их значительная привязанность к строго определенным теоретическим концепциям. Это в значительной мере затрудняет практическую операционализацию тестовых результатов, другими словами, тест, зачастую, содержит весьма ценную информацию, но ее непосредственное использование в очень сильной степени зависит от психологической образованности потребителя. А так как в конечном счете пользователем психодиагностической информации является не профессиональный психолог, а педагог, врач, социальный работник, менеджер и т.п. значительно возрастает возмож-ность неквалифицированной, ложной интерпретации тестовых результатов.

Таким образом, современный психодиагностический инструмент (тест) должен, по видимому, позволять не только получать психологически важ-ную информацию, но и представлять ее в форме удобной для практическо-го использования.

Эта общая для всей психологической науки ситуация в России приоб-ретает особую остроту, потому что методологическая база отечественной психодиагностики была существенно ограничена. Многие ценные наработки западных школ долгое время оставались не востребованными. Теперь, ког-да сняты идеологические барьеры, ситуация заметно изменилась. Одной из наиболее актуальных задач стало использование возможностей многосто-роннего описания личности, привлечение уже найденных решений в отечес-твенные диагностические исследования. Однако, безусловная опасность такого подхода таится как в возможности утраты целостности объекта описания - личности человека, так и в возрастающей вероятности неком-петентных трактовок получаемых экспериментальных данных, в том числе и вследствие наличия транскультуральных различий.

В настоящем руководстве рассматривается русскоязычная версия Я-структурного теста, созданного немецкими психоаналитиками на основе концепции личности Гюнтера Аммона. Данная методика разработана автора-ми в соответствии с принципами динамической психиатрии. В связи с этим в настоящем руководстве наряду с традиционными сведениями о диагностических возможностях методики, собственно параметрах теста, приемах обработки и интерпретации получаемых данных и областях применения, освещаются основные теоретические положения динамической психиатрии и представления о личности, без понимания которых невозможно, на наш взгляд, правильное использование данной методики.

Н о в и з н а предлагаемой методической разработки состоит в том, что в п е р в ы е в России создана русскоязычная версия психоаналитической тестовой методики, позволяющей целостно описать структуру личности в совокупности ее здоровых и патологически измененных аспектов.

2. Теоретические основы метода

Динамическая психиатрия Г.Аммона представляет собой самостоя-тельное направление в развитие современной медицины. Она возникла и тесно связана с психоанализом, но в отличие от последнего в холистическом подходе стремиться максимально интегрировать различные аспекты понимания сущности человека.

Динамическая психиатрия выработала самостоятельные представления о закономерностях развития человеческой личности, структуре и динамике психической деятельности, психическом здоровье, причинах и механизмах его нарушений, формах психической патологии, методах терапии.

Как и в любом психоаналитическом направлении важнейшую роль в динамической психиатрии имеет понятие бессознательного. Однако представ-ления о границах бессознательного, механизмах его функционирования, соотношение с осознаваемым в рамках данного направлениия вполне самостоятельны и имеют свою специфику, представленную в соответствующих теоретических концепциях и основополагающих понятиях динамической психиатрии таких как гуманструктуральная модель личности, многомерность, социальная энергия, социально-энергетическое поле, идентичность, груп-повая динамика, психотерапевтическая среда, архаические заболевания Я, спектральный характер психических нарушений, наверстывающее разви-тие Я.

В рамках настоящего изложения методологических основ Я-структурно-го теста особое значение имеют представления Гюнтера Аммона о структу-ре личности.

Аммон понимает личность как сложное многоуровневое структурное об-разование, выделяя первичные органические структуры, которые охваты-вают нейрофизиологические и биологические функции человека; цен-тральные бессознательные функции, такие как агрессии, страх, сек-суальность, креативность, нарциссизм и т.д.; вторичные сознательные функции, которые определяют содержание способностей и навыков человека.

Основополагающим понятием личности для Аммона является Я-идентич-ность, именно она представляет собой ядерное психологическое образова-ние, обеспечающее целостность личности.

Идентичность теснейшим образом связана с другими центральными пси-хическими функциями, деятельность которых опосредуется идентичностью и опосредует ее, другими словами, структура центральных Я-функций, буду-чи в значительной мере обусловлена характером идентичности, в свою очередь, обеспечивает ее сохранение и развитие. Процесс развития чело-века, возникновение психических расстройств и их преодоление понимают-ся динамической психиатрией как процесс преобразования Я-идентичности.

Выделенные в схеме (рис.1) вторичные Я-функции (переживания, спо-собности и навыки) представляют собой поведенческую реализацию цен-тральных Я-функций, опосредованную телесными (биологическими, сомати-ческими, физиологическими и нейрофизиологическими) особенностями инди-вида.

Эти функции в отличие от центральных осознаются и определяют кон-кретное содержание психической активности и своеобразие жизненного стиля человека.

В отличие от большинства психологических концепций личности гуман-структуральная модель личности Аммона не может быть понята вне процес-са взаимодействия индивида и окружающей среды. «Структура подразуме-вает, прежде всего статичное представление о личности. При динамичес-ком рассмотрении, индивидная структура является системой, свойства ко-торой вытекают не только их многомерной статичной структуры, но и из динамических обменных процессов, которые происходят как внутри систе-мы, так и между системой и ее окружением. Индивидная система гибко раскрывается навстречу полям межличностных отношений, так что восста-новление и изменение структуры личности возможно через процессы обме-на социальной энергией».

Таким образом, развитие и функционирование личности может быть по-нято с позиций динамической психиатрии только как результат взаимодей-ствия индивида и окружающей среды, при этом в качестве важнейшего сре-дового фактора выступают межличностные отношения. Интегрированная со-вокупность межличностных отношений фактически представляет собой ту психодинамическую почву, в которую вписывается индивид в процессе со-циализации - т.е. формирование специфически человеческой личности.

Особое значение здесь имеет «динамический, энергетический» аспект, межличностные отношения по сути понимаются динамической психиатрией не как «пересекающиеся интеракции, а как групповое динамическое поле». Для понимания внутренней динамики обменных процессов, осуществляющих-ся между индивидом и первичной группой, в которой формируется человек, Г.Аммон вводит понятие «социальная энергия».

Социальная энергия по Аммону представляет собой эквивалент орто-доксального психоаналитического «либидо». Однако, в отличии от последне-го по своей природе она отражает не результат биологического функцио-нирования организма, а процесс межличностного взаимодействия.

Следует подчеркнуть, что в понятии социальной энергии не содержит-ся чего-либо «мистического»; в основе его лежит хорошо известный, опи-санный еще К.Левиным, феномен силового взаимодействия психических по-лей, подчиняющегося групповым динамическим закономерностям.

По своему характеру обменные энергетические процессы между груп-пой и индивидом могут быть как позитивными, способствующими развитию Я-идентичности, так и негативными, препятствующими формированию «здо-ровой» личности.

Важнейшим структурным образованием, обеспечивающим характер тако-го взаимодействия являются по Аммону центральные Я-функции, эти ин-трапсихические образования понимаются в динамической психиатрии как своего рода «органы», призванные обеспечивать индивидуальную психоло-гическую адаптацию. Как и всякий другой орган эти функции могут быть сформированы «нормально», «патологически» или «задержаны « в своем развитии.

Решающим здесь является характер взаимодействия как в первичной группе (прежде всего родительской семье), так и в целом в группо-дина-мическом жизненном поле. В свою очередь уровень сформированности Я-функций определяет особенности взаимодействия в последующих межлич-ностных отношениях, т.е. обмене «социальной энергией».

Такой обмен может позитивно расширять возможности личности, спо-

собствовать ее интеграции (развитию Я-идентичности), обеспечивать оп-

тимальную адаптацию к среде и, другими словами, иметь к о н с т р у к

  • т и в н ы й характер,- с одной стороны; деформировать личностную структуру, дезинтергрировать процесс становления Я-идентичности, деза-даптировать, - т.е. действовать д е с т р у к т и в н о,- с другой; или же препятствовать становлению личности, необходимой дифференциа-ции психических функций, снижать интенсивность динамических межличнос-тных взаимодействий - тем самым порождать функциональный интрапсихи-ческий д е ф и ц и т.

В связи с этим динамическая психиатрия выделяет три качества со-циальной энергии и соответствующие им три составлящие функциональной организации Я: конструктивность, деструктивность, дефицитарность.

С точки зрения методологии Я-структурного теста особое значение имеет понимание соотношения «сознательного и бессознательного» в кон-цепции динамической психиатрии. Как видно из рис.1 идентичность, цен-тральные Я-функции и частично телесные функции находятся в области бессознательного. Сознание же охватывает лишь вторичные психологичес-кие функции (способности, переживания и навыки). Таким образом, цен-тральные личностные образования , являясь «гипотетическим конструктом», недоступны непосредственному наблюдению, и могут прояв-ляться лишь через вторичные функции, деятельность которых в значи-тельной мере ими определяется. Бессознательное понимается Аммоном «как выражение (конденсат) отношения, которое в различных формах вновь от-крывается в каждой актуальной интеракции», тем самым, создается «пред-посылка для измеримости гуман-функций».

В тестовом психодиагностическом аспекте такое понимание соотно-шения сознательного и бессознательного, а также функциональный харак-тер последнего позволяют сформулировать на первых взгляд парадок-сальное положение - о доступности измерения бессознательного с по-мощью сознательного самоотчета. Вместе с тем возможность такого изме-рения действительно существует, если в тестовых утвеждениях заклады-ваются набор ситуаций, в которых может более или менее однозначно проявиться бессознательное. Другими словами, «утверждения в Я-струк-турном тесте должны перемещать испытуемых в групповые динамические си-туации, при этом бессознательная Я-структура должна выражаться самоо-ценками собственных переживаний и поступков в представленных ситуа-циях отношений». Проще говоря, айтемы должны представлять собой своеобразные проективные «ловушки» для бессознательных центральных Я-функций.

С методологической точки зрения, особенно важным является вопрос о выборе тестовых «мишеней». Проблема состоит в том, что в теоретичес-ком плане бессознательное включает потенциально бесконечным количес-твом Я-структур. В этой связи неизбежно актуализируется необходимость отбора тех образований, которые, с одной стороны, репрезентативно от-ражают целостную структуру бессознательного, а с другой, наиболее ин-формативны для решения практических , например, психотерапевтических задач.

В представляемой версии Я-структурного теста такими образования-ми являются агрессия, страх, контроль границ Я (Я-отграничения), нар-циссизм и сексуальность. В своей совокупности эти центральные гу-ман-функции (в терминологии Г.Аммона) составляют определенный «срез гу-манструктуры». Таким образом, Я-структурный тест может рассматри-ваться как развивающаяся психодиагностическая система, в которую в последующем могут быть включены диагностические оценки состояния дру-гих центральных Я-функций, как , например, креативность, телесное Я и др.

Далее целесообразно кратко рассмотреть основные понятия , ис-пользуемые в настоящий момент диагностической системой ISTA.

К ним прежде всего относится понятие АГРЕССИИ. В современной психологии не существует единого представления о психической реальнос-ти, однозначно соотносимой с понятием агрессии. К агрессии относят ши-рокий спектр явлений, характеризующих отношения индивида с окружающим. В то время как одни исследователи рассматривают агрессию как важную характеристику поведения индивида, направленного на преодоление препят-ствий, в качестве которых могут выступать как внешние предметы, собы-тия, люди и.д., так и собственные психические особенности; другие - подчеркивают интрапсихический характер этого феномена, т.е. прежде всего говорят об агрессивности как об устойчивом свойстве субъекта, отражающем его врожденно-биологические или социально-приобретенные особенности. В этой связи выделяют ауто- и гетероагрессию, темперамен-тную и характерологическую, конкретно ситуационную или личностную аг-рессивность.

Исследователи расходятся во взглядах относительно того круга яв-лений, которые принадлежат феномену агрессии. В зависимости от теоре-тических предпочтений сюда включаются действия индивида по преодоле-нию встречающихся трудностей или фантазии, субъективные интерпретации, сновидения, в которых отражается стремление к нанесению ущерба, реальные поступки или символические действия, самостоятельная актив-ность субъекта, связанная с отстаиванием собственных интересов или чувство недоброжелательности внешнего окружения, физические действия или словесные высказывания и т.п.

Многогранность феномена агрессии проявляется и в том значении, которое придают ему различные авторы. Если одни рассматривают его как исключительную деструкцию, то другие акцентируют внимание на аспекте адаптивности-дезадаптивности агрессивных проявлений.

В концепции динамической психиатрии агрессия рассматривается как центральная Я-функция. Тем самым, во-первых, подчеркивается ее важней-шее значение как структурной личностной составляющей, а во-вторых, указывается на функциональный, активно-приспособительный характер это-го интрапсихического образования. Агрессия понимается как степень ак-тивности отношения индивида к окружающему миру в целом и отдельным его аспектам, как уровень целенаправленности и целесообразности душевной деятельности. Агрессия обеспечивает способность к контактам, формиро-ванию и удержанию целей, активно-любопытное отношение к миру. Агрес-сия, таким образом, изначально представляет собой общий потенциал ак-тивности, которым распологает личность для решения задач адаптации и поддержания идентичности. Вместе с тем, в зависимости от характера структуры группо-динамических полей, т.е. структуры отношений прежде всего в первичной (родительская семья), а в последующем и референтных (ближайшее окружение) группах, агрессия может терять свое приспособи-тельное значение становясь дезинтегрирующим и дезрегулирующим фактором.

Одним из важнейших психических феноменов, обсуждаемых во всей пси-хологической, в том числе психоаналитической литературе является ТРЕВОГА. Рождается ли человек с чувством страха, тревоги, или они воз-никают в процессе жизни? Имеет тревога телесные или психические корни? Представляет собой тревожные состояния болезненный симптом или, они являются «нормальной» составляющей душевной деятельности? Выполняет тревога адаптивно-приспособительную роль, или она просто дезоргани-зует любую психическую активность? Является тревога свойством темпера-мента человека, чертой его характера или это ситуативная реакция? Тот или иной ответ на любой из этих вопросов зачастую рождает целое нап-равление в психологии.

Несмотря на многочисленные исследования до настоящего времени остаются непроясненными многие вопросы, связанные с происхождением тревоги - страха, механизмами их проявления, ролью в интрапсихической интеграции, значением в патогенезе психических расстройств и сомати-ческих нарушений.

В современной зарубежной и отечественной психиатрии и медицин-ской психологии принято различать в спектре явлений тревожного ряда прежде всего страх как « эмоцию, возникающую в ситуациях угрозы биоло-гическому или социальному существованию индивида и направленную на ис-точник действительной или воображаемой опасности»; и тревогу как «эмо-циональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опаснос-ти» и имеющее интрапсихическое происхождение.

Феноменологическая яркость явлений тревожного ряда (от эмоцио-нального напряжения, свободно плавающей тревоги, фобий... до страхов о неотвратимости надвигающейся мировой катастрофы) обусловливала пони-мание тревоги-страха прежде всего как особых эмоциональных с о с т о я н и й.

В концепции динамической психиатрии, напротив, акцент в рассмотре-нии тревоги ставится на ее функциональном значении. Тревога-страх рас-сматриваются здесь преимущественно как центральная личностная функция, выполняющая особую роль в интрапсихической организации индивида. С по-зиций динамической психиатрии, таким образом, имеется возможность ох-ватывать различные подходы в понимании феномена «тревоги».

В своей основе тревога представляет собой важнейший регулятор взаимоотношений индивида и среды. Другими словами, именно она позво-ляет ориентироваться субьекту в сложном мире объектных отношений. Тре-вога необходима как условие проявления активности, приобретения ново-го опыта, поддержания и развития Я-идентичности. При этом важно, что тревога возникает, по мнению Г.Аммона, во всякой ситуации, требующей подтверждения идентичности, и, фактически является «энерго-регулятор-ной величиной преодоления таких ситуаций».

Как и ранее описанная Я-функция агрессии, тревога, как цен-тральное функциональное составляющая Я, решающим образом формируется в раннем симбиозе, т.е. в контакте с матерью и первичной группой. Харак-тер взаимодействия определяет основные особенности этой центральной Я-функции. Станет ли она «нормальным» регулятором психической дея-тельности, способствуя адекватному приспособлению индивида, или же бу-дет дезинтегрировать деятельность Я, целиком определяется спецификой бессознательного группо-динамического поля, которое окружает развиваю-щуюся личность.

Опасность, по мнению Г.Аммона, необходимым образом присуща дей-ствительности, а потому наличие определенного уровня чувства трево-ги-страха обязательно для нормального развития Я-идентичности. Особое место при этом имеет развитие способности сосуществовать с этой трево-гой. Такая способность обеспечивает возможность, с одной стороны, по-лучать информацию необходимую для объектного манипулирования, с дру-гой стороны, сохранять психическую интеграцию. Недостаточность такой способности приводит к существенным деформациям в развитии Я-функции тревоги: угрожающая информация может вести к дезинтеграции, определен-ным нарушениям целостности Я, тем самым Я-функция тревоги становится деструктивным фактором, препятствующим приспособлению. Отсутствие дан-ной способности вызывает функциональный дефицит, вовлекающий в про-цесс адаптации другие Я-функции и, таким образом, деформирующий целос-тную структуру Я.

Одним из наиболее сложных и наименее разработанных в психологии вопросов является вопрос о «ГРАНИЦАХ» Я. Здесь со всей отчетливостью проявляется проблема многозначности самого понятия Я, которое, с од-ной стороны, может рассматриваться в контексте метафизической дихото-мии Я - НЕ-Я, где познающему субъекту противостоит внешний мир, с дру-гой, - в контексте соотношения различных интрапсихических образований, таких например, как ИД, ЭГО, Супер-ЭГО, Я-идентичность, Самость, Идеал Я, Образ Я и т.д. Исследователи существенно расходятся как в определе-нии тех содержаний, которые образуют Я, так и в описании основных пси-хических процессов, конституирующих структуру Я.

Понятие Я, как отдельного интрапсихического образования, особой подструктуры личности было введено психоанализом Freud'а. В психоана-литических теориях, в отличие от ранее существовавших представлений, Я рассматривается не как совокупность внутреннего жизненного опыта чело-века, а как осознаваемое отождествление индивидом себя в качестве субъекта своих мыслей, эмоций, чувств и действий, сохраняющего внут-реннее психологическое тождество настоящего, прошлого и будущего.

Такое понимание актуализирует вопрос о «границах» Я, другими сло-вами, существенно обостряется потребность разграничения Я и НЕ-Я уже не в абстрактно-философском, а конкретно психологическом смысле. Здесь, прежде всего, важны два аспекта отношений: Я и внешнее окруже-ние; Я и внутреннее психическое.

Уже со времен Freud'а, выделившего Я в самостоятельную подструкту-ру, Я-границы понимались не как абстрактная деморкация, или пассивный механический барьер (фильтр), а как динамическое единство многих пси-хических процессов. Иначе говоря, Я-граница мыслилась как процесс раз-деления различных психических содержаний, осуществляемый на основе сознательных субъектных идентификаций. Я рассматривалось как инстру-мент для разрешения противоречий между сознанием и бессознательным, индивидом и внешней реальностью, инстинктом и моральными требованиями социума.

Развивающаяся ЭГО-психология, начиная от ранних работ A.Freud(1936), вплоть до исследований E.H.Erikson'a (1965) отводит Я центральное место в интегральной психической организации человека. В связи с этим большинство авторов последовательно указывают на значи-тельную «автономность» Я и наделяют его собственной cтруктурой, кото-рая наряду со сферой относительно « свободной» от инстинктивных пот-ребностей, притязаний окружающего мира и конфликтов, содержит «первич-но заданные автономные предрасположенности» (Hartmann,1939) к прогрес-сивной нейтрализации либидонозной и агрессивной инстинктивной энергии. Эти предрасположенности фактически представляют собой «автономные фун-кции Я» (Rapaport,1958), препятствующие гиперадаптации как к инстин-ктивным требованиям, так и к внешней окружающей реальности.

В гуман-структуральной модели личности G.Ammon'a используется разработанная P.Federn'ом (1952) концепция «подвижной границы Я». P.Federn считал, что Я представляет собой своего рода «динамическое единство, окруженное гибкими границами». Эти границы являются «перифе-рическим органом восприятия снаружи и изнутри» и загружены переменным количеством свойственной Я нарцисстической энергии.

Разделяя теоретические представления Federn'а об «относительной автономии Я», о «гибких границах Я» и о «первично заданных автономных предрасположениях Я», G.Ammon понимает построение «подвижных» границ Я как решающую фазу в развитии Я, именно оно позволяют человеку «пережи-вать чувство и сознание собственной идентичности,что обозначает отме-жевание от мира фантазий, от окружающего мира...»(G.Ammon,1988), при этом выделение индивидом себя из раннего детского симбиоза представ-ляет первый творческий акт в собственном опыте идентичности.

Cпецифика группо-динамических условий разрешения симбиотических связей в первичной группе (характер интерперсональных отношений в се-мейном окружении ребенка) может способствовать, или напротив, затруд-нять (вплоть до «запрещения») формирование и последовательное постоян-ное расширение границ Я, т.е. либо создавать предпосылки, либо препят-ствовать формированию бесконфликтной, относительно свободной от прес-синга внутренних потребностей и внешней реальности деятельности как всех центральных Я-функций, так, в первую очередь, функции отграниче-ния Я. Таким образом становление Я-границ является центральным пун-ктом развития человеческой (гуманструктуральной) психической интегра-ции.

Введенное в научный оборот P.Nacke понятие «НАРЦИЗМ» является до настоящего времени едва ли не самым туманным. Мнения исследоватьелей расходятся как относительно объема данной категории, границ и статуса явления обозначаемого этим термином, так и относительно природы нарциccизма, механизмов его возникновения и конкретных форм проявле-ния. В частности, до сих пор нет единодушия по вопросу структурного значения нарциссизма: является ли нарциссизм самостоятельным структур-ным образованием личности или репрезентирует другие интрапсихические инстанции. Не ясно, с какими из психологических образований нарцис-сизм наиболее тесно связан; относится ли нарциссизм к кругу исключи-тельно патологических явлений, или присущ нормально функционирующей психике; представляет собой нарциссизм сугубо энергетический феномен, или лишь отражает направленность энергетических процессов; является ли нарциссизм обязательной стадией онтогенетического развития или репре-зентирует фазу развития человеческой духовности.

Различные суждения высказываются также относительно степени осоз-нанности нарциссизма, меры его устойчивости как особого психического состояния, связи с телесными функциями вообще и сексуальностью в час-тности.

Кроме того, чрезвычайно разнообразны позиции исследователей, ка-сающиеся того, в каких субъективных феноменах проявляется нарциссичес-кая организация, иначе какими психическими образованиями представляет-ся она самому субъекту. В частности, нарциссизм нельзя однозначно соотнести с каким-либо одним субъективным переживанием, будь то само-чувствие или самоуважение, ощущение своей значимости или привлека-тельности и т.д. Но напротив, он выражается результирующими индиви-дуальными чувствами различного диапозона.

Основной вклад в развитие современных научных представлений о нар-циссизме внесла психоаналитическая школа. S.Freud понимал нарцизм как состояние личности, фазу в процессе развития человека, направленность и проявление Libido, выделяя первичный и вторичный нарцизм. При этом первичный нарцизм рассматривалcя как первичная сосредоточенность либи-до на Я и, по мнению S.Freud'a, отличался как от либидонозной привя-занности к «объекту», так и от вторичного нарцизма, представляющего собой возвращение «отщепленного» от «объекта» либидо назад в Я.

В последующем значительное внимание исследователей было отведено изучению нарциссизма как особой инфантильной интрапсихической органи-зации, которая определяет не только характер развития Я в онтогенезе, но и имманентно присутствует в актуальной психической деятельности. Хотя, по сути, под нарциссизмом по-прежнему понимают раннюю энергети-ческую концентрацию , в которой репрезентирована целостность субъекта за счет либидонозного выделения Я из НЕ-Я, практически не прекращает-ся дискуссия вокруг нескольких центральных вопросов. Какова природа и характер концентрируемой энергии, целостность какой психической «ин-станции» конституируется нарциссизм и к какому онтогенетическому пе-риоду относится формирование как самой нарциссической организации, так и ее патологических форм?

Так, например, в отличие от S.Freud'а многие психоаналитики счи-тают что нарциссизм репрезентирует целостность не Я, а Самости, как более интегративного интрапсихического образования (H.Kohut,1971;

H.Hartmann, 1972; O.Kernberg,1975; R.Battegay,1995). При этом, если H.Kohut рассматривавет нарциссизм исключительно с позиций инстинктив-ной либидо-экономической концепции, то O.Kernberg полагает, что судьба нарциссизма не отделима от развития интериорезированных объектных от-ношений, подчеркивая значение в психической интеграции не только либи-донозных, но и агрессивных инстинктивных стремлений.

Подавляющее большинство исследователей соглашаются в том, что стер-жневой момент развития нарциссизма относится к очень ранней преэди-пальной фазе онтогенеза (K.Abraham, G.Ammon, R.Battegay, B.Grunеberger, O.Kernberg, H.Kohut, J.Masterson, G.Sendler). Вместе с тем Rotstein(1979), Seindler(1995), распространяют период становления нар-цисстической организации и на эдипальный этап.

В целом, основным направлением развития представлений о нарциссиз-ме следует считать определенную депатологизацию и десексуализацию в толковании этого понятия, равно как и его дифференциацию, которая поз-воляет рассматривать раздельно различные аспекты нарциссизма, выделяя его здоровые и патологические стороны, конструктивность или деструк-тивность, либидонозный или социально-энергетический характер. В то же время психопатологии нарцизма, а также патогенетической роли нарцис-стических расстройств придается существенное значение.

В этой связи необходимо отметить подробно описанные в динамической психиатрии (Rosenfeld,1971, Зандлер,1994) феноменологические картины патологических форм нарциссизма, названные ими «деструктивным» нарцис-сизмом и психические нарушения, прежде всего параноидные, депрессив-ные, психосоматические расстройства и синдром «бордерлейн», традицион-но связываемые с нарцисстическим дефицитом (Kohut,1971; Jacobson,1964;

Kernberg,1975; Battegay,1991).

G.Ammon отводит исключительно важное место нарциccизму в своей гу-манструктуральной модели личности. Нарциссизм понимается им двояким образом: как центральная Я-функция и в качестве энергетического прин-ципа. По мнению Ammon'а, именно нарциссизм формирует границы челове-ческого Я, фактически выполняя роль регулятора основных энергетичес-ких процессов (обмена социальной энергией). Становление нарциссизма как центральной Я-функции происходит, по Ammon'у в процессе разреше-ния симбиотического комплекса, а потому изначально зависит от преиму-щественно неосознаваемой динамики отношений ребенка с матерью и пер-вичной группой, тем самым подчеркивается интерперсональный характер нарциссизма, принципиальная несводимость его к «либидонозному добавле-ния к эгоизму инстинкта самосохранения» (S.Freud) или инстинктивной производной биологической конституции человека (H.Kohut).

G.Ammon рассматривает нарциссизм как изначальный потенциал разви-тия индивида, на основе которого происходит формирование других цен-тральных Я-функций. Иначе говоря, чем больше величина нарциссизма, ин-тегрирующего в структуре Я индивидуальные и межличностные аспекты че-ловеческого существования, тем благоприятнее условия для развития дру-гих интрапсихических образований. Другими словами, в доктрине Ammon'а формирование нарциссизма рассматривается как необходимый этап личнос-тного развития, поэтому нарциссическая организация сама по себе пер-вично выполняет конструктивную роль, в качестве фактора, обеспечиваю-щего эффективный энергетический обмен между обосабливающимся Я и внеш-ним миром. Вместе с тем, в зависимости от характера, по преимуществу, неосознаваемой групповой динамики (прежде всего отношений с матерью) может происходить деформация в развитии нарциссизма. Тогда нарцисси-ческая организация приобретает деструктивные черты, т.е. нарциссизм становится дезадаптирующим по отношению к развивающемуся Я.

Со времени появления знаменитых работ S.Freud'а СЕКСУАЛЬНОСТИ при-дается огромное значение в психологических научных концепциях. В зави-симости от теоретических, а зачастую и этических взглядов исследовате-лей, сексуальность предстает то как надчеловеческое репродуктивное на-чало, то как сугубо индивидуальная активность, направленная на получе-ние удовольствия; в качестве психического отражения физиологических процессов или животного «довеска» человеческого духа; сексуальность видится природным видовым свойством или первоосновой культуры; глав-ной причиной конфликтов или высшим проявлением человеческих чувств; основной детерминантой поведения или частным выражением одной из пот-ребностей.

Как бы ни различались теоретические позиции авторов, неоспоримо подчеркивается роль сексуального фактора в развитии человеческой лич-ности. Многомерность его влияния определяется, с одной стороны, специ-фикой психофизиологического формирования самой сексуальности (от эм-брионального этапа до инволюционного), наличием кризисных возрастных периодов, а с другой, жесткой зависимостью от этнических, религиозных, этических, эстетических, социокультуральных, микросоциальных условий существования индивида. Именно эта многомерность порождает широкий спектр мнений, концепций, теорий, касающихся механизмов психосек-суального развертывания, возрастных периодизаций психосексуальных фаз, типологических характеристик личности, связанных с особенностями сек-суального развития. В частности, если Freud и его прямые последовате-ли E.Jenos, J.Sanger, H.Hattinberg определенные комплексы характероло-гических черт ставили в непосредственныую зависимость от онтогенети-ческой фиксации стадий психосексуального созревания, выделяя анальный, уретральный, оральный... типы характера, то такие сторонники ЭГО-пси-хологии как, например, Erikson представляли эту связь значительно бо-лее опосредованной социальными факторами.

Хотя у большинства исследователей не вызывает сомнений положение о теснейшей связи сексуальности и различных телесных чувствований , об-щепринято, что сексуальные проявления далеко не исчерпываются ощуще-ниями эрогенных зон (Freud, Jung, Masters, Кон, Васильченко). Форми-руясь на основе интеграции многообразных компонентов прегенитальной чувствительности, взрослая сексуальность сама необходимым образом дол-жна быть синтезирована Я и, тем самым, проявляться как один из его наиболее важных аспектов.

Freud показал неразрывную связь между т.н. нормальными и анор-мальными (первезными и инверзными) формами проявления сексуальной ак-тивности. Последние понимались им как отщепленные, неинтегрированные компоненты инстинкта, при этом уже в ранних аналитических работах под-черкивалось, что процесс такого «отщепления» происходит вследствие на-рушения или своеобразия отношений между ребенком и первичным ближай-шим окружением.

Гуман-структуральная концепция личности рассматривает сек-суальность как одну из центральных функций Я. Теоретические представ-ления Ammon'а о сексуальности основываются на таких ранее созданных идеях как полиморфный характер инфантильных ощущений и переживаний, образующих основу телесной сексуальной интеграции; решающее значение раннего симбиоза и его разрешения в формировании развертывающейся пси-хосексуальной идентичности; фазность развития психосексуальной органи-зации личности.

Важейшим пунктом Ammon видит решение проблемы, связанной с тем, как сексуальность интегрирована в целостной Я-идентичности. Решающим здесь является понимание сексуальности как психической репрезентации ранне-детского опыта отношений с матерью. «Симбиотические интеракции между матерью и ребенком создают пространство для формирования телесного Я, для раскрытия первично заданных гуманфункций агрессии, творчества, сексуальности и др....». Другими словами, на основе и под защитой пер-вичного симбиоза создается возможность выделения первичного телесного Я. Эта чувственная организация строится как способность к получению удовольствия от формирующихся телесных синтезов и определяют мир вос-приятия ребенка. Развитие сексуальности представляет собой, таким об-разом, реализацию первично заданного потенциала. Данная реализация осуществима лишь при условии успешного разрешения первичного симбиоза, т.е. при формировании гибкого Я-отграничения и преодоления симбиотических отношений без страха и чувства вины. «Взрослая» сексуальность в этой связи рассматривается Ammon'ом как погружение без страха в симбиоз партнерских отношений. При этом подчеркивается, что сексуальность, как центральная Я-функция, представляет собой, прежде всего, способность устанавливать живой контакт на телесном, душевном и духовном уровнях. Иначе говоря, сексуальность, являясь одной из важнейших функций Я, в своих проявлениях всегда отображает и репрезентирует целостную Я-идентичность.

Развитие сексуальности как первичной предрасположенности к уста-новлению контактов и способности к получению удовольствия от партнерского взаимодействия на различных уровнях может быть нарушено или остановлено. Тогда сексуальность приобретает черты деструктивной активности или проявляется в качестве определенного психического дефицита. В обоих случаях изменяется функциональное значение сексуальности, она начинает выступать в качестве фактора, удовлетворяющего лишь парциальным целям Я-адаптации, препятствуя развитию и реализации Я-идентичности.

Общая характеристика и структура теста.

Я-структурный тест G.Ammon'а (ISTA) представляет собой стандар-тный перечень, включающий 220 утверждений, которые оцениваются испы-туемыми как верные или не верные по отношению к ним. Вопросы перечня затрагивают саамочувствие, настроение, особенности эмоциональных пе-реживаний и поведения в различных жизненных ситуациях, Фактически, ис-пытуемым предлагается оценить себя и свое поведение в пространстве воображаемых обстоятельств, заданных тестовыми утверждениями.

Конструкция теста отражает теоретические представления о структу-ре и особенностях развития центральных Я-функций.

ISTA состоит из 18 шкал, объединенных в 6 отдельных блоков. Каж-дый из блоков описывает деятельность одной из 6-ти рассматренных ра-нее центральных Я-функций:

  • АГРЕССИЯ

  • ТРЕВОГА-СТРАХ

  • ВНЕШНЕЕ Я-ОТГРАНИЧЕНИЕ

  • ВНУТРЕННЕЕ Я-ОТГРАНИЧЕНИЕ

  • НАРЦИССИЗМ

  • СЕКСУАЛЬНОСТЬ

Каждая из вышеперечисленных центральных Я-функций описывается

тремя отдельными шкалами, позволяющими оценить степень выраженности

конструктивной, деструктивной и дефицитарной составляющей этих цен-

тральных личностных образований. В связи с этим все названные блоки

включают к о н с т р у к т и в н у ю, д е с т р у к т и в н у ю и

д е ф и ц и т а р н у ю шкалы.
Психометрические параметры.

Настоящая версия ISTA является русскоязычным эквивалентом пересмотренного в 1997 году последнего авторского варианта опросника.

В рамках адаптационных процедур был осуществлен двойной (немецко-русский и русско-немецкий) перевод текста утверждений теста, проведено сопоставление и согласование психологического смысла отдельных вопросов, исследованы показатели валидности и надежности шкал, осуществлена рестандартизация тестовых оценок.

Валидность теста прежде всего основывается на теоретических представлениях Ammon'а о структурных и динамических особенностях центральных Я-функций. В соответствие с гуманструктурной концепцией личности отобран ряд утверждений, позволяющих регистрировать поведенческие проявления, в которых отображается преимущественно неосознаваемая Я-структура. Таким образом, ISTA построена по рациональному принципу, базируется на концептуальной валидности и имплицидно содержит опыт психоаналитически ориентированного наблюдения.

В настоящей версии опросника согласования психологического смысла предлагаемых айтемов с немецкими аналогами осуществлялось на основе экспертного заключения, выработанного группой экспертов-психологов, которые в свою очередь опирались на операционализационные определения исследуемых центральных личностных образований гуманструктуральной концепции G.Ammon'а.

Внутренняя конструктивная валидность рассматриваемого варианта теста, определявшаяся с помощью анализа структуры шкальных интеркорреляций, приведенной в табл.1, демонстрирует достаточную согласованность работы отдельных диагностических шкал теста.
  1   2   3   4

перейти в каталог файлов
связь с админом