Главная страница
qrcode

А_Зиновьев_Русская трагедия. Зиновьев Александррусская трагедия гибель утопии последний социологический роман Александра Зиновьева


НазваниеЗиновьев Александррусская трагедия гибель утопии последний социологический роман Александра Зиновьева
АнкорА Зиновьев Русская трагедия.pdf
Дата29.10.2018
Размер1,73 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаA_Zinovyev_Russkaya_tragedia.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#57376
страница3 из 42
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42
Приватизация
— Неужели нельзя вернуть то, что ещё совсем недавно воспринималось как нечто само собой разумеющееся Думаю, что невозможно, — сказал Критик. — Приватизация деловых клеточек в корне изменила все основные аспекты нашего образа жизни. Изменилась вся социальная структура населения. Изменился состав множества клеточек (те. дел, которыми занимаются они, их внутренняя структура, управление, взаимоотношения между клеточками и клеточек с властями и т.д. Достаточно неделю походить по Москве и посмотреть рекламы и вывески, просмотреть газеты и деловые телевизионные передачи, включая рекламу, разборы всякого рода конфликтов, обсуждения законов и разоблачение преступлений, чтобы своими глазами и на конкретных фактах заметить эти фундаментальные перемены И этот процесс уже необратим Пожалуй, необратим. Водной Москве много сотен тысяч (!) частных предприятий. А сколько людей уже вовлечено в их жизнь Миллионы. Многие ли из них согласятся добровольно стать государственными служащими Да и у государства нет средств обеспечить их работой. Уже сложилась иерархия частных собственников. Она приобрела такую силу, что ни о какой переделке социальной организации теперь и речи быть не может. Она стала привычной, воспринимается как некая норма, поддерживается властью и оправдывается идеологически И никогда не возникнет потребность ликвидации частной собственности на средства производства и частного предпринимательства Она существует постоянно. Другое дело — сила и возможности её проявления и формы проявления. В силу законов социальной эволюции, частная собственность и предпринимательство будут преодолены, нона пути возникновения сверхсобственности и сверхчастного предпринимательства, которые в снятом виде будут содержать в себе частную собственность и частное предпринимательство. Тенденцию к этому можно наблюдать в западном мире уже сейчас.
О том, что приватизация сыграла роковую роль в истории нашей страны, говорит и Защитник Встав на путь приватизации, русские подписали себе смертный приговор как народу историческому, — сказал он Но ведь это было ясно заранее, — говорю я, — Так почему же пошлина это Те, кому это было ясно заранее, утратили влияние на умы масс и на политику. А те, кто принимал решения, либо не понимали, либо умышленно стремились к тому, к чему вела приватизация. Они теперь решают судьбу страны. Они не остановятся до тех пор, пока приватизировать будет вообще нечего Но ведь этому надо противиться Как Многие этому противятся. Коммунисты, аграрии. Демонстрации бывают. Забастовки. Вы же сами все это видите по телевидению. Все газеты печатают. А что толку Момент упущен Может быть, ещё представится шанс Возможно. Например, будут выборы президента. Новый президент, если он придёт к власти при поддержке большинства населения, может поставить вопрос о пересмотре итогов
приватизации. А пойдёт ли он на это Вернее, позволит ли Запад пойти на это Неужели мы в такой степени зависим от Запада А вы сомневаетесь в этом?!
Сын
— То, чем ты занимаешься, — спросил я Сына, — связано как-то с твоей советской профессией Конечно, — сказал он, — меня и держат как хорошего специалиста Чем отличается твоя работа от советского периода Во всем. В двух словах не объяснишь. В профессорской работе перелом не так заметён, как в том, что теперь называют бизнесом Делом Нет, именно бизнесом. Слово дело — нейтральное. А слово бизнес несёт социальную нагрузку. Оно обозначает нечто такое в деле, чего не было в советские годы. Тогда мне достаточно было просто быть хорошим специалистом и честным работником, чтобы быть уверенным в незыблемости моего положения и постепенной деловой карьере. Я мог и рвануть сразу через ряд ступеней. Ноя не хотел, ты помнишь это Конечно. Тыне был карьеристом Теперь я нив чём не уверен. Сегодня я в цене. А завтра буду ненужен. Поэтому для уверенности и стабильности положения я должен выходить сам в категорию хозяев или в число мафиозных боссов. А то и другое равносильно отказу от профессии А уйти в науку Ты же способный Специалисты покрупнее меня выброшены из науки и зарабатывают на жизнь черт знает чем. Так что нас вынуждают либо к частному предпринимательству, независимому от профессии, либо к преступлению Если мне не изменяет память, ты когда-то весьма критически оценивал положение в твоей отрасли и восторгался организацией дела в Америке Было такое. Дурак был. Что я тогда понимал в западном бизнесе Ты ведь тоже критиковал наши порядки Приходилось. Но кто тогда понимал, что наши недостатки были продолжением наших достоинств?!
Зримые черты западнизма
Позвонил бывший коллега по институту. Сказал, что он совместно с рядом бывших профессоров создаёт исследовательский центр, который будет выполнять заказы частного бизнеса.
Я спросил, что требуется от меня. Он сказал, что я должен инвестировать в это предприятие свой пай. И назвал довольно большую сумму. Я сказал, что у меня таких денег нет. Он сказал, что можно взять кредит, заложив или продав дачу. Я сказал, что у меня нет дачи. Он не поверили после этого мне больше не звонил. А дачи у меня в самом деле нет и не было, причём из принципиальных соображений мы предпочитали не связывать себя дачей и проводить отпуска по путёвкам или дикарями. И тогда это было возможно и нам по карману. В последние советские годы началась эпидемия дачеприобретательства — предшественник нынешнего частнособственнического сумасшествия. Мы как-то выпали из этого потока реальности.
В центр Москвы я выбираюсь редко. Выбираюсь как будто в лагерь врагов. Новые непривычные названия улиц, напоминающие о гнусном прошлом России, о царизме, религиозном мракобесии, купцах, крепостниках, жандармах. Позолоченные купола церквей. Вывески и рекламы частных фирм. Здания банков. По заграничному одетые и наглые новые русские. Бесчисленные иностранцы и представители южных национальностей
азербайджанцы, чеченцы, осетины, азиаты. Бесконечные потоки автомашин мировых марок. Мне становится тошно от всего этого. Москва превратилась в махровое церковно-самодержавное русское захолустье и одновременно в международный центр типа Гонконга, глубоко враждебный всему национально-русскому. Антирусское содержание в подчёркнуто русском (вернее, псевдорусском) облачении. Москвичи к этому привыкли и не замечают тут никакого противоречия, как не видят нелепости в памятнике полководцу войны самолётов и танков Жукову верхом на игрушечной лошадёнке с задранным хвостиком. И подобную противоречивость и нелепость я вижу во всем — в политике, в экономике, в идеологии, в культуре. Все какое-то ублюдочное, неполноценное, чужое.
Мой путь от станции метро до института проходит по улице, которая в советское время носила имя какого-то революционера (не могу вспомнить, какого именно, а в постсоветское стала называться именем какого-то святого (не могу запомнить какого. Улица теперь выглядит так, что трудно поверить, что ты в Москве, а не на каком-нибудь Бродвее. Шикарные витрины с западными вещами, здания из стекла и стали, рекламы. И всюду — английские слова.
Вот одна гигантская реклама предлагает необычайно эффективные, самые современные, апробированные в США средства сбрасывания в кратчайшие сроки излишнего веса. Водном американском журнале я прочитал, что в США сложилась целая отрасль индустрии сбрасывания излишнего веса. В ней функционирует капитал более 100 миллиардов долларов. Это в четыре раза больше, чем весь государственный бюджет Российской Федерации на этот год. Недавно около этой рекламы упала в обморок от голода женщина. Кто-то успел случайно сфотографировать эту сцену. Фотография появилась в газетах. Водной газете (по всей вероятности, оппозиционной) был задан вопрос сколько нужно миллиардов долларов, чтобы ликвидировать недостающий вес российского населения.
А вот другая реклама. Предлагается провести отпуск на лучших курортах планеты, на которых отдыхают кинозвезды, члены королевских семей, видные политические деятели, богатейшие бизнесмены. Мне, профессору, нужно пять лет откладывать зарплату, не тратя из неё ни копейки, чтобы отдохнуть на таком курорте неделю.
И опять невольно напрашивается сравнение стем, что было в советский период. Конечно, мы не имели возможности летать на Канарские и Балеарские острова. Номы имели дешёвые и даже бесплатные для многих дома отдыха и санатории, какие были в изобилии по всей стране. Сейчас они кажутся сказочными. Они и на самом деле были вполне приличными даже по западным меркам (это признавалось и на Западе. Только мы их не ценили должным образом, ибо и их воспринимали как нечто само собой разумеющееся. А ведь в этих советских домах отдыха и санаториях большинство отдыхающих были из низших и средних слоёв населения.
Из реклам на одной только этой улице можно узнать, что в Москве появились все соблазны западного мира. Но какой ценой Ценой потери всего того, что мы имели в советский период без всяких реклам. Нас, десятки миллионов русских людей, ограбили в пользу немногих ловкачей и предателей, получивших доступ к западным благам.
Самоубийство народа
Первое, что я увидел, добравшись до своего дома в тот день, когда стал безработным, были роющиеся в помойке пенсионеры. Глядя на них, я вдруг осознал самую страшную в моей жизни истину мы как единый, целостный народ совершили историческое самоубийство. Множество людей, считающих себя русскими, живёт и ещё долго будет жить. Но народ не есть всего лишь множество отдельных людей. Народ есть целостный живой организм. И как таковой он покончил с собой. Когда отдельный человек кончает жизнь самоубийством, это не значит, что все его клеточки, ткани, органы и части тела по отдельности кончают жизнь самоубийством. Приказ прекратить жизнь отдаёт небольшой
кусочек мозга. Выполняет этот приказ небольшая часть человеческого организма. А погибают в конце концов все клеточки, все ткани, все органы, все части тела. Таки с целым народом. Лишь ничтожная часть народа осуществляет операцию самоубийства, ставя весь народ в такое положение, что он умирает как целостный организм. В отличие от отдельного человека, умирание народа может растянуться намного лет, десятилетий и порою столетий, Но для истории и это время — лишь миг. Я сейчас осознал, что основная операция самоубийства моего, русского, народа уже совершена, и конечный результат предрешён, причём его легко предвидеть. Я думаю, что это почувствовали уже миллионы моих соплеменников, и это предчувствие уже породило состояние всеобщего уныния.
Народ доживает свой век в состоянии глубочайшей и неизлечимой депрессии. И ужас этого состояния многократно усилился от сознания того, что нас насильственно толкнули на самоубийство, умело направили на этот путь. И мы не устояли, поддались этому трагическому соблазну.
Дома
Пришла Жена. Сообщил ей об увольнении. Она ничего не сказала поэтому поводу, как будто ничего не случилось. Я предложил ей поесть. Отказалась. Она теперь вообще почти ничего не ест. Исхудала. Предложил показаться врачу. Говорит, в районную больницу идти бессмысленно, а в платную нам не по карману. Да и зачем Годом раньше, годом позже, не всели равно. Впереди пусто. Так стоит ли суетиться?!
Жена ушла в свою комнату. Я остаюсь один. Наваливается тоска. Думаю, кому бы позвонить. Перебираю в памяти знакомых и не нахожу никого, на ком стоило бы остановиться. Никого Это очень странно, даже страшно. В телефонной книге записаны десятки имён, а поговорить нес кем.
Вспомнил о телевизоре. Он вызывает у меня отвращение. Чужие, на редкость противные голоса. Нарочито искажённый язык. Бесконечные американизмы. Искусственные голливудообразные эмоции. Западные пустые фильмы, особенно американские. Порнография. Смакование грязи и насилия. Антисоветские помои. Реклама, реклама, реклама. Карикатурное подражание западной. Интеллектуальное убожество и нарочитая развязность политических обзоров. Истошные вопли модерновых певцов.
Я плююсь и выключаю телевизор. Задаю себе вопрос почему новые поколения в этой, интеллектуальной, эмоциональной и моральной помойке чувствуют себя как рыба вводе Вывод напрашивается сам собой ты отжил своё, твой мир больше не существует, твоя эпоха ушла в прошлое и не вернётся никогда. Ты тут просто неуместен. Время исчезнуть в Вечное Ничто. Жена права.
Но проходит час, и какая-то сила толкает меня вновь к телевизору. Появляется страх, что я пропущу что-то очень важное. Мой страх никогда не оправдывается, и через несколько минут я начинаю опять плеваться и выключаю телевизор. Но ненадолго. Этот проклятый ящик обладает силой притяжения, сопоставимой с силой тяготения. Думаю, что это одно из самых страшных изобретений человечества. Его разрушительное воздействие народ человеческий ещё совсем не осознано. Будет ли это когда-нибудь сделано Сомневаюсь.
Побродив по квартире, постояв минуту перед закрытой дверью жены, бросаюсь опять к телевизору. Попрыгав по программам, останавливаюсь на передаче о разоблачении международной преступной организации, поставлявшей девочек из России в качестве проституток в страны Западной Европы. Организация затри года ухитрилась переправить из России на Запад более трех тысяч (!) девочек от 14 до 18 дет. Работа организации была налажена идеально. Телевизионная реклама с участием красивых актрис, изображающих проституток и прославляющих их романтический и высокооплачиваемый труд. Вербовщицы, разъезжающие на шикарных машинах по русским городами посёлкам и раздающие альбомы с видами лучших курортов мира, где предполагается работа девочек. Красивые и здоровые девочки, обслуживающие в чём мать родила посетителей в роскошных
ресторанах и игорных домах и дающие интервью о том, как богато и интересно они живут. Оформление выездных документов в западные страны. Большое число работников консульств, полиций и пограничных служб щедро оплачивалось за услуги преступной организацией. Затем показали фактическую жизнь и работу девочек. От вида этой реальности волосы встают дыбом. Спали по 20 человек в комнате без кроватей и постельного белья. Впроголодь. Без документов. Без обычной одежды — им выдавали только рабочую одежду, да и то лишь на время. Постоянный контроль. Отбирались все вырученные деньги. Избиения, издевательства. Девочки доводились до полного отупения, до состояния безмозглых животных. А бандиты наживали огромные деньги, подкупая сотни чиновников, которые по службе должны были бороться с этим. Но все они даже гордились своими делами, поскольку речь шла об разложении и уничтожении русских недочеловеков. Разоблачение произошло вовсе не потому, что органы правопорядка стремились и прилагали усилия к этому, — им было все известно заранее, — а потому, что, как обычно, две банды не поделили зоны действия и конфликт кончился убийствами. Бандитов было убито несколько человека девочек убили несколько десятков, чтобы скрыть следы преступления.
Такого рода разоблачения происходят довольно часто. Но делается это нес целью воспитания ив назидание другим, а как приносящие прибыль зрелища, наподобие американских фильмов ужаса.
Депрессия
Раньше в России душевная депрессия была почти неизвестна. Во всяком случае, я не знал ни одного случая, чтобы из моих знакомых кто-то болел ею. А теперь все мои старые знакомые жалуются на депрессию. Это болезнь сугубо социальная, специфически постсоветская. Мои знакомые пытаются спастись за счёт широко рекламируемых западных лекарств. Стоят лекарства дорого. На первых порах вроде помогают — заманивают. Потом становится хуже прежнего. Но от лекарств избавиться попробовавшие их уже не могут.
Я пытаюсь выработать свою систему борьбы с бессонницей тренируюсь, чтобы не думать, прогонять прочь всякие мысли. И делаю это очень просто как только какая-то мысль зарождается, я твержу про себя Не думать, не думать, не думать И мысли действительно пропадают или не оформляются отчётливо. Теперь я могу это делать полчаса, а порою целый час. В результате засыпаю на пару часов. Но всё равно просыпаюсь в состоянии тревоги.
Вот и сейчас проснулся с мыслью, что оказался в числе тех, у кого нет никакой защиты в этом мире. Никакой В советское время каждый гражданин имел какую-то защиту в виде коллектива, в котором он работал, в партийной и профсоюзной организации, в комсомоле, в дирекции. А то и выше — в районных организациях, в редакциях газет, во всяких контрольных органах, в различного рода обществах и союзах. И государство охраняло эту систему защиты и самозащиты граждан. Сейчас этой системы нет, она разрушена. Единственной защитой стали деньги. Есть деньги — есть защита, кто бы ты ни был. Нет денег — ты беззащитен.
Конечно, за такую защищённость приходилось как-то расплачиваться. Она сковывала людей в смысле демократических свобод. Но массу граждан это вполне устраивало. Страдали и протестовали исключительные одиночки, отщепенцы, психически больные. Я принадлежал к нормальному большинству. На Запад я не рвался. Печатать что-то запретное не хотел, так как ничего такого не писал. Мои права никто не ущемлял, поскольку я не претендовал ни на что, выходящее за рамки советской законности. Выходит, сточки зрения личной защищённости я оказался в самой пострадавшей части населения России. Я от антисоветского переворота не выгадал ничего, а потерял все. Воспользоваться западными свободами я не могу и не хочу. Они мне вообще ник чему, как говорится, как рыбе зонтик или корове седло. В условиях советской несвободы я был фактически свободен сточки зрения моих способностей, деятельности и потребностей. Я потерял самое главное —
социальные права и социальные гарантии, а также систему личной защищённости. А что я приобрёл? Состояние непреходящего ужаса от сознания потери этих прав, гарантий и защиты. Ив таком положении оказались десятки миллионов людей. Теперь нам остаётся лишь одно мечтать о советском прошлом как о потерянном и больше уже недостижимом земном рае.
Идейное опустошение
Размышляя о таком новом для русских людей заболевании, как депрессия, я установил, что одной из причин (если не главной причиной) его является лишение привычной для нас, совков, государственной идеологии. Именно лишение, ибо её просто отменили, те. уничтожили идеологический механизм и лишили марксистско-ленинское учение статуса обязательного для всех граждан. Его даже не критиковали — критика способствовала бы его выживанию. С ним поступили хуже сделали вид, будто это чушь, не заслуживающая даже критики. И оно, опозоренное таким презрением, просто сникло и испарилось из сознания людей. В результате в наших душах образовалась пустота, ив них устремились словесные помои, окончательно затемнившие сознание и лишившие нас идейной ориентации в происходящем.
Каким бы ни был марксизм, он систематизировал наши представления об окружающем мире и о событиях в нашей стране, давал ясную систему ценностей. Каким бы ни было учение о будущем полном коммунизме, оно давало целевую установку всему общественному организму, делало наше историческое бытие осмысленным. Лишив нас идеологии, из нас как будто вынули особый магнит, упорядочивавший наши душевные частички. И мы все оказались душевнобольными. Миллионы людей ринулись в православие, сектантство, разврат, алкоголизм, наркотики, преступность. Миллионы впали в душевную депрессию и просто в какое-то отупение.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

перейти в каталог файлов


связь с админом